Летописи

Выбранные теги: Очистить

Боричев увоз,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

850

Поляном же, живущим особѣ и владѣющим роды своими, яже и до сея братьи бѣаху поляне, и живяху кождо на своих мѣстѣх с родомь своим. И бѣша три браты, единому имя Кии, другому Щекъ, третиему Хоривъ, а сестра их Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, где есть нынѣ увоз Боричев, и бѣ с родом своимь; а брат его Щокъ живяше на друзѣи горѣ, где ныне зовется Щековица; а Хоривъ на третиеи горѣ, от негоже прозвася Хоривица. И тако сътворишя себѣ градокъ въ имя брата своего старѣишаго, и якоже и бысть, и нарекоша имя ему град Киев. И бяше же около града лѣсъ и боръ великъ, и бяху ловяще звѣрь. И бѣшя мудри мужи и смыслени, и нарицахуся поляне, от нихже суть поляне в Киевѣ и до сего дне. Бяху же тогда погани, жруще озеромь и колодяземь, рощениемь, якоже и прочии погании. А инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ былъ, у Киева бо бяше перевоз тогда былъ съ оноя страны Днепра; тѣмь глаголаху: на перевоз на Киевъ. Аще бы Кыи перевозникь был, то не бы ходилъ к Царюграду; но сеи Кыи княжаше в родѣ своемь, и приходившу бо ему к царю, якоже сказают, яко велику честь прия от царя. Идущу же ему опять, поиде к Дунаеви и възлюби мѣсто, и сруби городокь малъ, и хотяше сѣсти в нем с родом своимъ, не дашя ему ту близ живущии; еже и до нынѣ нарицают Дунаици городище Киевець. Киеви же пришедшу в свои град Киевь и ту животъ свои сконча; и брат его Щекъ и Хорив, и сестра их Лыбедь ту скончяся. И по сих род их начя владѣти в полянех княжениемь; а в древлянех свое, дреговичи свое, а словени свое в Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, еже полочане. И от нихже и кривицы, еже живут на връх Волги и на верхь Двины, и на верхъ Днепра, ихже град есть Смоленескъ; ту дѣ бо живут кривици. Таже сѣверъ от них. А на Бѣлеѣозерѣ весь, а на Ростовскомъ озерѣ меря, а на Клещинѣ озерѣ меря же. А по Оцѣ по рѣцѣ, где потечет в Волгу, сѣдит мурома, языкь свои; мещера свои, мордва свои язык. Се бо в Руси словенскыи языкь: поляне, древляне, новгородци, полочане, дреговици, сѣверъ, бужане, занѣ сѣдошя по Бугу, послѣди же велыняне. А се суть инии языци, иже дань дают Руси: чюдь, меря, весь, мурома, черемиси, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимгола, корсь, морава, либи. Си суть языкь свои имуще от колѣна Афетова, иже суть на странах полунощных. А словенску же языку, якоже рекох, живущу на Дунаи и приидошя от скифъ, рекше от козаръ, рекомии болгаре, и сѣдошя по Дунаеви, и бышя населници словеномь. По сем же приидошя угри бѣлии и наследишя землю Словенску. Си бо угри почашя быти при Ираклии цари, иже находишя на Хоздроя, царя Пърьскаго. В си же времена быша и обри, иже находишя на Ираклиа, царя Перськаго, и мало его не яшя. Сии же добрѣ воеваху на словены и премучиша дулѣбы, сущаа словены, и насилие творяху женамь дулѣбьскым. Аще будет поехати обрину, и не дадяше впрячи коня, ни вола, но веляше бо впрячи 3 ли, 4 ли, 5 женъ в телѣгу и повести обрина, и тако мучаху дулѣбы. Бѣшя бо обрин тѣлом велици, а умом горди, и Богъ потреби я, и помрошя вси, не остася ни одинъ обринъ; и есть притча в Руси и до сего дни: погыбошя акы обри, ихже несть племени, ни наслѣдка. По сих же поидошя печенѣзи. И пакы идоша угри чернии мимо Киев, послѣ же при Олзѣ. Поляномь живущимъ, якоже рекохом, сущемь от рода словенска, а древляне от словен же, и нарекошяся древляне, рядимици же и вятици от ляховъ. И бѣста бо два брата в Лясѣх: Радимь, а другыи Вятко; пришедше сѣдоста Радимь на Рсьшю, и прозвашяся радимичи. А Вятко сѣде с родом своимъ по Оцѣ, от негоже прозвашясь вятици и до сего дне. И живяху в мирѣ поляне, древляне, сѣверъ, бужане, радимичи, вятичи, хорвати. Дулѣби же живяху по Бугу, где нынѣ велыняне. А лутици и тиверци присѣдяху к Дунаеви, и бѣ множество их, сѣдяху по Днѣстру нолны до моря, и суть гради ихъ и до сего дне. Да то ся зовет от грекъ Великая Скифиа. Имяху бо обычаи свои и закон отець своих и преданиа, кождо их свои нравъ имяху. Поляне бо своих отець обычаи имуть кроток и тихъ, и стыдливь, к родителем и к племени велико стыдѣние, и брачныи обычаи творят. А деревляне живяху звѣриным образомъ, живуще скотскыи: и убиваху друг друга, и ядяху все нечисто, брака у них не бываше, умыкаху бо у воды девици жены собѣ. А радимичи, и вятици, и сѣверяне единь обычаи имуть: живяху в лѣсех, якоже и всякыи звѣрь, ядуще все нечисто, срамословие в них пред родители, и племяни не стыдятся, браци не бываху в них, но игрища межи селы; и схожахуся на игрища и на вся бѣсовъскаа плясаниа, и ту умыкаху себѣ жены, с неюже кто свѣчався, и имяхут же и по две и по три жены. Аще кто умряше у них, и творяху трызну над нимь, и по сем творяху кладу велику, и възложят на кладу мрътвця и съжгути, и по семь събравше кости и вложаху в судину малу, и поставляху на путех на стлъпѣх; еже творят вятици и до сего дне. Сии же творят обычаи и кривици и прочии погании, не вѣдуще закона Божия, но творяще сами собѣ законъ. Глаголеть бо Георгии в лѣтописании: ибо коемуждо языку, овѣмь исписанъ законъ есть, другым же обычая; зане безаконнымь отечествие мнится. И от нихже переди и сирии, живущии на конець земля, законъ имуть, отець своих обычаи: не любодѣати, ни красти, ни оклеветати, ни убити, ни злодѣати весма. Законъ же и у ктириань, глаголемии рахмане и островици; иже от прадѣдъ наказаниемь и благочьстием мясъ не ядуще, ни вина пиюще, ни блуда творяще, страха ради многа, ни злобы творяще ни коеяже. Ибо друзии близ тѣх суть инѣмь законом, скверно творяще все, гневливи паче естества; внутрьнѣишее странѣ, и бѣаху человекы ядуще и странствующих убиваху, паче же ядяху яко пси. Инъ же законъ халдеом и вавилоняном: матери поимати, с братними чяды блуд творити и убивати, и всякое бестудное дѣание творят. Он же закон тилиомь: жены у них орють, храмь съзижут и вся мужьскаа орудья творять, и прелюбы творити еи, еликоже хотят. И невъздержими от мужь своих выну; и суть жены тые храбры; ловят звѣрь крѣпко, и мужи своими владѣють жены ти. И въ Вертани же мнозѣ мужи съ единою женою спят, и жены съ единѣмь мужемь похотствуют: безаконныи законъ отець творят независтно, ни въздержанно. Амазоняне же мужа не имуть, но акы скоты бесловесныя, но одиною днем к вешнимь днемь оземьствени будут, и съчтаются съ окрестными ибо мужи, яко нѣкоторое имъ тръжество и велико празньство время то тѣмь мнять от них заченшемъ въ чрѣве, и пакы разбѣгнутся о себе вси, въ время же хотящемь родити, и аще ли родить мужескь полъ, то погубить еи, аще ли женескъ, то въздоит ю прилѣжно. Якоже се и при насъ нынѣ половци законь дръжят, отець своих: кровь проливати, хвалящеся о сих, ядуще мертвечину и всю нечистоту, хоми и сухолы, и поимают мачехы и ятрови, и ины обычаи творят отець своих. Мы же христиане елико земль, иже вѣруют в святую Троицу, въ едино крещение, въ едину вѣру и законъ имамь единь, елико въ Христа крестихомся, въ Христа облекохомся.

Теги: Киев, Новгород, Половцы, Полочане, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Поляки, Радимичи, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Вятичи, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Олег Вещий, Хорваты, Дулебы, Иафет, Днестр, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Хоревица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Лютичи, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Радим, Вятко, Сож, Сирийцы, Бактрийцы, Халдеи, Вавилоняне, Корсь, Неро, Плещеево, Хосрой,

Поляномъ же живущимъ осебѣ и владѣющимъ роды свои, даже и до сеа братии бѣху Поляне, и живяху кождо на своихъ мѣстѣхъ съ родомъ своимъ. О Киевѣ и о създании его. И быша три братиа: единому имя Кии, а другому Щекь, а третиему Хоривъ, а сестра ихъ бѣ Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, гдѣ есть нынѣ увозъ Боричевъ,...... съ родомъ своимъ; а братъ его Щекь живяше на друзѣи...... горы, гдѣ нынѣ зовется Щековица; а Хоривъ на третеи...., отъ него же прозвася Хоривица; и тако сътвориша с... градъ, въ имя брата своего старѣишаго, якоже и бысть, и нарекоша имя ему градъ Киевь. И бяше же около града лѣсь и боръ великь, и бяху ловяще звѣрь; бяху же мужи мудри и смислени, и нарицахуся Полянѣ, отъ нихъ же суть Полянѣ въ Киевѣ и до сего дни. Бяху же тогда погани, … ше озеромъ, и кладяземъ и рощениемъ, якоже и прочии по..... Инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ....; у Киева бо бяше тогда перевозъ былъ съ оноа страны Днѣпра, тѣмъ глаголаху: на перевозъ на градь Киевь. Аще бы Кии прьвозникь быль, то не бы ходилъ ко....; но сеи Кии княжаше въ родѣ своемъ, и приходившу... ко цару, якоже сказають, яко велику честь при... отъ царя. Идущу же ему опять, и поиде ко Дунаеви,.. възлюби мѣсто и срубы городокъ малъ, и хотяше.... въ немъ съ родомъ своимъ, и не даша ему ту близь жнвущ...; се же и донынѣ нарицаютъ Дунаици городище Киевецъ. Киеви же пришедшу въ свои градъ Киевь, и ту животъ свои сконча; и братиа его Щекь и Хоривъ сестра ихь Лыбедь скончася. И по сихъ родъ ихъ нача владѣти въ Полянѣхъ княжениемъ; а въ Деревлянехь свое, а Дреговичи свое, а Словяне свое въ Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, ежеПолочанѣ. Отъ нихъ же и Кривичи, еже живутъ на връхъ Волги, и на връхъ Двины и на врьхь Днѣпра, ихъже градъ есть Смоленескь, и прочии Полотские власти; тудѣ бо живутъ Кривичи, таже Сѣверь отъ нихъ. А на Бѣлѣозерѣ сѣдятъ Весь, а на Ростовскомъ озерѣ Меря, а на Клещимѣ озерѣ Меря же; и по Оцѣ по рѣцѣ, близь устиа, гдѣ потечеть въ Волгу, сѣдить Мурома, а инии языкъ свои имѣаху, Мещера свои, Мордва свои языкь. Се бо въ Руси Словенскыи языкъ: Поляне, Древляне, Новогородци, Полочане, Дреговичи, Сѣверь, Бужанѣ, зане сѣдоша по рѣцѣ по Бугу, послѣдь же Велиняне прозвашася; а Волинци оже Словѣня, иже призваша ю. Сими всѣми обладаху Русь, иже отъ Киева града, и дань емляху на нихъ: на Чюди, на Новогородцехъ, на Мери, на Веси, на Муромѣ, на Черемисѣ, на Перми, на Печерѣ, на Еми, на Литвѣ, на Зимголѣ, на Корси, на Моравѣ, на Неломи, на Либиси, иже суть на полунощныхъ странахъ живутъ, отъ колѣна Афетова, имуще свои языкь. О ЯЗЫЦѢХЪ НА РУСИ... инии языци, иже дань даютъ Руси: Чюдь, Меря, Весь, Мур..., Черемиса, Мордва, Пермь, Печера, Емь, Литва, Зимгола, Корсь, Морава, Либь; сии суть языкъ свои имуща, отъ колѣна Афетова, иже суть на странахъ полунощныхъ. А Словянску языку, якоже рекохъ, живущю на Дунаи, и приидоша отъ Скифь, рекше отъ Козаръ, рекомии Болгари, и сѣдоша по Дунаеви, и быша населници Словяномъ. Посемь же приидоша Угри Бѣлии и наслѣдиша землю Словенскую, согнаша Волохи; сии бо Угри почаша быти при Иракли цари, иже находи на Хозроа царя Перскаго. О ОБРѢХЪ. Въ сии же времена быша и Обри, иже находиша на Ираклиа, царя Греческаго, къ Царуграду, и мало его не яша; сии же Обрѣ воеваху на Словяны и премучиша Дулѣбы, сущаа Словяны, насилие творяху женамъ Дулѣбьскымъ: аще будетъ поихати Обрину, и не дадяше вьпрячи коня, ни вола, но веляше бо въпрячи три, или четыре, или пять жень въ телѣгу и повести Обрину; и тако мучаху Дулѣбы. Бяху бо Обри тѣломъ велици, а умомъ горди, и Богъ потреби а, и помроша вси, и не остася ни единь Обринъ; есть притча въ Руси и до сего дни: погыбоша акы Обри, ихъже нѣсть ни племене, ни наслѣдника. По сихъ же приидоша Печенѣзи; и паки идоша Угри Чернии мимо Киевь, послѣже при Олзѣ.

Теги: Киев, Новгород, Полочане, Русь, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Волынь, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Корсунь, Ростовская земля, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Дулебы, Иафет, Валахи, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Нельма, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Хосрой,

854

В лѣто 6362 [854]. Начало земли Рускои. Живяху кождо съ родомъ своимъ на своихъ мѣстех и странахъ, владѣюща кождо родомъ своимъ. И быша три братия: единому имя Кии, второму же имя Щекъ, третьему же имя Хоривъ, а сестра их Лыбедь. И сѣдяше Кыи на горѣ, идѣже нынѣ увоз Боричевъ, и бѣ с родомъ своимъ; а братъ его Щекъ на друзии горѣ, от него же прозвася Щековица; а третии Хоривъ, от него же прозвася Хоривица. И сотвориша градокъ, во имя брата своего старѣишаго и наркоша имя Кыевъ. И бяше около их лѣсъ и боръ великъ, и бяху ловища звѣрие. И бѣша мужи мудри и смысленѣ, нарѣчахуся поляне, и до сего дне от них же суть кыянѣ; бяху же поганѣ, жруще озером и кладязем и рощениемъ, якоже прочии погани.

Теги: Киев, Русь, Киевляне, Река, Гора, Улица, Поляне, Кий, Щек, Хорив, 854, 6352, Лыбедь, Щекавица, Хоревица, Боричев увоз,

945

А Олга же бяше в Киевѣ съ сыномъ своимъ дѣтьскомъ Святославомъ, и кормилець его Асмудъ, и воевода бѣ Свѣньделдь, тътъ же отець Мьстишинъ. Рѣша же к себѣ дрѣвляне: «Се князя убихомъ рускаго; поимемъ жену его Олгу за князь свои Малъ, и Святослава, и створимъ ему, якоже хощеть». И послаша дрѣвляне лучьшихъ мужь, числомъ 20, в лодьи к Олзѣ; и присташа под Биричевомъ, бѣ бо тогда вода текущи подлѣ горы Кыевьскыя, и на полѣ не сѣдаху людие, нь на горѣ; град же бяше Киевъ, идеже есть нынѣ Гродятинъ и Микифоровъ дворъ, а княжь бяше дворъ во градѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротиславль и Чюдинъ; а первѣе сице бѣ внѣ града дворъ другыи, бѣ бо ту теремъ каменъ. И повѣдаша Олзѣ, яко древлянѣ приидоша, и возва я Олга к собѣ, и рече имъ: «Добрѣ приидоша гостье». И рече Олга: «Да глаголете: что ради приидосте сѣмо». Рѣша же древлянѣ: «Посла насъ Деревьская земля, ркуще сице: мужа твоего убихом, бяше бо мужь твои акы волкъ, восхыщая и грабя; а наши князи добри суть, расплодили землю нашю. И поиди за князь нашь за Малъ: бѣ бо имя князю нашему деревьскому Малъ». Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ своего мужа не въскресити; нь хощу вы почтити наутрия пред людьми своими, а нынѣ идете в лодью свою и лязите в лодьи, величающеся; и азъ заутра пошлю по вас, вы же, величающеся, рцѣте: не идемъ на конех, ни пѣши идемъ, но понесете ны в лодьи; и вознесут вы въ лодьи». И отпусти я в лодьи. И Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремьстѣмъ внѣ града. И заутра Олга, сѣдящи в теремѣ, посла по гости. И приидоша к нимъ, глаголюще: «Зоветь вы Олга на честь велику». Они же рѣша: «Не идемъ на конѣх, ни на возехъ; нь понесете ны в лодьи». И рѣша кыянѣ: «Неволя есть намъ; князь нашь убиенъ бысть, а княгынѣ наша хощеть за вашь князь»; и понесоша я в лодьи. Онѣ же сѣдяще и гордящеся въ великыхъ перегбехъ и сустугах. И пакы принесоша я на дворъ къ Олзѣ, и абие въринуша въ яму и с лодьею. И Олга съшедши к нимъ и приникъши, видѣ и рече имъ: «Вы есте послове Деревьскои земли и приидосте к намъ от своего князя Мала; добра ли вы есть честь». Они же рѣша: «Пущи нам бысть Игоревѣ смерти». И княгынѣ Олга повелѣ засыпати их живых; и абие засыпаша ихъ. Якоже пославши Олга къ древляномъ, и сице глагола имъ: «Аще мя право просите, то пришлите мужи нарочиты, да в велицѣ чести поиду за вашь князь, понеже бо не пустять мене людье кыевьстѣи». Се слышавши древлянѣ, избраша лучьшии мужи нарочиты, иже держаша Деревъскую землю, и послаша их по Олгу. Древляномъ же пришедшимъ къ Кыеву къ княгинѣ Ольги, и прияше Олга въ честь деревьскых муж, и повелѣ на них мовь створити: «измывшеся, приидѣте ко мнѣ». Они же прежгоша избу, и влѣзоша древляне мытся; и запроша избу о них, и повелѣ зажещи на нихъ огнемъ от дверии, и ту съгорѣша вси. И пакы приложи к тому Олга послати къ древляном, сице глаголющи имъ: «Се уже иду к вамъ; да пристроите ми меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да поплачюся надъ гробомъ его, и створю тризну мужеви своему». И они же то слышавше, свезоша мед многъ зѣло и извариша. А Олга же поимши мало дружины и легко идущи, прииде къ гробу его, и плакася по мужи своем плачемъ велиимъ зѣло. А людемъ въ время то повелѣ съсыпати могылу велику; и яко съсыпаша, и повелѣ трызну створити. И посемъ сѣдоша пити древлянѣ; и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити пред ними. И рѣша Дрѣвлянѣ къ Олзѣ: «Гдѣ суть дружина наша, ихъ же послахомъ по тебе». Она же рече: «Идуть по мнѣ с дружиною мужа моего». И яко упишася древляне, и повелѣ отроком своимъ пити на нѣ, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ дружинѣ сѣчи древляны; и исъсѣкоша ихъ 5000. А Олга възратися в Киевъ, и пристрои вои на прокъ ихъ.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

Олгино княжение. Олга же бяше в Киевѣ съ сыномъ своим дѣтскомь Святославом, и кормителець его Асмудъ, и воевода бѣ Свинтелдъ, тои же отець Мьстишин. Рѣша же древляне: «Се князя убихомъ рускаго, поимемь жену его Олгу за князь свои Малъ, и Святослава, и створимь ему, яко хощемь». И послаша древляне лучшии мужи числом 20 в лодьи къ Олзѣ; и присташя под Боричевом, бѣ бо тогда вода текущи възле горы Киевскыа, и на Подолье не сѣдяху людие, но на горѣ, градже бѣ Киев, идеже есть нынѣ дворъ Городятин и Никифоров, а дворъ княж бяше въ градѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротислаль и Чюдин, а перевѣсьище бе внѣ града; и бѣ вне града дворъ другыи, идеже есть дворъ деместиков за святою Богородицею над горою, дворъ теремныи, бѣ бо ту терем камень. И повѣдашя Олзѣ, яко древляне приидошя, и възва я Олга к собѣ и рече им: «Добрѣ гостие приидошя». Древляне же рекошя: «Приидохомь, княгини». И рече имъ Олга: «Да глаголите, что ради приидосте сѣмо?» Рѣша же древляне: «Посла ны Деревскаа земля, ркуще сице: мужа твоего убихомъ, бяше бо муж твои, яко влъкъ въсхищаа и грабя, а наши князи добри суть, иже роспасли суть Деревскую землю, да поиди за князь нашь за Малъ.» Бѣ бо ему имя Малъ, князю Деревскому. Рече же им Олга: «Люба ми есть рѣчь вашя, уже мнѣ мужа своего некресити; но хощу вы почтити заутра пред людми своими, а нынѣ идѣте в лодию свою и лязѣте в лодьи, величающеся, и азъ утро послю по вы, вы же рцѣте: "Не идемь ни на коних, ни пѣши, но понесѣте ны в лодьи"; и възнесут вы в лодьи.» И отпусти я в лодью. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремском внѣ града. И заутра Олга, сѣдяще в теремѣ, посла по гости; и приидошя к нимь, глаголюще: «Зоветь вы Олга на чьсть велику». Они же рѣша: «Пѣши не идемь, ни на коних, но понесѣте ны в лодьи». Рѣша же киане: «Намъ неволя; князь нашь убиенъ, а княгини наша хочет за вашего князя». И понесошая в лодьи. Они же сѣдяху, гордяще, в перегбѣх в великых устогах. И принесоша я на дворъ къ Олзѣ, и несше ринуша я въ яму и с лодьею. Приникши Олга и рече им:«Добра ли вы честь?» Они же рѣшя: «Пуще ны Игоревы смерти». И повелѣ засыпати я живы, и посыпаша я. И послаше Олга к древляном, рече имъ: «Да аще мя вы просите право, то пришлите сѣмо мужи нарочиты, да в велицѣ чьсти поиду за вашь князь, чи да не пустят мене людие киевстии». Се слышавше древляне, избрашя лучшии мужи, иже дръжаху Деревскую землю, и послашя по ню. Древляном же пришедшемъ, повелѣ Олга мовь створити, ркуще сице: «Измывшеся, приидѣ ко мнѣ». Они же пережгоша истьбу, и влѣзошя древляне, и начашяся мыти, и запрошя о них истьбу, и повелѣ зажещи я от дверии, и ту и згорѣшя вси. И посла к древляном, ркуще сице: «Се уже иду к вамь; да пристроите меды многы у града, идѣже убисте мужа моего, да поплачюся над гробомь его, и створю трызну мужу своему». Они же то слышавше, свезоша меды многы зѣло и възваришя. Олга же поимши мало дружины и легко идучи, прииде к гробу его и плакася по мужи своемь; и повелѣ людемь ссыпати могилу велику, и яко ссыпаша, повелѣ трызну творити. По семь сѣдошя пити древляне, и повелѣ Олга отрокомъ своим служити пред ними. И рѣшя древляне къ Олзѣ: «Где суть дружина нашя, ихже послахом по тя?» Она же рече: «Идуть по мнѣ съ дружиною мужа моего». И яко упишася древляне, повелѣ отрокомь всѣмь пити на ня, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ дружинѣ сѣчи древляны; и посѣкошя их 5000. А Олга възвратися к Киеву, и пристрои вои на прок их.

Теги: Воевода, Киев, Церковь, Софии, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

Олгино княжение. Олга же бѣше в Киевѣ съ сыномъ своимъ с великим княземъ съ Святославомъ; бѣ еще младъ, и дятка у нево Асъмудъ, и воевода бѣ у него Свентелдъ, то жде отець Мьстишинъ. Рѣша же древлене: «Се князя убихомъ рускаго. Поимемъ княгыню его Олгу за свои князь Малъ и сына ея Святослава и створимъ ему, яко же хощемъ». И послаша древлене лучшии мужи числомъ 20 в лодии къ Олзѣ. И присташа подъ Боричевомъ: бѣ бо тогда вода текущии възлѣ горы киевьския, и на Подолѣ не сѣдяаху людие, но на горѣ. Градъ же Киевъ, идеже нынѣ есть дворъ Городятинъ и Никифоровъ. А дворъ княжь бяше в городѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротиславль и Чюдинъ, а перевѣсище бѣ внѣ града. И бѣ внѣ града другыи дворъ, идеже есть дворъ Деместиковъ за Святою Богородицею над горою, дворъ теремныи: бѣ бо ту теремъ каменъ. И повѣдаша Олзѣ, яко древлене приидоша, и възва я Вольга къ себѣ: «Добрыи гостие приидоша». Древлене рекоша: «Приидохомъ, княгини». И рече имъ Волга: «Да глаголете, что ради приидосте сѣмо?». Древлене же рѣша: «Посла ны Деревьская земля, ркучи сице: "Мужа твоего убихомъ, бяше бо мужь твои, акы волкъ, въсхищая и грабя. А наши князи добрии суть, иже раздѣлали землю Деревьскую. Да поиди за князь нашь, за Малъ!"». Бѣ бо ему имя Малъ, князю деревьскому. Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ мужа своего не въскресити. Но хощу вы почтити заутра предъ людми своими. А нынѣ идете вы в лодию свою и лязите в лодии, величающеся. Азъ по вы пошлю, и вы же рцѣте: "Не идемъ ни на конехъ, ни пѣши, но понесите ны в лодии"». И отпусти я въ лодию. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремьскомь внѣ града. И заутра Волга, сѣдяще въ теремѣ, посла по гости. И приидоша, глаголюще: «Зоветь вы Олга на честь великую». Они же рѣша: «Пѣши не идемъ, ни на конехъ, но понесѣте ны въ лодии». Рекше кияне: «Намъ неволя, князь нашь убиенъ, а княгини наша хощеть за вашь князь». И понесоша и в лодии. Они же сѣдяху, гордящеся в перехъбѣхъ, въ великихъ сустогахъ. И принесоша и на дворъ к Волгѣ, и несше, вринуша вь яму и с лодиею. Приникши имъ Волга: «Добра ли вы честь?». Они же рѣша: «Пущи ны Игоревы смерти!». И повелѣ засыпати ихъ живыхъ, и посыпаша я. И посла Олга къ древленемъ, рече имъ: «Да аще мя вы просите право, то пришлите сѣмо мужи нарочиты, да въ велицѣ чести поиду за вашь князь, ци не пустять мя мужи киевьстии». Се слышавше, древлене изъбраша нарочитыхъ мужь 50, иже держааху Древлескую землю, и послаша по Олгу. Древленом же пришедшимъ, повелѣ Олга мовъ створити, ркучи сице: «Измывшеся, приидите ко мнѣ». Они же створиша мовъ, и влѣзоша древлене, и начаша мытися, и запроша с ними мовъ, и повелѣ зажещи, и ту изгорѣша вси. И посла къ древленомъ, сице ркуще: «Се уже иду к вамъ. Да пристроите меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да плачюся надъ гробомъ его и створю трызну князю своему». Они же, то слышавше, свезоша меды многыи зѣло и възвариша. Олгя же, поимше мало боляръ, легко идуще, прииде къ гробу своего князя и плакася по немъ велиимъ плачемъ. И повелѣ Олга надъ своимъ княземъ могилу съсыпати велику, и яко съсыпаша, повелѣ трызну творити. По семь сѣдоша древлене пити, и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити предъ ними. И рѣша древлене къ Волгѣ: «Гдѣ суть дружина наша, их же послахомъ по тя?». Она же рече: «Идуть по мнѣ с боляры мужа моего». Яко упишася древлене, повелѣ отрокомъ своимъ пити с ними, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ слугамъ сѣщи древлены, и посѣкоша ихъ 5000. А Олга възвратися къ Киеву и пристрои вои на останокъ ихъ.

Теги: Воевода, Киев, Церковь, Софии, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

НАЧАЛО КНЯЖЕНИА ОЛГИНА, ЖЕНЫ ИГОРЕВЫ. Олга же бяше въ Киевѣ съ сыномъ своимъ Святославомъ. Рѣша же Древляне: «Се князя убихомъ Русскаго, поимемъ княгыню его Олгу за свой князь за Маль, и сына еа Святослава, и сътворимъ ему якоже хощемъ». И послаша Древляне лучшии мужи, числомъ 20, въ лодии кь Олзѣ, и присташа подъ Боричевымъ въ лодьи, бѣ бо тогда вода текущи возлѣ горы Киевскиа, и на Подолѣ не сидяху людие, но на горѣ; градъ же бѣ Киевь, идеже есть нынѣ дворъ Гордятинъ и Никифоровъ, а дворь княжь бяше въ городѣ, идеже нынѣ есть дворъ Воротиславь и Чюдинь, а перевѣсище бѣ вънѣ града, и бѣ внѣ града другый дворъ, идеже есть дворъ Деместиковь за святою Богородицею, надъ горою дворъ теремный, бѣ бо ту теремъ камень. О ГОРДИХЪ ПРОСАТАЕХЪ. И повѣдаша Олзѣ, яко Древляне приидоша, и възва а Олга къ себѣ, и рече: «Добрѣ гостие приидоша»; Древляне же рекоша: «Мы къ тебѣ приидохомъ, къ тебѣ княгины.» И рече имъ Олга: «Да глаголете, что ради приидосте сѣмо?» Древляне же рѣша: «Посла ны Деревскаа земля, ркучи сице: мужа твоего убихомъ, бяше бо мужь твой акы волкь въсхыщаа и грабя, а наши князи добри суть, иже роздѣлали землю Деревьскую, да поиди за князь нашь за Маль»; бѣ бо ему имя Малъ, князю Деревскому. Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ мужа своего не воскресити; но хощу вы заутра почтити передь людми своими, а нынѣ идѣте вы въ лодию свою, и лязете въ лодии своей величающеся, и азъ утрѣ по вы пошлю, и вы же рцѣте сице: не идемъ ни на конехъ ни пѣши, но понесѣте насъ нынѣ въ лодии; и сии вземше лодию, и выпесутъ вы въ лодии ко мнѣ, и творя вы честь предъ своимии.» И си рекши, и отпусти я въ лодия. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремскомъ, вънѣ града. И заутра Олга сѣдяше въ теремѣ, и посла по гости; и приидоша послании, глаголюще имъ: «Зоветь вы Олга на честь великую.» Они же рѣша: «Пѣши не идемъ, ни пна конехъ не изднмъ, но понесѣте ны въ лодии.» Рекше Киане : «Намъ есть неволя; князь нашь убиень, а княгыни наша хощеть за князь вашь»; и понесоша ихъ въ лодии. Они же сѣдяще гордящеся въ перегбѣхъ въ великыхъ състугахъ; и принесоша ихь на дворъ теремный къ Олзѣ, и несше вринуша ихъ вь яму и съ лодиею. Приникши Олга рече: «Добра ли вы честь?» Они же рѣша: «Пуще ны Игоревы смерти». И повелѣ засыпати ихь живыхь, и посыпаша я. О ПРОСАТАЕХЪ ЖЕ О ДРУГЫХЪ. И посла Олга кь Древляномъ, рече имъ: «Да аще мя вы просыте право, то пришлѣте сѣмо мужи нарочиты, да въ велицѣй чести и силою и славою многою поиду за князь вашъ, ци да не пустятъ мя мужие Киевьстии». Се слышавше Древляне, ради быша, изобраша нарочытихъ мужь 50, иже дрьжааху Деревьскую землю, и послаша по Олгу. Древляномъ же пришедшимъ повелѣ Олга мовъ сътворити, сирѣчь баню, ркучи сице: «Измывшеся приидѣте къ мнѣ». Они же рѣша: «Буди тако, якоже велиши.» И повелѣ Олга людемъ своимъ да пережгутъ баню. Они же сътвориша мовь, и влѣзоша Древляне, и начаша мытися, и запроша съ ними мовь, и повелѣ зажещи ихъ отъ дверей, и ту згорѣша вси. И посла кь Древляномъ, сице рекущи: «Се уже иду къ вамъ, да пристроите меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да плачуся надъ гробомъ его, и сътвору трызну князю своему». Они же слышавше то, свезоша меды многы зѣло, и възвариша. Олга же поемши мало боляръ, легко идущи прииде къ гробу своего князя, и плакася по немъ великымъ плачемъ; и повелѣ Олга людемъ своимъ надь своимъ княземь могылу съсыпати велику, и яко съсыпаша, повелѣ трызну творити. Посемь сѣдоша пити Древляне, мужей лучшихъ множество, и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити предъ ними; и рѣша Древляне кь Олзѣ: «Гдѣ суть дружини наша, иже послахомъ по тебе?» Она же рече : «Идутъ по мнѣ съ боляры мужа моего.» И якоже упишася Древляне, повелѣ Олга отрокомъ своимъ пити съ ними, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ слугамъ сѣчи Древляны, и посѣкоша ихь 5000. А Олга възвратися къ Киеву, и пристрои вои многы на останокъ ихъ.

Теги: Киев, Киевский, Подол, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский),