Летописи

Выбранные теги: Очистить

Греки,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

854

В си же времена бысть въ Грѣчько земли цесарь, именемъ Михаилъ, и мати его Ирина, иже проповѣдаеть покланяние иконамъ въ пръвую недѣлю поста. При семъ приидоша русь на Царьград в кораблех, бещислено корабль; а въ двусту вшедше въ Суд, много зло створиша грекомъ и убииство велико крестияномъ. Цесарь же съ патриархомъ Фотѣемъ молбу створи въ церкви святыя Богородица Влахернѣ всю нощь; тацѣ святѣи богородици ризу изънесъше, въ море скудь омочиша; а во время то яко тишинѣ сущи, и абие буря въста, и потапляше корабля рускыя, и изверже я на брегь, и во своя сы возвратишася.

Теги: Византия, Константинополь, Церковь, Русские, Император, Патриарх, Греки, Золотой Рог, Михаил III, Фотий, Феодора, Ирина, 854, 6352, Богородицы во Влахерне, Императрица, Залив,

858

Въ лѣто 6366 [858]. Михаиль царь грекомъ изыде съ вои своими брегомъ и моремъ на болгары. Болгари же увидѣвше, и не могоша стати противу ему, и просиша креститися, и покоришася грекомъ. Царь же крести князя ихъ, и боляры вся, и землю ихъ, и мирь сътворы сь болгары въ 7-е лѣто царства своего.

Теги: Князь, Император, Греки, Болгары дунайские, Михаил III, 858, 6366, Борис I, Крещение князя,

898

О ПРЕЛОЖЕНИИ ГРЕЧЕСКЫХЪ КНИГЬ НА СЛОВЕНСКЫЙ ЯЗЫКЬ. Словяномъ бо живущимъ крещенымъ, и князь ихъ Ростиславъ, Святополкь и Хочель послаша кь царю Михаилу, глаголюще: «земля наша крещена, и нѣсть у насъ учителя, иже бы научилы и сказали, и протолковали святыа книгы; не разумѣемъ бо ни Греческому языку, ни Латинскому: они бо ны инако учатъ, а друзии инако, тѣмъ же не разумѣемъ книжнаго разума, ни силы ихъ; да послете ны учители, иже могутъ намъ сказати книжнаа словеса и разумѣемъ ихь». Се слышавъ царь Михаилъ, съзва философы вся, и сказа имъ рѣчи вся Словеньскыхъ князь. И рекоша философи: «есть мужъ въ Селуни, именемъ Левь, и суть у него сынове разумиви языку Словеньскому, и хитра два сына у него философа». И се слышавь царь, посла по ня въ Селунь ко Лвови, глаголя: «пошли къ намъ воскорѣ сына своа, Мефедиа и Констатина.» Се слышавъ Левь, въскорѣ посла а, и приидоста вьскорѣ ко цареви, и рече има царь: «се прислася кь мнѣ Словеньскаа земля, просяще учитель себѣ, иже бы могль имъ истолковати святыа книгы; се бо желаютъ.» И умолена быста царемъ, и послаша а во Словянскую землю къ Ростиславу, и Святополку и Хочелови. Сима же пришедшима, и начаша сьставляти писмена азбукы, писаниа столковаша азбуковнаа Словеньскы, и преложиста апостоль и евангелие; и ради быша Словяны, яко слышаша величиа Божиа своимъ языкомъ; посемь же приложиша псалтирь, и охтоихъ, и прочаа книгы. И вьсташа нѣции на ня ропщуще, и нѣции же начаша хулиты Словенскыа книгы, глаголюще: «яко не достоитъ нѣкоторому же языку имѣти азбуковъ своихь, рекше книгь своихъ, развѣи Еврей, и Грекъ и Латинь, по Пилатову слову, еже на крестѣ написа Господни. Се же услышавъ папежь Римский, похули тѣхъ, иже ропщутъ на книгы Словенскыа, рка: «да ся исполнитъ книжное слово, яко да въсхвалятъ вся языци Бога истиннаго; другое же: вьси възглаголють языкы различными величиа Божиа, якоже дасть имъ Святый Духь провѣщевати; да аще кто хулитъ Словенскую грамоту, да будетъ отлучень отъ церкве, дондеже исправятся; тии бо суть волци, а не овци, якоже достоитъ отъ плодъ познати а и хранитися ихъ; вы же, чада Божиа, послушайте учениа и не отрините наказаниа церковнаго, якоже вы наказалъ Мефедий учитель вашъ.» Костянтинь же возвратився въспять, и иде учити Болгарскаа языка, а Мефедий оста въ Моравѣ.

Теги: Князь, Болгария, Византийский, Император, Греки, Моравия, Римляне, Евреи, Михаил III, Кирилл (Константин Философ), 6406, 898, Мефодий, Коцел, Блатенский, Ростислав Моймирович, Моравский, Славяне,

915

В си же времена приде Симионъ, плѣня Фракию; греци же послашя по печенѣги, печенѣгомь же пришедшимь, хотящемь на Семиона. И разсваришяся греческиа воеводы. Видѣвше же печенѣзи, яко сами на ся рать имут, отъидошя въсвояси. А блъгаре съ греки съступишяся, и посѣчени бышя греци. Симеон же прея град Одерень, иже древле Орѣстов нарицашеся сына Агамемня, иже древле в трех рѣках купався, недуга избы ту, сего града въ свое имя нарече; послѣди же Андреанъ царь обновивы и в свое имя нарече Андрианъ. Мы же зовемь Андреанем градом.

Теги: Царь, Печенеги, Греки, Болгары дунайские, Симеон I, Болгарский, Фракия, 915, 6423, Адрианополь,

В си же времена прииде Симионъ, плѣняя Фракию. Греци же послаша по печенѣгы, печенѣгомъ же пришедшимъ, хотящимъ на Симеона, и расваришася греческия воеводы. Видѣвъ же печенѣзи, яко сами на ся рать имуть, отъидоша въсвояси, а болгари съ греки съступишася, и посѣчени быша греци. Симеонъ же прия градъ Андрѣянь, иже древле Ористовъ градъ нарицаашеся, сына Алгамемня , иже древле въ трехъ рекахъ купася, недуга избы ту; сего града въ свое имя нарече. Послѣ же Андрѣянъ царь, обновивы въ свое имя, нарече Андрѣянъ. Мы же зовемъ Андрѣянемъ градомъ.

Теги: Царь, Печенеги, Греки, Болгары дунайские, Симеон I, Болгарский, Фракия, 915, 6423, Адрианополь,

Въ си же времена прииде Семионь Болгарскый, плѣневаше Фрасию, Греци же послаша по Печенѣгы; Печенѣгомъ же пришедшимъ, хотящимъ на Симеона, и разсваришася Греческиа воеводы; видѣвши же Печенѣзи, яко сами на ся рать имутъ, и отъидоша въ своаси, а Болгари съ Грекы сьступишася, и посѣчени быша Греци. Симеонъ же приа градъ Андреанъ, иже древле Орестовъ градъ нарицаашеся, сына Агамемня, иже древле въ трехъ рѣкахъ купася, недуга избы ту, сего ради въ свое имя нарече; послѣдиже Андрѣань царь обнови его, вь свое имя нарече Андрѣанъ,мы же зовемъ Андреанемъ градомъ.

Теги: Царь, Печенеги, Греки, Болгары дунайские, Симеон I, Болгарский, Фракия, 915, 6423, Адрианополь,

922

В лѣто 6430 [922]. Иде Олегъ на Грѣкы и прииде къ Цесарюграду; и Греци замкоша Съсуд, а град затвориша. И вълѣзъ Олегъ, и повелѣ изъвлещи корабля на брегъ, и повоева около града, и много убииство створиша Грекомъ, и разбиша многы полаты и церкви. И повелѣ Олегъ воемъ своимъ колеса издѣлати и въставити корабля на колеса. И бывъшю покосну вѣтру, и въспяша прѣ, и с поля идоша къ граду. И увидѣвше же, убояшася Греци, и рѣша, выславше къ Олъгови: «не погубляи града; имемъся по дань, якоже хощеши». И исъстави Олегъ воя; и внесоша ему брашно и вино, и не прия его, бѣ бо устроено съ отравою. И убояшася Грѣчи, и рѣша: «нѣсть се Олегъ, нь святыи Дмитрии посланъ от бога на ны». И заповѣда Олегъ дань даяти на 100, 200 корабль, по 12 гривнѣ на человѣкъ, а в кораблѣ по сороку мужь. Самъ же взя злато и паволокы, и возложи дань, юже дають и доселѣ княземь рускымъ. И рече Олегъ: «шиите прѣ паволочитѣ Руси, а Словеномъ кропинны»; и бысть тако. Повѣси щитъ свои въ вратех, показая побѣду; и поиде от Цесаряграда. И воспяша прѣ Русь паволочитыя, а Словенѣ кропинныя; и раздра вѣтръ кропинныя. И рѣша Словенѣ: «имемся своих толъстинах; не даны суть Словеномъ прѣ»

Теги: Князь, Русь, Константинополь, Словени, Греки, Дань, Олег Вещий, Золотой Рог, 922, 6430,

941

В лѣто 6449 [941]. Иде Игорь на Греки, и яко послашя блъгаре вѣсть к царю, яко идут русь на Царьград, скѣдии 30000, глаголемы от рода варяжска сущим, иже поидошя и приплушя июня въ 10, и почашя воевати Вифинскыа страны. И пленоваху по Понту до Ираклиа и до Флафлогонскы земля; и всю страну Никомидиискую попленишя, много же и велие зло створишя русь, преже даждь греческым воемь не приспѣвшимъ. Тогда бо и суды вся пожгоша огнемь, а ихже имше пленникы, то всѣх растинаху, иных же к земли присѣкаху, другыа же, яко стража поставляюще, стрѣлами растлеляху, елико же ратному чину творяху, и изламаху опако руцѣ связавше, и гвозди желѣзныа посреди главы вбиваху имъ. Много же святых церквии огневи предашя, монастыри и села пожгошя, и имѣниа не мало обою страну взяшя. Потом же пришедшемь воемь от въстока, Панфиръ деместик съ 40000, Фока же патрекии с македоны, Феодоръ же стратилатъ с фракы, с ними же и сановници болярстии, и обыдошя русь около. И свѣщашя русь, и изыдошя, въоружившеся, на грекы. И брани межи ими бывши злѣ, едва одолѣшя греци, русь же възвратишяся к дружинѣ своеи к вечеру, на нощь же влѣзошя в лодиа и отбѣгошя. Роман же посла на дромоны, елико бяху в Констянтинѣ градѣ с Феофаном патрекиемь на русь. Феофан же лодииныя воя преже урядивъ и уготовив, потом же и слезами себе утвердив, руси ожидаа в лодиах на ня хотя ити, искрестна, глаголемаго форостражниця, в неиже огнь влагаем на просвѣщение в нощи. Се на устьи Понта стражю дѣя, зане ту частое разбоиничество, на страны нагнаниа, ихже изби Ираклии. Ту дожда полку рускых, лодья раздрушь и устроеномь огнемъ пожже; усрѣте бо я въ олядех съ огнемъ, и пущати начя трубами огнь на лодьи рускыя, и бысть видети страшно чюдо. Русь же, видяще пламень, вметахуся в воду морскую, хотя убрести, и мнози погыбошя, и тако прокъ лодии възвратишяся на бѣгъ въ свояси. Тѣм же пришедшемь в землю свою, повѣдаху кождо своим о бывшемь и о оляднемь огни: «Якоже млъния, – рече, – иже на небесех, греци имут у себе, и се пущающе жжаху нас, и сего ради не одолѣхом имъ». Игорь же, пришед, начя съвокупляти воя многы, посла по варягы за море, вабя их на грекы, пакы хотя поити на Грекы.

Теги: Византия, Русь, Феодор, Царь, Константинополь, Варяги, Греки, Море, Черное, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Роман Лакапин, Феофан, Патрикий, Вифиния, Пафлагония, Никомедия, 941, 6449, 10 июня, Варда Фока, Доместик, Панфир, Фракийцы, Стратилат, Гераклея, Македонцы, Ираклий I,

В лѣто 6449 [941]. Иде Игорь на Греки, и яко послаша болгаре вѣсть ко царю, яко идеть русь на Царьградъ, лодеи 3000, глаголемыи от рода варяжьска сущимъ, иже приидоша и приплуша июня въ 10, и почаша въевати Финичиския страны. И пленевааху по Понту до Ираклия и до Фафлогоньския земля, и всю страну Никомидиискую попленше, много же зло створи русь прежде, дажде греческимъ воеводамъ не приспѣвшимъ. Тогда и суды вся пожгоша огнемъ, а их же имше плѣнники, то всихъ ростинаху, иныхъ же къ земли пресѣкааху, другия же, яко стражи поставляюще, стрѣлами растрѣляаху, елико ратнии творяаху, и изламааху опако руцѣ связавше, и гвозды желѣзныя имъ посреди главы вбивааху имъ. Много же святыхъ церквеи огневи предаша, манастыреве и села пожгоша и имѣние немало обою страну взяша. Потом же пришедшимъ воемъ от въстока Панфиръ демистикъ съ 40000, Фока же и патрекѣи с макидоны, Феодоръ стратилатъ съ фраки, с ними же и сановници болярьстии, и обидоша русь около. И свѣщааша русь, изыдоша, изъоружившеся, на греки. И брани межи има быша злѣ, одва одолѣша греци, русь же възвратишася къ дружинѣ свои к вечеру, на ночь же влѣзоша в лодия и отбѣгоша. Романъ же посла на дромоны, елико бяху въ Костинтинѣ градѣ, с Феофаномъ патрикѣемъ на русь. Феофан же лодииныя воя прежде урядивъ и уготовавъ, потом же и слезами себе утвердивъ, руси ожидая въ лодияхъ, на ня хотя ити ис крестна, глаголемаго Фора стражница, въ неи же огнь влагаемъ на просвѣщение в нощи. Се на устьи Понта стражу дѣя, зане ту частое разбоиничество на страны нагнания, их же изби Ираклии. Ту дожда полъку рускыхъ, лодия раздруши и устроеномъ огнемъ пожже, устрѣте бо я въ оледехъ съ огнемъ, и пущати нача трубами огнь на лодия руския, и бысть видѣти страшно чюдо. Русь же, видяще пламянь, вмѣтаахуся въ воду морьскую, хотяще убрести, и многы погыбоша. И тако прок лодии възвратишася на побѣгъ въ свояси. Тѣм же пришедшимъ въ землю свою, повѣдааху кождо своимъ о бывшемъ и о ляднимъ огни. «Яко же молния, – рече, – иже на небесѣхъ грецы имуть у себе, и пущающе, жгуще нас. И сего ради не одолѣхомъ имъ». Игорь же, пришедъ, нача воя совокупляти многы, посла по варягы за море, вабя я на греки, и пакы хотя поити на Греки.

Теги: Византия, Русь, Феодор, Царь, Константинополь, Варяги, Греки, Море, Черное, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Роман Лакапин, Феофан, Патрикий, Вифиния, Пафлагония, Никомедия, 941, 6449, 10 июня, Варда Фока, Доместик, Панфир, Фракийцы, Стратилат, Гераклея, Македонцы, Ираклий I,

Въ лѣто 6449 [941]. Иде Игорь на Грекы, и послаша болгаре вѣсть кь царю, яко идутъ русь на Царъгородъ, лодеи 10000, глаголемыи отъ рода варяжска сущиимъ, иже приидоша и приступиша во страну Греческую июня 10, и почаша воевати Финичискиа страны. И плѣневааху по Понту до Ираклиа и до Певлагонскыа земля, и всю страну Никомидиискую поплѣнше, много же и велие (зло) сътвори русь, прежде даже греческымъ воеводамъ не приспѣвшимъ. Тогда и суды вся пожгоша огнемъ, а ихже имше плѣнникы, то всихъ ростинааху, иныхъ же кь земли пресѣкааху, другыя же яко стражи поставляху стрѣлами растрѣляаху, елико ратни творяаху, и изламааху опако руцѣ связавше, и гвозды желѣзныя посредѣ главы въбивааху имъ. Много же святыхъ церквеи огневи предаша, манастыреве и села пожгоша, и имѣние немало обою страну възяша русь. Потомъ же пришедшимъ на нихъ воемъ отъ востока, Панфирь деместикъ съ 40,000 вои, Фока же патрикѣи съ макидони, и Феодорь стратилатъ сь фраки, съ ними же и сановници болярстии, и обыдоша русь около. И сьвѣщавше русь, изыдоша изооружившеся на Грекы. И брани межи ими бывши злѣ, одва одолѣша греци, русь же вьзвратишася кь дружинѣ своеи къ вечеру, на ночь же влѣзоша въ ладиа и отбѣгоша. Романъ же царъ посла на дромоны, елико бяху вь Константинѣградѣ, съ Феофаномъ патрикеемъ на русь. Феофанъ же лодииныя воа прежде уготовавъ, потомъ же и слезами себе утврьдивъ, руси ожидаа въ лодиахъ, на ня хотя ити изъ окрестна глаголемаго фора, стражница, во неи же огнь влагаемъ на просвѣщение нощи. Се на устьи Понта стражу дѣа, зане ту частое разбоиничьство, на страны нагнания, ихже изби Ираклии. Ту дожда полковъ рускыхъ лодиа, раздруши и, устроеномъ огнемъ пожже; устрѣте бо я въ оледехъ сь огнемъ, и пущати нача трубами огнь на лодии рускыа, и бысть видѣти страшно чюдо. Русь же видяще пламень, вмѣтаахуся въ воду морскую, хотяще убрести, и многы погыбоша, и тако прочии вьзвратишася на побѣгь въ своаси. Тѣмъ же пришедшимъ въ землю свою, повѣдаху кождо своимъ о бывшемъ и (о) оляднѣмь огни: «Якоже мльниа, – рече, – иже на небесѣхъ, греци имутъ у себе и пущающе жгутъ насъ, и сего ради не одолѣхомъ имъ». Игорь же пришедъ нача воа съвокупляти многы, и посла по Варягы за море, ваба я на Греки, и паки хотя поити на Грекы.

Теги: Византия, Русь, Феодор, Царь, Константинополь, Варяги, Греки, Море, Черное, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Роман Лакапин, Феофан, Патрикий, Вифиния, Пафлагония, Никомедия, 941, 6449, 10 июня, Варда Фока, Доместик, Панфир, Фракийцы, Стратилат, Гераклея, Македонцы, Ираклий I,

944

В лѣто 6452 [944]. Игорь съвокупи вои многы: варягы, русь, и поляне, и словены, и кривици, и тиверцы, – и печенѣгы наятъ, и тали у них поя, – поиде на Грекы в лодиах и на коних, хотя мстити себе. Се слышавше корсуняне, послашя к Роману, глаголюще: «Се идут русь без числа корабль, покрыли суть море корабли». Такоже и болгаре послашя вѣсть, глаголюще: «Идуть русь, наяли суть по собе печенѣгы». Се слышав, царь посла къ Игорю лучшии боляры, моля и глаголя: «Не ходи, но възми дань, еже ималъ Олегъ, и придамъ и еще к тои дани». Такоже и к печенѣгомъ посла паволокы и злата много. Игорь же, дошед Дуная, съзва дружину, начя думати и повѣда имъ рѣчь цареву. Рѣша же дружина Игорева: «Да аще сице глаголеть царь, то что хощемъ боле того, не бившеся имяти злато и сребро и паволокы? Егда кто вѣсть, кто одолѣеть, мы ли, они ли? Ли с моремь кто съвѣтенъ? Се бо не по земли ходим, но по глубинѣ морстѣи, но обща смерть всѣмь». И послуша их Игорь, и повелѣ печенѣгомъ воевати Болгарскую землю, а самъ взем у грекъ паволокы и злато, и на вся воя, и възвратися вспять, и прииде к Киеву въсвояси.

Теги: Византия, Киев, Русь, Царь, Варяги, Печенеги, Река, Словени, Корсунь, Греки, Дунай, Кривичи, Корсуняне, Вятичи, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Поляне, Тиверцы, Олег Вещий, Роман Лакапин, Болгарская земля, 944, 6452,

В лѣто 6452 [944]. Игорь совокупи вои многы: варягы, русь, и поляне, и словѣны, и кривичи, вятичи и тиверцы, – и печенѣгы ная, и талии у нихъ поима, – и поиде на Грекы в лодияхъ и на конехъ, хотя мьстити себе. Се слышавше корсунци, послаша к Роману, глаголюще: «Се идуть русь бес числа корабли, и покрыли суть море корабли». Тако же и болгаре послаша вѣсть, глаголюще: «Идуть русь и наяли суть себѣ печенѣги». Се слышавъ, царь посла къ Игорю лютшии боляре, моля и глаголя: «Не ходи, но възми дань, еже ималъ Олегъ. И придамъ и еще къ тои дани». Таже и печенѣгомъ посла паволоки и злато много. Игорь же, дошедъ Дуная, съзва бояре свои, нача думати и повѣда имъ рѣчь цареву. Рѣша же бояре Игореви: «Да аще сице глаголеть царь, то что хощемъ боле того: не бившеся, имати злато и сребро, и паволоки. Егда кто вѣсть, кто одолѣетъ, мы ли или они. Или с моремъ кто съвѣтенъ? Се бо не по землии ходимъ, но по глубинѣ морьстѣи, но опща смерть всѣмъ». И послуша ихъ Игорь, и повелѣ печенѣгомъ воевати Болгарьскую землю, а самъ, вземь у грекъ паволоки и злато и на вся воя своя, и възвратився въспять, и прииде къ Киеву въсвояси.

Теги: Византия, Киев, Русь, Царь, Варяги, Печенеги, Река, Словени, Корсунь, Греки, Дунай, Кривичи, Корсуняне, Вятичи, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Поляне, Тиверцы, Олег Вещий, Роман Лакапин, Болгарская земля, 944, 6452,

Въ лѣто 6452 [944]. Игорь съвъкупи вои множество: варягы, русь, поляне, словяны, и кривичи, и вятичи и тиверици, – и печенѣгы наа и тали у нихъ поима, – и поиде на грекы въ лодиахъ и на конехъ, хотя мстити себе. Се слышавши курсунци, послаша къ Роману, глаголюще: «Се идутъ русь безь числа корабли съ бранию, и покрили суть море корабли». Такоже и болгаре послаша вѣсть, глаголюще: «Идутъ русь, и наяли суть себѣ печенѣгы». Се слышавъ царь, посла ко Игору лучшии боляре, моляся и глаголя: «не ходи сѣмо, но възми дань, еже ималъ Олегь, и придамъ еще къ тои дани». Такожде и къ печенѣгомъ посла паволокы и злато много. Игорь же дошедъ Дунаа, съзва бояре свои, нача думати, и повѣда имъ рѣчь цареву. Рѣша же бояре Игореви: «Да аще сице глаголеть царь, то что хощемъ болѣ того, не бившися имати злато и сребро и паволоки? Егда кто вѣсть, кто одолѣетъ, мы ли, или они? Или сь моремъ кто съвѣтень? Се бо не по земли ходимъ, но по морьстѣи глубинѣ, обща же смерть всѣмъ». И послуша ихъ Игорь, и повелѣ печенѣгомъ воевати Болгарскую землю; а самъ въземъ у грекъ паволокы и злато, и на вся своа воа, и възвратися вьспять, и прииде къ Киеву.

Теги: Византия, Киев, Русь, Царь, Варяги, Печенеги, Река, Словени, Корсунь, Греки, Дунай, Кривичи, Корсуняне, Вятичи, Болгары дунайские, Игорь Рюрикович, Поляне, Тиверцы, Олег Вещий, Роман Лакапин, Болгарская земля, 944, 6452,

945

В лѣто 6453 [945]. Присла Роман, и Констянтинъ, и Стефан слы къ Игореви построити мира перваго. Игорь же глагола о мирѣ с ними. Посла Игорь мужи своя к Роману, Роман же съзва боляры и сановникы. И приведошя рускыа слы, и велѣшя глаголати и писати о всѣх рѣчи на хартию. Равно другаго свѣщаниа, бывшаго при царе Романѣ, и Констянтинѣ, и Стефанѣ, христолюбивых владыкъ. Мы от рода рускаго слы и гостие: Иворъ, солъ Игоревъ, великаго князя рускаго, и общии слы: Вуефастъ Святославль, сынь Игорев; Искусеви Олги княгыни; Слудъ Игорев нетии; Улѣбь Водислаль; Каницаръ Перъдславинъ; Шихбернь Сфандръ, жены Улѣбли; Прастѣнъ Турдуви; Либиар Фастов; Гримь Сфирков; Прастѣнъ Якунъ, нетии Игорев; Кары Студков; Каршее Турдов; Егрие Влисков; Воистъ Воиков; Истръ Аминдов; Прастѣнъ Бернов; Ятвяг Гунарев; Шибридъ Олдань; Колъ Клеков; Стегги Етонов; Сфирка; Алвадъ Гудов; Фудри Тулдовъ; Мутур Утин; купець Адунь, Адулбь, Иггивлад, Олебъ, Фрутань, Гомол, Куци, Емигъ, Турбидъ, Фуръстенъ, Бруды, Лоадръ, Гунастръ, Фрастѣнъ, Игелдъ, Турбернъ, Моны, Руалдъ, Свѣнь Стиръ, Олданъ,Телинъ, Апупсарь, Вузлѣбь и Синко Боричь, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всего княжениа и от всѣх люди и земля Рускыя. От тѣх заповѣдано обновити ветхии миръ, и ненавидящаго добра и враждолюбца диавола разорити от много лѣтъ, и утвердити любовь межи греки и русью. И великыи князь Игорь, и боляре его, и людие вси рустии посланы к Роману, и Констянтину, и Стефану, к великимь царемъ Греческым, сътворити любовь съ самѣми цари и съ всѣмь болярствомъ, и съ всѣми людми греческыми на вся лѣта, дондеже сиает слънце и всь миръ стоит. Иже помыслить от страны Рускыа раздрушити такую любовь, и елико их крещение приали суть, да приимут месть от Бога Вседръжителя, осужение на погибель в сии в вѣкъ и в будущии; а елико их есть не крещено, да не имуть помощи от Бога ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими, и да посѣчени будут мечи своими, и от стрѣлъ, и от нага оружиа своего, и да будут раби в сии вѣкъ и будущии. А великыи князь рускыи и боляре его да посылают в Греки к великымъ царемь греческымъ съ слы и с гостьми, якоже имъ уставлено есть. Носяху слы печати златы, а гостие сребрены; нынѣ же увѣдѣлъ есть князь нашь посылати грамоту к царству вашему, иже посылаеми бывают от них слы и гостие, да приносят грамоту, пишуще сице: яко послах корабль селико, и от тѣх да увѣмы и мы, оже с миромь приходять. Аще ли без грамоты приидут и предани будут намъ, да держимь и хранимь, дондеже възвѣстимъ князю нашему. Аще ли руку не дадят и противятся, да убьени будуть, и да изыщется смерть их от князя вашего. Аще ли убѣжавше приидут в Русь, и мы напишемь къ князю вашему, и яко имъ любо, тако сътворят. Аще приидут в Русь бес купли, да не взимают месяцины, и да запрѣтит князь сломъ своимъ и приходящеи руси зде, да не творят в селех, ни въ странѣ нашеи ничтоже. И приходящем имъ, да витают у святого Мамы; да послеть царство наше, да испишут имена их, и тогда възмут мѣсячное свое, первое от града Киева, и паки ис Чернигова и Переяславля. И да входят в град единѣми враты съ царевомъ мужемъ, без оружиа, муж 50, и да творят куплю, еже имъ надобе, и пакы да исходят; и муж царства нашего да хранитъ я. Да аще кто от руси или от грекъ створит криво, да оправляет тъи. Входяще же русь в град, да не имѣют власти купити паволок лише по 50 златникъ; и от тѣх паволок аще кто крянет, да показывает цареву мужу, и тъи запечатаеть и дасть им. И отходящеи руси отсюда взимают от нас, еже надобе брашно на путь, и еже надобе лодьямъ, якоже уставлено есть первие, и да възвращаются съ спасениемь въ страну свою; и да не имѣют власти зимовати у святого Мамы. Аще ускочит челядинъ от руси, понеже приидут в страну царствиа вашего, и от святого Мамы, и аще будет да поимут и, аще ли не обрящется, да на роту идут наши христьане руси по вѣрѣ их, а не христьане по закону своему; ти тогда да взимають от нас цѣну свою, якоже уставлено есть преже, 2 паволоцѣ за челядинъ. Аще ли кто от люди и царства вашего, или от града вашего, или от инѣх град ускочит челядинъ нашь к вамь, и принесет что, да вспять възвратится; а еже что принеслъ будеть все цѣло, и да възмет от него златника два. Аще ли кто покусится от руси взяти что от людии и царства вашего, иже тои створит, покажненъ будет; аще ли и взялъ будет, да заплатит. Аще створит тоже гречин русину, да прииметь ту же казнь, и якоже онъ приалъ есть. Аще ли ключится украсти русину от грекъ что, или гречину от руси, достоино есть възвратити еи, не точию едино и цѣну его; аще украденое обрящется продаемо, да вдасть и цѣну его, и тъи покажненъ будет по закону гречьскому и по уставу рускому. И елико христьанъ от власти нашея племена при ведут русь, ту аще будет уношя или девица добра, да вдадят златникь 10 и поимут и; аще ли осредовѣчь, да вдасть златникь 8 и поимет я; аще ли будет старъ или дѣтищь, да вдасть златник 10. Аще ли обрящутся русь работающе у грекъ, аще ли суть плѣнници, да искупуют по 10 златник; аще ли купил и будеть гречинъ под христианином, достоит ему да възмет цѣну свою, елико же далъ будет на немь. А о Корсунстѣи странѣ, елико же есть град на тои части, да не имать власти князь рускыи, да воюет, да дамы ему елико будет. И о томъ, аще обрящуть русь кубару греческую, вывръжену на коем любо мѣстѣ, да не преобидят ея. Аще ли от нея възмет кто что, или человека поработит, или убиет, да будет повиненъ закону руску и гречьску. Аще обрящет въ устьи Днепра русь корсуняны рыбы ловяще, да не творят имъ зла никакого. И да не имѣють власти русь зимовати въ устьи Днепра, Бѣлоберезѣ, ни у святого Елеуфериа; но егда приидет осень, да идуть в домы своя в Русь. А о сих, иже то, приходят чернии болгаре и воюют в странѣ Корсунстеи и велим князю рускому, да их не пущает, и пакостят странѣ его. Чи аще ключится проказа нѣкая от грекъ, сущих под властию царства нашего, да не имать власти казнити я, но повелѣнием царства нашего да прииметь, якоже будет сотворил. Аще убиет кристианинъ русина, или русинъ христианина, и да держим будет створивыи убииство от ближикъ убиенаго, да убиють и. Аще ли ускочит створивыи убои и аще будет имовитъ, да възмут имѣние его ближнии убиенаго; аще ли есть не имовит и ускочит, да ищут его, дондеже обрящетъся, аще ли обрящется, да убиенъ будет. Чи аще ударить мечемь, или копиемь, ли кацѣмь любо оружиемь русинъ гречина, да того дѣля грѣха заплатит сребра литръ 10 по закону рускому; аще ли есть неимовитъ, да како может и в толико же и продань будет, яко да и порты, в нихже ходить, да и то с него сняти, а опрочѣ да на роту ходит по своеи вѣрѣ, яко не имѣя ничтоже, и тако пущен будеть. Аще ли хотѣти начнет наше царьство от вас вои на противящаяся намъ, да пишу к великому князю вашему, и послеть к нам, елико же хощемъ, и оттолѣ увѣдят ины страны, каку любовь имѣют греци с русью. Мы же съвѣщаниемь все написахомъ на двою хартию, и едина хартиа есть у царства нашего, на неиже есть крестъ и имена нашя написана, а на друзѣи слы ваши и гостие. Отходяще съ сломъ царства нашего да допровадят к великому князю рускому Игореви и к людемь его; и ти приимающе хартию, на роту идуть хранити истину, якоже мы свѣщахомъ и написахом хартию сию, на неиже суть имена нашя написана. Мы же, елико нас крестилися есмы, кляхомся церковью святого Ильи въ сборнеи церкви, и предлежащим честнемъ крестом, и хартиею сею, хранити все, еже есть написано на неи, и не преступити от него ничтоже. Ли преступит се от страны нашея, ли князь, или инъ кто, ли крещенъ, или не крещенъ, да не имать помощи от Бога, и да будет рабъ в сии вѣкъ и в будущии, и да заколенъ будет своимъ оружиемь. А на крещении русь да полагают щиты своя и мечя своя нагы и прочее оружие, и кленутся о всемь, яже суть написана на хартии сеи, и хранити от Игоря и от всѣх людии, от страны Рускы, въ прочаа лѣта и въину. Аще ли кто от князь или от людии рускых, ли христианъ, или не христианъ, преступит сее, иже есть писано на хартии сеи, и будет достоинъ своимъ оружиемь умрети и да будет клятъ от Бога и от Перуна, яко преступи свою клятву. Да аще будет добрѣ Игорь великыи князь, да хранит любовь всю правую, и да не разрушится, дондеже солнце сиает и всь мирь стоить, в нынѣшняа вѣкы и в будущааѣ. Послании же слы Игореви приидошя къ Игорю съ слы греческими, и повѣдашя вся рѣчи царя Романа. Игорь же призва слы гречьскы и рече им: «Глаголите, что взыскалъ царь?» И рѣшя слы цареви: «Се посланы, и царь рад есть миру, хощеть миръ имѣти съ князем руским и любовь, и твои слы водили суть цари ротѣ, и нас послашя ротѣ водити тебе и муж твоих». И обѣщася Игорь сице створити. И наутриа призва Игорь слы: «Приидѣте на холмъ, где стоя Перунь». И покладошя оружиа своа и щиты и злато, и ходи Игорь к ротѣ и мужи его, и елико поганых руси; а христианую русь водишя к ротѣ к церкви святого Ильи, иже есть над ручьем, конець Пасыноч бесѣды, и козары; се бо бѣ сборнаа церкви, много бо бѣ варягъ христианых. Игорь же утвердив миръ съ греки, отпусти слы, одаривъ, к цареви, съ скарбию и челядью и воском, и отпусти я. Слы же исповѣдашя вся рѣчи Игоревы и любовь яже къ греком.

Теги: Киев, Стефан, Церковь, Чернигов, Византийский, Днепр, Река, Якун, Император, Корсунь, Улеб, Греки, Белоозеро, Перун, Ольга, Константин VII, Игорь Рюрикович, Мамонта, Посол, Роман Лакапин, Переяславль, 945, 6453,

В лѣто 6453 [945]. Присла Романъ и Костянтинъ, и Стефанъ послы къ Игореви построити мира перваго. Игорь же глагола о мирѣ с ними. Игорь же посла боляре свои к Роману. Роман же съзва бояре свои и сановники, и приидоша рускыя послы, и велѣша глаголати и писати обоихъ рѣчи на хратию. Равно другаго свѣщания, бывшаго при цари Романѣ и Костянтинѣ, и Стефанѣ, христолюбивыхъ владыкь, мы от рода рускаго посли великаго князя Игоря именемъ Иворъ, и гостие и общии посли: Вуефастъ, Святославль сынъ Игоревъ, Искусеви, Олги княгини, Слуды, Игоревъ нетии Улѣбъ, Володиславль Каницаръ, Переславинъ, Шихбернъ, Сфандръ жены Улѣблѣ, Прастѣнъ Турдуви, Либия Фрастовъ, Гримъ Сфирковъ, Перастѣнъ Акунъ, нетии Игоревъ, Кары Тудковъ, Каршевъ Турдовъ, Егрие Влисковъ, Воисто Воиковъ, Истро Аминдовъ, Прастѣнъ Берновъ, Ятъвягъ Гунаревъ, Шибридъ Олдань, Колы Слековъ, Стеггие Тоновъ, Сфирка Алдадъ Гудовъ, Фудри Тулдовъ, Мутуръ Утинъ, купець Атунъ Адулобъ, Иггивладъ, Олѣбъ, Фрутанъ, Гомолъ, Куци, Емигъ, Турдибъ, Фурьстѣнъ, Бруды, Лоардъ, Гунастръ, Фрастѣнъ, Игелдъ, Турбернъ, Моны Руалдъ, Свѣнь Стиръ, Олданъ, Телина, Пупсарь, Вузлѣбъ и Синько Боричь, послании от Игоря, великаго князя рускаго, и от всѣхъ княженеи, и от всѣхъ людии земля Руския. От тѣхъ заповѣданно обновити ветхии миръ и ненавидящаго добра и враждолюбца диявола разорити от многыхъ лѣтъ, и утвердити миръ между греки и русию. И великии князь Игорь, и его боляре, и людие вси рустии послаша ны къ Роману и Костянтину, и Стефану, к великимъ царемъ греческимъ, створити любовь съ самѣми цари и съ всѣмъ боляряствомъ, и съ всѣми людми греческыми на вся лѣта, дондеже сияеть солнце, и весь миръ стоить. Иже помыслить от страны Руския раздрушити такову любовь, и елико ихъ крещение приняли суть, да приимуть месть от бога вседержителя, осужение на погыбель в сии въ вѣкъ и въ будущии, а елико ихъ не крещено суть, да не имуть помощи от бога, ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими и да посѣчени будуть мечи своими и от стрѣлъ, и от нага оружия своего, и да будуть раби и в си вѣкъ и въ будущии. А великии князь рускии и боляре его да посылаютъ въ Грекы къ великимъ царемъ греческымъ послы и зъ гостьми, яко же имъ уставленно есть, носяху посли печати златы, а гостие сребряны. Нынѣ же увидѣлъ есть князь нашь посылати грамоту къ царству вашему, иже посылаеми бываютъ от нихъ посли и гостие, да приносять грамоту, пишучи е сице, яко послахъ карабль се елико; и от тѣхъ да увѣмы и мы, оже с миромъ приходять. Аще ли безъ грамоты приидуть и предани будуть намъ, да держимъ и хранимъ, дондеже възвѣстимъ князю нашему. Аще ли руку не дадять и противятся, да убиени будуть, да не изыщется смерть ихъ от князя вашего. Аще ли, убѣжавше, приидуть в Русь, и мы напишемь къ князю вашему, яко имъ любо, тако створять. Аще приидуть в Русь безъ купли, да не взимають мѣсячна. И да запрѣтить князь своимъ словомъ приходящеи руси здѣ, да не творятъ в селехъ, ни въ странѣ нашеи ничто же. И приходящимъ имъ, да витаютъ у святого Мамы. Да пошлеть царство наше, да испишуть имена ихъ, и тогда възмуть мѣсячное свое, первое от града Киева, и с Чернигова, и Переяславля. Да входять въ градъ едиными враты съ царевымъ мужемъ безъ оружия мужь 50 и да творять куплю, еже имъ надобѣ, и пакы да исходять, и мужь царства нашего да хранить я, да аще кто от руси или от грекъ учинить криво, да оправляетъ. Въходяще же русь въ градъ, да не имѣютъ волости купить паволокъ лише 50 златьникъ. И от тѣхъ паволокъ аще кто купитъ, да показаеть цареву мужу, и тое запечатаеть и дасть имъ. И отходящеи руси отсуду взимаютъ от нас, еже надобѣ брашно на путь, и еже надобѣ лодиямъ, яко уставленно есть пръвѣе, и възвращаются съ спасениемъ въ страну свою, и да не имѣють власти зимовати у святого Мамы. Аще ускочить челядинъ от руси, понеже приидоша въ страну свою царства вашего, и от святого Мамы, да аще будеть, да поимуть и, и аще ли не обрящется, да на роту идуть наши хрестияне руси по вѣрѣ ихъ, а не християне по закону своему. Ти тогда да възимаютъ от насъ цѣну свою, яко же уставленно есть прежде, 2 паволоцѣ за челядина. Аще ли кто от людеи царства вашего или от града вашего, или от инѣхъ градъ ускочить челядинъ нашь къ вамъ и принесеть что, да въспять и опять, а еже что принеслъ будеть, а все цѣло, и да възметь у него златника 2. Аще ли кто покусится от руси взяти что от людии царства вашего, иже то створитъ, покажненъ будеть, аще ли взялъ будеть, да заплатитъ. Аще створить то жде гречинъ русину, да прииметь ту жде казнь, яко же онъ приялъ есть. Аще ли ключится украсти русину от грекъ что, или гречину от руси, достоино есть възвратити е, не точию едино, и цѣну его. Аще украденное обрящется продаемо, да вдасть цѣну его, и тои да покажненъ будеть по закону греческому и по уставу рускому. И елико християнъ от власти нашея ту пленена приведуть русь ту, аще будеть юноша или девица добра, да въдадять златникъ 10 и поимуть и, аще ли есть средовичь, да въдасть златникъ 8 и поиметь и, аще будеть старъ или дѣтищь, да въдасть златникъ 10. Аще ли обрящется русь, работающе у грекъ, аще ли суть плѣнници, да искупаютъ по 10 златникъ. Аще купилъ будеть гречинъ, подъ христосомъ постоить ему, да възметь цѣну свою, елико же далъ будеть на немъ. А о Курсуньстѣи странѣ, елико же есть на тои части, да не имуть власти князии рустии, да въюеть, да дамы и ему, елико ему будеть. И о томъ, аще обрящеть русь кубару греческую, вывержену на коемъ любо мѣстѣ, да не приобидятъ ея. Аще ли възметь кто что или человека поработить или убиетъ, да будетъ повиненъ закону рускому и греческому. Аще обрящеть въ устии Днѣпра русь корьсуняне рыбы ловячи, да не творять имъ зла никаковаго. Да не имѣють власти русь зимовати въ устии Днѣпра Бѣлоберезѣ, ни у святого Елферия, но егда приидеть осень, да идуть въ домы своя русь. А о сихъ, иже то приходять чернии болгаре и въюють въ странѣ Корьсуньстѣи, и велимъ князю рускому, да ихъ не пущаеть, и пакостять странѣ его. И аще лучится проказа нѣкая от грекъ, сущихъ подо властию царства нашего, да не имать власти казнити я, но повелѣнием царства нашего да прииметь, яко же будеть створилъ. Аще убиеть християнинъ русина, или русинъ християнина, да держимъ будеть створивыи убииство от ближникъ убиенаго, да убиють. Аще ли ускочить створивыи убои, и аще будеть имовитъ, да възмуть имѣние его ближнии убьенаго. Аще ли есть неимовитъ и ускочить, да ищуть его, дондеже обрящется. Аще ли обрящется, да убиенъ будеть. Ци аще ударить мечемъ, или копиемъ, или любо кацѣмь оружиемъ русинъ гречина, да того ради грѣха заплатить сребра литръ 10 по закону рускому. Аще ли есть неимовитъ, да како можеть, въ толико же и проданъ будеть, да и порьты, въ нихъ же ходитъ, да и то с него сняти, а опроче да на роту ходитъ по своеи вѣрѣ, яко не имѣя ничто же, и тако пущенъ будетъ. Аще ли хотѣти начнетъ наше царство от насъ вои на противлящаяся намъ, да пишу к великому князю вашему, и послеть к намъ, елико хощеть и оттолѣ увидять иныя страны, каку любовь имѣють греци с русию. Мы же свѣщаниемъ все написахъмъ на двою хратию, и едина хратиа есть у царства нашего, на неи же есть крестъ, имена наша написана, а на друзѣи посли ваши и гостие, отходяще с посломъ царства нашего, да допровадять к великому князю рускому Игореви и к людемъ его, и ти, приимше хратию, на роту идуть хранити истинну, яко же мы свѣщахомъ и написахомъ хратию сию, на неи же суть имена наша написанна. Мы же, елико насъ крестилися есмя, кляхомся церковию святого Илии въ зборнѣи церкви и предъ лежащимъ честнымъ крестомъ, и хратиею сию хранити все, еже есть написанно на неи, и не преступити от него ничто же. Или преступить се от страны нашия, или князь, или инъ кто, или крещенъ, или не крещенъ, да не имать помощь от бога, да будетъ рабъ в сии в вѣкъ и въ будущи, да заколенъ будеть своимъ оружиемъ, а на крещении Русь да полагаютъ щиты свои, меч свои нагы и прочее оружие и кленутся о всемъ, яже суть написана на хратии сеи, хранити от Игоря и от вьсѣхъ людии, и от страны Рускыя въ прочая лѣта и в ыну. Аще ли кто от князь или от людии рускыхъ, или християнинъ, или не христьянинъ, да приступить клятву сию, и да будетъ клятъ от бога и от Перуна. Послании же посли Игореви приидоша къ Игорю с послы греческыми и повѣдаша вся рѣчи царя Романа. Игорь же призвавъ послы греческыя: «Глаголете, что вы царево слово». И рѣша послы царевы: «Се послал ныи царь, радуется миру, хощете миръ имѣти съ княземъ с великимъ рускымъ и любовь. И твои посли водили наши цари ротѣ, и насъ послаша ротѣ водити тебе и мужь твоихъ». И обѣщася Игорь сице створити. И наутрия Игорь призва послы: «И придете на холмъ, гдѣ стоя Перунъ». И покладоша оружия и щиты, и злато, и ходи Игорь ротѣ, и мужи его, и елико поганыхъ руси, а християньскую русь водиша ротѣ къ церкви святого Илии, иже есть над ручаемъ, конець Пасынча бесѣды и Козары: се бо бѣ сборная церкви, много бо бѣ варягъ християныхъ. Игорь же, миръ утвердивъ съ греки, отпусти послы къ цареви с скорою и челядию и воскомъ, и отпусти я. И посли же исповѣдаша цареви и грекомъ вся рѣчи Игоревы, миръ и любовь.

Теги: Киев, Стефан, Церковь, Чернигов, Византийский, Днепр, Река, Якун, Император, Корсунь, Улеб, Греки, Белоозеро, Перун, Ольга, Константин VII, Игорь Рюрикович, Мамонта, Посол, Роман Лакапин, Переяславль, 945, 6453,

955

В лѣто 6463 [955]. Иде Олга во Грекы и прииде Цесарюграду. И бѣ тогда цесарь именемь Чемьскыи; они же повѣдаша цесарю приходъ ея; и абие цесарь возва ю к собѣ; она же иде к нему, ничто же медлящи. И видѣвь ю цесарь зѣло добру сущу лицем и смыслену въ премудрости, удививъ же ся цесарь разуму ея, и пакы бесѣдовавши, рече к неи: «подобна еси с нами царствовати въ градѣ сем». Она же разумѣвши, рече ко цесарю: «Азъ погана есмь; да аще мя хощеши крестити, то крести мя самъ; аще ли сего не сотвориши, то не имамъ креститися». Царь же послуша словесѣ сего и абие крести ю съ патриархомъ. Просвѣщена же бывши, и она же тогда радовашеся душею и тѣломъ. И тѣмъ яко поучивши ю патриархъ о вѣрѣ, и рече еи: «Благословена ты въ женах рускых, сице бо оставивши тму, а свѣт возлюби; и благословити тя имуть сынове рустѣи в послѣдняя дни родове внукъ твоих». И заповѣда еи о церковномъ уставѣ и молитвѣ и о постѣ, и о милостинѣ и о воздержании тѣла чиста. Она же, поклонивши главу, стояше, акы губа напаяема, внимающи учению; и поклонившися патриарху, глаголюще: «Молитвами твоими съхранена буду, честнѣишии владыко, от сѣти неприязнены». Бѣ бо имя еи наречено въ крещении Елена, яко древняя цесариця, мати великого Костянтина. И благослови ю патриархъ и отпусти. И по крещении призва ю цесарь, и глагола еи: «Хощу тя поняти себѣ женою». Она же рече: «како хощеши мя поняти, крестивъ мя сам и нарекъ мя себѣ дщерью; а въ крестиянѣх сего нѣсть закона, а ты, цесарю, самъ вѣси». И рече цесарь прѣдстоящимъ ту велможамъ своимъ: «Упремудри мя Олга словесы своими»; бѣ же она мудра словесы. Цесарь же пакы Чемьскыи, слышавши глаголы ея, дасть еи дары многы: злато и сребро, и паволокы, и съсуды разъноличныя; и абие цесарь отпусти ю, нарекъ себѣ дщерью. И Олга, княгынѣ руская, хотящи възвратитися къ странѣ своеи, прииде къ патриарху, благословения просящи на домъ свои, и рече ему: «Людие мои погани, и сынъ мои тако же поганъ бѣ, да бы мя богь съблюлъ от всего зла». И рече еи патриархъ: «Чадо вѣрное; въ христа крестилася еси, въ христа облечеся, христос имать съхранити тя; якоже съхрани Еноха въ пръвыи род, и потомъ Ноя в ковчезѣ, Авраама от Авимелеха, Лота от содомлянъ, Моисѣя от фараона, Давыда от Саула, трие отрокы от пещи, Данила от звѣрии, и тако и тебе избавить от неприязнѣ и от сѣтеи его». И благословивъши патриархъ со вселеньскымъ соборомъ, и отпусти ю с миромъ въ свою землю; и пришедши еи пакы къ Кыеву, принявши святое крещение и божественыя дары въ Цесарьскомъ градѣ от честнѣишаго патриарха. Се же тако бысть, яко при Соломонѣ царѣ: прииде ефиопьская цесариця къ Соломону, слышати хотящи премудрость Соломоню многу и знамения видѣти: тако си блаженая Олга искаше добра и мудрости божия; нь она человѣческыя, а си божиа. Ищющии бо премудрость обрящуть; понеже бо премудрость на исходящих поется, на путехъ же деръзновение водить, на краихъ же стѣнозабралных проповѣдается, въ вратехъ же градных дерзающи глаголет, елико убо лѣт незлобии держатся по правду. И си бо от възраста блаженая Олга искаше мудростию всего въ свѣтѣ семъ и налѣзе бисеръ многоцѣнныи, еже есть христосъ. Рече бо Соломонъ: «Желание благовѣрных наслажаеть душю, и приложиши сердце твое в разумъ; азъ любящая люблю, и ищущии мене обрящут». И рече господь: «Приходящая ко мнѣ не иждену вонь». Сия же Олга, по внегда пришедши еи уже в Киевъ, и якоже о неи въпред рекохомъ, посла же к неи царь Чемьскыи, глаголя сице, яко «Много одарих тя; ты бо ми рекла еси тако, яко аще възращуся в Русь, и многы дары пришлю ти, челядь и воскъ и скору, и вои в помощь». И отвѣщавши же Олга, и рече къ Соломѣру: «Аще ты сице глаголеши от Чемьскаго цесаря, рци ему: тако пришедши, постоиши у мене в Почаинѣ, якоже и азъ у тебе въ Съсуду стоявши, то тогда ти дамъ». И сиа пакы словеса глаголавши много, и абие отпусти приходящая послове къ Царьскому граду. Живущи же Олга съ сыномъ своимъ Святославомъ, и учаше его мати креститися, нь небрежаше того словесѣ, ни въ уши влагаше себѣ; нь аще кто хотяще волею креститися, не възбраняху ему, нь паче ругахуся тому. Невѣрнымъ бо есть вѣра крестианьска уродьство есть; не смыслиша бо, ни разумѣша, во тмѣ ходяща, не видят славы господня; одебелѣша бо сердца ихъ, и ушима тяжко слышати и очима видѣти. Рече бо Соломонъ: «Дѣлатель нечьстивыхъ далече от разума; понеже звах вы, не послушасте, и прострох словеса, не внимасте, нь отмѣтасте моея совѣты, моих же обличении не внимасте; възненавидѣша бо премудрость, а страха господня не изводиша, ни хотяху внимати моих словесъ, подражаху моя обличениа». Якоже и Олга часто глаголаше: «И азъ, сыну мои, бога познахъ и радуюся; аще ты познаеши, и радоватися начнеши». Онъ же не внимаше, глаголя: «Како азъ хощу инъ законъ приняти единъ, а дружина смѣятися начнуть и ругатися». Олга же рече ему: «Сыну, аще крестишися, вси имут то же творити». Он же не послушаше матери, творяше нравы поганьскыя; не вѣдыи бо, аще кто матери не послушаеть, и пакы в бѣду впадаеть, якоже рече: «Аще кто отца не слушаетъ или матери, смерть прииметь». Сеи же к тому гнѣвашеся на матерь. Соломонъ же рече: «Кажа злыя прииметь собѣ досаждение; облицая злыхъ, да възненавидит тебе». Нь обаче любляше Олга сына своего Святослава, рекущи к себѣ: «Воля божия да будет; аще хощеть богъ помиловати роду моего и земли Рускыя, да возложить имъ богъ на сердце обратитися къ богу, якоже и мнѣ богъ дарова». И се рекъши, моляшеться за люди и за сына и по вся нощи и дни, кормящи сына своего до мужества своего и до возраста его.

Теги: Библейский персонаж, Византия, Даниил, Киев, Киевский, Князь, Моисей, Константинополь, Авимелех, Авраам, Византийский, Давид, Енох, Княгиня, Константин I Великий, Река, Святая, Святой, Соломон, Император, Патриарх, Греки, Римский, Святослав Игоревич, Ольга, Иоанн I Цимисхий, 955, 6463, Полиевкт, Елена (Равноапостольная), Ной, Лот, Почайна, Крещение, Саул, Три отрока, Царица Савская,

В лѣто 6463 [955]. Крещение Олгино от Царяграда. Иде Олга въ Греки, прииде къ Царуграду. И бѣ тогда царь именемъ Чемьскыи Иоаннъ, и прииде к нему Волга. И видѣвь ю добру сущу лицемъ и смыслену, и удивися царь разуму ея, бесѣдова к неи и рекъ еи: «Подобна еси царствовати въ градѣ семь с нами». Она же, разумѣвше, рече къ царю: «Азъ погана есмъ. Да аще мя хощеши крестити, то крести мя самъ. Аще ли то не крестиши мя, не крещуся». И крести ю царь с патриархомъ. Просвѣщена же бывши, радовашеся душею и тѣломъ. И поучи ю патриархъ о вѣрѣ, рече еи: «Благословена ты в женахъ рускихъ, яко възлюби свѣтъ, а тму остави. Благословити тя имуть сынове рустии в послѣднии родъ внукъ твоихъ». И заповѣда еи о церковномъ чину и о молитвѣ, и о постѣ, и о милостыни, и о въздержании тѣла чиста. Она же, поклонивъше главу, стояше, яко губа напаяема, внимающе учению. И поклонившеся патриярху, глаголюще: «Молитвами твоими, владыко, да сохранена буду от сѣти неприязненыи». Бѣ бо реченно имя еи въ крещении Елена, яко же и древняя царици мати великаго Костянтина. И благослови ю патриархъ и отпусти ю. И по крещении възва ю царь и рече еи: «Хощу тя пояти жену себѣ». «Како хощеши мя пояти, крестивъ мя самъ и нарекъ мя дщерию?. А въ християнехъ того нѣсть закона, а ты самъ вѣси». И рече царь: «Преклюкала мя еси, Олга». И вда еи многы дары, злато, и сребро, и паволокы, и съсуды разноличныя, и отпусти ю, нарекъ дщерию себѣ. Она же, хотя въсвояси, и прииде къ патриарху, благословения просящи от него на домъ, и рече: «Людие мои погании и сынъ мои. Дабы мя богъ соблюлъ от всякаго зла». И рече патриархъ: «Чадо мое вѣрное! Въ Христа крестилася еси и въ Христа облечеся. Христос тя схранити имать, яко же схрани Еноха въ первыя роды и потомъ Ноя в ковчезѣ, Авраама от Авимелеха, Лота от содомлянъ, Муисея от фараона, Давида от Саула, три отрокы от пещи, Данила от звѣрии, тако и тебе избавить от неприязни и от звѣри и от сѣти дьяволя». И благослови ю патриархъ. И иде с миромъ въ свою землю и прииде къ Киеву. Се же бысть при Соломонѣ, приде царица ефиопьская къ Соломону, слышати хотячи премудрость Соломаню, и многу мудрость видѣ и знамения, яко же и сия блаженная Олга искааше добрѣ мудрости божия. Но она человеческыя, а сия божия. «И ищущеии премудрости, обрящуть благодать. Премудрость на исходищѣхъ поется, на путихъ же деръзновение водить, на краихъ же стѣнъ забралныхъ проповѣдаеться, въ вратѣхъ же градныхъ дерзающе глаголеть. Елико бо лѣтъ незлобивии держатся по правду». От възраста бо си блаженая Олга искаше премудрости и всего въ свѣте семъ и налѣзе бисеръ многоцѣнныи, еже есть Христосъ. Рече бо Соломонъ: «Желание благовѣрныхъ наслажаетъ душю; и приложи сердце твое в разумь: Азъ любящая мя люблю, и ищущии мя обрящуть мя!». И господь рече: «Приходящая ко мнѣ, да не изъждену вонъ». Сии же Олга прииде къ Киеву, присла к неи царь Чемьскыи, глаголя: «Яко много дарихъ тя, ты бо глаголаше ко мнѣ: "Яко азъ възвращуся в Русь, многы дары прислю ти: челядеи, воскъ и скору, и воя на помощь"». Отвѣщавши, Олга рече к нимъ, царевымъ посломъ: «Аще ты, рци, тако же, царю, постоиши у мене в Почаинѣ, яко же и азъ в Суду, тогда ти дамъ». И отпусти послы, рекши. Живяаше же Олга съ сыномъ своимъ съ Святославомъ, и учашеть и мати креститися, и не брежеше того, ни въ уши внимааше, но аще кто хотяаху волею креститися, не браняаху, но ругахуся тому: «Невѣрнымъ бо бѣ вѣра християньска уродьство есть; не смыслиша бо, ни разумѣша». Во тмѣ ходять и не видять славы господня, одебелѣша бо сердца ихъ; ушима тяшко слышати и очима видѣти. Рече бо Соломанъ: «Дѣлателю нечестивыхъ далече от разума», «понеже звахъ вы и не послушасте мене, и растрохъ словеса, и не внимасте, но отмѣтасте моя съвѣты, моихъ же обличении не внимасте, възненавидѣша бо премудрость, от страха господня не изволися, ни хотяаху моихъ внимати съвѣтъ, подраждааху же моя обличения». Яко же бо Олга часто глаголаше: «Азъ, сыну мои, бога познахъ и радуюся. Аще ты познаеши, радоватися начнеши». Онь же не внимааше того, глаголя: «Какъ азъ хощу инъ законъ прияти единъ, а дружина моя смѣятися начнуть». Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имуть то жде творити». Он же не послуша матери и творяаше нравы поганьскыя, не вѣды, аще кто не послушаеть матере, в бѣду впадаеть, яко же рече: «Аще кто отца или матери не послушаетъ, смерть прииметь». Сеи къ тому гнѣваашеся на матерь. Соломанъ бо рече: «Кажаи злыя приемлеть себѣ досаждение, обличаяи же нечестива поречеть себѣ, обличения бо нечестивымъ мозоль есть. Не обличаи злыхъ, да не възненавидять тебе». Но обаче любляаше Олга сына Святослава, ркуще: «Воля божия да будеть! Аще богъ помиловати въсхощеть роду и земли Рускыя, да възложить имъ на сердце обратитися къ богу, яко же и мнѣ богъ дарова». И се рекши еи моляашеся за сына и за люди по вся дни и нощи, кормяще сына своего до мужества его и до възраста его.

Теги: Библейский персонаж, Византия, Даниил, Киев, Киевский, Князь, Моисей, Константинополь, Авимелех, Авраам, Византийский, Давид, Енох, Княгиня, Константин I Великий, Река, Соломон, Император, Патриарх, Константинопольский, Греки, Римский, Святослав Игоревич, Ольга, Иоанн I Цимисхий, 955, 6463, Полиевкт, Елена (Равноапостольная), Ной, Лот, Почайна, Крещение, Саул, Три отрока, Царица Савская,

КРЕЩЕНИЕ ОЛГИНО ВЪ ЦАРИГРАДѢ. Въ лѣто 6463 [955]. Иде Олга въ Грекы, и прииде кь Цариграду. И бѣ тогда царъ именемъ Иоань Цимисхиль, и прииде къ нему Олга, и видѣвъ ю добру сущу лицемъ и велми смыслену, и удивлься царь разуму еа, бесѣдова къ ней, рекь ей: «Подобна еси царствовати въ градѣ семъ з нами.» Она же разумѣвши, рече кь царю: «Азъ погана есмь, да аще мя хощеши крестити, то крести мя самь; аще ли не крестиши мя ты, то не крещуся.» И крести ю царъ съ патриархомъ. Просвѣщена же бывши, радовашеся душею и тѣломъ, и поучи ю патриархь о вѣрѣ, рече ей: «Благословена ты вь женахъ Русскыхъ, яко възлюби свѣтъ, а тму остави; благословити тя имутъ сынове Русстии въ послѣдний родъ внукь твоихъ.» И заповѣда ей о церковномъ чину, и о молитвѣ, и о постѣ, и о въздрьжании тѣла чиста; она же стоаше поклонивши главу, яко губа напааема водою внимающи учениа; и поклонившися патриарху, глаголющи: «Молитвами твоими, владыко, да сьхранена буду отъ сѣти неприязнены.» Бѣ же наречено имя ей въ крещении Елена, якоже и древняа царици, мати великого царя Костантина. И благослови ю патриархь, и отпусти ю. И по крещении възва ю царь, и рече ей: «Хощу тя пояти женѣ себѣ.» Она же рече: «Како хощеши пояти, крестивъ мя самъ и нарекь мя дщерию? А въ христианехь того нѣсть закона, а ты самъ вѣси.» И рече ей царь: «Обольстила мя еси, Олга.» И вда ей дары многы, злато, и сребро, и паволокы и съсуды многы разноличныя, и отпусты ю, нарекъ дщерию себѣ. Она же отходя въ своаси, и прииде кь патриарху, благословениа просящи отъ него на домъ, и рече ему: «Людие мои погани и сынь мой, да бы мя Богъ съблюлъ отъ всякого зла.» И рече ей патриархь: «Чадо мое вѣрное! Въ Христа крестилаася еси, въ Христа облечеся, Христосъ тя съхранити имать, якоже съхрани Еноха вь пръвыа роди, и потомъ Ноа въ ковчезѣ, Авраама отъ Авимелеха, Лота отъ Съдомлянь, Моисеа отъ Фараона, Давыда отъ Саула, три отрокы отъ пещи, Даниила отъ звѣрий, и тако и тебе избавитъ отъ неприазны, и отъ звѣрий и отъ сѣти диаволя.» И благослови ю патриархь, и иде съ миромъ въ свою землю, и прииде кь Киеву. Се же бысть, яко при Соломонѣ прииде царица Ефиопскаа къ Соломону, слышати хотящи премудрость Соломоню, и многу мудрость видѣ и знамениа: такоже и си блаженна Олга искааше добрѣ мудрости Божиа; но она человѣчскыа премудрости искааше, а Елена Божиа. Пишетъ бо премудрость: «Ищущеи премудрости обрящутъ благодать, премудрость на исходищихъ поется, на путехъ же дрьзновение водить, на краехъ же стѣнь забралныхь проповѣдуется, въ вратѣхъ же градныхъ дръзающи глаголеть; елико бо лѣть незлобивыи дръжатся по правду». Отъ възраста бо си блаженнаа Олга искааше премудрости и въсего въ свѣтѣ семъ, и налѣзе бисеръ многоцѣнный, еже есть Христосъ. Рече бо Соломонь: желание благовѣрныхъ наслаждаютъ душу; и: приложиши сердце твое въ разумь; азъ любящаа мя люблю, и ищущии мя обрящутъ мя. И Господь рече: приходящаа кь мнѣ не изждену вонь. Сии же Олга прииде кь Киеву, и присла царь къ ней Иоань Чимиский, глаголя: «Яко много дарихъ тя; ты бо глаголиши кь мнѣ, яко аще азъ възвращуся въ Русь, многы дары пришлю ти, челяде, и воскь и скору, и воа на помощь.» Отвѣщавши Олга, рече кь царевымъ посломъ: «Аще ли ты такоже, царю, постоиши у мене въ Почайнѣ, якоже и азъ въ Суду, тогда ти дамъ»; и отпусти послы, се рекше. Живяше же Олга съ сыномъ своимъ Святославомъ, и учашеть и мати креститися, и не брежаше того, ни въ уши вьнимааше; но аще кто хотяаше волею креститися, не браняаху ему, но ругахуся тому. Невѣрнымъ бо вѣра христианскаа уродьство есть; не смыслиша бо, ни разумѣша въ тмѣ ходять, не видятъ бо славы Господня, одебелѣша бо сердца ихь, ушима тяжко слышати и очима видѣти. Рече бо Соломонъ: «Дѣлатель нечестивыхъ далече отъ разума; понеже звахъ вы, и не послушасте мене, и распрострохъ словеса, и не вънимасте, но отмѣтасте моя съвѣты, моихъ же обличении не вънимасте, възненавидѣша бо премудрость, отъ страха Господня не изволися, не хотяху моихъ вънимати съвѣть, подражаху же моя обличении». Якоже бо Олга часто глаголаше: «Азъ, сыну мой, Бога познахъ, и радуюся; аще ты познаеши, радовати же ся имаши.» Онъ же не внимаше то, глаголя: «Како азъ хощу инь законъ приати единъ? А дружина моа смѣятися начнутъ.» Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имутъ тоиже сьтворити.» Онъ же не послуша матери, и творяше нравы поганскыя, не вѣдый истиннаго закона, иже рече: аще кто не послушаетъ матери, въбѣды въпадаетъ, якоже рече Соломонъ: «Аще кто не послушаетъ отца или матери, смерть прииметъ въскорѣ». Сей къ тому гнѣваашеся на матерь. Соломонъ бо рече: «Кажай злыа приемлетъ себѣ досаждение, обличаяй же ничестиваго поречетъ себѣ; обличение бо нечестивымъ мозоль есть; не обличай злыхъ, да не възненавидятъ тебе». Но обаче любляше Олга сына Святослава, ркущи: «Воля Божиа да будетъ; аще убо будетъ Богъ помиловати въсхощетъ роду моего, и мене, и всеюи земли Русской, да възложитъ имь на сердце обратитися къ Нему и внити въ крещение, якоже нынѣ и мнѣ Богъ дарова.» И се рекши, моляшеся за сына и за вся люди Русскиа по вся дни и въ нощи, кормяще сына своего до мужества его и до възраста его.

Теги: Библейский персонаж, Византия, Даниил, Киев, Киевский, Князь, Моисей, Константинополь, Авимелех, Авраам, Византийский, Давид, Енох, Княгиня, Константин I Великий, Река, Святая, Святой, Соломон, Император, Патриарх, Константинопольский, Греки, Римский, Святослав Игоревич, Ольга, Иоанн I Цимисхий, 955, 6463, Полиевкт, Елена (Равноапостольная), Ной, Лот, Почайна, Крещение, Саул, Три отрока, Царица Савская,

958

В лѣто 6466 [958]. Иде Олга въ Греки, и прииде къ Царюграду. И бѣ тогда царь, именемь Иванъ Чемьскыи, и прииде к нему Олга. И видѣвь ю добру сущу лицемь и смысльну, и удивився царь разуму ея, бесѣдова к неи, рекь еи: Подобна еси царствовати в градѣ семь с нами. Она же разумѣвши, рече к царю: «Азъ погана есмь; да аще мя хощеши крестити, то крести мя самь; аще ли, то не крещуся». И крести я царь c патриархом. Просвѣщена же бывши, радовашеся душею и тѣлом; и поучи ю патриархъ о вѣрѣ, рече еи: «Благословена ты в женах руских, яко възлюби свѣтъ, а тму остави; благословити тя имут сынове рустии в послѣднии род внукъ твоих». И заповѣда еи о церковнемь чину, и о молитвѣ, и о постѣ, и о милостыни, и о въздержании тѣла чиста. Она же, поклонивши главу, стояше, яко губа напаяема, внимающи учение: и поклонившися патриарху, глаголющи: «Молитвами твоими, владыко, да съхранена буду от сѣти неприазньны». Бѣ бо речено имя еи въ крещении Елена, якоже и древняа царица, мати великаго Констянтина. И благослови ю патриархъ, и отпусти ю. И по крещении възва ю царь и рече еи: «Хощу тя пояти собѣ женѣ». Она же рече ему: «Како хощеши мя пояти, крестив мя самь и нарек мя дщерью, а въ христианех того нѣсть закона, а ты самъ вѣси». И рече царь: «Преклюкала мя еси, Олго». И вда еи даръ многи, злато, и сребро, и паволокы, и сосуды различныя, и отпусти ю, нарек дщерию собѣ. Она же хотяще домов, прииде благословениа просящи на домъ и рече ему: «Людие мои погани и сынь мои, да бы мя Богъ съблюлъ от всякого зла». И рече патриархъ: «Чядо вѣрное, въ Христа крестилася еси и въ Христа облечеся; Христос имать съхранити тя, якоже съхрани Еноха в первыа роды, и потом Ноя в ковчезѣ, Авраама от Авимелеха, Лота от содомлянъ, Моисеа от фараона, Давида от Саула, три отроки от пещи, Даниила от звѣрии, тако и тебе избавит от неприазнии и от звѣрии, и от сѣтии дьяволихъ». И благослови ю патриархъ, и иде с миром въ свою землю, и прииде къ Киеву. Се же бысть якоже при Соломонѣ: приде царица Ефиопскаа к Соломону, слышати хотяще премудрость Соломоню, и многу мудрость видѣ и знамениа. Такоже и сиа блаженаа Олга искаше добрѣи мудрости Божии, но она человѣчскыя, а сия Божиа. Ищущии бо премудрости обрящет; премудрость на исходищих поется, на путех же дръзновение вводить, на краех же стѣнъ забралных проповѣдается, въ вратѣх же градных дръзающи глаголеть, елико бо лѣт незлобии держатся по правду. Си бо от възраста блаженаа Олга искаше мудростию и всего в свѣтѣ семь, и налѣзе бисеръ многоцѣнныи, еже есть Христос. Рече бо Соломонъ: «Желание благовѣрных наслажаа душу, и приложиши сердце твое в разумь, азъ любящаа мя люблю, и ищущии мене, обрящут мя». И Господь рече: «Приходящаа ко мнѣ не иждену вонъ». Си же Олга приде к Киеву, и присла к неи царь Чемскыи, глаголя, яко «Много дарих тя; ты бо глаголеши ко мнѣ, яко аще азъ възврашуся в Русь, многы дары прислю ти: челядь, и воскъ, и скору, и воя на помощь. Отвѣщавши Олга, рече къ слом: «Аще ты, рече, постоиши у мене в Почаинѣ, якоже азъ в Суду, то тогда ти дамъ». И отпусти слы, рекши. Живяше же Олга съ сыномь своимь Святославом, и учяшет имати креститися, и небрежаше того, ни во уши внимати; но аще кто хотяше волею креститися, не браняху, но ругахуся тому. Невѣрнымь бо вѣра христианска уродство есть, не смыслишя бо ни разумѣшя, въ тмѣ ходяще, и не вѣдят славы Господня, одебелѣшя бо сердца их, ушима тяжко слышати и очима видѣти. Рече бо Соломонъ: «Дѣлатели нечестивых далече от разума; понеже звах вы, и не послушасте мене, прострох словеса, и не внимасте, възненавидѣшя бо премудрость, а страх Господень не изволишя, ни хотяху моих внимати съвѣтъ, подражаху же моя обличениа». Якоже бо Олга часто глаголаше: «Аще, сыну мои, Бога познах и радуюся; аще ты познаеши и радоватися начнеши». Он же не внимаше того, глаголя: «Како азъ хощу инъ закон приати единъ, а дружина сему смѣятися начнут». Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имут то же творити». Он же не послуша матери и творяше нравы поганскыа, не вѣдыи, аще кто матере не послушает, в бѣду впадет. Якоже рече: «Аще кто отца или матери не послушает, смерть приимет». Сеи к тому гнѣвашеся на матерь. Соломон бо рече: «Кажаи злыя, приемлет собѣ досажение, обличаяи нечьстиваго, поречеть себѣ, обличениа бо нечестивымъ мозолие суть, не обличаи злых, да не възненавидят тебе». Но обаче любяше Олга сына своего Святослава, рекущи: «Воля Божиа да будет, аще Богъ помиловати хощеть роду моего и земли Рускы, да възложить имъ на сердце обратитися к Богу, якоже и мнѣ Богъ дарова». И си рекши, моляшеся за сына и за люди по вся дни и нощи, кормящи сына своего до мужства его и до възраста его.

Теги: Библейский персонаж, Византия, Даниил, Киев, Киевский, Князь, Моисей, Константинополь, Авимелех, Авраам, Византийский, Давид, Енох, Княгиня, Константин I Великий, Река, Святая, Святой, Соломон, Император, Патриарх, Константинопольский, Греки, Римский, Святослав Игоревич, Ольга, Иоанн I Цимисхий, 958, 6466, Полиевкт, Елена (Равноапостольная), Ной, Лот, Почайна, Крещение, Саул, Три отрока, Царица Савская,

967

В лѣто 6475 [967]. Иде Святославъ на Дунаи на Болгары. И бившемся обоимъ, одолѣ Святославъ болгаромъ, и взя городовъ 80 по Дунаю, и сѣде княжа ту въ Переяславци, и емля дань на грецехъ.

Теги: Болгария, Река, Греки, Дунай, Святослав Игоревич, Болгары дунайские, Переяславец на Дунае, 6475, 967,

971

В лѣто 6479 [971]. Прииде Святославъ къ Переяславцю, и затворишася болгаре въ градѣ. Излѣзоша болгаре на сѣчю противу Святославу, и бысть сѣча велика, и одолѣша болгаре. И рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ здѣ пасти; потягнемъ мужескы, о братье и дружино». И к вечеру одолѣ Святославъ, и взя град копиемъ, и рче: «Се град мои». И посла ко грекомъ, глаголя имъ сице: «Хощю на вас ити и взяти град вашь, якоже и сему створихомъ». И рѣша ему грѣци: «Мы недужи противу вамъ стояти, нь возми дань на нас и на дружину свою; и повѣжьте ны, колико есть васъ, да въдамы по числу на главы». И се рѣша грѣци, льстящеся под русью, суть бо грѣци льстиви и до сего дне. И рече Святославъ: «Есть нас 20 тысяць»; толико же приложи еще к тому 10 тысящь. И пристроиша грецѣ 100 тысящь на Святослава, и не даша дани. И поиде Святославъ на грѣкы, и изидоша противу руси. Видѣвъши же русь, убояшася зѣло множества вои; и рече имъ Святославъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу; да не посрамимъ землѣ рускыя, но ляжемъ костью ту: мертвии бо срама не имут; аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамъ, и не имамъ убѣжати, нь станемъ крѣпко, азъ же предъ вами поиду; аще моя глава ляжеть, то промыслите о собѣ». И рѣша воини: «Гдѣ, княже, глава твоя, ту и главы наша сложимъ». Исполчишася русь, тако же и грѣци противу исполчишася; и сразистася обои полъци, и оступиша русь, и бысть сѣча велика зѣло; и одолѣ Святославъ, и бѣжаша грецѣ. А Святославъ пакы поиде къ граду, воюя и грады разбивая, иже стоять пусты и до днешняго дне. Цесарь же созваше боляры своя в полату и рече имъ: «Что сътворимъ, яко не можемъ противу ему стати». И рѣша ему бояре: «Пошли к нему дары, искусимъ его: любезнивъ ли есть злату и паволокамъ». Послаша к нему злато и паволокы и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи взора его и лица его и смысла его». Он же, вземъ дары, иде къ Святославу. И повѣдаша Святославу, яко приидоша грѣци с поклономъ. И рче Святославъ: «Введите их сѣмо»; и абие приведоша и. Онѣмъ же слом пришедшимъ и пакы поклонившимся ему, и положиша пред нимъ злато и паволокы. И рече Святославъ, кромѣ зря, отрокомъ своимъ: «Возмѣте, кому что будет». Они же поимаша; а слы цесаревѣ, видѣвши тое, приидоша ко цесарю. И съзва царь бояры своя и велможа; рѣша же послании, яко «Приидохомъ к нему, и не позри на ны, нь толико отрокомъ повелѣ поимати». Рече же единъ от ту предстоящих: «Царю, искуси единою еще; пошли к нему оружье браньное». Онъ же послуша его, и послаше ему мечь и иное оружье. Слу же цесареву принесъшю къ Святославу, он же приимъ, нача любити и хвалити и цѣловати, [яко самого] цесаря. И приидоша опять къ цесарю, и повѣдаша вся бывшая. И рѣша бояре: «Лютъ сьи мужь хощеть быти, яко имѣниа небрежеть, а оружие емлет и любит; имѣся по дань». И посла цесарь, глаголя сице: «Не ходи ко граду и возми на нас дань, еже хощеши»; мало же бѣ не дошелъ Цесаряграда. И даша ему дань; он же и на убиеныя имаше, глаголя, яко «Род его возметь». И взя же дары многы, и възвратися къ Переяславцю съ похвалою великою. Видѣв же мало дружинѣ своея, и рече к собѣ: «Да како прельстивше, избиють дружину мою и мене»; бѣша бо мнозѣ избиенѣ на полку. И рече: «Поиду в Русь и приведу болши дружинѣ»; и поиде в лодьяхъ. Рече же ему воевода отень Свѣнделдъ: «Поиде, княже, около на конѣх; стоять бо печенѣзѣ в порозѣхъ». И не послуша его, нь поидоша в лодьяхъ. Послаша переяславци къ печенѣгомъ, глаголюще сице: «Идеть вы Святославъ в Русь, вземъ имѣние много у грѣкъ и полонъ бещисленыи, с маломъ дружины». Слышавши же печенѣзѣ, и заступиша печенѣзи порокы. И прииде Святославъ к порогомъ, и не бѣ лзѣ проити; и ста зимовати в Бѣлобережьи; и бѣ гладъ великъ, по полугривнѣ голова конячья. Веснѣ же приспѣвши.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Днепр, Печенеги, Река, Император, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Белобережье,

И прииде Святослав в Переяславець, и затворишяся болгаре въ градѣ. И излѣзошя болгаре на сѣчю противу Святославу, и бысть сѣча велика, и одолѣваху болгаре. И рече Святослав воемь своим: «Уже намъ пасти зде; потягнем мужскы, братье и дружино». И к вечеру одолѣ Святослав и взя град копиемь, и посла къ греком, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти град вашь, яко и сеи». И рѣшя греци: «Мы не дужи противу вас стати, но възми дань на нас и на дружину свою, и повѣжьте ны, колико вас, да вдамы по числу на главы». Се же рѣшя греци, лстяще под русью, суть бо греци лстиви и до сего дне. И рече имъ Святослав: «Есть нас 20000. И прирече 10000, бѣ бо руси 10000 толико». И пристроишя греци 100000 на Святослава и не дашя дани. И поиде Святослав на греки, и изыдошя противу руси. Видѣвше же русь, убояшяся зѣло множество вои. И рече Святослав: «Уже нам нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу; да не посрамимъ земли рускыа, но ляжем костми ту, мертвыи бо срама не имать, аще ли побѣгнем, то срамъ имам и не имам убѣжати, но станем крѣпко, аз же пред вами поиду; аще моа глава ляжеть, то промыслите о себѣ». И рѣшя вои: «Идеже глава твоя, ту и своя главы сложимъ». И исполчишяся русь, и грецѣ противу, и сразистася полка, и оступишя русь, и бысть сѣчя велика; и одолѣ Святослав, и бѣжашя греци. И поиде Святослав к граду, воюя и грады разбивая, яже стоят пусты и до днешняго дне. И съзва боляры своя царь в полату и рече им: «Что сътворимъ, якоже не можем противу ему стати?» И рѣшя ему боляре: «Пошли к нему дары, искусим и, любезни ли есть злату или паволокамъ?» И послаша к нему злато, и паволокы, и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи взора его и лица его и смысла его». Он же взем дары, приде къ Святославу. И повѣшя Святославу, яко приидошя греци с поклоном, и рече: «Введите я сѣмо». И приидошя, и поклонишяся ему, и положишя пред нимь злато и паволокы; и рече Святослав, кромѣ зря, отроком своим: «Съхраните». Они же приидошя к царю, и съзва царь боляры, рѣшя же посланнии, яко «Приидохом к нему и вдахом дары, и не зрѣ на ня, и повелѣ съхранити». И рече единъ: «Искуси и еще, посли ему оружие». Они же послушашя его и послашя ему мечь и ино оружие, и принесошя к нему; он же приим, нача хвалити и любити и цѣловати царя. И приидошя опять к царю, и повѣдашя ему вся бывшаа, и рѣшя боляре: «Лютъ сеи муж хощет быти; имѣниа небрежет, а оружие емлет; имися по дань». И посла царь, глаголя сице: «Не ходи к граду, но възми на нас дань, и еже хощеши». За маломь бо бѣ не дошел Царяграда. И вдашя ему дань, имашет же и за убьеныа, глаголя, яко «Род его възмет». Взя же дары многы, и възвратися в Переяславець с похвалою великою. Видѣв же мало дружины своеа, рече к себѣ: «Егда како прелстивши избиют дружину мою и мене». Бѣшя бо мнози погибли на полку, и рече: «Поиду в Русь и приведу боле дружины». И посла слы к цареви в Дерестрѣ, бо бѣ ту царь, рекше сице: «Хощу имѣти мирь с тобою твердъ и любовь». Се же слышав, рад бысть и посла к нему дары боле первых. Святослав же прия дары и почя думати с дружиною своею, рекше сице: «Аще не створим мира съ царемь, а увѣсть царь, яко мало нас есть, пришед, оступят ны въ градѣ; а Рускаа земля далече, а печенѣзи с нами ратни, да кто ны поможет, но створимь миръ с царемь, се бо ны ся по дань ялъ, и то буди доволно намъ. Аще ли почнет не управляти дани, изнова из Руси съвокупившеся вои многы, поиду на Царьград». И люба бысть рѣчь си дружинѣ, и послашя лучшии мужи к цареви; и приидошя в Дерестръ, и повѣдашя цареви. Царь же на утрия призва я. И глаголеть царь: «Да глаголють слы рустии». Они же рѣшя тако: «Глаголеть князь нашь: хощу любовь имѣти съ царемь Греческым съвръшеную прочая вся лѣта». Царь же рад бывъ, повѣле писцу писать вся речи Святославли на хартию. Месяца иуля, индикта 14. Азъ Святослав, князь рускии, якоже кляхся, и утвержаю на съвѣщании семь роту свою. Хощу имѣти миръ и съвершеную любовь съ всяцѣмь царемь греческымь, и с Васильем и Констянтином, и съ благодохновеными цари, и съ всѣми людми вашими, иже суть под мною русь, боляре и прочии, до конца вѣка. Яко николиже помышляю на страну вашу, ни сбираю вои, ни языка иного приведу на страну вашу и елико есть под властию гречьскою, ни на власть корсунскую и елико есть градов их, ни на страну Болгарску; да аще инъ кто помыслит на страну вашу, да азъ буду противен ему и борюся с нимь. Такоже кляхся к царемь греческым, и съ мною боляре и русь вся, да съхраним праваа съвѣщаниа. Аще ли от тѣх прежереченных не съхранимь, аз же и съ мною и под мною, да имѣемь клятву от Бога, в него же вѣруемь, в Перуна и Волоса, скотиа бога, и да будемь злати, яко злато, и своим оружием да изсѣчени будемъ. Се же имѣите въистинну, якоже пинехросу створих нынѣ к вамь, и написахом на хартии сеи своими печатми запечатлѣхом. Сътворив же миръ Святослав съ грѣки, поиде в лодьях к порогом, и рече ему воевода отень Свинтелдъ: «Поиди, княже, на конех около, стоят бо печенѣзи в порозѣх». И не послуша его, поиде в лодьях. И послашя переяславци к печенѣгом, глаголюще сице: «Идет вы Святослав в Русь, взем имѣние много у грекъ и плѣнъ бесчисленъ, с малою дружиною». Слышав же се печенѣзи заступиша пороги. И прииде Святослав к порогом, и не бѣ лзѣ проити пороги; и ста зимовати в Бѣлобережьи; и не бѣ у них брашна уже, и бѣ глад велик, яко по полугривны голова конева, и зимова Святослав ту. Веснѣ же приспѣвши.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

И прииде Святославъ въ Переяславець, и затворишася болгаре въ градѣ, и излѣзоша болгаре на сѣчю противъ С(вя)тославу, и бысть сѣча велия, и одолѣваху болгаре. И къ вечеру одолѣ Святославъ, и взятъ градъ копиемъ, и посла къ грекомъ, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти градъ вашь, и яко и сии». Рѣша греци: «Мы не хотимъ противу вамъ стати, но възми дань на нас и на свои вои, и повѣждьте ны, колко васъ, да вдамы по числу на главы». Се же рѣша греци, льстяще подъ русию, суть бо греци льстивии и до сего дни. И рече имъ Святославъ: «Есть нас 20000»; и прирече 5000, бѣ бо руси 5000 толко. И пристроиша греци 100000 на Святослава, и не даша дани, и поиде Святославъ на грекы, изыдоша противу руси, видѣвъ же русь и убояшася за множество вои. И рече Святославъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу. Да не посрамимъ земли рускыя, но ляжемъ костьми туто, мертвыи бо срама не имать. Аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамы и не имамы убѣжати, но станемъ крѣпко. Азъ же пред вами иду, аще ли моя глава ляжеть, то промыслите о себѣ сами». И рѣша вои: «Идѣже глава твоя будеть, туто и наша будеть». Исполчишася русь и греци противу, и сразишася обои, и оступиша русь, и бѣ сѣча велика, и одолѣ Святославъ, и бѣжаша греци. И поиде Святославъ къ граду, воюя и грады разбивая, яже стоятъ пусты и до сего дни. И царь созва боляре свои в полату и рече имъ: «Что створимъ? Якоже не мождааху противу ему стати». И рѣша к нему боляре: «Пошли къ нему дары. Искусимъ и, любезенъ ли есть злату или паволокамъ». И послаша к нему злато и паволокы, и мужа мудра, глядаи възраста его и лица его, и смысла его, он же вземъ дары, прииде къ Святославу. И повѣдаше Святославу, яко приидоша греци с поклономъ. И рече: «Въведите я сѣмо». И приидоша, и поклонешася ему, и положиша пред нимъ злато и паволокы. И рече Святославъ, кромѣ зря: «Възмѣте, съхраните, отроци мои». И они же приидоша къ царю, и царь созва боляре, рѣша же посланнии, яко «Приидохомъ к нему и въздахомъ дары, и не зрѣ на ня, и повелѣ схранити». И рече едино: «Искуси и еще, посли оружие». Они же послушаша его и послаша к нему мечь и ино оружие. И принесоша к нему, он же, приимъ, нача хвалити и любити, и целовати царя, и приидоша же опять къ царю, и поведа ему вся бывшая. И рѣша боляре: «Лютъ сеи мужь хощеть быти, имѣния не брежеть, а оружие емлеть. Имися по дань». И посла царь, глаголя сице: «Не ходи къ граду, а възми дань на насъ, еже хощеши»; за малым бо не дошелъ Царяграда. И вдаша ему дань, имашеть же у нихъ и за убиеныя, глаголя, яко «Родъ его възметь». Взя же дары многы и възвратися въ Переяславець с похвалою великою. Видѣвъ же мало дружины своея, рече к себѣ: «Егда како прелестивше изъбьютъ насъ?»; бѣша бо мнози погыбли на полку. И рече: «Поиду в Русь и приведу болѣ дружины». И посла къ цареви в Дерестрѣ бо бѣ царь, рка сице: «Хощу имѣти миръ с тобою твердъ и любовь». Се слышавъ, радъ бысть, и посла к нему дары болѣ первыхъ. Святославъ же приятъ дары и поча думати с бояры своими, рка сице: «Аще не створимъ съ царемъ миру, и увѣсть царь, яко мало насъ есть, пришедше, оступят ны въ градѣ, а Руская земля далече, а печенѣзи с нами ратни, а кто ны поможеть? Но створимъ миръ съ царемъ, се бо ны ся по дань ялъ, и то буди доволно намъ. Аще ли почнеть не управливати дани, изнова изъ Руси, съвокуплещися съ вои многыми, поиду на Царьградъ». И люба бысть рѣчь воемъ, и послаша лутши мужи къ цареви, и приидоша в Дерестръ, и повѣдаша и цареви. Царь наутрия призва и, и рече царь: «Да глаголють посли рустии». «Тако глаголеть князь нашь: "Хощу любовь имѣти съ царемъ греческымъ свершенною прочее вся лѣта». Царь же радъ бысть и повелѣ писцю писати Святославли рѣчи вся на хратию. И нача посолъ глаголати вся рѣчи: «Равно другаго свѣщания, бывшаго при Святославлѣ, великомъ князѣ рустѣмь, и при Свентелдѣ писано при Феофилѣ синкилѣ и ко Iоану, нарицаемому Чьмьскому, царю греческому, въ Дерестрѣ месяца июля, индикта 14. Азъ, Святославъ, князь рускыи, яко же кляхся, и утвержаю на свѣщании семъ роту свою. Хощу имѣти миръ и свершенную любовь съ всякымъ царемъ греческымъ, и с Василиемъ, и Костянтиномъ, и съ богодухновеными цари, и съ всѣми людми вашими, иже суть подо мною русь боляръ и прочии до конца вѣка. Яко николи же помысливше на страну вашу или есть подо властию греческою, и елико есть градовъ ихъ, ни на страну Болгарьскую. Да аще инъ кто промыслить на страну вашу, да азъ буду противенъ ему и борюся с нимъ, яко же кляхся къ царемь греческым, и со мною боляре и русь вся, да схранимъ правая свѣщания. Аще ли от тѣхъ преже реченыхъ не схранимъ, аз же, со мною и подо мною, да имѣемъ клятву от Бога, в него же вѣруемъ, в Перуна и во Волоса, скотия Бога, и да будемъ злати, яко злато, и своимъ оружиемъ да исьсѣчени будемъ. Се имѣите въистинну, яко же пинехросу створимъ нынѣ къ вамъ, и написахомъ на хратии сеи, и своими печатьми запечатлѣхомъ». Створивъ же миръ Святославъ съ грекы, поиде въ лодияхъ к порогомъ, и рече ему воевода отечень Свентелдъ: «Поиде, княже, на конехъ около, стоятъ бо печенѣзи в порозѣхъ». И не послуша его, поиде в лодияхъ. И послаша переяславци къ печенѣгомъ, глаголюще сице: «Идеть вы Святославъ в Русь, вземъ имѣние многое у грековъ, а дружины с нимъ мало». Слышавше же се, печенѣзи заступиша порогы, и прииде Святославъ къ порогомъ, и не лзѣ проити порогомъ, и ста зимовати въ Бѣлобережии, и не бѣ у нихъ брашна уже, и бѣ гладъ великъ, яко по полугривнѣ голова конячая, и зимова Святославъ ту. Веснѣ же приспѣвше.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

Въ лѣто 6479 [971]. Прииде Святославь къ Переяславцу, и затворишася болгари въ градѣ. И излѣзоша на сѣчу противу Святослава, и бысть сѣча велиа, и одолѣваху болгаре; и рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ, братие, пасти здѣ; потягнемъ мужескы!» И къ вечеру одолѣ Святославъ, и взятъ градъ; копиемъ, и посла къ грекомъ, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти градъ вашъ яко и сии.» И рѣша греци, царь Василии и Костантинъ: «Мы не хотимъ противу вамъ стати, но возми дань на насъ и на свои вои, и повѣжте ны, колко васъ, да вдамы по числу на главы.» Се же рѣша греци, льстяще подъ русию; суть бо греци льстиви и до сего дне. И рече имь Святославъ: «Есть насъ 20000», и прирече 10000, бѣ бо руси 10000 толко. И пристроиша греци 100000 на Святослава, и не даша ему дани. Святославь же поиде на грекы, и изыдоша противу руси; видѣвше же русь и убояшася за множество вои, и рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу: да не посрамимъ землѣ русскыа, но ляжемъ костьми туто, мертвии бо срама не имать, аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамъ; и не имамъ убѣжати, но станемъ крѣпко, азъ же предъ вами поиду: аще ли моа глава ляжетъ, то промыслите о себѣ сами.» И рѣша вои: «Идеже твоа глава будетъ, туто и наши будутъ.» Исполчишася русь и греци противу, и сразишася обои, и оступиша русь, и бысть сѣча велика, и одолѣ Святославь, а греци бѣжаша; и поиде Святославь по нихъ кь граду, избиваа ихъ, и воюя и грады ихь разбиваа, яже стоятъ пусты и до сего дне. Царь же Василии греческы съзва боляре свои въ палату, и рече имъ: «Что сътворимъ, якоже не можаху вои наши противу ему стати?» И рѣша къ нему боляре: «Пошли къ нему дары, искусимъ, любезенъ ли есть злату или паволокамъ?» И послаша къ нему дары многы, злато и паволоки, и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи возора его, и лица его и смысла его»; онъ же въземъ дары, прииде къ Святославу. И повѣдаша Святославу, яко приидоша грекы (съ) поклономъ; и рече: «Въведе(те) а сѣмо.» И приидоша, и поклонишася ему, и положиша предъ нимъ дары греческыхъ цареи, злато и паволоки. И рече Святославь, кромѣ зря: «Възмѣте, съхраните, отроци мои!» Послании же царемъ приидоша къ царю, и царь съзва боляре; рѣша же посылании, яко «Приидохомъ къ нему, и въздахомъ дары, и не възрѣ на нихъ, но повелѣ съхранити.» И рече единъ: «Искуси и еще, посли оружие.» Они же послушаша его, и послаша къ нему доспѣхъ, и мечь и ино оружие, и принесоша къ нему; онъ же приемъ, нача любити и хвалити, и цѣловати царя. Приидоша же послании опятъ къ своему царю, и повѣдаша ему вся бывшаа, и рѣша боляре: «Лють сеи мужъ хощетъ быти, яко о имѣнии не брежеть, а оружие любитъ и емлетъ; имися царю по дань.» И посла царъ, глаголя сице: «Не ходи къ граду, възми дань на насъ, егоже хощеши»; за малымъ бо бѣ не дошель Царяграда. И вдаша ему дань; имашетъ же у нихь и за убиеныя, глаголя, яко «Родъ его възметъ.» Взя же дары многы, възвратися въ Переяславець съ похвалою великою. Видѣвше же мало дружины своеа, убоявся къ Переславци ити, рекь къ себѣ: «Еда како прелестивше ны избыютъ ны», бѣша бо мнози избиены на бою; и рече: «Поидемъ въ Русь, и приведу болѣ дружины.» И посла кь цареви въ Дересть градь, бѣ бо царь въ Дерестрѣ, рца сице: «Хощу и съ тобою имѣти миръ твръдь и любовь.» Се слышавь царь радъ бысть, и посла къ нему дары болѣ пръвыхъ. О СМЕРТИ СВЯТОСЛАВЛИ. Святославь же приать дары, и поча думати съ боляры своими, рка сице: «Аще не сътворимь съ царемъ миру, и увѣсть царъ, яко мало насъ есть, и пришедше оступятъ ны въ градѣ, а Русскаа земля далече, а печенѣзи съ нами ратни, а кто ны поможетъ? но сътворимъ мирь съ царемъ, се бо ны ся по дань яль, и ту буди намъ доволно; аще ли почнетъ не управляти дани, изнова изъ Руси, съвокупившеся съ вои многыми, поиду на Царъгородъ.» И люба бысть рѣчь воемъ, и послаша лучшии мужи кь цареви; и приидоща въ Дересть, и повѣдаша цареви. Царь же наутриа призвавь ихъ, и рече царъ: «Да глаголють посли русстии.» Они же рѣша: «Тако глаголеть князь нашь Святославъ Игоревичь: хощу любовь имѣти съ царемъ Греческымъ съвръшену прочее въ вся лѣта.» Царь же радъ бысть, и повелѣ писцу писати вся Святославли рѣчи на хартию; и нача посоль глаголати вся рѣчи, а писець нача писати, глаголя сице: МИРЪ СВЯТОСЛАВА СЪ ГРЕКЫ. «Равно другаго съвѣщания, бывшаго при Святославѣ, великомь князи русстѣмъ, и при Свентельдѣ, писано при Ѳеофилѣ синкелѣ и къ Иоанну, нарицаемому Чемескому, царю Греческому, въ Дерестрѣ, мѣсяца иуля, индикта 14. Азь Святославь, князь Русскыи, якоже кляхся, и утвержаю на съвѣщании семъ роту свою. Хощу имѣти мирь и съвръшенную любовь съ всякымь царемъ греческымъ, и съ Василиемъ и Константиномъ, съ богодухновеными цари, и съ всѣми людми вашими, и аже суть подо мною Руси <…> зберутъ, за мѣсяць. И ждаша за мѣсяць, и не дасть имъ; и рѣша варязи: «Сольстилъ еси нами, покажи ны путь вь Грекы». Онъ же рече имъ: «Идѣте.» Избра отъ нихъ мужи добры, и мыслени и храбры, и раздаа имъ грады; прочии же идоша кь Царюграду вь Грекы. И посла передъ ними Володимерь послы, глаголя сице царю: «Се идутъ къ тебѣ варязи мнози, не мози ихъ дръжати въ градѣ, или то сътворятъ ти зло, якоже здѣ, но расточи я разно, а сѣмо не пускаи ни единого.» Еже и бысть надъ ними.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

986

В лѣто 6494 [986]. Приидоша Болгаре вѣры Бохмицѣ, глаголюще, яко «ты князь еси мудръ и смысленъ, и не вѣси закона; да вѣруи в нашь законъ и поклонися Бохмиту». И рече же Володимиръ: «кака есть вѣра ваша». Они же ркоша: «вѣруемъ богу; а Бохмит ны учить, глаголя: обрѣзати уды срамъныя, а свинынѣ не ясти, и вина не пити; и по смерти же, рече, съ женами похоть творити блудную: дасть бо Бохмит комуждо по 70 женъ красных и исъберет едину красну, и всѣх красоту возложить на едину, и та будет ему жена; здѣ же, рече, достоить блуд творити всякъ на семъ свѣтѣ; аще кто будет богатъ здѣ, тъ и тамо; аще ли есть убогъ здѣ, то и тамо»; и ина многа лесть, еже нѣлзѣ писати срама ради. Володимиръ же послушаше их, бѣ бо самъ любя жены и блужение много, послушаше и сладко; нь се ему бѣ нелюбо о обрѣзании удовъ и о неядении мясъ свиных, а о питьи отинудь, рекъ Руси: «понеже бо есть питье намъ веселие, нь не можемъ безъ сего быти». Посемъ же приидоша Нѣмци из Рима, глаголюще, яко «приидохомъ послани от папежа; реклъ ти тако: земли твоя яко земля наша, а вѣра ваша не яко вѣра наша: вѣра бо наша свѣт есть, кланяемся богу, иже створи небо и землю и звѣзды и мѣсяць и всяко дыхание, а бози ваши древянѣ суть». Володимиръ же рече: «кака заповѣдь ваша». Они же рѣша: «пощение по силѣ; аще кто пиеть и ясть, все въ славу божию творит, рече учитель нашь Павелъ». Рече же Володимиръ Нѣмцомъ: «идѣте вы к собѣ, а отци наши не суть сего творилѣ». Сиа же глаголы слышавши Жидове Козарьстѣи, приидоша к Володимиру, ркуще ему, яко «слышахомъ мы, понеже бо приидоша к тобѣ Болгаре, крестиянѣ, учаще тя когождо своеи вѣрѣ; крестиянѣ бо вѣрують, егоже мы распяхомъ, а мы вѣруемъ единому богу Авраамову, Исаакову, Иаковлю». И рече Володимиръ: «что есть законъ вашь». Они же рѣша: «обрѣзатися, свинѣны не ясти, ни заячины, суботу хранити». Онъ же рече: «гдѣ есть земля ваша». Они же рѣша: «въ Иерусалимѣ». Он же рече: «то тамо ли есть». Ониже рѣша: «разгнѣвался богъ на отци наши, и расточи ны по странамъ грѣхъ ради наших, и предана бысть земля наша крестианомъ». Он же рече имъ: «то како вы иныхъ учите, а сами отвержени есте от бога и расточенѣ; аще бы богъ сице законъ вашь любилъ бы, то не бысте расточени по чюжимъ землямъ; еда и намъ тоже мыслите зло прияти». Посемъ же прислаша Грѣци къ Володимеру философа, сице глаголюще: «слышахом, яко приходилѣ суть Болгаре, учаще тя прияти вѣру свою, ихже вѣра оскверняет небо и землю, иже суть прокляти паче всѣх человѣкъ, уподоблешеся Содому и Гомору, на не же напусти богъ камение горящее, и потопи я, и погрязоша; тако и сихъ ожидаеть день погыбелныи их, егда приидеть богъ судити на землю и погубить вся творящая безаконие и скверны дѣющая; си бо омывають оходы своя, поливавше водою, и в рот въливаютъ, и по брадѣ мажются, наричюще Бохмита; такоже и жены их творять ту же скверну, и ино еже пуще: от совокуплениа мужеска и женьска въкушають». Сиа слышавъ Володимиръ, плюну на землю и рекъ: «нечисто дѣло есть». Рече же философъ: «слышахомъ и се, яко приходиша от Рима учить васъ вѣрѣ своеи, их же вѣра с нами малом же развращена есть: служать бо опрѣснокы, рекше оплатькы, ихъ же богъ не преда, и повелѣ хлѣбомъ служитѣ, и преда апостоломъ, и приимъ хлѣбъ, и рекъ: се есть тѣло мое, ломимое за вы; такоже и чашю приимъ, рече: се есть кровъ моя новаго завѣта; сии же того не творят и суть не исправилѣ вѣры». Рече же Володимеръ: «приидоша ко мнѣ Жидове, глаголюще сице: яко же и Нѣмци и Грецѣ вѣруют, егоже мы распяхом». Философъ же рече: «во истину того вѣруемъ: того бо пророци прорицаху, яко богу родитися; а другыи распяту быти и погребену и третеи день въскреснути и на небеса възити. Они же тыи пророкы избиваху, а другыя пророкы претираху древяными пилами. Егда же сбыстся проречение сих, сниде на землю, распятие прия волею, въскресъ и на небеса взиде; на сих же ожидаше покаяниа за 40 и 6 лѣт, и не покаяшася; и посла на ня Римлянѣ, и грады их разбиша, а самых расточиша по странамъ, и работають по странамъ». Рече же Володимиръ: «что ради сниде богъ на землю и страсть такову прия». Отвѣщавъ же, рече философъ: «аще хощеши послушати, да скажю ти изначала, что ради сниде богъ на землю». Он же рече: «послушаю радъ». И абие нача философъ глаголати сице: «в начало исперва створи богъ небо и землю, пръвыи день. Вторыи же день твердь, еже есть посредѣ воды; сего же дне раздѣлишася воды: полъ их взиде на твердь, а полъ их подъ твердь. Въ третии день створи море и рѣкы и источникы и сѣмена. Въ четвертыи же день солнце и луну и звѣзды, и украси богъ небо. Видѣв же пръвыи от аггелъ, старѣишина чину архангелъску, и помысли въ себѣ, рекъ сице: «сниду на землю, и прииму землю, и буду подобенъ богу, и поставлю престолъ свои на облацѣх сѣверьскых». И ту абие сверже и съ небесѣ, и по немъ спадоша, иже бѣша под нимъ, чинъ десятыи. И в него мѣсто постави стариишину Михаила: бѣ же имя противнику Сатанаилъ; он же погрѣши помысла своего, и отпадъши славы первыя, и наречеся противникъ богу. Посем же в пятыи день створи господь кыты и рыбы и гады, птица пернатыи. В шестыи день створи богъ звѣри и скоты и гады земныя, створи же и человѣка. Въ семыи же день почи богъ от дѣлъ своих, еже есть субота. И насади богъ раи на въстоцѣ въ Едемѣ и введе человѣка, его же созда; и заповѣда ему ясти от всякого древа, а от древа же единаго не ясти, еже есть разумѣти добру и злу. И бѣ Адамъ в раи, и видяше бога, славляше; егда же аггели славляху бога, и онъ с ними такоже славляше бога. И възложи богъ сонъ на Адама, и успе Адамъ; и взя богъ едино ребро у Адама, и сътвори ему помощницю жену и приведе ю къ Адаму, и рече Адамъ: се кость от кости моея и плоть от плоти моея, сиа наречется жена. И нарече Адамъ имена звѣремъ и птицамъ и гадомъ; а самѣма аггелъ повѣда имена. И покори богъ Адаму скоты и звѣри и птиця; обладаше ими всѣми, и послушаху его. Видѣв же диаволъ, яко почти богъ человѣка, и възъзавидѣвъ ему, преобразися во змию, и прииде къ Евъзѣ, и рече еи: почто не яста от древа, сущаго посредѣ рая. И рче Евга ко змии: сице бо заповѣда намъ богъ от всякого древа ясти, а еже есть посредѣ рая, от того не ясти; аще ли снѣста, смертию умрета. И абие прельсти змиа: «видяше богъ в тои день, во нь же снидоста от него, и отверзостася очи ваю, и будета яко богъ, разумѣвающе добро и зло». И видѣ жена, яко добро древо въ снѣдь, и вземши, снѣсть, и дасть мужеви своему, и оба ядоста, и отвръзостася има очи, и разумѣста, яко нага еста, и съшиста листвие смоковное и препоясание створиша. И рече богъ: «проклята земъля в дѣлех твоих, и в печалѣ яси вся дни живота твоего». И рече богъ: «еда како просрета руку и возмета от древа животънаго, и живета в вѣкы». И изгна господь богъ Адама из рая; и сѣде прямо раю, плачася и рыдая и дѣлая землю. И прокля господь богъ землю; и порадовася сатана о проклятьи земля. Се на ны пръвое отпадение и горкыи отвѣтъ, отпадение аггельскаго житиа. И роди Адамъ Каина и Авеля; и бѣ Каинъ ратаи, а Авель пастухъ. И принесе Каинъ от плод земных къ богу, и не прия богъ даровъ его; Авель же принесе агнець пръвенець, и прия богъ дары Авелевѣ. Сатана же влѣзе в Каина и пострѣкаше Каина, и уби Авеля. Рече же Каинъ Авелю: «поидевѣ на поле»; и послуша его Авель. И бысть, яко изидоста, и абие въставши Каинъ хотяше убити и не умѣаше, како убити. И рче сатана: «вземъши камень, удари Авеля, и уби его». И рече богъ Каину: «гдѣ есть брат твои». Он же рече: «еда азъ стражь есмь брату моему». И рече богъ къ Каину: «се кровь брата твоего вопиеть ко мнѣ; и будеши стеня и трясыися до живота своего». Адам же и Евъга плачющася зѣло, и диаволъ радовашеся, рекъ: «се, его же богъ створи и почти, азъ створих ему отпасти от бога, а се нынѣ плачь ему налѣзохъ». И плакастася по Авелѣ лѣто едино; и не съгни тѣло его, и не умѣяста его погрести. И повелѣниемъ божиимъ птенца два прилетѣста; единъ ею умре, и единъ ископа яму, и вложи умершаго, и погребе. И видѣвше же се Адамъ и Евга, ископаста яму, и вложиша Авеля, и погребоста с плачемъ. Бывши же Адамъ лѣт 200 и 30, и роди Сифа и двѣ дщери; и поя едину Каинъ, а другую Сиф; и от тѣх человѣци расплодишася и умножишася по земли, и не познаша створъшаго я, исполнишася блуда и скаредья всякого и убииства и зависти, и живяху скотскы человѣци. И бѣ Нои единъ праведенъ в родѣ томъ, и роди 3 сыны: Сима, Хама, Иафета. И рече господь богъ: «не имат духъ мои пребывати въ человѣцѣхъ сих»; и рече: «да потреблю от человѣка до скота». И рече господь богъ Ноеви: «створи ковчегъ в долготу 300 лакот, а в ширину 50, в высоту 30 лакот»; Египътяни бо локтемъ сажень зовут. Дѣлаему же ковчегу за 100 лѣт, и повѣдаша Нои, яко быти потопу; и посмѣяхуся ему. Егда же сдѣла ковчегъ, и глагола господь богъ Ноеви: «влѣзѣ ты в ковчегъ, и жена твоя и сынове твои и снохы твои; и введи съ собою по двое от всѣхъ скотъ и от птиць и от всѣх гад». И введе Нои, яко же заповѣда ему богъ. И наведе богъ потопъ на землю, и потопе всяка плоть; а ковчегъ плаваше на водѣ. Егда же иссяче вода, и излѣзе Нои и сынове его и жена его; и от сих расплодися земля. И быша человѣци мнози единогласни, и рѣша другъ другу сице: «съзиждемъ себѣ столпъ до небеси». И пакы начаша здати, и бѣ старѣишина имъ Неврот. И рче богъ: «се умножишася человѣци, и помысли их суетнии». И сниде богъ, размѣси языкы на 70 языкъ и на два. Адамовъ же языкъ не отъятъ бысть у Аверя, тъи бо единъ не приложися къ безумию их, рекъ сице: «аще бы богъ человѣкомъ реклъ на небо созидати столпъ, то повелѣлъ бы самъ богъ словомъ своимъ, якоже сотвори богъ небо и землю и море и вся видимая и невидѣмая». Того ради сего языкъ не измѣнися, и от сего же суть Еврѣи. На 70 же и на единъ языкъ раздѣлишася и разидошася по странамъ, и коиждо их своя нравы прияша; и по диаволю научению ови рощениемъ вѣроваша и кладяземъ и рѣкамъ, и не познаша бога. От Адама же до потопа лѣт 2000 и 240 и 2, а от потопа до раздѣлениа языкъ лѣт 500 и 20 и 9. Посемь же диаволъ болшее прелщение вверже въ человѣкы, и начаша кумиры творити, овѣ древяны, инѣи мѣдяны, друзѣи же мраморянѣ и златѣи и сребренѣи, и кланяхуся имъ, и приводяху сыны и дщери своя, и заклаху пред ними; и бѣ вся земля осквернена. И началникъ же сеи бяше кумиротворению Серухъ; творяше бо кумиры во имена мертвыхъ человѣкъ, бывшимъ овѣмъ цесаремь, другым же храбрымъ, волхвом и женамъ прелюбодѣицамъ. Сеи же Серух роди Фару; Фара же роди трие сыны: Аврама, Нахора и Арана. Фара же творяше кумиры, навыкъ у отца своего. Аврамь же, пришед въ умъ, възрѣвъ на небо и видѣ звѣзды и небо, и рече: «во истину то есть богъ, иже се створилъ; а отець мои прелщаеть человѣкы». И рече Авраамъ: «искушю богы отца своего», и глагола Аврамъ: «отче, почто прелщаеши человѣкы, творя кумиры древяны; тои есть богъ, иже сотвори небо и землю». И приимъ Аврамъ огнь, зажьже кумиры въ храминѣ. Видѣ же се Аранъ, братъ Аврамовъ, ревнуя по идолѣхъ, хотѣ вымьцати идолы; самъ сгорѣ ту Аранъ и умре пред отцемь. А преже того не тако бысть: не бы умиралъ сынь пред отцемь. но отець пред сыномъ умираше; и от сего почаша умирати сынове пред отци. И возлюби богъ Аврама, и рече богъ Аврааму: «изиди от земля своея и от дому отца твоего, и иди в землю, юже ти покажю; и сътворю тя въ языкъ великъ, и благословять тя колѣна земная». И створи Авраамъ, яко же заповѣда ему, и поя Аврамъ Лота, сыновца своего; бѣ бо ему Лот и шюринъ и сыновець, бѣ бо понялъ Авраамъ братню дщерь Ароню Сарру; и прииде въ землю Хананѣиску къ дубу высокому. И рече богъ ко Аврааму: «сѣмени твоему дамъ землю сию»; и поклонися Аврамъ богови. Авраамъ же бяше лѣт 70 и 5, егда изиде от Хараона. Бѣ же Сарра неплоды, боляще неплодьствием; и рече же Сарра къ Аврааму: «влѣзѣ убо к рабѣ моеи». И поимши Сарра Агарь, дасть ю мужеви своему; и влѣзъ Авраамъ къ Агарѣ, и зачать и роди сына Агарь, и прозва и Аврамъ Измаиломъ. И Авраамъ бѣ лѣтъ 80 и 6, егда родися Измаилъ. Посемъ же заченши Сарра, и роди сына, и нарече имя ему Исакь. И повелѣ богъ обрѣзати Авраму отрочя; и обрѣза Авраамъ въ осмыи день. И возлюби богъ Аврама и племя его, и нарече я в люди собѣ, и отлучи я от языкь, себе нарекъ люди. Сему же Исаку возмогшю, Аврааму же жившю лѣт 100 и 70 и 5 и умре, и погребенъ бысть. Исаку же жившю лѣт 60, и роди два сына, Исава и Якова; Исавъ же бысть лукавъ, а Яковъ праведенъ. Сеи же Яковъ работая у уя своего изо дщери меншеи лѣт 7, и не да ему ея Лава у него, рекь: «старѣишюю поими»; и вдасть ему Лѣю старѣишую; «а изъ другои, рекъ ему, работаи ми другую седмь лѣтъ, а изъ Рахилѣ». И поя собѣ двѣ сестреници и двѣ приданыи, от нея же родишася 8 сыновъ: Рувимъ, Семеонъ, Левгию, Июду, Исахара, и Заулона, и Иосифа, и Вениамина; а от рабу двою: Дана, Нефталима, Гада, Асира. И от сихъ расплодишася Жидове. Иаковъ же сниде въ Египетъ, сыи лѣт 100 и 30, числом 70 и 5 душь. Поживе же во Египте лет 17 и успе; и поработиша племя его за 400 лѣт. По сих же лѣтехъ възмогоша людие Жидовьстѣи, и умножишася; насиляхут имъ Египтяне работою. В си же времена родися Моисии в Жидѣх; и рѣша волъсви египетьстѣи цесарю, яко «родился есть дѣтищь в Жидѣх, иже хощеть погубити Египеть»; ту абие повелѣ цесарь ражающияся дети жидовьскыя вмѣтатѣ в реку. Мати же Моисиева, убоявшися погублениа, вземши младенець, вложи въ крабицю, и изънесъши, постави в лузѣ. В се же время изиде дщи фараоня Фермуфии купятся, и виде отрочя плачющеся, и взя и пощаде, и нарече имя ему Моисы; а преже имя ему бѣ Немелхия; и въскорми е, и бысть отрочя красно. И бѣ лет 4, приведе дщи фараоня ко отцу своему. Видев же Моисия фараонъ, нача любити Моисиа; Моисии, хапаяся за шию, и срони вѣнець съ главы цесаревы, и попра и. Видѣвь же волхвъ, рче цесареви: «о цесарю, погуби отрочя се; аще ли не погубиши, имать бо онъ погубити всего Египта». И не послуша его цесарь, нь паче повелѣ не бити детей жидовьскых. Моисѣеви же возмогшю и бысть великъ в дому фараоне. Бывшу же цесарю иному, и възъзавидѣша ему бояре. Моисеи же уби Египтянина, обидяща Жидовина, бѣжа изъ Египта, прииде в землю Мадиамьску, и ходя по пустыни, научися от аггела Гаурила о бытьи всего мира и пръвом человѣцѣ, яже суть была по немь, о потопе и о смешении языкъ, и аще кто колко лет былъ бяше, и звѣздьное течение и число, земную меру и всяку мудрость. Посемь явися ему богъ въ купине огненѣ, и рче ему богъ: «видѣх беду людии своих въ Египте и низьлѣзохъ изяти из руку египетьску и извести я от земля тоя; ты же иди къ цесарю фараону египетьску и рци ему: пусти Исраиля, и три дни положат требу господу богу; аще не послушаеть тебе цесарь, побию и всими чюдесы моими». И пришедшю Моисиевѣ и глаголавшю ему, и не послуша его цесарь. И попусти богъ казнии на фараона: казнъ 1. рѣкы въ кровь, 2. жабы, 3. мышьцѣ, 4. песиа мухы, 5. смерть на скоты, 6. прыщевѣ горящее, 7. гладъ, 8. прузи, 9. тма три дни, 10. моръ въ человѣцехъ; сего ради 10 казнии бысть на них, яко 10 мѣсяць губиша дети жидовьскыя. Егда же бысть моръ въ Египтянех, рче фараонъ Моисѣеви и брату его Арону: «и отъидета въскорѣ». Моисеи же собра люди Жидовьскыя и поиде от земли Египетьскои. И ведяше я господь по пустыне и къ Чермъному морю, и преди идяше пред ними столпъ огненъ, а во дне облаченъ. Слышавъ же фараонъ, яко бежать людие, погна по нихъ, яко пригнаша к морю. Видѣвше же людие Жидовьстѣи, и възъропташа на Моисиа, ркуще: «почто изведе ны на смерть». И възпи Моисеи къ богу; и рече господь: «что вопиеши ко мне; удари жезломъ в море». И створи Моисеи тако, и раступися вода на 12 пути, и внидоша сынове Израилеви в море. И видев же фараонъ, погна по нихъ; сынове же Исраилевѣ проидоша по суху посредѣ моря; яко излѣзоша на брегъ, и соступися вода о фараоне и о воихъ его. И възлюби господь богъ Исраиля; идоша от моря трие дни по пустыне, и приидоша въ Миронъ. И бѣ ту вода горка, и возьропташа людие на бога; и показа имъ господь древо, и вложи е Моисии въ воду, и осладишася воды. Посемь же пакы возропташа на Моисея и на Арона, ркуще: «луче ны есть намь бѣше во Египте, иже ядохомъ мяса, и лукъ, и хлебы до сыти». И рче господь к Моисееве: «слышах хухнание сыновъ Исраилевь»; и дасть имъ манну ясти. Посемь же дасть имъ законъ на горе Синастѣи. Моисиевѣ же вшедшю на гору къ богу, они же, сълиявше телцю главу, поклонишася акы богу, их же Моисии изъсѣче 3000 числомъ. Посемъ пакы возропташася на Моисея и Арона, еже не бысть воды. И рче господь къ Моисѣови: «удари жезломъ в камень». Рекь: «еда исего испустивѣ воды». И разгнѣвася господь на Моисея, яко не възвеличи господа; ни вниде в землю обетованную сего ради, роптаниа онѣх ради, нь возведе на гору Вамъску и показа ему землю обетованную; и умре Моиси на горе. И прия власть Исус Навгинъ; и сей прииде в землю обетованную, и изби Хананѣиско племя, и всели в них места сынове Исраилевѣ. Умершю же Исусу, бысть судиа в него место Июда; и иных судии бысть 14, при них же забыша бога, изведъшаго изъ Египта, начаша служити бѣсомъ. Богъ разгнѣвавъся, предаяше на расхыщение иноплеменникомъ; егда ся начинаху каяти, богъ помиловаше их; и егда избавлеше, и пакы укланяхуся на бѣсослужение. По сих же Илии жрець; и посемъ Самоилъ пророкъ, и рѣша людие Самоилу: «постави намъ цесаря». И разгнѣвася господь на Исраиля, и сего постави надъ нимъ Саула. Таче Саулъ не изволи ходити въ законѣ господне, и избра господь Давыда, сына Иосиина, и постави и цесаря над Исраилемь; и угоди Давыдъ богу. Сему же Давыду кляся господь, яко от племени его родитися богу. И пръвое нача пророчествовати о воплощении божьи и рекъ: «изъ щрева преже деньница родих тя». Се же царствова лет 40 и умре. И по немь царствова сынь его Соломонъ, иже възъгради церковь богу и нарече ю Святая святыхъ; и бысть мудръ зело, но наконець поползеся и царствоьа лет 40 и умре. По Соломоне царствова сынъ его Ровоамъ; при семъ раздѣлися царство на дво: Жидовьско въ Иерусалиме одино, а другое в Самарии. Въ Самарии же царствова Еровамъ, холопъ Соломонь; сей же створи две кравѣ злате, и постави едину въ Вифили на холму, а другую въ Енданѣ, и рекъ: «се бога твоя, Израилю»; и кланяхуся людие, а бога забыша. Такоже и въ Иерусалиме забывати начаша бога и покланяхуся Валу, рекше ратну богу, еже есть Арии, и забыша бога отець своих. И нача богъ посылати пророкы; пророци же начаша обличать о безаконьи ихь и о служении кумиръ, они же начаша пророкы избивати, обличаеми от них. И разгнѣвася богъ велми на Исраиля, и рче: «отрину я от себе и призову ины люди, иже мене слушають; и аще съгрѣшать, не помяну безаконии их». И нача посылати пророкы, глаголя имъ: «проричаите о отвержении Жидовьстѣ и о призвании странъ». Пръвое же нача пророчествовати Осии, глаголя: «преставлю царство дому Исраилеву, скрушю лукъ Исраилевь, и не приложю помиловати пакы дому Исраилева, нь отметая, отвергу их, глаголеть господь, и будут блудяще въ языцѣхъ». Иеремѣ же рече: «аще встанеть Самоилъ и Моиси, не послушаю их». И пакы тъи же Иеремѣя рече: «тако глаголеть господь богъ: се кляхся именемъ моимъ великымъ, аще будеть отселе где имя мое именуемо въ устех иудеискых». Иезекиилъ рече: «тако глаголеть Аданаи господь: расѣю вы, вся останкы твоя вся ветры, зане святая моя осквернисте всеми негодовании твоими; азъ же тя отрину, и не имам тя помиловати пакы». Малахиа же рече: «тако глаголеть господь: уже нѣсть ми хотѣниа у вас, понеже от въстока и до запада имя мое прославися въ всех языцѣх, и на всякомъ месте принесется кадило имени моему и жертва чиста, зане велие имя мое въ языцѣхъ; сего ради дамъ вы на поносъ и на пришествие во вся языкы». Исаи же великыи рче: «тако глаголеть господь: простру руку свою на тя, истлю тя, расѣю вы и пакы не приведу тя». И пакы то же рече: “возненавидѣх праведникы ваша и начатокъ мѣсяць вашихъ, и суботъ ваших не прииму”. Пророкъ же Самсонъ рече: «слышите слово господне: азъ приемлю на вы плачь; домъ Исраилевъ падеся и не приложи въстати». Малахии же рече: «тако глаголеть господь: пошлю на вы клятву и проклену благословение ваше, разорю, и не будет в вас». И много пророчествоваша о отвержении их. Сим же пророком повелѣ богъ пророчествовати о призвании иныхъ странъ в них место. И нача звати Исаия, тако глаголя: «яко законъ от мене изидеть, и суд мои свет странамъ; приближается скоро правда моя, изидеть, и на мышцю мою страны уповають». Иеремѣя рче: «тако глаголеть господь: положю дому Июдину завет мои новъ, дая законы в разумения их, и на сердца ихъ напишю; и буду имъ богъ, и те будут мне людие». Исаия рече: «ветхая мимоидоша, и новая възвѣщу, преже возвѣщениа явлено бысть вамъ; поите богу песнь нову; работающимъ ми призовется имя ново, еже благословится по всей земли; домъ мои домъ молитве прозовется всѣмъ языком». То же Исаия глаголеть: «открыеть господь мышцю свою святую пред всеми языкы, и узрят вси конци земля спасение же от бога нашего». Давыдъ же глаголет: «хвалите господа вси языци, похвалите его вси людие». Тако же богу возлюбившю новый люди, рекъ: «имамъ снити к нимъ самъ и явитися человѣкомъ плотию и пострадати за Адамово преступление». И начаша пророчествовати о воплощении божии. Первое Давыдъ, глаголя: «рече господь господеви моему: сяди одесную мене, дондеже положю врагы твоя подножию ногама твоима». И пакы: «господь рече ко мне: сынъ мои еси ты, азъ днесь родих тя». Исаия рче: «не сли и вѣстникъ, нь самъ богъ пришед спасеть ны». И пакы: «яко дѣтищь родися намъ, ему же начало бысть на раме его, и прозовется велика света аггелъ, и велика власть его, и миру его нѣсть конца». И пакы: «се дева въ чреве прииметь и родит, и нарекут имя ему Еммануилъ». Михеи рче: «Вифлеомъ, домъ Ефрантовъ, еда не мног еси быти в тысущах июдовахъ; ис тебе бо изидет старейшина быти въ Израили, исходи его от днии века; сего ради дасться, до времени ражающия родит, и прочии от братия его обратятся на сыны Исраилевѣ». Иеремѣя рече: «се богъ нашь, не вменится инъ к нему; изъобрѣте всякъ путь ходожества и дасть Якову, отроку своему; по сих же на земли явися, съ человѣкы поживе». И пакы: «человѣкъ есть; кто увѣсть, яко богъ есть; и яко человѣкъ умираеть». Захарии рче: «послушая сына моего, и не услышю их, глаголеть господь». И Осии рче: «тако глаголеть господь: плоть моя от них». Прорекоша же и страсти его, ркуще, яко же рече Исаия: «о, лютѣ души ихь, понеже свет золъ свѣщаша, ркуще: свяжемъ праведника». И пакы то же рече: «тако глаголеть господь: азъ ни зъпротивьлюся, ни глаголю противу, и лица своего не отвратих от стыдѣниа и заплеваниа». Иеремѣя рече: «приидѣте, вложимъ древо въ хлѣбъ его, истребимъ от земля живот его». Моиси рече о распятии его: «узрите животъ вашь висящь прямо очима вашима». Давыдъ же рече: «въскую шаташася языци». Исаия рече: «яко овца на заколение веденъ бысть». Ездра же рече: «благословенъ богъ, распростерь руцѣ свои, и спасъ Ерусалима». О воскресении же его ркоша; Давыдъ же рече: «въстани боже, суди земли, яко ты наслѣдиши въ всех странах». И пакы: «въста, яко спя, господь». И пакы: «да въскреснеть богъ, разидутся врази его». И пакы: «воскресни, господи боже мои, да вознесется рука твоя». Исаия рече: «сходящий въ страну, сень смертную, свѣтъ восия на вы». Захарии рече: «и ты въ крове завета твоего испустилъ еси ужникы своя ото рва, не имуща воды». Много пророчествоваша о немъ, еже и сбыстся все». Рече Володимиръ: «то в кое время сбыстся се, и было ли се есть; еда ли то перво хощеть быти». Онъ же, отвѣщавъ, рече, яко «уже преже сбысться все, егда воплотися. Яко же бо преже ркохомъ, Жидомъ пророкы избивающемъ и цесаремъ их законъ преступающемъ, предасть я богъ въ расхыщение, и во плѣнъ введени быша во Асурию грех ради их, и работаша тамо лет 70, и посемъ возвратишася на землю свою; не бѣ у них цесаря, и архиереи обладахут ими до Ирода иноплеменьникъ, иже обладаеми сего властью. В лѣто 5500 посланъ бысть Гаврилъ къ дѣвици Марии в Назарефь, от колена Давыдова, рещи ей: «радуйся, обрадованная: Господь с тобою». И от слова сего зачатъ Слово божие въ утробе, и роди сына, и наркоша имя ему Исус. И се волхвы приидоша от въстока, глаголюще: «где есть цесарь Жидовескъ; и видѣхомъ бо звезду его на въстоцѣ, приидохомъ поклонитися ему». Услышав же Ирод, смятеся, всь Иерусалимъ с нимъ; и призва книжникы и старци людьстѣи и въпрашаше: «кдѣ Христос ражается». Они же рѣша: «въ Вифлееме Жидовьстѣмъ». Иродъ же се слышавъ, посла, рекъ: «избиите младенца, сущая дву лѣт». Они же, шедше, избиша младенца. Мария, убоявшися, скры отрочя; Иосифъ же съ Мариею, поимъ отрочя, и бѣжа во Египетъ, и бѣ ту до умертвиа Иродова. Въ Египте же явися аггелъ Иосифу, глаголя: «въстани, поими отрочя и матерь его, иди въ землю Исраилеву». Пришедшю же ему, вселися в Назарефъ. Възрастъшю же ему и бывшю лет 30, нача чюдеса творити и проповѣдати царство небесное; и избра собѣ ученикъ, нарече [имена], и нача чюдеса велика творити, и мертвыя въскрѣшати, прокаженыя оцѣщати, хромымъ ходити, слѣпымъ прозрение творити, и ина многа чюдеса велия, якоже бѣша пророци прорекли о немь, глаголюще: «тъи недугы наша понесе и болезни наша исцели». И крестися от Ивана въ Иерданѣ, показая новымъ людемъ обновление. Крестившюся ему, и се отверзошася небеса, и духъ сходящь зракомъ голубинымъ на нь, и глас глаголя: «се есть Сынъ мои возлюбленыи, о немже благоизволих». И посылаше ученикы своя проповѣдати царство и покаяние въ оставление грѣховъ. И хотя исполнити пророчество, нача повѣдати, яко подобаеть сыну человѣчьскому пострадати и распяту быти, третии день въскреснути. Учащу же ему въ церкви, архиереи и книжници исполнишася зависти, и искаху убити и, и, имше, ведоша и къ игѣмону Пилату. Пилатъ же испыта, яко безъ вины предаша и, хоте пустити и; они же рѣша ему: «аще сего пустиши, не имаеши быти другъ кесаревѣ». Пилатъ повелѣ, да и распнуть; они же, поимше Исуса, ведоша и на место Краниево, и распяшя ту; и бысть тма по всей земли от 6-го часа до 9-го; и по 9-мь часе испусти духъ Исус; и церковная запона раздрася на двое, и мертвии въсташа мнозѣ, им же повелѣ в рай ити. И снемше съ креста, положиша въ гробе, и печатьми запечаташа гробъ людие Жидовьстѣи, и стражи приставиша, ркуще: «да како украдут ученици его». Он же третии день въскресе; явися ученикомъ, въскресъ изъ мертвых, рекъ имъ: идѣте во вся языкы и научите вся страны, крестяща я въ имя Отца и Сына и святого Духа. И пребысть с ними 40 днии, являяся имъ по въскресении; и егда исполнишася дние 40, повелѣ имъ ити в гору Елеоньскую; и явивъся имъ, благословивъ я, рече имъ: «сядете въ граде Иерусалиме, дондеже пошлю вы обетование Отца моего»; и се рекъ, возношашеся на небо. Они же поклонишася ему, и възратишася въ Иерусалимъ, и бяху въ церкви выину. И егда скончашася денье 50, и сниде Духъ святыи на апостолы; и приимше обетование святого Духа, разидошася по вселены, учаще, крестяще водою. Рече Володимиръ: «что ради от жены родися, и на древе распятся, и водою крестися”. Он же рече ему: «сего ради, и понеже исперва род человѣческыи женою согреши, диаволъ прельсти Евгу и Адама, и отпаде рая; тако же и богъ отместие дая диаволу, женою первое побѣжение бысть диаволу, женою бо испаде Адамъ из рая; от жены воплотися богъ и повелѣ ити в рай вѣрнымъ. Еже распяту быти, сего ради: от древа вкушь, испаде породы, богъ же сего ради страсть прия на древе, да древомъ диаволъ побѣженъ будеть, а от древа животнаго приимут праведнии. А еже водою обновление: понеже при Нои, умножившимся грѣхомъ въ человѣцѣхъ, и наведе богъ потопъ на землю и потопи человѣкы водою; сего ради рече богъ: «понеже погубих человѣкы грех ихъ ради, ныне же пакы водою очищу грѣхы человѣкомъ, обновлениемь водою»; ибо Жидовескъ род в мори очистишася от египетьскаго злаго нрава, понеже вода изначала бысть пръвѣе, рече бо: «духъ божий ношашеся верху воды». Еже ныне крестятся духомъ и водою, якоже и Гедеонъ преобрази, по семь; егда прииде к нему аггелъ, веля ему ити на Мадиамы, он же, искушая, рече къ богу, яко положю руно на гумне, рекъ тако: «аще будеть суша по всей земли, а на руне роса». И положи руно; и заутра видѣвъ по всей земли сушю, а на руне роса. И рече: «и еще искушаю бога моего: аще будет по всей земли роса, а на руне суша»; и бысть тако. Се же преобрази, яко иностраннии бѣша суша преже, а Жидове руно; после же на странахъ роса, еже есть святое крещение, на Жидехъ суша. И пророци проповѣдаша, яко водою обновление будеть. Апостоломъ же учащимъ по вселенѣи вѣровати богу, их же учение мы, Грѣци, прияхомъ и вся вселеная вѣруеть учению их. Поставилъ же есть богъ день единъ, в он же хощеть судити живымъ и мертвымъ, съшед съ небеси, и воздати комуждо по дѣломъ его: праведнымъ царство небесное, и красоту неизреченую, и веселие бес конца, не умирати в вѣкы; а грешником мука огнена, червь неусыпающии, тма кромешная, и муцѣ не будет конца. Сица же бысть мука, иже не веруют господу нашему Исусу Христу: мучими будуть въгни, иже не креститься. И се рекъ, показа ему запону, на ней же написано судище господне; и показаше ему одесную праведныя, в веселии предъидуща в рай, а ошюю грѣшником мука вечная. Володимиръ же въздохнувъ, рече: «добро симъ одесную, зло же симъ ошююю». Он же рече: «то аще хощеши одесъную стати съ праведными, то крестися». Володимиръ же положи на сердци своемъ, рекъ: «пожду еще мало», хотя испытати о всех вѣрахъ. Володимиръ же дасть сему дары многы; давъ, отпусти съ честью великою.

Теги: Адам, Библейский персонаж, Болгары волжские, Волхв, Иаков, Киевский, Моисей, Самуил, Хазары, Авель, Авраам, Владимир Святославич (Василий), Давид, Каин, Рим, Соломон, Иерусалим, Исайя, Папа Римский, Греки, Римляне, Хам, Сим, Сиф, Евреи, Хананеи, Исав, Бохмач (Бахмач), Ной, Лот, Саул, 986, 6494, Иафет, Сарра, Исаак, Измаил,

В лѣто 6494 [986]. О срачинскои вѣрѣ. Приидошя блъгаре вѣры бохмичи, глаголюще, яко Князь еси мудръ и смысленъ, но не вѣси закона; да вѣруи в законъ нашь и поклонися Бохмиту. И рече Володимиръ: Како есть вѣра вашя? Они же рѣшя: Вѣруемь Богу, а Бохмит ны учит, глаголя: обрѣзати уды таиныя, а свинины не ясти и вина не пити, а по смерти же, рече, с женами творити похоть блудную; дасть бо Бохмит комуждо по 70 женъ красных, и изберет едину красну и всѣх красоту възложит на едину, и та будет ему жена; зде же, рече, достоит блуд творити всякь на семь свѣтѣ; аще будет богат кто зде, то и тамо; аще ли кто зде убогъ, то и тамо. И ина многа лесть, еяже нелзѣ писати срама ради. Володимир же слышаше их, бѣ бо сам любя жены и блужение многое, и послушаше сладко; но сие ему бѣ нелюбо, обрѣзание удов и о неядении мясъ свиных, а о питьи и отнюдь рече: Руси есть веселие питие, не можем бес того быти. О нѣмецкои вѣрѣ. По сем же приидошя от Рима нѣмци, глаголюще: Приидохом от папежа послани. И рѣша ему: Реклъ ти тако папежь: земля твоя яко и земля нашя, а вѣра вашя не яко вѣра нашя; вѣра бо нашя яко свѣт есть, кланяем бо ся Богу, иже створи небо и землю, звѣзды и месяць, и всяко дыхание, а бози ваши древо суть. Володимир же рече: Какова заповѣдь вашя? Они же рѣшя: Пощение по силѣ, аще ли кто ясть или пиет, то все в славу Богу, рече учитель нашь Паулъ. Рече же Володимиръ нѣмцем: Идѣте опять, яко отци наши сего не приали суть. О жидовскои вѣрѣ. Се слышавше жидове козарстии, приидошя, ркуще: Слышахом, яко приходиша блъгаре и христиане, учаще тя кто же вѣрѣ своеи; христиане бо вѣруют, его мы распяхомъ, а мы вѣруемь единому Богу Авраамову, и Исаакову, и Иаковлю. И рече Володимиръ: Что есть законъ вашь? Они же рѣша: Обрѣзатися, свинины не ясти, ни заячины, суботу хранити. Он же рече: То где есть земля вашя? Они же рѣшя: Въ Иерусалимѣ. Онъ же рече: То тамо ли есть? Они же реша: Разгнѣвався Богъ на отци наши и расточи ны по странам грѣх ради наших, и предана бысть земля нашя христианом. Он же рече: То како вы инѣх учите, а сами отвръжени от Бога и расточени? Аще бы Богъ любил васъ и закон вашь, то не бысте расточени по чюжим землям, егда и нам то же мыслите зло приати? Сказание о вѣрѣ христианскои из начала. По семь же прислашя греци к Володимиру Кирила философа, глаголюще сице: Слышахом, яко приходили суть блъгаре, учаще тя приати вѣру свою, ихже вѣра оскверняет землю, иже суть прокляти паче всѣх человекъ, уподобльшеся содомляномь и Гомору, на ня же пусти Богъ камение горящее, и потопи я, и погрязошя; яко и сих ожидает день погыбели их, егда приидет Богъ судити на землю и погубит вся творящаа безаконие и скверны дѣющиа; си бо омывают оходы своя и въ уста вливают и по брадѣ мажутся, нарицающе Бохмита. Такоже и жены их творят ту же вѣру и скверну, и ино пуще: от совокуплениа мужска и женска вкушают. Се слышав Володимиръ, плюну на землю, рече: Нечисто есть дѣло. Рече же философъ: Слышахом же и се, яко приходишя от Рима учити вас вѣрѣ своеи, ихже вѣра мало с нами развращена; служат бо опрѣснокы, рекше оплаткы, ихже Богъ не преда, но повелѣ хлѣбом служити, иже преда апостоламь, приим хлѣбь и рекъ: се есть тѣло мое, ломимое за вы. Такоже и чашу приимъ, рече: се есть кровь моя новаго завѣта; си же того не творят, и суть не исправили вѣры. Рече же Володимиръ: Приидошя ко мнѣ жи дове глаголюще, яко нѣмцы и греци вѣруют, егоже мы распяхом. Философъ же рече: Въистину мы в того вѣруемъ; тѣх бо пророци прорицаху, яко Богу родитися, а друзии распяту быти и погребену, и въ 3 день въскреснути и на небеса взыти; они же тыи пророкы избиваху, другыа претираху. Егда же сбысться проречение тѣх, сниде на землю, и распятие приатъ, въскресъ и на небеса взыде; на сих же ожидаше покааниа 40 и 6 лѣт, и не покаашяся; и посла на ня римляны и грады сих разбишя, а самы расточиша по странамъ, и работают в странах. Рече же Володимирь: То что рад сниде Богъ на землю и страсть таковую приа? Отвещав же философ, рече: Аще хощеши послушати, да скажу ти из начала, что ради сниде Богъ на землю. Он же рече: Послушаю рад. И начат философ глаголати сице: В началѣ створи Богъ небо и землю въ 1 день. Въ 2 день створи твердь. Въ 3 день створи море, рѣкы, источникы и сѣмена. Въ 4 день слънце и луну и звѣзды, и украси Богъ небо. Видѣв же первыи от ангелъ старѣишина чину ангельску, помысли в себѣ, рече: Сниду на землю, и прииму землю, и буду подобенъ Богу, и поставлю престолъ мои на облацѣх сѣверскых. И ту абие съвръже и с небеси, и по немь спадошя, иже бѣша под ним, чинъ десятыи. И бѣ имя противнику Сотонаил, в негоже мѣсто постави старѣишину Михаила; Сотонаил же грѣшив помысла своего и отпад славы Божиа, первое наречеся противник Богу. По сем же въ 5 день створи Богъ киты, рыбы, гади и птици пернатыа. Въ 6 же день створи Богъ звѣри, и скоти, и гады земныа, сътвори же и человека. Въ 7-и же день почи Богъ от всѣх дѣлъ своих, еже есть субота. И насади Богъ раи въ Едемѣ на встоцѣ, и введе ту человека, егоже създа, и заповѣда ему от древа всякого ясти, от древа же единого не ясти, еже есть разумѣти добру и злу. И бѣ Адамь в раи, и видѣ Бога, и славляше, егда ангели славляху. И възложи Богъ на Адама сонъ, и успе Адам; и взя Богъ едино ребро у Адама и створи ему жену, и приведе ю къ Адаму, и рече Адам: Се кость от кости моеа, и плоть от плоти моея, си наречет ми ся жена. И нарече Адам имена скотом и птицямь, звѣрем и гадомь, а самѣма има ангелъ повѣда имена. И покори Богъ Адаму звѣри, и скоти, и птиця, и обладаше ими всѣми, и послушахут его. Видѣв же диавол, яко почти Богъ человека, взавидѣвь ему, преобразися въ змию, и прииде къ Евзѣ и рече еи: Почто не яста от дрѣва, сущаго посреди рая. И рече жена къ змии: Рече Богъ: не имата ясти, да не умрета смертию. И рече змиа к женѣ: Смертию не умрета; вѣдяше бо Богъ, яко въ иже день яста и от него, отвръзетася очи ваю, и будета яко Богъ, разумѣвающе добро и зло. И видѣ жена, яко добро древо въ ядь, и вземши снѣсть, и вдасть мужу своему, и яста, и отврьзостася очи има, и разумѣста, яко нага еста, и сшиста листвиемь смоковным препоясание. И рече Богъ: Проклята земля въ дѣлех твоих, и в печали яси вся дни живота своего. И рече: Егда како прострета руку и възмета от древа животнаго, и живета в вѣкы. И изгна Господь Богъ Адама из рая; и сѣде прямо раю и плачася и дѣлаа землю. И прокля Господь Богъ землю, и порадовася сотона о проклятии земля. Се на ны первое падение и горкии ответ от падения ангелскаго житиа. И роди Адамь Каина и Авеля; и бѣ Каинъ ратаи, а Авель пастух. И принесе Каинъ от плодов земных Богу, и не прия Богъ даров его; Авель же принесе от агнець первенець, и приа Богъ дары Авелевы. Сотона же влезе в Каина и пострѣкаше Каина убити Авеля. И рече Каинъ: Изыдевѣ на поле, Авелю. И послуша его Авель, и якоже изыдоста, вста Каинъ и хотяше и убити, и не умѣаше како убити и; и рече ему Сотона: Възми камень и удари и. Вземь камень и уби и Авеля. И рече Богъ Каину: Где есть братъ твои? Он же рече: Егда азъ стражь есмь брату моему? И рече Богъ: Се кровь брата твоего въпиет ко мнѣ; будеши стоня и трясыися до живота своего. Адам же и Евва плачющеся бѣста, а диавол радовашеся, река: Се, егоже Богъ почти, азъ створих ему отпасти от неба и се нынѣ и плач ему налѣзох. И плакастася по Авелѣ 30 лѣт, и не съгни тѣло его, и не умѣаста его погрести. И повелѣниемь Божиим птенця два прилетѣста; и единъ ею умре, един же ею ископа яму, и вложи в ню умершаго и погребе и. Видѣв же Адам и Евва, ископаста яму, и вложиста Авеля и погребоста с плачемъ. Быв же Адам лѣтъ 230 роди Сифа и двѣ дщери; и поя едину Каинъ, а другую Сифъ, и от того человеци расплодишяся и умножишася по земли; и не познашя створишаго я, и исплънишася блуда и скаредия всего, убииства и зависти, и живяху человеци скотскы. И бѣ Нои единь праведенъ в родѣ томъ, и роди 3 сыны: Сима, Хама и Афета. И рече Богъ: Не имат духь мои пребывати въ человецѣх сих. И рече: Да потреблю человека, егоже створих, от человека до скота. И рече Богъ Ноеви: Створи ковчегъ в долготу лакотъ 300, а вширь 5050, а възвыше 30 лакотъ. Египти бо локтемъ сажень зовут. Дѣлаему же ковчегу за 100 лѣт, и повѣдаше Нои яко быти потопу, и посмѣвахуся ему. Егда сдѣла ковчег, рече Господь Богъ Ноеви: Влѣзи ты, и жена твоя, и сынове твои, и снохи твоя, и введи к собѣ по двое от всѣх скот, и от птицъ, и от всѣхъ гадъ. И введе Нои якоже заповѣда ему Богъ, и наведе Богъ потоп на землю, и потопе всяка плоть, а ковчег плаваше на водѣ. И егда посяче вода, и изыде Нои, и сынове его, и жена его; и от сих расплодися земля. И бышя человеци мнози единогласни, рѣша друг другу: Съзижемь стлъпъ до небесѣ. И начаша здати, и бѣ старѣишинам и Невротъ. И рече Богъ: Се умножишяся человецы, и помыслы их суетни. И сниде Богъ. И размѣси языкы на 70 и на 2 языка. Адамов же язык не отятъ у Авера, тои бо единъ не приложися к безумию их, рек сице: Аще бы человеком Богъ реклъ на небо стлъпъ дѣлати, то повелѣл бы самъ Богъ словом, якоже сътвори небо, и землю, и море, и вся видимаа и невидимаа. Сего ради того языкъ не премѣнися; от сего суть евреи. И на 70 и единъ язык раздѣлишяся, и разидошася по странамъ, и кождо своа нравы приашя, и по дьаволю научению ови рощениемь, и кладяземь, и рѣкам жряху, и не познашя Бога. От Адама до потопа лѣт 2000 и 242. А от потопа до раздѣлениа язык лѣтъ 529. По сем же диаволъ в болшее прелщение вверже человекы, и начашя кумиры творити, ови древяны, ови мѣдяны, а друзии мраморяны, златы и сребрены, и кланяхуся им, и привожаху сыны своа и дщери, и закалаху пред ними, и бѣ вся земля осквернена. Началник же бяше кумиротворению Серух, творяше кумиры въ имя мрътвых человекъ, овѣмь бывшем царемъ, другым храбром, и влъхвомъ, и женам прелюбодѣицямь. Се же Серух роди Фару. Фара же роди Авраама, и Нахора, и Арана. Фара же творяше кумиры, навыкъ у отца своего. Аврам же пришед въ умъ, възревъ на небо, и видѣ звѣзды и небо, и рече: Въистину то есть Богъ, а иже створил отець мои, прелщает человекы. И рече Аврамь: Искушу Бога отца своего. И рече: Отче, почто прелщаеши человекы, творя кумиры древяны? Тъи есть Богъ, иже створи небо и землю. И приимь Аврамь огнь, зажже идолы в храминѣ. Видѣв же Аранъ, брат Аврамов, ревнуя по идолѣх, хотѣ вынести идолы, и сам сгорѣ ту, и умре Аранъ пред отцемь; преже бо сего не бѣ, умиралъ сынь пред отцемь, ни отець пред сыномь, и от сего начашя умирати сынове пред отцы. И възлюби Богъ Аврама, и рече Богъ Авраму: Изыди из дому отца своего в землю, в нюже ти покажу, и створю тя въ язык великъ, и благословят тя колѣна земнаа. И створи Аврам якоже заповѣда ему Богъ. И поя Аврамь сыновца своего Лота, бѣ бо ему Лотъ шюрин и сыновець, бѣ бо Аврам понялъ братню дщерь Араню Сарру, и прииде в землю Хананѣиску к дубу высоку. И рече Богъ къ Авраму: Сѣмени твоему дам землю сию. И поклонися Аврам Богу; Аврам же бѣ лѣт 70 и 5, егда изыде от хараона. Бѣ бо Сара неплоды, болящи неплодскымь; рече Сарра Авраму: Влѣзи к рабѣ моеи. И поимши Сарра Агарь, вдасть ю мужу своему; и влѣзъ Аврамь къ Агарѣ, зачатъ и роди сына Агарь, и прозва и Аврам Измаиломъ, и Аврам бѣ лѣт 86, егда родися Измаил. По сем же заченши Сарра, и роди сына и нарече имя ему Исакъ. И повелѣ Богъ Авраму обрѣзати отрочя, и обрѣза и въ 8 день. И възлюби Богъ Аврама и племя его, и нарече я в люди себѣ, и отлучи я от язык себѣ, и нарече я: Люди своя. Сему же Исаку възмогшу, Авраму же жившу лѣт 170 и 5, и умре, и погребенъ бысть. Исаку же бывшу лѣтъ 60, и роди два сына: Исава, Иакова; Исавъ же бѣ лукавъ, а Иаков праведенъ. Сеи же Иаков работа у тестя своего изъ дщери его меншеи лѣт 7, и не дасть ему еа Лабанъ уи его, рек: Старѣишую поими. И вдасть ему Лию, старѣишую, а из другои рек ему работати другую седмь лѣт. Он же работа другую 7 лѣт из Рахили. И поя себѣ двѣ сестреници, от неюже роди 8 сынов: Рувима, Симеона, Левгию, Иуду, Исахара, и Заулона, и Иосифа, и Вениамина, и от рабу двою: Дана, Нефталима, Гада и Асира; и от сих расплодишяся жидове. Иаковь же сниде въ Египет сыи лѣт 130 с родом своимь, числом 65 душь, поживе же въ Египтѣ лѣт 17, и успе, и поработишя племя его за 400 лѣт. По сих же лѣтех възмогшя людие жидовстии и умножишяся, и насиляху имъ егуптяне работою. В си же времена родися Моиси в жидех, рѣшя вълсви егупетстии царю: Родился есть дѣтищь и хощет погубити Египет. Ту абие повелѣ царь ражающаася дѣти жидовскыа вметати в рѣку. Мати же Моисиова убояшися сего погублениа, вземши младенець, вложи и в крабицу, и несши постави в лузѣ. В се же время сниде дщи фараонова Фермуфи купатся, и видѣ отрочя плачюще, и взя и пощади и, и нарече имя ему Моисеи, и въскръми и, и бысть отроча красно. И бысть лѣт 4, и приведе и дщи фараоня къ отцу своему; видѣв же Моисеа фараон, нача любити отрочя; Моисеи же хапаяся за шию, срони вѣнецъ съ главы царевы и попра и. Видѣв же влъхвъ, рече цареви: О царю, погуби отроча се, аще ли не погубиши, имать бо погубити весь Египет. И не послуша его царь, но паче повелѣ не губити дѣтии жидовскых. Моисиови же възмогшу, и бысть велик в дому фараони, и бывшу царю иному, взавидѣша ему боляре. Моисеи же убивъ египтянина, обидящего евреанина, бѣжа изъ Египта, и прииде в землю Мадиамску, ходя по пустыни и научивься от ангела Гавриила о бытии всего мира, и о прьвом человецѣ, и яже суть была по нем, и о потопѣ, и о смѣшении язык, и аще кто колико лѣт бяше былъ, и звѣздное хожение, и число, и земную мѣру, и всяку мудрость. По сем же явися Богъ ему в купинѣ огнем, и рече ему: Видѣх бѣду люди моих въ Египтѣ, и низлѣзох изяти я от руку египетску, и извести я от земля тоя. Ты же иди к фараону, царю Египетску, и речеши ему испусти Израиля да три дни положат требу Господу Богу; аще не послушает тебе царь Егупетскыи, побию и всѣми чюдесы моими. И пришедшу Моисеови, и не послуша его фараонъ, и пусти Богъ 10 казнии на фараона: пръвое, рекы в кровь, 2. жабы, 3. мышци, 4. песиа мухи, 5. смерть на скоты, 6. прыщь горцѣ, 7. град, 8. прузи, 9. тма три дни, 10. моръ въ человецех; сего же ради 10 казнии бысть на них, яко 10 месяць топишя дѣти жидовскыа. Егда же бысть моръ в Египтех, рече фараон Моисеови и брату его Арону: Отъидѣта вскорѣ. Моиси же събрав люди жидовскыа, поиде от земля Египетскы и ведяше я Господь путемь по пустыни к Чермному морю; и предъидяше пред ними нощию стлъпъ огненъ, а въ дни облаченъ. Слышав фараон, яко бѣжат людие, погна по них и притисну я к морю. Видѣвше же людие жидовстии, възопишя на Моисеа, ркуще: Почто изведе ны на смерть? И възопи Моиси къ Богу, и рече Господь: Что въпиеши ко мнѣ? Удари жезломь в море. И створи Моисии так, и разступися вода надвое, и внидошя сынове Израилеви в море. Видѣв же фараон, погна по них; сынове же Израилеви проидошя по суху посреди моря, и яко излѣзошя на брегъ, съступися море о фраонѣ и о воех его. И възлюби Богъ Израиля, и идошя от моря 3 дни по пустыни, и приидошя в Мерон, и бѣ ту вода горка. И възропташа людие на Бога, и показа им Господь древо, и вложи Моисии в воду, и насладишяся вода. По сем же пакы възропташа на Моисеа и Аарона, ркуще: Луче ны бяше въ Египтѣ, иже ядяхом мяса, лукъ и хлѣбы до сытости. И рече Господь к Моисеови: Слышах хухнание сынов Израилевых. И дасть имъ манну ясти. По сем же дасть им законъ на горѣ Синаистѣи. Моисеови же вшедшу на гору к Богу, они же съльявше телчю главу и поклонишяся яко Богу, ихже Моиси изсѣче 30000. И по сем пакы възропташя на Моисеа и Аарона, еже не бысть воды. И рече Господь к Моисеови: Удари жезлом в камень. Рек: Егда и сего не испустиве воды?ѣ И разгнѣвася Господь на Моисея, яко не възвеличи Господа; и не вниде в землю обѣтованную сего ради, роптаниа онѣх ради, но възведе и на гору Вамску и показа ему землю обѣтованную, и успе Моиси ту на горѣ, и приа власть Исус Навгиин, и се приде в землю обѣтованную и изби Хананѣиское племя и всели в них мѣсто сыны Израилевы. Умършу же Исусу, бысть судья в него мѣсто Иуда, и инѣх судии 14 бысть, при нихже забывше Бога, изведшаго из Египта, начашя служити бѣсом. И разгнѣвася Богъ, предаяшет я иноплеменникомь на расхищение; и егда ся начняху каати, Богъ помиловашет их, и егда избавляшет их, пакы укланяхуся на бѣсослужение. По сих же судяше Лии жрець, и по сем Самоилъ пророкъ, и рѣша людие Самоилу: Постави намъ царя. И разгнѣвася Господь на Израиля и постави над ними царя Саула. Таче Саулъ не изволи ходити в законѣ Господни, и избра господь Давида, и постави и царя над Израилем, и угоди Давидъ Богу. Сему Давиду кляся Богъ, яко от племени его родитися Богу. И пръвое нача пророчествовати о въплощении Божии, рекъ: Из чрева преже деньница родих тя. Се же пророчествова лѣтъ 40 и умре. И по нем приа пророчество сынъ его Соломон, иже възгради церковь Божию и нарече ю святая Святых; и бысть мудръ, но наконець поплъзнеся, царствовав лѣт 40 и умре. По Соломонѣ же царствова сынь его Ровоам; при сем раздѣлися царство надвое: Жидовско въ Иерусалимѣ едино, и другое в Самарию. В Самарии же царствова Иеровамь, холоп Соломонь, иже створи двѣ кравѣ златѣ, и постави едину в Вефили на холмѣ, а другую въ Енданѣ, и рек: Се бога твоя, Израилю. И кланяхуся людие, а Бога забышя. Такоже и въ Иерусалимѣ начашя забывати Бога и покланятися начашя Валу, рекше ратну богу, еже есть Орѣи, и забышя Бога отець своих. И начашя Богъ посылати к нимь пророкы; пророци же начашя обличати я о безаконии их и служении кумиръ. Они же начашя пророкъ избивати, обличаеми от них. И разгневася Богъ на Израиля и рече: Отрину я от себе и призову ины люди, иже мене послушают; аще съгрѣшат, не помяну безакониа их. И начя посылати пророкы, глаголя им: Прорицаите о отвръжении жидовстѣ и о призвании странѣ. Пръвое же нача пророчествовати Иосии, глаголя: Преставлю царство дому Израилева, и скрушу лукь Израилев, и не приложу помиловати пакы дому Израилева, но отметая отвръгуся их, глаголеть Господь, и будут блудяще въ языцех. Иеремиа же рече: Аще станеть Самоил и Моисии, не помилую их. И пакы то же Иеремиа рече: Тако глаголеть Господь, се кляхся именем моим великым, аще будет имя мое именуемо отселѣ где в устех иудеискых. Иезекиил же рече: Тако глаголет Аданаи Господь, разсѣю вся останкы вашя въ вся вѣтры, зане святаа моя осквернисте всѣми негодованьи вашими; аз же тя отрину и не имам тя помиловати пакы. Малахеа же рече: Тако глаголеть Господь: уже нѣсть ми хотѣниа у вас, понеже от въстока до запада прославися имя мое въ языцех, и на всякомь мѣстѣ приносятся кадила имени моему и жрътва чиста, зане велие имя мое въ языцех, сего ради дамъ вас на поносъ и на пришествие въ вся языкы. Исаиа же великыи рече: Так глаголеть Господь: простру руку свою на тя, истлю тя и разсѣю тя и пакы не приведу тя. И пакы то же рече: Възненавидѣх праздникы вашя и начаткы месяць ваших, и субот ваших не приемлю. Амосъ же пророкъ рече: Слышите слово Господне: азъ приемлю на вы плач: домъ Иизраилевь падеся и не приложь встати. Малахиа же рече: Тако глаголеть Господь: послю на вы клятву и проклену благословление ваше и разорю, и не будеть в вас. И много пророчествовашя и отвръжении их. Сим же пророком повелѣ Богъ пророчествовати о призвании инѣх странъ в них мѣсто. Нача звати Исаия, тако глаголя: Яко законъ от мене изыде, и суд мои свѣт странамъ; приближается скоро правда моа, изыдет, и на мышцу моу страны уповают. Иеремиа же рече: Тако глаголеть Господь: и положу дому Иудину завѣт нов, дая законы вразумѣниа их и на сердця их напишу, и буду имъ Богъ, и ти будут ми в люди. Исаия же рече: Ветхаа мимо идошя, а новая възвѣщаю, преже възвѣщениа явлено бысть вамъ, поите пѣснь Богу нову; работающим ми прозовется имя ново, еже благословится по всеи земли; домъ мои дом молитвы прозовется всѣм языкомь. То же Исаия глаголеть: Открыеть Господь мышцу свою святую пред всѣми языкы, и узрят вси конци земля спасение Бога нашего. Давидъ рече: Хвалите Господа вси языцы, похвалите его вси людие. Тако Богу възлюбившу новыя люди, рек имам снити к ним самъ и явитися человекомъ плотию и пострадати за Адамово преступление. И начашя прорицати о воплощении Божии. Пръвое Давыдъ, глаголя: Рече Господь Господеви моему: сѣди одесную мене, дондеже положу врагы твоя подножие ногама твоима. И пакы: Господь рече ко мнѣ: сынь мои еси ты, аз днесь родих тя. Исаиа же рече: Не солъ, ни вѣстникъ, но самь Господь пришед спасет ны. И пакы: Яко дѣтищъ родися намъ, емуже бысть начало на рамѣ его, и прозовется велика свѣта ангелъ и велика власть его, и миру его нѣсть конца. И пакы: Се дева въ утробѣ зачнет и родить, и прозовет имя ему Еммануилъ. Михеа же рече: И ты, Вифлеоме доме Ефрантов, еда не моглъ еси быти в тысящах Июдовах? Ис тебе бо изыдет старѣишина быти въ князех въ Израили, исход его от днии вѣка; сего ради дасться до времене, ражающаа родить, и прочии от братиа его обратяться на сыны Израилевы. Иеремеа же рече: Се Богъ нашь, и не вмѣнится инъ к нему; изъобрѣте всякъ путь художества, и дасть Иакову отроку своему; по сих же на земли явися и съ человекы поживе. И пакы: Человекь есть, кто увѣсть, яко Богъ есть, и яко человекь умирает. Захариа же рече: Не послушашя сына моего, и не услышу их, глаголет Господь. Иосия рече: Тако глаголеть Господь: плоть моя от нихъ. Прорекоша же и страсти его, ркуще якоже рече Исаия: О лютѣ души их. Понеже съвѣтъ зол съвѣщашя, ркуще: свяжем праведника. И пакы тъ же рече: Тако глаголеть Господь: Азъ не супротивлюся, ни глаголю противу: хребет мои вдах на раны, и ланитѣ мои на заушение, и лица моего не отвратих от стыдѣниа и заплеваниа. Иеремиа же рече: Приидѣте, вложим древо в хлѣбь его, истребимь от земля живот его. Моисии же рече: О распяти его: Узрите жизнь вашу, висящу пред очима вашима. И Давидь рече: Въскую шаташася языцы?ѣ Исаия же рече: Яко овчя на заколение веден бысть. Ездра же рече: Благословенъ Богъ, руцѣ распростеръ свои и спасъ Иерусалима. И о въскресении его рекошя. Давидъ рече: Встани, Боже, суди земли, яко ты наслѣдиши въ всѣх странах. И пакы: Вста, яко спя, Господь. И пакы: Да въскреснет Богъ, и разидутся врази его. И пакы: Въскресни, Господи Боже мои, да възнесется рука твоя. Исаия же рече: Сходяще в страну и сѣнь смертную, свѣтъ въсиаеть на вы. Захариа же рече: И ты въ крови завѣта своего испустилъ еси ужникы своя, от ръва, не имуща воды. И много пророчствовашя о немь, еже сбысться все. Рече же Володимир: То в кое время сбысться се, и было ли есть? Егда ли то пръво быти хощет се? Он же отвѣщав рече ему, яко: Уже преже сбысться все, егда Богъ въплотися. Яко же бо преже рекох, жидомь пророкы извивающем, и царемь их, законы преступающемь, предасть я Богъ в расхищение и плѣнъ, и ведени бышя въ Асирию грѣх их ради, и работашя тамо лѣт 70, и по семъ възвратишяся в землю свою, и не бѣ у них царя, но архиереи обладаху ими до Ирода Иноплеменника, иже облада ими. В сего же власти в лѣто 5500 послан бысть архангел Гавриил в Назареф к девици Марии от колѣна Давидова рещи еи: Радуися, обрадованнаа, Господь с тобою. И от слова сего зачат слово Божие въ утробѣ, и породи сына, и нарече ему имя Исус. И се влъсви от встока приидошя, глаголюще: Где есть рождеися царь жидовескъ? Видѣхом бо звѣзду его на встоцѣ, и приидохом поклонитися ему. Услышав же се, царь Ирод и смятеся, и всь Иерусалим с нимъ; и призва книжникы и старци людски, и въспрашаше их: Где Христос ражается? Они же рѣшя ему: Въ Вифлеомѣ жидовстемь. Ирод же, слышавъ, посла рекъ: Избиите младенця, сущаа двою лѣту. Они же, шедше, избишя младенця. Мариа же убоявшися скры отрочя, Иосиф же съ Мариею бѣжа въ Египет и бысть до умертвиа Иродова. Въ Египтѣ же явися ангелъ Иосифу, глаголя: Въстани, поими отрочя и матерь его и иди в землю Израилеву. Пришедшу же ему, вселися в Назарет. Възврастъшу же ему и бывшу лѣтъ 30, нача чюдеса творити и проповѣдати царство небесное. И избра 12, яже и ученикы себѣ нарече, и нача чюдеса велика творити: мрътвыя въскрышати, прокаженыа очищати, хромым ходити, слѣпым прозрѣние творити, и ина многа чюдеса велиа, якоже бѣшя пророци прорекли о нѣмь, глаголюще: Тъи недугы нашя исцѣли и болезни подья. И крестися въ Иерданѣ от Иоанна, показа новым людемь обновление. Крестившу же ся ему, и се отвръзошяся небеса, и Духъ сходящъ зраком голубинымь на нь, и гласъ глаголя: Съ есть сынь мои възлюбленныи, о немже благоизволих. И послаша ученикы своя проповѣдати царство небесное и покаание въ оставление грѣхов. Хотя исплънити пророчество, и нача проповѣдати, яко подобает Сыну человѣчьскому пострадати, и распяту быти, и въ 3 день въскреснути. Учащу же ему въ церкви, архиереи и книжници исплънишяся зависти, и искаху убити и, и, имше, ведоша его къ игемону Пилату. Пилат же, испытавь, яко без вины предашя и, хотѣ пустити и. Они же рѣша ему: Аще сего пустиши, не имаши быти друг кесареви. Пилат же повелѣ, да и распнут. Они же поимше Исуса, ведошя его на мѣсто Краниево, и распяша ту. И бысть тма по всеи земли от 6-го часа до 9-го, и приде ся тѣм часѣ испусти духъ Исус; и церковнаа запона раздрася надвое, и мертвыи всташа мнози, имже повелѣ в раи ити. И снемше съ креста, положиша и в гробѣ и печатми запечетлѣшя гробъ людие жидовстии, и стражи поставишя, ркуще: Еда како украдут ученици его. Он же въ 3 день въскресе и явися учеником въскресъ от мертвых, рек имъ: Идѣте въ вся языкы и научите вся страны крещению въ имя Отца и Сына и Святого Духа. И пребысть с ними 40 днии, являася им по въскресении. И егда исплънися днии 40, повелѣ имъ ити в гору Елеонскую, и ту явися им, и благословивъ я, рече имъ: Сядѣте въ градѣ Иерусалимѣ, дондеже послю вы обѣтование Отца моего. И си рекъ, възношашеся на небо; они же поклонишася ему и възвратишася въ Иерусалимь, и бѣяху выину в церкви. И егда скончашяся дние 50-нии, сниде Духъ Святыи на апостолы; и приимше обѣтование Святого Духа, и разидошяся по вселеннѣи, учаще и крестяще водою. Рече же Володимиръ: Что ради от жены родися, и на древѣ распятся, и водою крестися? Он же рече ему: Сего ради, понеже испръва род человечьскыи женою съгрѣши: дьявол прелсти Еввою Адама и отпаде раи; такоже и Бог отместие дая дьаволу: женою пръвою испаде Адам из раа, от жены же въплотивься Богъ повѣле в раи внити вѣрнымь. А еже на дрѣве распяту быти, сего ради: от древа вкуши испаде породы, Богъ же на древѣ страсть приа, да древом дьаволъ побѣженъ будет, и от древа животнаго приимут праведнии. А еже водою обновление: понеже при Нои умножившемся грѣхом въ человецѣх, наведе Богъ потоп на землю, и потопи человекы водою, сего ради рече Богъ: Понеже погубих водою человекы грѣх их ради, нынѣ же пакы водою очищаю грѣхы человеком, обновлениемь водоюѣ; ибо жидовскыи род в мори очистишася от египетскаго злаго нрава, понеже бо вода изначала бысть прьвие, рече бо: Духъ Божии ношашеся врьху водыѣ, иже бо и нынѣ крестятся водою и Духом. Преображение бысть прьвою водою, якоже и Гедеон преобрази по семь, и егда прииде к нему ангелъ, веля ити ему на мадиамы, он же, искушаа, рече к Богу, положивь на гумнѣ руно, рече: Аще будеть по всеи земли роса, а на рунѣ суша. И положи руно, и заутра видѣв по всеи земли росу, а на рунѣ суша, и рече: И еще искушу, аще будеть по всеи земли суша, а на рунѣ роса. И бысть тако. Се же преобрази, яко иностраннии бѣша преже суша, а жидове руно, послѣди же на странах роса, еже есть святое крещение, а на жидох суша. Пророци же проповѣдашя, яко водою обновление будет. Апостолом же учащемь по вселеннѣи вѣровати Богу, ихже учениемь греци переяхом, и вся вселенная вѣруеть учению ихъ. Поставил же есть Богъ день единъ, вънже хощеть судити, пришед с небесѣ, живым и мертвымъ, и въздати комуждо по дѣлом его; праведным царство небесное и красоту неизреченну, и веселие бесконечное, и не умирати в вѣкы; и грѣшникомь мука огньна, и червь неусыпаяи, тма кромѣшняа, и муцѣ не будет конца. Сицева же будут мучениа, иже не вѣруют к Господу нашему Исусу Христу; мучими будут въ огни, иже ся не крестить. И си рек, показа Володимиру запону, на неиже бѣ написано судище Господне; и показываше ему одесную праведныа, в веселии предидуща в раи, а ошую грѣшникы, идуща в муку. Вълодимир же въздохнув рече: Добро симь одесную, горе же сим ошую. Он же рече: То аще хощеши одесную стати съ праведными, то крестися. Володимиръ же положи на сердци своем, рек: Пожду еще мало. Хотя испытати о всѣх вѣрах. Володимир же сему дары многы вдавь, отпусти и съ честию великою.

Теги: Адам, Библейский персонаж, Болгары волжские, Волхв, Иаков, Киевский, Моисей, Самуил, Хазары, Авель, Авраам, Владимир Святославич (Василий), Давид, Каин, Рим, Соломон, Иерусалим, Исайя, Папа Римский, Греки, Римляне, Хам, Сим, Евреи, Хананеи, Исав, Бохмач (Бахмач), Ной, Лот, Саул, 986, 6494, Иафет, Сарра, Исаак, Измаил,

В лѣто 6494 [986]. О срачинскои вьрѣ. Приидоша болгари вѣры бохмичи, глаголюще: «Яко ты князь еси мудръ и смысленъ, но не вѣси закона. Да вѣруи в законъ нашь и поклонися Бохмиту». И рече Володимеръ: «Како есть вѣра ваша?». Они же рѣша: «Вѣруемъ богу, а Бохмитъ ны учить, глаголя, обрѣзати уды таиныя, а свинины не ясти, а вина не пити, а по смерти же, рече, съ женами похоть творити блудную. Дасть бо Бохмитъ комуждо по 70 женъ красныхъ и избереть едину красну и всѣхъ красоту възложить на едину; и то будеть ему жена. Здѣ же, рече, достоить блудъ творити всякъ на семь свѣтѣ. Аще кто будеть богатъ здѣ, то и тамо, аще ли здѣ кто убогъ, то и тамо»; и ина многа лесть, ея же нелзѣ писати срама ради. Вълодимеръ же слушааше ихъ, бѣ бо самъ любя жены и блужение многое, и послушааше сладко, но се бѣ ему не любо: обрѣзание удовъ, и о неядении мясъ свиныхъ, и о питии. «Отнудь, — река, — Руси есть веселие, не можемъ бес того быти». О нѣмескои вере. По семь же приидоша от римлянъ нѣмци, глаголюще: «Приидохомъ от папежа послани». И рѣша ему: «Рекълъ ти тако папежь: "Земля твоя яко и земля наша, а вѣра ваша яко не вѣра наша. Вѣра бо наша яко свѣтъ есть. Кланяемся богу, иже створи небо и землю, звѣзды и месяць, и всяко дыхание, а бози ваши древо суть"». Володимеръ же рече: «Какова заповѣдь ваша?». «Пощение по силѣ. Аще кто ясть или пиетъ, все въ славу божию, — рече учитель нашь Павелъ». Рече же Володимеръ нѣмцемъ: «Идите опять, яко отци наши сего не прияли суть». О жидовьскои верѣ. Се слышавше жидове козаристии, приидоша, ркуще: «Слышахомъ, яко приидоша болгаре и кристияне, учащи тя кто же вѣрѣ своеи. Християне бо вѣруютъ, его мы распяхомъ, а мы вѣруемъ единому богу Авраамову, Исаакову, Ияковлю». И рече Володимеръ: «Что есть законъ вашь?». Они же рѣша: «Обрѣзатися, свинины не ясти, ни заечины, суботу хранити». Он же рече: «То гдѣ есть земля ваша?». Они же рѣша: «Въ Иерусалимѣ». Он же рече: «То тамо ли есть?». Они же рѣша: «Разгнѣвався богъ на отци наша и расточи ны по странамъ грѣхъ ради нашихъ, и предана бысть земля наша християномъ». Он же рече: «То како вы инѣхъ учите, а сами отвержени от бога и расточены? Аще бы богъ любилъ васъ и законъ вашь, то не бы есте расточены по чюжимъ землямъ. Егда мьстите и намъ то же зло прияти?». О верѣ хрестияньскои. По семь прислаша греци къ Володимеру философа Кирила, глаголюще сице: «Слышахомъ, яко приходили суть болгаре, учаще тя прияти вѣру свою, их же вѣра оскверняеть землю, иже суть проклятии паче всѣхъ человекъ, уподоблешеся содомляномъ и Гомору, на нихъ же пусти богъ камение горящее и потопи я, и погрязоша, яко и сихъ ожидаетъ день погыбели ихъ, егда прииде богъ судити на землю и погубить вся творящая безаконие и скверны дѣлающе. Сии бо объмываютъ обходы своя и в ротъ вливаютъ, и по брадѣ мажются, нарицающе Бохмита. Тако же и жены ихъ творятъ ту же вѣру скверну, и ино пуще: от совокупления мужеска и женьска вкушаютъ». Си слышавъ, Володимеръ плюну на землю, рекъ: «Нечисто есть дѣло». Рече же философъ: «Слышахом же и се, яко приходиша от Рима учить васъ вѣрѣ своеи, их же вѣра мало развращена: служать бо опрѣснокы, рекши, оплатки, им же богъ не преда, но повелѣ хлѣбомъ служити, и преда апостоломъ, и рекъ, приимъ хлѣбъ: "Се есть тѣло мое, ломимо за вы". Тако же и чашу приимъ, рече: "Се есть кровь моя новаго завѣта". Сии же того не творять и суть не исправили вѣры своея». Рече же Володимеръ: «Приидоша ко мнѣ жидове, глаголюще, яко "нѣмци и греци вѣруютъ, его же мы распяхомъ"». Философъ рече: «Воистину, в того мы вѣруемъ. Тѣхъ бо пророци прорицааху, яко богу родитися, а друзии, распяту быти и въ 3 день въскреснути, и на небеса взити. Они же ты пророкы избивааху, другия же претирааху. Егда же сбысться проречение тѣхъ, сниде на землю и распятие приятъ, и въскресъ и на небеса взыде. Но от сихъ же жидовъ ожидааше покаяния 40 лѣт и 6 лѣт, и не покаяшася. И посла на ны римляны, и грады сихъ разбиша, а самы расточиша по странамъ. И работаютъ въ странахъ». Рече Володимеръ: «По что ради богъ сниде на землю и страстъ таковую прия?». Отвѣщав же филосовъ, рече: «Аще хощеши послушати, да скажу ти изначала, что ради сниде богъ на землю». Он же рече: «Послушаю, рад». И нача филосовъ глаголати: «В начало створи богъ небо и землю въ 1 день, въ 2 день створи твердь, въ 3 день створи море, рѣкы, источникы, сѣмена, въ 4 день солнце, и луну, и звѣзды, и украси богъ небо. Видѣв же первыи от аггелъ, старѣишина чину аггелску, помысли въ себѣ, рече: "Сниду на землю и прииму землю, и буду подобенъ богу, и поставлю престолъ свои на облацѣхъ сѣверьскыхъ". И ту абие сверже и с небеси, и по немъ спадоша, иже бѣ под нимъ чиновъ 10. И бѣ имя противнику Сотонаилъ. В него же мѣсто постави стареишину Михаила. Сатанаилъ же, грѣшивъ помысла своего и отпадъ славы первое, наречеся противникъ богу. По семь же въ 5 день створи богъ киты, рыбы, гады и птица пернатыя, въ 6 день створи богъ звѣри и скоты, и гады земныя, створи же и человека, въ 7 день почи от всѣхъ дѣлъ своихъ, еже есть субота. И насади богъ раи на въстоцѣ въ Едемѣ, введе ту человека, его же созда, и заповѣдавъ ему от древа всякого ясти, от древа же единого не ясти, еже есть разумѣти добру и злу. И бѣ Адамъ в раи, и видѣ бога, и славляаше, егда аггели славляаху. И възложи богъ на Адама сонъ, и успе Адам, и взя богъ едино ребро у Адама, и створи ему жену, и приведе ю къ Адаму. И рече Адамъ: "Се кость от кости моея и плоть от плоти моея, се нарече ми ся жена". И нарече Адамъ имена скотомъ и птицамъ, и звѣремъ и гадомъ, а самѣмъ имъ аггелъ повѣда имена. И покори богъ Адаму звѣри и скоти, и птица, и обладааше ими всѣми, и послушахуть его. Видѣв же дияволъ, яко почти богъ человека, и завидѣвъ ему, преобразися въ змию, и прииде ко Евзѣ, и рече еи: "Почто не яста от древа, сущаго посреди рая?". И рече жена къ змии: "Рече богъ: Не имати ясти, да не умрета смертию". И рече змия къ женѣ: "Смертию не умрета. Вѣдяше бо богъ, яко в он же день, аще яста от него, отверзѣтася очи ваю, и будете яко разумѣюще добро и зло". И видѣ жена, яко добро древо въ снѣдь, и, вземше снѣсть и вдасть и мужу своему, и ѣста, и отверзостася очи има, и разумѣста, яко нага еста, и сшиста листвиемъ смоковнымъ препоясание. И рече богъ: "Проклята земля въ делехъ твоихъ, и в печали яси вся дни живота своего". И рече богъ: "Еда како прострета руку и възмета от древа животнаго и живета в вѣкы". И изгна господь богъ Адама из рая. И сѣде прямо раю, плачаася и дѣлая землю. И прокля господь богъ землю, и порадовася сатана о проклятии земля. Се на ны первое падение и горкыи отвѣтъ. И роди Адамъ Каина и Авеля, и бѣ Каинъ ратаи, а Авель пастухъ, и принесе Каинъ от плодовъ земныхъ къ богу, и не прия богъ даровъ его, Авель же принесе от агнець первенець, и прия богъ дары Авелевы. Сотона же влѣзе в Каина и пострѣкааше Каина убити Авеля. И рече Каинъ: "Изыдевѣ на поле, Авелю". И послуша его Авель, и яко же изыдоста, въставъ Каинъ и хотяаше убити. И рече ему сатана: "Възми камень и удари и". Вземъ камень и уби Авеля. И рече богъ Каину: "Гдѣ есть братъ твои?". Он же рече: "Егда же азъ стражь есмь брату своему". И рече богъ: "Се кровь брата твоегон въпиеть ко мнѣ! Будеши стеня и трясыися до живота своего!". Адам же и Евга плачющися бѣста, а дияволъ радовашеся, рка: "Се, его же богъ почти, азъ створихъ ему от бога отпасти. Се нынѣ и плачь ему налѣзохъ". И плакастася по Авелѣ 30 лѣт, и не согни тѣло его, и не умѣста его погрести, и повелѣниемъ божиимъ птенца два прилѣтѣста, и едино ею умре, единъ же ею ископа яму и вложи в ню умершаго, и погребе и. Видѣвь же Адамъ и Евга, ископаста яму и вложиста Авеля, и погребоста съ плачемъ. Жыв же Адамъ лѣт 200 и 30, роди Сифа и двѣ дщери, и поя едину Каинъ, а другую Сифъ. И от того человеци расплодишася и умножишася по земли, и не познаша створшаго я, исполнишася блуда и скаредия всего, убииства и зависти. И бѣ Нои единъ праведенъ в родѣ томъ и роди три сыны: Сима, Хама и Афета. И рече богъ: "Не имать духъ мои пребыти въ человецѣхъ сихъ". И рече богъ: "Да потреблю человека, его же створихъ, от человека и до скота". И рече Ноеви: "Створи ковчегъ в долготу лакотъ 300, а вшире 80, а възвыше 30 лакотъ". Египти бо локтемъ зовуть сажень. Дѣлаему же ковчегу за 100 лѣтъ, и повѣдааше Нои, яко быти потопу, и посмѣхаахуся ему людие. И егда сдѣла ковчегъ, рече господь: "Влѣзи ты и жена твоя, и сынове твои, и снохы твоя, и введи къ себѣ по двоему от всѣхъ скотъ и птиць, и от всѣхъ гадъ". И введе Нои, яко же заповѣда ему богъ. Наведе богъ потопъ на землю, и потопе всяка плоть, а ковчегъ плаваше на водѣ, и егда посяче вода, и изыде Нои и сынове его, и жена его, и от сихъ расплодилася земля. И быша человеци мнози и единогласни, рѣша другъ къ другу: "Созиждемъ столпъ до небесе". И начаша здати, и бѣ стареишина у нихъ Невротъ. И рече богъ: "Се умножишася человеци, и помысли ихъ суетни". Сниде богъ и размѣси языкы на 70 и 2 языка, Адамовъ же языкъ бысть не отятъ у Авера, тои бо единъ не приложися къ безумию ихъ, рекъ сице: "Аще бы человекомъ богъ реклъ на небо столпъ дѣлати, то повелѣлъ бы самъ богъ словомъ, яко же створи небо и землю, и море, и вся видимая и невидимая". Сего ради того языкъ не пременися, от сего суть евреи. И на 70 и на единъ языкъ разделишася, и разыдошася по странамъ, и кождо своя нравы прияша. И по дияволю учению ови рощениемъ и кладяземъ, и рѣкамъ жряаху, не познаша бога. От Адама до потопа лѣт 2000 и 242, а от потопа до разделения языкъ лѣт 529. По семь же дияволъ в большее прельщение вверже человекы, и начаша кумиры творити: ови древяны, ови мѣдяны, а друзии мрамаряны, златы и сребряны. И кланяхуся имъ, и привожааху сыны своя и дщери, и закалааху пред ними, и бѣ земля вся осквернена. Началникъ же бяше кумиротворению Серухъ, творяаше кумиры въ имена мертвыхъ человекъ: овѣмь бывшимъ царемь, другымъ храбромъ, и волхвомъ, и женамъ прелюбодѣицамъ. Сеи же Серухъ роди Фару, Фара же роди три сыны: Авраама и Нахора, и Арана. Фара же творяаше кумиры, навыкъ от отца своего. Авраам же пришедъ въ умъ, възрѣвъ на небо и видѣ звѣзды, и небо и рече: "Воистинну то есть богъ, а иже створилъ отець мои, прельщаеть человекы". И рече Авраамъ: "Искушу бога отца своего". И рече: "Отче, почто прелщаеши человекы, творя кумиры древяны? То есть богъ, иже створи небо и землю". Приимъ Авраамъ огнь, зазже идолы въ храминѣ. Видѣв же Аронъ, братъ Авраамовъ, ревнуя по идолѣхъ, хотя вымчати идолы, и самъ згорѣ ту Аронъ и умре пред отцемъ. Предъ симъ бо не сынъ пред отцемъ умерлъ, но отець предъ сыномъ, и от сего начаша умирати сынове пред отцемъ. И възлюби богъ Авраама, и рече богъ Аврааму: "Изыди из дому отца твоего в земьлю, в ню же ти покажу. И створю тя въ языкъ великъ, и благословять тя колѣна земная". И створи Авраамъ, яко же заповѣда ему богъ, и поя Авраамъ сыновца своего Лота, бѣ бо ему Лотъ шюринъ и сыновець, бѣ бо Авраамъ понялъ братню дщерь Аароню Сарру, и прииде в землю Хананѣиску къ дубу высоку. И рече богъ къ Аврааму: "Сѣмени твоему дамъ землю сию". И поклонися Авраамъ богу. Авраам же бѣ лѣтъ 70 и 5, егда изыде от Хараона. Бѣ бо Сарра неплоды, болящи неплодьствомъ. Рече Сарра къ Аврааму: "Влѣзи къ рабѣ моеи". И поимше Сарра Агарь, въдасть ю мужу своему, и влѣзъ Авраамъ къ Агарѣ, зачатъ и роди сына Агарь, и прозва Авраамъ Измаиломъ, и Аврамь бѣ лѣтъ 86, егда же родися Измаилъ. По семь же заченши Сарра и роди сына, и нарече имя ему Исаакъ. И повелѣ богъ Аврааму обрѣзати оттрочя, и обрѣза и въ 8 день. И възлюби богъ Авраама и племя его и нарече я в люди себѣ. И отлучи я от языкъ себѣ и нарече я в люди себѣ. Сему же Исааку възмогшу, Аврааму же жившу лѣтъ 170 и 5, и умре, и погребенъ бысть. Исааку же бывшу лѣтъ 60, и роди два сына: Исава и Иякова. Исавъ же бѣ лукавъ, а Ияковъ праведенъ. Сеи же Яковъ работа у цтя своего изъ дщери его меншеи лѣт 7, и не дасть ея ему Лаванъ, уи его, рекъ: "Старѣишую поими!". И вдасть ему Лию стареишую. "А изъ другои, — рекъ — работаи ми другую 7 лѣтъ, из Рахили". И поя себѣ двѣ сестреници, от нея же роди 8 сыновь: Рувима, Семеона, Леввию, Иуду, Исахара, и Заулона, Иосифа, и Веньямина. И от рабу двою Дана, Нефталима, Гада и Асира. И от сихъ расплодишася человеци жидове. Ияковъ же сниде въ Египетъ, сыи лѣтъ 100 и 30, с родомъ своимъ, числомъ 65 душь, поживе же въ Египтѣ лѣт 17 и успе. И поработиша племя его за 400 лѣт. По сих же лѣтехъ възмогоша людие жидовьстии и умножишася, и насиляаху имъ египтене работою. В сии же времена родися Моисѣи в жидѣхъ, и рѣша вольсви египетьстѣи царю: "Родился есть дѣтищь и хощеть погубити Египетъ". Ту абие повелѣ царь раждающиися дѣти жидовьскыя вмѣтати в реку. Мати же Моисѣева, убоявшеся сего погубления, вземше младенець, вложи въ крабицю и, несше, постави в лузѣ. В се же время сниде дщи фараонова Фермуфи купатися и видѣ отроча плачюще, и взя, и пощадѣ, и нарече имя ему Моисѣи, и въскорми, и бысть отроча красно, и бысть лѣт 4, и приведе и дщи фараоня къ отцю своему. Видѣв же Моисѣя фараонъ, нача любити оттроча, Моисѣи же, хапаяся за шию, срони вѣнець съ главы царевы и попра и. Видѣвь же вълховъ, рече цареви: "О царю, погуби отроча се! Аще ли не погубиши, имать бо погубити весь Египетъ". И не послуша его царь, но паче не повелѣ губити дѣти жидовьскыя. И Моисѣеви же възмогшу, и бысть великъ в дому фараони. И бывшу царю иному, взавидѣша ему боляре. Моисѣи же уби египтенина, обидяща евреенина, бѣжа изъ Египта и прииде в землю Мадиамьску, ходя по пустыни и научився от аггела Гаврила о бытии всего мира и о первѣмь человеци, и яже суть была по немъ, и о потопѣ, и о разделении языкъ, и аще кто колико лѣт аще былъ, и звѣздъное хожение, и число, и земную мѣру, и всяку мудрость. По семь же явися ему богъ въ купинѣ огнянѣ и рече ему: "Видѣхъ бѣду людеи моихъ въ Егуптѣ, но изволихъ изяти я от руку египетьску и извести от земля тоя. Ты же иде къ фараону, царю егупетьскому, и речеши ему: "Испусти Исраиля за три дни, положать требу господу богу". Аще ли не послушаеть тебе царь египетьскыи, побию и всѣми чюдесы моими". И пришедшю Моисиеви, и не послуша его фараонъ, и пусти богъ 10 казнеи на фараона: 1. рѣкы въ кровь. 2. жабы. 3. мышица. 4. песия мухи. 5. смерть на скоты. 6. прыщи горцѣи. 7. градъ. 8. прузи. 9. тма 3 дни. 10. моръ въ человецѣхъ. Сего же ради 10 казни бысть на нихъ, яко 10 месяць томиша дѣти жидовьския. Егда же бысть моръ въ Египтѣ, рече фараонъ Моисѣови и брату его Аарону: "Отъидѣта въскорѣ". Моисѣи же собра люди жидовьскые, поиде от земля египетьскыя, и ведяше я господь путемь по пустыни къ Чермному морю, и предъидяше пред ними нощию столпъ огнянъ, а въ день — облаченъ. Слышав же фараонъ, яко бѣжать людие, и погна по нихъ, и притисну я къ морю. Видѣвьше же людие жидовьстии и въспиша на Моисѣя, ркуще: "Почто изведе ны на смерть" И въспи Моисѣи къ богу, и рече господь: "Что въпиеши ко мнѣ? Удари жезломъ въ море". И створи Моисии тако, и раступися вода надвое, и внидоша сынове Исраилеви в море. Видѣв же фараонъ и погна по нихъ, сынове же Исраилеви проидоша по суху посреди моря, и яко излѣзоша на брегъ, ступися море о фараонѣ и о воехъ его. И възлюби богъ Исраиля. И идоша от моря 3 дни по пустыни, и приидоша въ Меру, и бѣ ту горка вода, и вропташа людие на бога, и показа имъ господь древо, и вложи Муисѣи въ воду, и насладишася воды. По сем же пакы възропташа на Моисѣя и Аарона, ркуще: "Лутши ны бяше въ Египтѣ, и ядохомъ мяса, лукъ и хлѣбы до сытости". И рече господь къ Моисию: "Слышахъ хуление сыновъ Исраилевъ". И дасть имъ манну ясти. По сем же дасть имъ законъ на горѣ Синастѣи. Моисиови же вшедшу на гору къ богу, они же солияша телечию главу, поклонишася, яко богу, их же Моисии иссѣче 30000. И по семь пакы възропташа на Моисѣя и Аарона, еже не бысть воды. И рече господь къ Моисѣови: "Удари жезломъ в камень". Рекъ: "Егда и сего не испустивѣ воды". И разгнѣвася господь на Моисѣя, яко не възвеличи господа, и не вниде в землю обѣтованную сего ради роптания, онѣхъ ради, но възведе я на гору Бамьску и показа ему землю обѣтованную, и успе Моисии ту на горѣ, и прия власть Исус Навгинъ. И се прииде в землю обѣтованную, и изби хананѣиское племя, и всели в нихъ мѣсто сыны Исраилевы. Умершу же Исусу, и бысть в него мѣсто судия Иуда, и иныхъ судии 14 бысть. При них же, забывше бога, изъведшаго изъ Египта, начаша служити бѣсомъ, и разгнѣвася богъ, и предашеть я иноплеменникомъ на расхищение. И егда ся начнуть каяти, богъ помиловашеть ихъ, и егда избавляаше ихъ, пакы укланяахуся на бѣсослужение. По сихъ же судяаше Илии жрець, и по семь Самоилъ пророкъ. И рѣша людие Самоилу: "Постави намъ царя". И разгнѣвася господь на Исраиля, и постави над ними царя Саула. Таче Саулъ не изволи ходити в законѣ господни, и избра господь Давида, и постави царя надъ Исраилемъ, и угоди Давидъ господу. Сему Давиду кляся богъ, яко от племени его родися богу. И первое нача пророчествовати о въплощении божии, рекъ: "Изъ чрева преже деньница родихъ тя". Сеи же пророчествова лѣт 40 и умре, и по немь пророчествова сынъ его Соломон, иже въугради церковь божию и нарече ю Святая Святыхъ. И бысть мудръ, и наконець пополъзнуся, царствова лѣт 40 и умре. По Соломонѣ царствова сынъ его Ровоамъ. По семь раздѣлися царство надвое жидовьское: въ Иерусалимѣ едино, а другое в Самарии. В Самарии царствова Иеровоамъ, холопъ Соломонь, иже створи двѣ кравѣ златѣ и постави едину въ Февилѣ на холмѣ, а другую въ Ендадѣ, и рекъ: "Се бога твоя, Исраилю". И кланяахуся, бога забывше. Таче и въ Иерусалимѣ забывати начаша бога и поклонятися начаша Валу, рекши ратну богу, еже есть Ереи, забыша бога отець своихъ. И нача богъ посылати к нимъ пророкы, пророцы же начаша обличати я о безаконии ихъ и служении кумиръ. Они же начаша пророкы избивати, обличаеми от нихъ. И разгнѣвася богъ на Исраиля, и рече: "Отрину я от себе и призову ины люди, иже мене послушаютъ; аще согрѣшатъ, не помяну безакония ихъ". И нача посылати пророкы, глаголя имъ: "Прорицаите о отвержении жидовьстѣмь и о призвании странъ". Первое же нача пророчествовати Иосия, глаголя: "Представлю царство дому Исраилева съкрушу лукъ Исраилевъ и не преложу помиловати пакы дому Исраилева, но отмѣтая отвергуся ихъ, — глаголеть господь, — и будеть блудяще въ языцѣхъ". И Еремѣя же рече: "Аще станеть Самоилъ и Моисии, не помилую ихъ". И паки тои жде Еремѣя рече: "Тако глаголеть господь: Се кляхся именемъ моимь великымъ, аще будеть имя мое именуемо отселѣ гдѣ въ устѣхь иудьискыхъ". Иезекеилъ рече: "Тако глаголеть господь Аданаи: Рассѣю вся останки ваша во вся вѣтры, зане святая моя осквернисте всѣми негодованьми вашими. Аз же тя отрину и не имам тя помиловати пакы". Малахия же рече: "Глаголеть господь: Уже нѣсть ми хотѣния у васъ, понеже от въстока и запада прославися имя мое въ языцѣхъ, и на всякомъ мѣстѣ приносятся кандила имени моему и жертва чиста, зане велие имя мое въ языцѣхъ. Сего ради дамъ васъ на поносъ и на пришествия въ вся языкы". Исаия же великыи рече: "Тако глаголеть господь: Простру руку свою на тя и пакы не приведу тя". И пакы тои же рече: "Възненавидѣхъ праздникы ваша и начаткы месяць вашихъ, и суботъ вашихъ не приемлю". Амосъ же пророкъ рече: "Слышите слово господне: Азъ приемлю на вы плачь. Домъ Исраилевъ падеся и не приложи въстати". Малахия же рече: "Тако глаголеть господь: Послю на вы клятву и проклену благословление ваше, и разорю, и не будеть въ васъ". И много пророчьствоваше о отвержении ихъ. Сим же пророкомъ повелѣ богъ пророчествовати о призвании иныхъ странъ в нихъ мѣсто. Нача звати Исаия, тако глаголя: "Яко законъ от мене изыде и суд мои, и свѣтъ странамъ; приближаеться скоро правда моя, изыдеть, и на мышцю мою страны уповаютъ". Иеремѣя же рече: "Тако глаголеть господь: И положу дому Иудову завѣтъ новъ, дая законы вразумѣниа ихъ, и на сердца ихъ напишу. И буду имъ богъ, и ти будуть ми в люди". Исаиа же рече: "Ветхая мимо идоша, а новая възвѣщаю, преже възвѣщения явлено бысть вамъ. Поите богу пѣснь нову, работающимъ ми призовется имя ново, еже благословится по всеи земли. Домъ мои, домъ молитвѣ призовется всѣмъ языкомъ". Тои же Исаия глаголеть: "Открыеть господь мышцю свою святую предъ всѣми конци земля, спасение бога нашего". Давидъ: "Хвалите господа вси языци, похвалите его вси людие". Тако богу възлюбившу новыя люди, рекъ: "Имамъ снити к нимъ самъ и явитися человекомъ плотию, пострадати за Адамово преступление". И начаша прорицати о въплощении божии. Первое Давидъ глаголя: "Рече господь господеви моему: Сяди одесную мене, дондеже положу врагы твоя подножие ногама твоима". И пакы: "Рече господь ко мнѣ: Сынъ мои еси ты. Азъ днесь родих тя". Исаия же рече: "Не посолъ, ни вѣстникъ, но самъ господь, пришедъ, спасет ны". И пакы: "Яко дѣтище родися намъ, ему же бысть начало на рамѣ его. И прозовется велика свѣта аггелъ, и велика власть его, и миру его нѣсть конца". И пакы: "Се девица въ утробѣ зачнеть и родить, и прозоветъ имя ему Еммануилъ". Михѣя же рече: "И ты Вифлиоме, доме Ефрантовъ, еда не моглъ еси быти въ тысущахъ Иудовахъ. Ис тебе бо изыде стареишина быти въ князехъ въ Исраили". Еремѣя же рече: "Се богъ нашь, не вмѣнится инъ к нему. Изъбрѣте всякъ путь художества и дасть Иякову, оттроку своему. По сих же на земли явися и съ человекы поживе". И пакы: "Человекъ есть. Кто увѣсть, яко богъ есть, и яко человекъ умираеть". Захария же рече: "Не послушаша сына моего, и не услышю ихъ", — глаголеть господь. Иосѣя рече: "Тако глаголеть: Плоть моя от нихъ". Прорекоша же и страсти его, ркуще, яко же рече Исаия: "О лютѣ души ихъ, понеже съвѣтъ створиша золъ, ркуще: Свяжемъ праведника". И пакы тои же рече: "Тако глаголеть господь: Азъ не супротивлюся, ни глаголю противу. Хребетъ мои вдахъ на раны, а ланитѣ мои на заушение, и лица моего не отвратихъ от стыдѣния и заплевания". Иеремѣя рече: "Приидете, вложимъ древо въ хлѣбъ его, истребимъ от земля животъ его". Моисеи же рече о распятии его: "Узрите жизнь вашу, висящу предъ очима вашима". Давидъ рече: "Въскую шаташася языци". Исаия рече: "Яко овча на заколение ведеся". Ездра же рече: "Благословенъ богъ, руцѣ распростеръ свои и спасъ Иерусалима". И о въскресении его ркоша. Давидъ рече: "Въстани боже! Суди земли, яко ты наслѣдиши въ всѣхъ языцехъ". И пакы: "Въста, яко спя господь". И пакы: "Да въскреснеть богъ и да разидутся вси врази его". И пакы: "Въскресни, господи боже мои, да възнесется рука твоя". Исаия же рече: "Сходящь въ страну и сѣни смертныя, свѣт въсияетъ на вы". Захария же рече: "Ты въ крови завѣта своего испустилъ еси ужики своя от рова, не имуща воды". И много пророчествоваше о немь, еже сбысться все. Рече же Володимеръ: «То в кое время сбысться все? И было ли есть се, егда ли топере быти хощеть?». Онь же рече ему: «Яко уже преже сбысться все, егда богъ въплотися. Яко же бо преже рекохъ, жидомъ пророкы избивающимъ, и царемъ ихъ законъ преступающимъ, предасть ихъ богъ в расхыщение и плѣнъ, и ведени быша въ Асурию грѣхъ ихъ ради, и работаша тамо лѣт 70, и по семь възвратишася в землю свою. И не бѣ у нихъ царя, но архиереи, и обладааху ими до Ирода иноплеменника, еже облада ими. Въ сего же власть в лѣто 5500 посланъ бысть архаангелъ въ Назарефъ к девици Марии от колѣна Давидова рещи еи: "Радуися, обрадованная, господь с тобою!". И от слова сего зачатъ слово божие въ ютробѣ и породи сына, и нарече имя ему Исус. И се волсви приидоша от въстока, глаголюще: "Гдѣ есть рожеися царь жидовескъ? Видѣхомъ бо звѣзду его на въстоцѣ, приидохомъ поклонитися ему". Услышав же Иродъ и смятеся, и весь Иерусалимъ с нимъ. И призва книжникы и старци людьстии, и въспрашааше ихъ: "Гдѣ Христос ражается?". Они же рѣша ему: "Въ Вифлеомѣ жидовьстѣмъ". Иродъ же, се слышавъ, посла, рекъ: "Избиите младенца, сущая двою лѣту". Они же, шедше, избиша младенца, сущая двою лѣт. Мария же, убоявшеся, скры отрочя. Иосифъ же съ Марьею, поимъ отрочя, бѣжа въ Египетъ и бысть и до умертвия Иродова. Въ Египтѣ же явися аггелъ Иосифу, глаголя: "Въстани, поими оттрочя и матерь его и иди въ землю Исраилеву". Пришедшу же ему, вселися въ Назарефѣ. Възрастъшу же ему и бывшу лѣтъ 30, нача чюдеса творити и проповѣдати царство небесное, и избра 12, яже ученикы себѣ нарекъ, и нача чюдеса велика творити: мертвыя въскрешати, прокаженныя оцищати, хромыя ходити, слѣпымъ прозрѣние творити и ина чюдеса велия твори, яко же бѣше пророци прорекли о немь, глаголюще: "Тои недугы наша исцѣли и болѣзни подъя". И крестися въ Иорданѣ от Иоана, показа новымъ людемъ оставление. Крестившу же ся ему, и се отверзошася небеса, и духъ сходящь зракомъ голубинымъ на нь и глас глаголя: "Се есть сынъ мои възлюбленны, о нем же благоизволихъ". И послаше ученикы своя проповѣдати царство небесное и покаяние въ оставление грѣховъ, хотя исполнити пророчество. И нача проповѣдати, яко подобаеть сыну человеческому пострадати и распяту быти, и въ 3 день въскреснути. Учащу же ему въ церкви, и се архииереи и книжници исполнишася зависти и искааху убити и, и емше и, ведоша ко гѣмону Пилату. Пилатъ же, испытавъ, яко без вины предаша и, хотѣ и пустити. Они же рѣша ему: "Аще сего пустиши, не имаши быти другъ кесареви". Пилатъ же повелѣ и да распнуть. Они же, поимши Исуса, ведоша на мѣсто краинево и распяша ту. И бысть тма по всеи земли от 6-го часа и до 9-го, и при 10 часѣ испусти духъ Исус, и церковная запона раздрася надвое, и мертвии въсташа мнози, им же повелѣ в раи ити. И снемше съ креста, положиша и въ гробѣ и печатми запечатлѣша гробъ людие жидовьстии, и стража поставиша, ркуще: "Егда како украдуть ученици его?". Он же въ 3 день въскресе, явися ученикомъ, въставъ от мертвыхъ, рекъ имъ: "Идете въ вся языкы и научите вся страны крещению во имя отца и сына и святого духа". И пребысть с ними 40 дни, являяся имъ по въскресении. И егда исполнишася дние 40, повелѣ имъ ити въ гору Елеоньскую, и ту явися имъ и, благословивъ я, рече имъ: "Сядите въ градѣ Иерусалимѣ, дондеже послю вы обѣтование отца моего". И се рекъ, възнесеся на небеса. Они же поклонишася ему и възвратишася въ Иерусалимъ, и бѣяху в ыну въ церкви. Егда скончяахуся дние пятьдесятнии, сниде духъ святыи на апостолы, и приимше обѣтование святого духа, и разидошася по вселеннѣи, учаще и крестяще водою». Рече же Володимеръ: «Что ради от жены родися и на древѣ распятся и в водѣ крестися?». Онъ же рече ему: «Сего ради, понеже исперва родъ человеческыи женою согрѣши, дияволъ прельсти Евгу, и Адамъ отпаде рая. Тако же и богъ отместие дияволу: женою первою испаде из рая Адамъ, от жены же въплотися богъ, повелѣ в раи внити вѣрнымъ. А еже на древѣ распяту, того ради, от древа вкуше, испадъ породы; богъ же на древѣ страсть прия, да дияволъ побѣженъ бысть древомъ, и от древа животнаго приимуть праведнии. А еже водою обновление, понеже при Нои, умножившимся въ человецѣхъ грѣхомъ, наведе богъ потопъ на землю и потопи человекы водою. "Сего ради, — рече богъ, — понеже погубихъ человекы водою грѣхъ ради, нынѣ же пакы водою очищаю грѣхи человѣкомъ обновлениемъ водою". Ибо жидовьскыи родъ в морѣ очистишася от егыпетьскаго злаго нрава, понеже бо вода измыла есть первѣе. Рече бо: духъ божии ношаашеся верху воды; еже бо и нынѣ крестятся водою и духомъ. Преображение бысть первое водою, яко же и Гедеонъ преобрази по семъ, и егда прииде к нему аггелъ, веля ити ему на Мадиамы, он же, искушая, рече богу, положивъ руно на гумнѣ, рече: "Аще будеть по всеи земли роса, а на рунѣ суша". И положи руно, и заутра видѣвъ по всеи земли росу, а на рунѣ сушу, и рече: "Еще искушу: аще будеть по всеи земли суша, а на рунѣ роса". И бысть тако. Се же преобрази, яко иностраннѣи быша преже суша, а жидове руно, послѣди же на странахъ роса, еже есть святое крещение, а на жидѣхъ суша, пророци же проповѣдаша, яко водою обновление будеть. Апостоломъ же учащимъ по вселеннѣи вѣровати богу, их же учение мы, грецы, прияхомъ, и вся вселенная вѣруеть учьнию ихъ. Поставилъ же есть богъ единъ день, в он же хощет судити, пришедъ с небесе, живымъ и мертвымъ и въздати комуждо по дѣломъ его: праведнымъ и красоту неизреченную, и веселие бес конца, и не умирати въ вѣкы, и грѣшникомъ мука огняна, и червь неусыпая, и тма кромѣшная, и муцѣ не будеть конца. Таже будуть мучения, иже не вѣруютъ къ господу нашему Исусу Христу, мучими будуть въ огни, иже ся не крестятъ». И сия рекъ, показа Володимеру запону, на неи же бѣ написанъ страшныи судъ господень. И показавааше ему одесную праведныя, въ веселии предъидоша в раи, а ошую грѣшникы, идуща въ муку вѣчную. Володимеръ же, въздохнувъ, рече: «Добро симъ одесную, горе же симъ ошюю». Он же рече: «То аще хощеши одесную стати с праведными, то крестися». Володимеръ же положи на сердцѣ своемъ, рекъ: «Пожду еще мало, хощу испытати о всѣхъ вѣрахъ». Владимеръ же, сему дары многы въдавъ, отпусти его с великою честью.

Теги: Адам, Библейский персонаж, Болгары волжские, Волхв, Иаков, Киевский, Моисей, Самуил, Хазары, Авель, Авраам, Владимир Святославич (Василий), Давид, Каин, Рим, Соломон, Иерусалим, Исайя, Папа Римский, Греки, Римляне, Хам, Сим, Евреи, Хананеи, Исав, Бохмач (Бахмач), Ной, Лот, Саул, 986, 6494, Иафет, Сарра, Исаак, Измаил,

О ВЬСКРЕСЕНИИ. И о воскресении его рекоша. ДАВЫДЪ. Давыдъ рече: «въскреснн, Боже, суди земли, яко наслѣдиши въ всѣхь языцѣхъ. И пакы: въста яко спя Господь. И пакы: да въскреснеть Богъ, и да разыидугся врази его. И пакы: въскресни, Господи Боже мой, да възнесется рука твоа, и не забуди нищихъ своихь до конца. ИСАИА. Исаиа же рече: сходяще въ страну и сѣни съмертныа, свѣтъ въсиаетъ на вы. ЗАХАРИА. Захариа же рече: ты въ крови завѣта своего испустиль еси ужникы своа отъ рова, не имуща води. И много пророчьствоваша о немъ, еже събысться все.» ВЪПРОСЪ. Рече же Володимерь: «то въ кое время събысться се, и было ли есть се? егда ли топере быти хощетъ?» ОТВѢТЪ. Онъ же рече ему: «Яко уже прежде събысться все, егда Богь въплотися. Якоже бо прежде рекохъ, Жидомъ пророкы избивающимъ, и царемь ихь законь преступающимь, предастъ ихь Богъ въ расхыщение и плѣнь, и ведени быша въ Асурию, грѣхь ихь ради, и работаша тамо 70 лѣть; и посемь възвратишася въ землю свою, и не бѣ у нихъ царя, но архиереи, и обладааху ими до Ирода иноплеменника, еже облада ими. О БЛАГОВѢЩЕНИИ. Въ сего же власть, въ лѣто 5500, посланъ бысть архаггель Гавриилъ отъ Бога въ Назаретъ кь дѣвици Марии, отъ колѣна Иудова, рекше ей: радуйся, обрадованнаа, Господь съ тобою. И отъ слова сего зачатъ Слово Божие вь утробѣ, и породи сынь, и нарече имя ему Исусъ. ВЛЪСВИ. И се влъсви приидоша отъ востока, глаголюще: где есть рождейся царъ Жидовский? видѣхомъ бо звѣзду его на востоцѣ, и приидохомъ поклонитися ему. Услышавъ же царь Иродъ, смятеся, и весь Иерусалимъ съ нимъ; и призва книжникы и старцы людскыа, и въпрашааше отъ нихъ: где раждается? Они же рѣша: въ Вифлеомѣ Иудейстемъ. Иродъ же се слышавъ, посла, рекь: избита младенца въ Вифлеомѣ сущаа двою лѣть; они же шедше, избиша младенца сущаа двою лѣтъ. Мариа же убоявшися съкры отроча; Иосифь же сь Мариею, поимъ отроча, бѣжа въ Египеть, и бысть ту и до умертвиа Иродова. Въ Египтѣ же явися аггель Иосифу, глаголя: въставъ, поими отроча и матерь его, и иди въ землю Израилеву. Пришедшу же ему, въселися въ Назаретъ. Възрастьшу же ему и бывшу лѣтъ 30, нача чюдеса творити, и проповѣдати царство небесное, и избра 12, яже ученикы себѣ нарече; и нача чудеса велика творити, мертвыа въскрешати, прокаженыа очищати, хромымъ повелѣвааше ходити, слѣпымъ прозрѣние творити, и ина чюдеса велиа творя, якоже бяше пророцы прорекли о немъ, глаголюще: тъй недугы наша исцѣли и болѣзни подьа. И крестися въ Иердани отъ Иоанна, показа новымъ людемь оставление пръваго съгрѣшениа. Крестившу же ся ему, и се отврьзошася небеса, и Духь съходящь зракомь голубинымъ на нь, и гласъ глаголя: се есть Сынъ мой възлюбленный, о немъ же благоизволихъ. И посылааше ученики своа проповѣдати царство небесное и покаание вь оставление грѣховъ; хотя исполнити пророчьство, нача проповѣдати, яко подобаетъ сыну человѣческому пострадати, и распяту быти, и въ 3 день въскреснути. Учащу же ему въ церкви, и се архиерее и книжници исполнишася зависти, и искааху убити его, и емше и, ведоша его кь игемону Пилату. Пилать же испытавъ, яко безъ вины приведоша его, хотя его пустити; они же рѣша: аще сего пустиши, не имаши другь быти кесареви . Пилатъ же повелѣ , да распнуть его; они же поемше Исуса, ведоша его на мѣсто Краниево, и распяша его ту; и бысть тма по всей земли отъ 6-гого часа и до 9-го, и при девятѣмъ часѣ испусти духь Исусъ, и церковная запона раздрася на двое, и мертвии въсташа мнози, имже повелѣ въ рай ити. И снемше и съ креста, положиша въ гробѣ, и печатми запечатлѣша гробъ, людие же Жидовстии и стража поставиша, ркуще: егда како украдутъ ученици его. Онъ же въ третий день вьскресе; явися ученикомъ воста отъ мертвыхь, и рекь имъ: идѣте вь вся языки, и научите вся страны крещению въ имя Отца и Сына и Святаго Духа. И пребысть съ ними 40 дний, являяся имъ по воскресении. И егда исплънишася дний 40, повелѣ имъ ити въ гору Елеоньскую, и ту явися имъ, и благословивъ а, рече имъ: сядѣте въ градѣ Иерусалимѣ, дондеже послю на вы обѣтование Отца моего. И се рекъ, възнесеся на небеса; они же поклонишася ему, и възвратишася въ Иерусалимъ, и бѣаху въину въ церкви. Егда скончашася дние пятдесятници, сънииде Духь Святый на апостолы, и приемше обѣтование Святаго Духа, и разыдошася по вселеннѣй, учаще и крестяще водою.» ВЪПРОСЪ КНЯЗЪ. Рече же Володимерь: «что ради отъ жены родися, и во водѣ крестися, а и на древѣ распятся?» ОТВѢТЪ ФИЛОСОФЛЪ. Онъ же рече ему: «сего ради, понеже родъ человѣческый испръва женою съгрѣши, диаволъ прелести Евву, и Адамъ отпаде раа, такоже и Богъ отместие даа диаволу, женою прьвою испаде изъ раа Адамъ, отъ жены же въплотився Богь повелѣ въ рай въниити вѣрнымъ. А еже на древѣ распяту быти, того ради, отъ древа вкушь Адамь испадь породы, Богъ же на древѣ страсть прия, да диаволъ побѣждень бысть древомъ, и отъ древа животаго приимутъ праведнии. А еже водою обновление, понеже при Нои умножившимся въ человѣцѣхь грѣхомъ, наведе Богъ потопъ на землю, и потопи человѣкы водою, сего ради рече Богъ: понеже погубыхъ человѣкы водою грѣхь ради, нынѣ же пакы водою очищаю грѣхы человѣкомъ, обновлениемъ водою; ибо Жидовский родъ въ мори очистишася отъ Египетскаго злаго нрава, понеже бо вода измыла есть прьваа; рече Богъ : Духъ Божий ношашеся врьху воды; еже бо нынѣ крестятся водою и Духомъ. Преображение бысть прьвое водою, якоже и Гедеонь преобрази посемь. РУНО. Егда прииде къ нему аггель, веля ити ему на Мадиами, онъ же искушаа рече Богу, положивъ руно на гумнѣ, рече: аще будетъ по всей земли роса, и на рунѣ суша. И положи руно; и заутра видѣвь по всей земли росу, а на рунѣ суша, и рече: еще искушу; аще будетъ по всей земли суша, а на рунѣ роса, и бысть тако. Се же прообрази , яко иностранни быша суша прежде, а Жидове роса , послѣжде же на странахъ роса, еже есть святое крещение, а на Жидѣхъ суша. Пророци же проповѣдаша, яко водою обновление будеть. Апостоломъ же учащимъ по вселеннѣй вѣровати Богу, ихже учение мы, Греци, приахомъ, и вся вселеннаа вѣруеть учению ихь. СУДНЫЙ ДЕНЬ. Поставилъ же есть Богь единь день, въ онъ же хощеть судити, пришедъ съ небесе, живымъ и мертвымь, и въздати комуждо по дѣломъ его: праведнымъ царство небесное, и красоту неизреченную, и веселие бес конца, и не умирати въ вѣкы; и грѣшникомъ мука огнена, и чрьвь неусыпаай, и тма кромѣшняа, и муцѣ не будетъ конца. Таже будутъ мучения, иже не вѣрують кь Господу нашему Исусу Христу: мучими будутъ, иже ся не крестятъ.» Сиа рекъ, показа Володимеру запону, на ней же бѣ написань страшный судь Господень, и показоваше ему одесную праведныя въ веселии предъидуща въ рай, а ошуюю грѣшникы идуща въ муку вѣчную. Володимеръ же въздхнувь рече: «добро симъ одесную, горе же симь ошуюю.» Философь же рече: «то аще хощеши одесную стати съ праведными, то крестися.» Володимеръ же внять мыслию о вѣрѣ христианстѣй, и не дааше ему бояре его, ркуще: «еще испытай дополна, но сиа лучши есть всѣхь.» Володимеръ же положи на сердци своемъ, рекь: «пожду еще мало, хощу испытати о всѣхь вѣрахъ.» И вдасть Володимерь Кирилу философу дары многы, и отпусти его съ великою честию.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Владимир Святославич (Василий), Давид, Исайя, Греки, 986, 6494,

987

В лѣто 6495 [987]. Съзва Володимиръ бояры своя и старца градьскыя, и рче имъ: «се приходиша ко мнѣ Болгаре, ркуще: приими законъ нашь; посемъ приидоша Нѣмци, и тѣ хваляху законъ свои; и по сих приидоша Жидове; сии же Грѣцѣ послѣ приидоша, и хуляще всѣх законы, а свои законъ хваляще; и много глаголаша, сказающе от начала миру; суть же хытро сказающе, и чюдно слышати ихъ и любо комуждо; и другыи свѣт повѣдают быти: да аще кто вѣруеть в нашю вѣру, то пакы, умеръ, въстанеть, и не умирати ему в вѣкы; аще ли въ инъ законъ ступите, то на ономъ свѣтѣ в огнѣ горѣтѣ. Да что ума предасте и что отвѣщаете». И рѣша бояре и старци: «вѣси, княже, яко своего никто же хулить, нь хвалит; аще ли хощеши то разно испытати, то имаши у себе мужи; пославъ, испытаи их когождо службу и кто како служит богу». И бысть люба рѣчь князю и всѣмъ людем; и избраша мужи мудры и смысленѣ, числомъ 10, и рѣша имъ: «идѣте к Болгаром, и испытаите вѣру их и службу». Они же идоша; и пришедше, видѣша скверная их дѣла и кланяние в ропатѣ, и приидоша въ землю свою. И рче имъ Володимиръ: «идете пакы к Нѣмцемъ и соглядаите тако же; и оттуда идете во Грѣкы». Они же приидоша в Нѣмци, и соглядаша церковь и службу их; и приидоша Царюграду и внидоша ко цесарю. Рече же цесарь: «испытаите, коея ради вины приидоша». Они же исповѣдаша ему вся бывшая. Сия глаголы слышавъ цесарь, радъ бысть и честь велику сътвори имъ в тои день. Наутриа же посла къ патриарху, глаголя сице: «приидоша Русь пытать вѣры нашея; да пристрои церковныи крилосъ и самъ пристроися въ святительскыя ризы, да видять славу бога нашего». И сия слышавъ патриархъ повелѣ созвати крилосъ, и по обычаю створиша праздникъ, и кадила вожгоша, и пѣниа ликъ съставиша. И иде цесарь с ними въ церковь; и поставиша я на пространнѣ мѣстѣ, показающе имъ церковную красоту и пѣниа и службы архиерѣискы и предстояние диаконъ, и сказающе служение бога своего. Они же вразумѣша бывшее, и удивишася, и служение ихъ похвалиша. Призваша же их цесарѣ Василии и Костянтинъ, ркоша: «идѣта въ землю вашю»; и отпустиша их с великыми дары и с честью. Они же приидоша в землю свою. И созва князь бояры своя и старца, и рече Володимеръ: «се, приидоша мужи, послании нами; да слышимъ от них бывшее». И рче имъ: «скажете пред дружиною». Они же ркоша, яко «приходихом пръвѣе к Болгаромъ и смотрихомъ, како ся кланяють в ропатѣ, стояще бес пояса, и поклонивъся, сядеть и глядит сѣмо и овамо, акы бѣшенъ, и нѣсть веселиа у них, нь печаль и смрадъ великъ, и нѣсть добръ законъ их. Приидохом же в Немци и видѣхомъ во храмѣ их службу творяща, а красоты не видѣхомъ никоея же. Приидохомъ же въ Грекы, и ведоша нас, идеже служать богу своему, и не свѣмы на небеси ли или на земли были есме; нѣсть бо на земли того вида или красоты тоя, недоумѣемъ бо сказати; то вѣмы токмо, отинудь богъ съ человѣкы пребываеть; есть служба их паче всѣх странъ. Мы убо не можемъ забыти красоты тоя; всякъ бо человѣкъ, аще вкусит сладка, послѣди горести не приимет: тако и мы не имамы здѣ жити». Отвѣщавше же бояре и ркоша: «аще бы лихъ законъ грѣческъ, то не бы баба твоя прияла Олга его, яже бѣ мудрѣиши всѣх человѣкъ». Отвѣщавъ же Володимеръ, рече: «то кдѣ крещение приимемъ». Они же рѣша: «гдѣ ти любо». И минувъшю лѣту.

Теги: Болгары волжские, Киевский, Царь, Константинополь, Владимир Святославич (Василий), Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Патриарх, Константинопольский, Греки, Евреи, Ольга, 987, 6495,

В лѣто 6495 [987]. Съзва Володимиръ боляре своа и старци градскыа, и рече им: Се приходиша ко мнѣ блъгаре, ркуще: приими закон нашь. По сем же приходиша и нѣмци, и ти хваляху закон свои. И по сих приидошя жидове. Послѣди же приидошя греци, хуляще всѣх законы, свои же хваляще; и много глаголаше, сказающе от начала миру о бытьи всего мира, суть же хитро сказающе; чюдно слышати их; другыи свѣтъ повѣдають быти; да аще кто дѣет в нашу вѣру ступит, то пакы, умеръ, встанет, и не умирати ему в вѣкы, аще ли въ инъ законъ ступите, то на оном свѣтѣ въ огни горѣти. Да что ума придасте и что отвѣщаете? И рѣша боляре и старци: Вѣси, княже, яко своего никтоже не хулит, но хвалит, аще хощеши испытати гораздно, то имаши у себе мужи; послав испытаи кождо их службу, и кто како служит Богу. И бысть люба рѣчь князю и всѣмь людемь; и избра мужи мудрыи смыслены числом 10, и рѣшя имъ: Идѣте пръвое в Болгары и испытаите прьвое вѣру их. Они же идошя, и пришедше видѣшя скверньнаа дѣла их и кланяние в ропатѣ, и придошя в землю свою. И рече имь Володимиръ: Идѣте пак в Нѣмци и сглядаите такоже, оттудѣ идѣте въ Греки. Они же приидошя в Нѣмци, и съглядавше церковную службу их. О испытании вѣры христианскые. Приидоша же к Царюграду и внидошя к царю; царь же испытав, что ради приидошя, они же повѣдашя ему вся бывшаа. И се слышав царь, рад бысть и честь велику створи им въ тъи день. Наутрии же посла к патриарху, глаголя сице: Приидошя русь испытати вѣры нашеа; да пристрои церковь и клирос, и самъ причинися въ святительскыа ризы, да видят славу Бога нашего. И се слышав патриархъ, повелѣ съзвати клирос, и по обычаю створишя праздникь, и кадила въжгошя, пѣниа и ликы съставишя. И иде царь с ними въ церковь, и поставиша я на страннѣ мѣстѣ, показающе красоту церковную, и пѣниа и службы архиереискы, и предстоание диакон, и сказающе им служение Бога своего. Они же въ изумѣнии бывше и удивльшеся, похвалишя службу их. И призвавше их царя Василеи и Констянтин, рѣста им: Идѣта в землю вашу. И отпустиша я с дары великы и съ честию. Они же приидошя в землю свою; и съзва князь боляры своя и старыа, и рече Володимиръ: Се приидошя посланнии нами мужи, да слышимь от них бывшее. И рече: Скажите пред дружиною. Они же рѣша: Ходихом в Болгары и смотрѣхом како ся кланяют в храмѣ, рекше в ропатѣ: Стоаще бес пояса, и поклонився, сядет и глядит сѣмо и онамо, яко бѣсен, и нѣсть веселиа в них, но печаль и смрад велик, и нѣсть добръ закон их. И приидохом к нѣмцем и видѣхом в храмѣ их службы творяще, и красоты не видѣхомь никоея. Приидохом же въ Грекы, и ведоша ны, идеже служат Богу своему, и не свѣмы, на небесѣ ли есмы были, ли на земли; нѣсть бо на земли такого вида, ли красоты таковы; недоумѣем бо сказати, токмо не вѣмы, яко онудѣ Богъ съ человекы пребывает, и есть служба их паче всѣх странъ. Мы убо не можем забыти тоя красоты; всякь бо человекъ, аще вкусит сладка, послѣди горести не приимает, тако и мы не имамы зде быти. Отвѣшавше же боляре, рекошя: Аще бы лихъ законъ гречьскыи, то не бы баба твоя приала Олга, яже бѣ мудрѣиши всѣх человекь. Отвѣщав же Володимиръ рече: Где крещение приимем? Они же рекошя: Где ти любо. И минувшу лѣту.

Теги: Болгары волжские, Киевский, Царь, Константинополь, Владимир Святославич (Василий), Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Патриарх, Константинопольский, Греки, Евреи, Ольга, 987, 6495,

В лѣто 6496 [987-988]. Възва Владимеръ боляре своя и старци градьстии и рече имъ: «Се приходиша ко мнѣ болгари, ркуще: "Приими законъ нашь". По сем же приходиша и нѣмци, и ти хваляаху законъ свои, и по семь же приходиша жидове. После же приидоша греци, хуляще всѣхъ законы, свои же хваляще законъ, и много глаголаша, сказающе от начала миру о бытии всего мира. Суть же хитро сказающе, чюдно сказающе, слышаати их, другыи свѣтъ повѣдаютъ быти. Да аще кто дѣетъ вѣруетъ, в нашу вѣру ступить, то пакы умеръ, въстанеть, и не умирати ему в вѣкы. Аще ли въ инъ законъ ступить, то на ономъ свѣтѣ въ огни горѣти. Да что ума придасте и что отвѣщаете?». И рѣша боляре и старци: «Яко своего никто же не хулить, но хвалить, аще хощеши испытати гораздо, то имаши у себе мужи, посли, испытаи кождо ихъ службу, и кто како служить богу». И бысть люба рѣчь князю и всѣмъ боляромъ, и избра мужи мудры и смыслены, числом десять, и рѣша имъ: «Идете первое в Болгары и испытаите первѣе вѣру ихъ». Они же идоша и, пришедши, видѣша скверная дѣла ихъ и кланяние в ропатѣ, и приидоша в землю свою. И рече имъ Володимеръ: «Идете пакы в Нѣмци, изглядаите тако же и оттоле изыдете въ Грекы». Они же приидоша в Нѣмци, изглядавше церковную службу ихъ. О испытаньи вѣры крестьяньския. Приидоша Царюграду и внидоша къ царю. Царь же испыта, что ради приидоша, они же повѣдавше ему вся бывшая. И се слышавъ, царь радъ бысть и честь велику створи имъ в тои день. Наутрия же посла къ патриярьху, глаголя сице: «Приидоша русь испытати вѣры нашия. Да пристрои церковь и крилосъ и самъ учинися въ святительския ризы, да видять славу бога нашего». И се слышавъ, патриархъ повелѣ созвати крилосъ, и по обычаю створше праздникъ и кадила въжьгоша, и пѣния и ликы съставиша. И иде царь с нимъ въ церковь, и поставиша я на пространнѣ мѣстѣ, показающу красоту церковную и пѣния, и службы архиереискыи, и предъстояния дияконъ, и сказающе имъ служение бога своего. Они же, въ изумѣнии бывше и удивлешеся, похвалиша службу ихъ. И призвавшая ихъ царя Василие и Костянтинъ, рѣста имъ: «Идѣта въ свою землю». И отпусти я с великою честью здравы, они же приидоша в землю свою. И съзва князь боляре своя и старци, и рече Володимеръ: «Се приидоша посланнии нами мужи, да слышимъ от нихъ бывшее». Рече: «Скажите ми предъ боляры моими и людми моими нарочитыми». Они же рѣша: «Ходихомъ в Болгары, како ся кланяютъ в храмѣ, рекши в ропатѣ: стоящи бес пояса и поклонився, сядеть, глядить сѣмо и овамо, яко бѣсенъ. И нѣсть веселия в нихъ, но печаль и смрадъ великъ, и нѣсть добръ законъ ихъ». И приидохомъ къ нѣмцемъ, и видѣхомъ въ храмѣ ихъ, службы творяще, и красоты не видѣхомъ ни коея. Приидохомъ въ Грекы, и ведоша ны, идеже служать богу своему. И не свѣмы, на небесѣхъ ли есмя были или на земли. Нѣсть бо на земли таковаго вида или красоты таковыя. Недоумѣем бо сказати, токмо не вѣмыи, яко отнудь ту богъ съ человекы пребываеть. И есть служба ихъ паче всѣхъ странъ. Мы убо не можемъ забыти тоя красоты: всякъ бо человѣкъ, аще вкусить сладка, последи же горести не приимаеть. Тако и мы не имамы здѣ быти». Отвѣщавъ же, боляре рѣша: «Аще бы лихъ законъ греческыи, то не бы баба твоя прияла Олга, яже бѣ мудрѣиши всѣхъ человекъ». Отвѣщавъ же Володимеръ и рече: «Гдѣ крещение приимемъ?». Они же рѣша: «Гдѣ ти, господине, любо». И минувшу лѣту.

Теги: Болгары волжские, Киевский, Царь, Константинополь, Владимир Святославич (Василий), Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Константинопольский, Греки, Евреи, Ольга, 987, 6495,

ИСПЫТАНИЕ О ВѢРАХЪ. Въ лѣто 6495 [987]. Съзва Володимеръ боляре своа и старци градскыя, и рече имъ: «се приходиша кь мнѣ Болгаре, ркуще: приими законъ нашь; посемь же приидоша и Римляне , и тии хваляху законъ свой; и посемь приходиша Жидове, и тии свой хваляше законь; послѣжде же приидоша Греци, хуляще всѣхъ законы, свой же хваляще законъ, и много глаголаша сказающе отъ начала миру, о бытии всего мира; суть же хитро сказующе, чюдно слышати ихь, другый свѣтъ повѣдаютъ быти: да аще кто вѣруетъ въ нашу вѣру, то пакы умеръ, въстанетъ, и не умирати ему въ вѣкы; аще ли въ инь законъ ступитъ, то на ономъ свѣтѣ на огни горѣти. Да что ума придасте, и что отвѣщаете?» И рѣша боляре и старци: «яко своего никтоже хулитъ, но хвалитъ; аще хощеши испытати гораздо, то имаеши у себе мужи: пославъ испытай когождо ихъ службу, и кто како служитъ Богу.» И бысть люба рѣчь князю и всѣмъ боляромъ; и избра мужи мудры и смыслени, числомъ 40, и рѣша имъ: «идѣте прьвое въ Болгары, испытайте прьвѣе вѣру ихъ.» Они же идоша, и пришедше видѣша сквернаа дѣла ихъ и кланяние въ ропатѣхь; и приидоша вь землю свою. И рече имь Володимерь: «идѣта пакы въ Рымъ , и зглядайте такожде, и оттолѣ идѣта въ Грекы.» Они же идоша въ Рымъ , и съглядавше церковную службу ихь, и оттолѣ идоша въ Грекы. О ИСПЫТАНИИ ВѢРЫ ХРИСТИЯНЬСКЫЯ. Приидоша кь Царюграду, и вниидоша кь цару; царь же испыта, что ради приидоша; они же повѣдаша ему вся бывшаа. И се слышавъ царь, радъ бысть, и честь велику сътвори имъ въ той день. Наутриа же посла къ патриарху, глаголя сице: «приидоша Русь испытати вѣры нашеа, да пристрой церковь и клиросъ, и самъ учинися въ святытелскыя ризы, да видятъ славу Бога нашего.» И се слышавъ патриархь, повелѣ сьзвати клиросъ, и по обычаю сътворше праздникъ , и кандила вожгоша, и пѣниа и ликы съставиша. И иде царь съ ними вь церковь, и поставиша ихъ на пространѣ мѣстѣ, показующе красоту церковную, и пѣниа и службы архиерейскы, и предстоаниа диаконь, и сказующе имь служение Бога своего; они же вь изумѣнии бывше, и удивльшеся, похвалиша службу ихь. И призвавша ихъ царя Василие и Константинь, и рѣста имь: «идѣта въ свою землю», и отпустиша а съ великою честию и з дары. Они же приидоша въ землю свою; и съзва князь великый Володимерь боляре свои и старци, и рекъ: «се приидоша посланнии нами мужи, да слышимъ отъ нихъ бывшее». И рече Володимеръ мужемъ: «скажите ми предъ боляры моими и людми моими нарочитими.» Они же рѣша: «ходихомъ вь Болгары, и видѣхомъ како ся кланяютъ въ храмѣхъ, рекше въ ропатехъ, стоаще бес пояса: и поклонився сядеть, и глядитъ сѣмо и овамо, яко бѣсень, и нѣсть у нихъ веселиа, но печаль и смрадъ великь, и нѣсть добрь законь ихь. И приидохомъ кь Нѣмцемъ, и видѣхомъ въ храминѣ ихъ службы творяще, и красоты не видѣхомъ никакое. ГРЕЦКАА ВѢРА И НАБОЖЕНСТВО. И приидохомъ въ Грекы, и ведоша ны, идеже служатъ Богу своему, и не свѣмы, на небесѣхъ ли были, или на земли, нѣсть бо на земли таковаго вида или красоты таковыа, недоумѣемъ бо сказати: токмо то вѣмы, яко отнудь ту Богъ пребываетъ съ ними, и есть служба ихъ паче всѣхь странь. Мы убо не можемъ забыти тоа красоты, всякъ бо человѣкь аще вкуситъ сладкаа, послѣди же горести не приимаетъ: тако и мы не имами зде быти.» Отвѣщавше боляре, и рѣша Владимеру: «аще бы лихъ быль законь Греческый, то не бы баба твоа приала Олга, яже бѣ мудрѣйши всѣхъ человѣкь.» Отвѣщавъ же Володимерь, и рече: «где крещение приимемь?» Они же рѣша: «где ти, господине, любо».

Теги: Болгары волжские, Киевский, Царь, Константинополь, Владимир Святославич (Василий), Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Патриарх, Константинопольский, Греки, Евреи, Ольга, 987, 6495,

990

В лѣто 6498 [990]. По сем Володимиръ живяше в законѣ христианстѣ, помысли създати церковь пресвятыа Богородица и, послав, приведе мастеры от Грекъ. Наченшу же здати, и яко сконча зижда, и украси ю честными иконами, и поручи ю Анастасу ерею корсунянину, и попы корсуньскиа пристави служити в неи, вдавъ ту все, еже бѣ взялъ в Корсунѣ; иконы, и съсуды, и кресты.

Теги: Церковь, Анастас Корсунянин, Владимир Святославич (Василий), Десятинная, Корсунь, Закладка, Греки, 6498, 990,

О СЬЗДАНИИ ЦЕРКВИ СВЯТЫА БОГОРОДИЦА ДЕСЯТИННЫА ВЪ КИЕВѢ. Посемь же Володимерь живяше въ законѣ христианстѣмъ , помысли създати церковь святыа Богородица, и пославъ приведе мастеры отъ Грекь. И наченшу же здати, и яко сконча зижда, и украси ю честными иконами, и поручи ю Анастасу Корсунянину, и попы Корсунскыа пристави служити въ ней, вдавъ ту все, еже бѣ взялъ въ Корсуни, иконы, и кресты и съсуды.

Теги: Церковь, Анастас Корсунянин, Владимир Святославич (Василий), Десятинная, Священник, Корсунь, Закладка, Греки, 990, 6499,

991

В лѣто 6499 [991]. Посемь же Володимиру живущу в законѣ крестияньстѣ, помысли создати церковъ святыя Богородица; и пославъ, приведе мастеры от Грикь. И наченшю же ему ставити, и яко сконца церковъ, и украси ю честными иконами, и поручивъ ю ерею Анастасу Корсунянину; епископы корсуньскыя пристави служити в неи; и вда ту все, еже бѣ в Корсунѣ взялъ: иконы и съсуды и кресты честныя съ драгым камениемъ.

Теги: Киев, Киевский, Церковь, Анастас Корсунянин, Владимир Святославич (Василий), Десятинная, Священник, Корсунь, Закладка, Греки, 6499, 991,

1041

В лѣто 6549 [1041]. Пакы на весну посла Ярослав сына своего Володимира на греки, и дав ему воя многы, варягы с русью, и воеводство поручи Вышатѣ, Яневу отцу. И поиде Володимиръ на Царьград в лодьях, и прошедше порогы, и придоша в Дунаи. Рекоша русь Володимиру: Станем зде на поли. А варязи рекошя: Поидем под град. И послуша Володимиръ варягъ, и от Дуная поиде к Царюграду съ вои по морю. Греци же видѣвше я, изыдошя на море и начашя погружате в мори пелены Христовы с мощми святых отець. И Божиим гнѣвом възмутися море, и громъ бысть велик и силенъ, и бысть буря велика, и начашяся лодьи разбивати, и разби корабли; и побѣгошя варязи вспять; и княжь Володимирь корабль разби вѣтром, и едва Иоан Творимирец князя всади в свои корабль и воеводы Ярославля. Прочии же вои Володимирови ввержени бышя на брегъ, числом 6000, сташя на брезѣ нази и хотяще поити в Русь, и не иде с ними никтоже от дружины княжи. Вышата же воевода видѣв дружину стоащу, и рече: Не иду къ Ярославу. И высѣде ис корабля к воем и рече Вышата: Азъ иду с ними, рекь: Аще жив буду, с ними, аще ли погыбну, то с дружиною. И поидошя, хотяще в Русь. И бысть вѣсть греком, яко избило море русь, и послав царь, именемь Мономах, по руси олядии 14. Володимир же, видѣв с дружиною, яко идут по них, вспятився, изби оляди гречскыя и възвратися в Русь, всѣдше в корабли свои. Вышату же яшя съ извръжеными на брег, и придоша и к Царюграду, и ослѣпиша руси много. По трех же лѣтех, миру бывшу, пущенъ бысть Вышата в Русь к Ярославу.

Теги: Византия, Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Русь, Константинополь, Варяги, Византийский, Владимир Ярославич, Река, Русские, Ярослав Владимирович, Император, Весна, Греки, Дунай, Ян Вышатич, Море, Черное, 6549, 1041, Вышата Остромирович, Иоанн Творимирович, Константин IX,

В се лѣто пакы на весну посла великии князь Ярославъ сына своего Владимера на грекы, и давъ ему воя многы, варязи, русь, и воеводьство поручи Вышатѣж, Яневу отцю. И поиде Владимеръ на Царьградъ въ лодияхъ, и прошедше порогы, и приидоша в Дунаи, рекоша русь Владимеру: «Станемъ здѣ на полѣ»; а варязи ркоша: «Поидемъ подъ городъ». И послуша Владимеръ варягъ, и от Дуная поиде къ Царюграду с вои по морю. Греци же, видѣвше, изыдоша на море и начаша погружати въ морѣ пелены Христовы с мощьми святых, и божиимъ гнѣвом възмутися море, и громъ бысть великъ и силенъ, и бысть буря велика, и начашася лодии розбивати. И разби карабли, и побѣгоша варязи въспять. И княж карабль Владимерь разби вѣтръ, и едва Иоан Творимиричьз князя Владимера высади въ свои карабль и воеводъ Ярославля. Прочии же вои Владимеровы вывержени быша на брегъ, числом 6000, сташа на брезѣ нази и хотяще поити въ Русь, и не иде с ними никто же от дружины княжие. Вышета же воевода видѣвъ дружину свою стоящу и рече: «Не иду къ Ярославу». И выседе ис карабля къ воемъ, и рече Вышета: «Азъ иду с ними, — рка, — «аще ли живъ буду с нима, аще ли погыбну, то съ дружиною». И поидоша хотяще в Русь. И бысть вѣсть грекомъ, яко избило море русь, и посла царьк, именемъ Монамахъ, по руси въ слѣдъ олядии. Владимеръ же, видѣвъ съ свои его, яко идуть по нихъ, въспятився, изби оляди греческыя, и възвратишася в Русь. Вышету же яша съ изверженъными на брезѣ и приведоша къ Царюграду, и ослѣпишам руси много. По трех же лѣтех минувшу и миру бывшу, пущенъ бысть в Русь Вышета къ Ярославун.

Теги: Византия, Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Русь, Константинополь, Варяги, Византийский, Владимир Ярославич, Река, Русские, Ярослав Владимирович, Император, Весна, Греки, Дунай, Ян Вышатич, Море, Черное, 6549, 1041, Вышата Остромирович, Иоанн Творимирович, Константин IX,

1043

ХОДИЛЪ ВОЛОДИМИРЬ ЯРОСЛАВИЧЬ НА ЦАРЪГРАДЪ. Въ лѣто 6551 [1043]. Веснѣ послаль князь великии Ярославъ сына своего Владимера на грекы, и далъ ему воамногы, варягы, русь, а воеводство поручи Вышатѣ, Яневу отцу. И поиде Владимеръ на Царьградъ въ лодиахь, и прошедше порогы, и пришедше во Дунаи, рекоша русь Владимеру: «станемъ здѣ на поли;» а варязи рекоша: «поидемъ подь городъ.» И послуша Владимерь варягь, и отъ Дунаа поиде кь Царуграду съ вои по морю. Греци же видѣвше, изыидоша на море, носяще съсобою честныа иконы и кресты, и начаша погружати въ море пелены Христовы съ мощи святыхь и иконы, и Божиимъ гнѣвомъ вьзмутися море, и громъ бысть великь и силень, и бысть буря велика, и начатъ корабли разбывати, и разби корабля; и княжь корабль разбивь Владимеровь вѣтрь, и едва Иоаннь Творимирикь князя Владимера всади вь свои корабль и воеводу Ярославля. Прочии же вои Владимерови вывержени быша на брегь, числомъ 6000, и сташа на брезѣ нази, и хотяаху поити въ Русь, и не иде съ ними никтоже отъ княжие дружины. Вышата же воевода, видѣвь дружину свою стоащу, съжаливси, рече: «не иду ко Ярославу;» и выиде къ нимъ ис корабля и рече Вышата: «азъ иду съ ними; рка: аще живъ буду, то съ ними ; аще ли погыбну, то сь дружиною;» и поидоша, хотяще въ Русь. И бысть вѣсть грекомъ, яко избыло море русь, и то слышавъ царь Манамидии, яко русь избыло море, и посла царь Коньстантинь Манамахъ по руси въ слѣдъ олядии 14 сь дружиною; Владимеръ же видѣвь съ воискомь своимъ, яко идутъ по нихь греци, и възвратися на нихъ Володимеръ, изби вся олядии греческыа, и възвратися въ Русь. Вышату же яша съ изврьжеными на брегь, и приведоша кь Царюграду, и ослѣпиша руси много; по трехъ же лѣтѣхь минувшу и миру бывшу пущень бысть Вышата кь Ярославу и сь инѣми въ Русь.

Теги: Византия, Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Русь, Константинополь, Варяги, Византийский, Владимир Ярославич, Река, Русские, Ярослав Владимирович, Император, Весна, Греки, Дунай, Море, Черное, 6551, 1043, Вышата Остромирович, Иоанн Творимирович, Константин IX,

1065

Ростиславу сущу Тмутороканю и емлющу дань у касогъ и у иныхъ странъ. Сего убоявшеся, греци послаша с лестию Котопана, оному же пришедшу къ Ростиславу и ввѣрившуся ему, чтяше и Ростиславъ. Единою же пьюще Ростиславу с боляры своими, рече котопанъ Ростиславу: «Княже, здравъ буди! Хощу ти пити». Князь же рече: «Пии!». Он же, испивъ половину, а половину дасть князю пити, дотиснувъся палцемъ въ чашу, бѣ бо имѣя подъ ногтемъ растворение смертное, и вдасть князю, урекъ смерть до дни осмаго, князю же испившу чашу. Котопанъ же, пришедъ къ Корсуню, поведааше, яко в сии день умре Ростиславъ, яко же и бысть. Сего же Котопана корсуньстии людие камениемъ побиша. Бѣ бо Ростислав мужь добръ на рати, възрастомъ лѣпъ и лицѣмъ красенъ, и милостивъ убогымъ. Успе месяця февраля въ 3 день, и тамо положенъ бысть въ церкви Святыя Богородица.

Теги: Погребение князя, Тмутаракань, Убийство, Убийство князя, Церковь, Богородицы, Касоги, Корсунь, Греки, 1065, 6573, Ростислав Владимирович, Корсуняне, Февраль, 3-е,

1066

В лѣто 6574 [1066]. Ростиславу сущю Тмутороканю и емлющю дань у касогъ и у иных странъ, сего же убоявшеся грѣци, послаша с лестию катопана. Оному же пришедшю къ Ростиславу съ дружиною своею и ввѣрившюся ему, и чтяше его Ростиславъ. Единою же пиющю Ростиславу съ дружиною своею, рече котопанъ: «Княже, хощю на тя пити». Оному же рекшю: «Пии». Он же испивъ половину, а половину дасть князю пити, дотькнувъся палчемъ в чашю, бѣ бо имѣя под ногьтемъ растворение смертное, и дасть князю, урекъ смерть до дне осмаго. Оному же испивъшю, котопанъ же пришед къ Корсуню, повѣдаше имъ, яко в сии день умрет Ростиславъ; якоже и бысть. Сего же котопана побиша камениемь корсуньстѣи людие. Бѣ же Ростиславъ мужь добръ на ратѣ, и възрастомъ же лѣпъ, и красень лицемъ, и милостивъ убогымъ. Умре же мѣсяца февраля въ 3 день, и тамо положенъ бысть въ церкви святыя Богородица.

Теги: Погребение князя, Тмутаракань, Убийство, Убийство князя, Церковь, Богородицы, Касоги, Корсунь, Греки, Ростислав Владимирович, 1066, 6574, Корсуняне, Февраль, 3-е,

В лѣто 6574 [1066]. Ростиславу сущу в Тмуторокани, имающи дань у касогъ и у инѣх стран, сего же убоявшися, греци послашя с лестию копана. Оному же пришедшу к Ростиславу, и ввѣрившуся ему, чтяшет и Ростислав. Единою же пиющу Ростиславу с дружиною своею, рече копан Ростиславу: Княже, с дружиною своею здрав буди! Хощу на тя пити. Он же рече: "Пии". Копанъ испивь половину, а половину вда князю пити, дотиснувься палцемь в чашу, бѣ бо имѣа под ногтемь растворение смертное, и вдасть князю, урек смерть до дни осмаго. Оному же испившу. Копан же, пришед к Корсуню, повѣдаше, яко в сии день умрет Ростислав, якоже и бысть; сего же Копана побишя камениемь корсунстии людие. Бѣ бо Ростислав муж добль на рати, възрастом лѣпъ и лицем красенъ, и милостивь убогым. Успе месяца февраля 3 день, и тамо положен бысть в церкви святыа Богородица

Теги: Погребение князя, Тмутаракань, Убийство, Убийство князя, Церковь, Богородицы, Касоги, Корсунь, Греки, Ростислав Владимирович, 1066, 6574, Корсуняне, Февраль, 3-е,

Въ лѣто 6574 [1066]. Ростиславу Владимировичю Новогородцкому сущу Тмутораканю, и емлющу дань у касогъ и у иныхъ странь, сего убоявшеся греци, послаша къ нему съ лестию Котопана, съ отравою, еже смертвити его; оному же пришедшу къ Ростиславу, и бившу ему челомъ въ службу, Ростиславъ же приать его, и чтяше его и ввѣрившися ему. Единою же пиющу Ростиславу з боляры своими, и на томъ пиру испи Котопанъ, кь князю рече: «Здравъ буди, княже! Хощу ти пити»; князь же рече: «Пии». Онъ же испивь половину, а другую половину дасть князю пити, дотиснувся палцемъ въ чашу, бѣ бо имѣа подъ ногтемъ растворение смертное, и подавъ чашу, рекъ до осмаго дне смерть. Бѣ же тои пирь на възвращение мощемъ Иоанна Златоустаго. Князь же того не разумѣвь, испи чашу, Котопанъ же тое нощи побѣже, и пришедшу ему въ Корсунь, повѣдаше, яко въ сии день Ростиславь умретъ, якоже и бысть; и убиша корсунци котопана камениемъ. Бѣ бо Ростиславъ мужъ добрь, възрастомъ лѣпъ и лицемъ красень, на рати легокь и храбръ, и милостывь кь убогымъ; успе мѣсяца февраля въ 3 день, тамо и положень бысть въ церкви святыа Богородица, юже създалъ Мьстиславъ Володимеричь.

Теги: Князь, Погребение князя, Тмутаракань, Убийство князя, Церковь, Богородицы, Касоги, Мстислав Владимирович, Корсунь, Греки, Ростислав Владимирович, 1066, 6574, Корсуняне, Февраль, 3-е, Возвращение мощей Иоанна Златоуста,