Летописи

Выбранные теги: Очистить

Днепр,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

850

Пoвѣсти временных лѣт, oткуду пoшла Рускаа земля и ктo в неи пoчя первое княжити и откуду Рускаа земля стала есть. И се начнем повѣсть сию. По потопѣ трие сынове Ноевы раздѣлишя землю, Симь, Хамь и Афетъ. И яся въсток Симови: Персида, Ватрь, даже и до Индикиа в долготу, и в ширину, и до Нирокириа, и якоже рещи от встока даже и до полуденья, и Сирия, и Мидия, и Ефратъ рѣку, Вавилон, Кородуна, асиряне, Месопотамиа, Аравия Старѣишаа, Елимлисъ, Инди, Равия Силная, Колии, Комагыни, Финикия вся. Хамови же яся полуденьнаа чясть: Египет, Ефиопиа, прилежащиа къ Индом, и другаа же Ефиопиа, из неяже исходит река ефиопскаа Чермна, текущи на всток, Фива, Ливия, прилежащия даже и до Кириния, Мармариа, Сирити, Лива, и другая Нумидия, Масириа, Мавритания, противу сущи Галадирѣ. Сущии же къ встокомъ имуть Киликию, Памфилию, Писидию, Месию, Ликаонию, Фригию, Камалию, Ликию, Карию, Лидию, Амасию другую Троаду, Солиду, Вифинию, Старую Фругию, и островы пакы имать: Сардании, Критъ, Кипръ, и рѣку Гионъ, зовомыи Нилъ. Афету же яшяся полунощныа страны и западныа: Мидия, Алваниа, Армениа Малая и Великая, Каподокиа, Феврагони, Галатия, Колехисъ, Въспирии и Меоти, Деверии, Сармаги, Тавриани, Скифия, Фрацы, Македония, Далматия, Малоси, Фесалия, Локрия, Пеления, яже и Пелопонисъ наречеся: Аркадия, Ипирониа, Илуриикъ, Словени, Лихития, Андриакия и Андриатинскаа пучина. Имать же островы: Вретанию, Сикелиу, Евиюсъ, Родона, Хиона, Лѣзовомаа, Кофирона, Закинфа, Кефалиния, Афакину, Керкуру, и чясть всяческыа страны, нарицаемую от них, рѣку Тигръ, текущу межу Миды и Вавилоном. До Понтьскаго моря на полунощныя страны, Дунаи, Днѣстръ, и Вкакасиискиа горы, рекше Угорскиа, и оттуду до Днепра, и прочая рѣкы, Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, яже идет на встокъ в чясть Симову. Въ Афетовѣ же чясти сѣдят: русь, чюдь и вси языци: меря, мурома, весь, мордва, заволоцкаа чюдь, пермь, печера, ямь, югра, литва, зимгола, корсь, сѣтлога, либь, ляхове же и прусь и чюдь присѣдять к морю Варяжскому. По сему морю сѣдят варязи сѣмо къ встоку до предѣла Симова; по тому же морю сѣдят к западу до земля Аглянски и до Воложскы. Афетово бо колѣно и то варязи, свеи, урмани, гъти, русь, агляне, галичяне, ляхове, волоси, римляне, нѣмци, корлязи, вонедици, фрязи, и прочии; ти же присѣдят от запада к полунощию и съсѣдять с племенемь Хамовым. Симь же, и Хамь, и Афет, раздѣливше землю и жребиа метавше не преступати никомуже в жребии братень, и живяху кождо въ своеи части. И бѣ языкь единь; и умножившемся человекомъ на земли и помыслишя стлъпъ създати до небеси въ дни же Нектана и Фалека, и събрашяся на мѣстѣ Сенарь поли създати стлъпъ до небесѣ и град около его Вавулонъ; и създашя стлъпъ тъ за 40 лѣт, и несъвръшен бысть. И призрѣ Господь видѣти град и стлъп, и рече Господь: Се род единь и языкь единь. И смѣси Богъ языкы, и раздѣли на 70 и на два языка, разсѣя и по всеи земли. И по размѣшении языкь Богъ вѣтром велиемь и раздруши стлъпъ; и есть останокь его и до ныня промежи Асира и Вавилона, и есть въ высоту сажении 5000 и 400 и 33, толико же и в ширину, в лѣта многа бысть храним останок тъи. По раздрушении же стлъпа и по раздѣлении языкъ приашя сынове Симови въсточныя страны, а Хамови же сынове полудньныа страны, Афетови же приашя запад и полунощныя страны. И от сих же 70 и двою языку бысть языкь словенескъ от племене Афетова, нарицаемии норицы, еже суть словене.

Теги: Библейский персонаж, Вавилон, Русь, Варяги, Волга, Днепр, Поляки, Река, Карпаты, Чудь, Литовцы, Память, Венецианцы, Остров, Дунай, Мордва, Емь, Балтийское, Море, Галичане, Волхов, Литва, Десна, Припять, Шведы, Адриатическое, Моравия, Римляне, Сирия, Хам, Сим, Ной, Меря, Скифия, Иафет, Фракия, Македония, Днестр, Валахи, Славяне, Весь, Мурома, 850, 6358, Двина, Пермь, Печора, Ливы, Земгалы, Британия, Бактрия, Индия, Мидия, Персия, Ринокорура, Евфрат, Кордун, Месопотамия, Аравия, Элимаида, Финикия, Египет, Эфиопия, Фивы, Ливия, Кириния, Мармария, Нумидия, Масурия, Мавритания, Гадир, Киликия, Памфилия, Писидия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, Троада, Эолида, Вифиния, Старая Фригия, Сардиния, Крит, Кипр, Нил, Инд, Тигр, Понтийское, Югра, Корсь, Сетгола, Пруссы, Готы, Англы, Немцы, Корлязи, Фряги, Ашшур, Ассирия, Сирт, Амасия, Албания, Армения, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Меоты, Боспор, Сарматия, Таврия, Далматия, Молоссия, Фессалия, Локрида, Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, Лихнития, Андриакия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефалиния, Итака, Корсика, Норманны, Иоктан, Фалека, Нектана, Сенаар,

По мнозѣх же временех сѣли суть словѣне по Дунаеви, где есть нынѣ Угорская земля и Болгарска. И от тѣх словенъ разидошяся по земли и прозвашяся имены своими, где сѣдше на которомъ мѣстѣ; яко шедше сѣдошя на рѣцѣ именем Морава и прозвашяся морава, а друзии нарекошяся чеси. А се ти же словени: хорвати бѣлии, и сербь, и хорутане, волохом бо нашедшим на дунаискыа словены, и сѣдшимь им в них насиляющимь им. Словени же пришедше, сѣдошя овии на Вислѣ рѣцѣ, и прозвашяся ляхове; а от тех ляхов прозвашяся поляне; ляхове друзии лутици, инии мозавжане, инии поморяне. Такоже и ти словени, пришедше и сѣдошя по Днепру и нарекошася поляне, а друзии древляне, зане сѣдошя в лѣсех; а инии сѣдошя межи Припятью и Двиною и нарекошяся дреговици, а инии полочане, рѣчкы ради Полоты, яже течет в Двину. Словени же, пришедше с Дуная, сѣдошя около озера Илмеря, и прозвашася своимь именем, и сдѣлашя град, и нарекошя и Новгород, и посадишя старѣишину Гостомысла. А друзии сѣдошя по Деснѣ, и по Семи, и по Сулѣ и наркошяся сѣвери. И тако разидеся словенскыи языкь; тѣмь и грамота прозвася словенскаа.

Теги: Новгород, Полочане, Днепр, Поляки, Река, Северяне, Дунай, Сула, Десна, Припять, Мазовшане, Поляне, Древляне, Хорваты, Валахи, Моравы, Чехи, Славяне, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Морава, Угорская земля, Висла, Хорутане, Лютичи, Сербы, Поморяне, Двина, Полота, Ильмень, Гостомысл, Дреговичи, Сейм, Старейшина,

Поляномь, жившим по горам, и бѣ путь из Варягъ в Греки, и из Грекъ по Днепру и вверхъ Днепра волок до Ловоти, по Ловоти внити въ Илмерь въ езеро великое, из негоже потечет Влъхов и втечет въ езеро великое в Нево, и того езера устье течет в море Варяжское; и по тому морю внити до Рима, и от Рима по тому же морю ити к Царюграду, а от Царяграда приити в Понтъ море, в неже течет Днепръ рѣка. Днепръ бо течет из Оковскаго лѣса и потечет на полдень; а Двина ис того же лѣса потечет и идет на полунощие, и внидет в море Варяжское; ис того же лѣса потечет Волга на встокъ и втечет седмиюдесят жерелы в море Хвалитское. Тѣм же может из Руси ити по Волзѣ в Болгары и в Хвалисы и на всток доити в жребии Симов; а по Двинѣ въ Варяги, а из Варяг до Рима, а от Рима до племени Хамова; а Днепръ втечет в Понтьское море жерелом. Се же море словет Руское, по немуже училъ святыи Андреи апостолъ, брат Петров. Якоже рѣшя: Андрею учащу в Синопии, и пришедшу ему в Корсунь, и увѣдѣ, яко близ есть устье Днѣпръское, и въсхотѣ поити в Рим, и прииде въ устье Днѣпрьское, и поиде по Днепру горѣ, и по приключаю же прииде и ста под горами на брезѣ. И заутра вставь и рече к сущиим ту ученикомь: Видите ли горы сиа? Яко на сих горах въсиает благодать Божиа, и будет град великь и церкви многы Богъ въздвигнет. И вшед на горы сиа, и благослови я, и постави крестъ, и помолися к Богу, и сниде с горы, идеже есть нынѣ Киевъ. И поиде по Днепру горѣ. И прииде в словени, идѣже нынѣ Новгород. И видѣ ту люди сущая, какъ есть обычаи имуть, и како ся мыют и хвощутся; и удивися имъ. И иде въ Варяги, и прииде в Рим, и исповѣда, елико научи и елико видѣ, и рече им: Дивно видѣх землю Словенску; идущу ми сѣмо, видѣх бани древяны, и пережгуть и рамяно, и идут в ню, и извлекутся, и будут нази, и облѣются квасом кисломъ, и възмут на ся прутье младое и бьются сами, и того ся добиют, едва излѣзут елѣ живи; и обольются водою студеною, и тако оживут; и то творят по вся дни не мучими никимже, но сами ся мучять, и то творять мовение собѣ, а не мучениеѣ. И то слышавше, дивляхуся римляне. Андрееви же бывшу в Римѣ прииде в Синопию.

Теги: Библейский персонаж, Византия, Киев, Новгород, Русь, Константинополь, Варяги, Волга, Днепр, Река, Рим, Святой, Корсунь, Балтийское, Море, Черное, Волхов, Андрей, Хам, Сим, Поляне, Ловать, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Двина, Ильмень, Каспийское, Синоп, Понтийское, Ладожское, Оковский лес, Хвалисы,

Поляном же, живущим особѣ и владѣющим роды своими, яже и до сея братьи бѣаху поляне, и живяху кождо на своих мѣстѣх с родомь своим. И бѣша три браты, единому имя Кии, другому Щекъ, третиему Хоривъ, а сестра их Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, где есть нынѣ увоз Боричев, и бѣ с родом своимь; а брат его Щокъ живяше на друзѣи горѣ, где ныне зовется Щековица; а Хоривъ на третиеи горѣ, от негоже прозвася Хоривица. И тако сътворишя себѣ градокъ въ имя брата своего старѣишаго, и якоже и бысть, и нарекоша имя ему град Киев. И бяше же около града лѣсъ и боръ великъ, и бяху ловяще звѣрь. И бѣшя мудри мужи и смыслени, и нарицахуся поляне, от нихже суть поляне в Киевѣ и до сего дне. Бяху же тогда погани, жруще озеромь и колодяземь, рощениемь, якоже и прочии погании. А инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ былъ, у Киева бо бяше перевоз тогда былъ съ оноя страны Днепра; тѣмь глаголаху: на перевоз на Киевъ. Аще бы Кыи перевозникь был, то не бы ходилъ к Царюграду; но сеи Кыи княжаше в родѣ своемь, и приходившу бо ему к царю, якоже сказают, яко велику честь прия от царя. Идущу же ему опять, поиде к Дунаеви и възлюби мѣсто, и сруби городокь малъ, и хотяше сѣсти в нем с родом своимъ, не дашя ему ту близ живущии; еже и до нынѣ нарицают Дунаици городище Киевець. Киеви же пришедшу в свои град Киевь и ту животъ свои сконча; и брат его Щекъ и Хорив, и сестра их Лыбедь ту скончяся. И по сих род их начя владѣти в полянех княжениемь; а в древлянех свое, дреговичи свое, а словени свое в Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, еже полочане. И от нихже и кривицы, еже живут на връх Волги и на верхь Двины, и на верхъ Днепра, ихже град есть Смоленескъ; ту дѣ бо живут кривици. Таже сѣверъ от них. А на Бѣлеѣозерѣ весь, а на Ростовскомъ озерѣ меря, а на Клещинѣ озерѣ меря же. А по Оцѣ по рѣцѣ, где потечет в Волгу, сѣдит мурома, языкь свои; мещера свои, мордва свои язык. Се бо в Руси словенскыи языкь: поляне, древляне, новгородци, полочане, дреговици, сѣверъ, бужане, занѣ сѣдошя по Бугу, послѣди же велыняне. А се суть инии языци, иже дань дают Руси: чюдь, меря, весь, мурома, черемиси, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимгола, корсь, морава, либи. Си суть языкь свои имуще от колѣна Афетова, иже суть на странах полунощных. А словенску же языку, якоже рекох, живущу на Дунаи и приидошя от скифъ, рекше от козаръ, рекомии болгаре, и сѣдошя по Дунаеви, и бышя населници словеномь. По сем же приидошя угри бѣлии и наследишя землю Словенску. Си бо угри почашя быти при Ираклии цари, иже находишя на Хоздроя, царя Пърьскаго. В си же времена быша и обри, иже находишя на Ираклиа, царя Перськаго, и мало его не яшя. Сии же добрѣ воеваху на словены и премучиша дулѣбы, сущаа словены, и насилие творяху женамь дулѣбьскым. Аще будет поехати обрину, и не дадяше впрячи коня, ни вола, но веляше бо впрячи 3 ли, 4 ли, 5 женъ в телѣгу и повести обрина, и тако мучаху дулѣбы. Бѣшя бо обрин тѣлом велици, а умом горди, и Богъ потреби я, и помрошя вси, не остася ни одинъ обринъ; и есть притча в Руси и до сего дни: погыбошя акы обри, ихже несть племени, ни наслѣдка. По сих же поидошя печенѣзи. И пакы идоша угри чернии мимо Киев, послѣ же при Олзѣ. Поляномь живущимъ, якоже рекохом, сущемь от рода словенска, а древляне от словен же, и нарекошяся древляне, рядимици же и вятици от ляховъ. И бѣста бо два брата в Лясѣх: Радимь, а другыи Вятко; пришедше сѣдоста Радимь на Рсьшю, и прозвашяся радимичи. А Вятко сѣде с родом своимъ по Оцѣ, от негоже прозвашясь вятици и до сего дне. И живяху в мирѣ поляне, древляне, сѣверъ, бужане, радимичи, вятичи, хорвати. Дулѣби же живяху по Бугу, где нынѣ велыняне. А лутици и тиверци присѣдяху к Дунаеви, и бѣ множество их, сѣдяху по Днѣстру нолны до моря, и суть гради ихъ и до сего дне. Да то ся зовет от грекъ Великая Скифиа. Имяху бо обычаи свои и закон отець своих и преданиа, кождо их свои нравъ имяху. Поляне бо своих отець обычаи имуть кроток и тихъ, и стыдливь, к родителем и к племени велико стыдѣние, и брачныи обычаи творят. А деревляне живяху звѣриным образомъ, живуще скотскыи: и убиваху друг друга, и ядяху все нечисто, брака у них не бываше, умыкаху бо у воды девици жены собѣ. А радимичи, и вятици, и сѣверяне единь обычаи имуть: живяху в лѣсех, якоже и всякыи звѣрь, ядуще все нечисто, срамословие в них пред родители, и племяни не стыдятся, браци не бываху в них, но игрища межи селы; и схожахуся на игрища и на вся бѣсовъскаа плясаниа, и ту умыкаху себѣ жены, с неюже кто свѣчався, и имяхут же и по две и по три жены. Аще кто умряше у них, и творяху трызну над нимь, и по сем творяху кладу велику, и възложят на кладу мрътвця и съжгути, и по семь събравше кости и вложаху в судину малу, и поставляху на путех на стлъпѣх; еже творят вятици и до сего дне. Сии же творят обычаи и кривици и прочии погании, не вѣдуще закона Божия, но творяще сами собѣ законъ. Глаголеть бо Георгии в лѣтописании: ибо коемуждо языку, овѣмь исписанъ законъ есть, другым же обычая; зане безаконнымь отечествие мнится. И от нихже переди и сирии, живущии на конець земля, законъ имуть, отець своих обычаи: не любодѣати, ни красти, ни оклеветати, ни убити, ни злодѣати весма. Законъ же и у ктириань, глаголемии рахмане и островици; иже от прадѣдъ наказаниемь и благочьстием мясъ не ядуще, ни вина пиюще, ни блуда творяще, страха ради многа, ни злобы творяще ни коеяже. Ибо друзии близ тѣх суть инѣмь законом, скверно творяще все, гневливи паче естества; внутрьнѣишее странѣ, и бѣаху человекы ядуще и странствующих убиваху, паче же ядяху яко пси. Инъ же законъ халдеом и вавилоняном: матери поимати, с братними чяды блуд творити и убивати, и всякое бестудное дѣание творят. Он же закон тилиомь: жены у них орють, храмь съзижут и вся мужьскаа орудья творять, и прелюбы творити еи, еликоже хотят. И невъздержими от мужь своих выну; и суть жены тые храбры; ловят звѣрь крѣпко, и мужи своими владѣють жены ти. И въ Вертани же мнозѣ мужи съ единою женою спят, и жены съ единѣмь мужемь похотствуют: безаконныи законъ отець творят независтно, ни въздержанно. Амазоняне же мужа не имуть, но акы скоты бесловесныя, но одиною днем к вешнимь днемь оземьствени будут, и съчтаются съ окрестными ибо мужи, яко нѣкоторое имъ тръжество и велико празньство время то тѣмь мнять от них заченшемъ въ чрѣве, и пакы разбѣгнутся о себе вси, въ время же хотящемь родити, и аще ли родить мужескь полъ, то погубить еи, аще ли женескъ, то въздоит ю прилѣжно. Якоже се и при насъ нынѣ половци законь дръжят, отець своих: кровь проливати, хвалящеся о сих, ядуще мертвечину и всю нечистоту, хоми и сухолы, и поимают мачехы и ятрови, и ины обычаи творят отець своих. Мы же христиане елико земль, иже вѣруют в святую Троицу, въ едино крещение, въ едину вѣру и законъ имамь единь, елико въ Христа крестихомся, въ Христа облекохомся.

Теги: Киев, Новгород, Половцы, Полочане, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Поляки, Радимичи, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Вятичи, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Олег Вещий, Хорваты, Дулебы, Иафет, Днестр, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Хоревица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Лютичи, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Радим, Вятко, Сож, Сирийцы, Бактрийцы, Халдеи, Вавилоняне, Корсь, Неро, Плещеево, Хосрой,

По сих же лѣтех и по смерти братьи сея, бышя обидимы древляны и иными околними; и наидоша я козари, сѣдящаа на горах сих в лѣсех. И рѣшя имъ козари: Даите намь дань. И сдумавше поляне и вдашя имъ от дыма меч; и несошя козари князю своему и к старѣишинамъ своим, рѣшя имь: Налѣзохом дань нову. Они же рѣшя имъ: Откуду? Си же рѣшя: В лѣсѣ на горах над рѣкою Днѣпрьскою. Они же рѣшя: Что суть дали? Сии же показашя мечь. И рѣшя старци козарстии: Недобро, княже, дань сиа; мы ся доискахомъ оружиемь одиною страною остриемь, рекше саблею, а сих оружие обоюдуостръ есть, рекше мечь; сии бо имуть на нас имати дань и на иных странах. И се же сбысться все; не от своея бо воля рекошя, но от Божиа повелѣния сбысться се. И бысть якоже древле при фараонѣ, царѣ Египетстѣмь, егда приведошя Моисеа пред фараона, и рѣша фараону старци египетьстии: О царю, сеи хощеть смирити область Египетску. Яко и бысть; и погибошя бо египтяне от Моисея. Такоже и сии козари владѣшя. А послѣ же самѣми почашя владѣти; якоже и бысть, владѣют бо козары Русь и до днешняго дне.

Теги: Библейский персонаж, Моисей, Хазары, Царь, Днепр, Река, Поляне, Древляне, 850, 6358, Египет,

ХРОНОГРАФЬ, ГЛАГОЛЕМЫИ ЛѢТОПИСЕЦЬ РУСКЫИ. Отъ Адама до потопа лѣтъ 2242. А исьшествие Ноево изъ ковчега мѣсяца априля 24. А отъ потопа до размѣшения языкъ 530 лѣтъ. А отъ размѣшения языкъ до начала Авраамля лѣтъ 552. А отъ Авраама до приятиа Жидовского, прошедше сквозѣ Чрьмное море, лѣтъ 505. А отъ исхода сыновь Иизраилевъ до умертвыя Давыда царя лѣтъ 630. А отъ начала царства Соломоня до взятия Иерусалимского лѣтъ 100, 443. А отъ плѣнения Иерусалимского до умертвия Александра царя Макидонского лѣтъ 261. А отъ умертвыа Александрова до царства Августа Римского царя и до убиениа Клеопатрина лѣтъ 290. А отъ начала царства Августа царя до рождества Великого Царя небеси и земли, Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, иже царствию Его нѣсть конца, лѣтъ 42. Въкупѣ же отъ Адама до потопа родовъ 10. А отъ потопа до Авраама родовъ 10. А отъ Авраама до Давыда родовъ 14. А отъ Давыда до преселения Вавилоньскаго родовъ 14. А отъ преселениа Вавилоиьскаго до Христа родовъ 14. Въсѣхъ же родовь отъ Адама до Христа 62, а лѣтъ полшесты тисячи. О ПРОРОЦѢХЬ. Иовь предвари рождество Христово за 1900 лѣть и 25; Моисеи за 1070 лѣть; Самоилъ за 1035 ; Соломонь за 1002 лѣть; Илия за 816 лѣть; Иеремиа за 620 лѣть; Иезекиа за 477 лѣть ; Аггеи же и Захариа за 70 лѣть; Даниль же за 360 лѣть. Въ лѣто 5504, мѣсяца марта 25, благовѣсти архаггель Гаврииль радость святѣи Богородици и спасения всему миру въ недѣлю, въ 2 часа дни. Пришедши еи на кладязь почрьпьсти воды. и яко почрьпе водоносъ свои, и възглагола еи аггелъ: радуися, обрадованнаа, Господь съ тобою! Она же, озрѣвшися сѣмо и овамо, и никого же видѣ, токмо слыша, и въземъ водоносъ свои, идяше и дивящися въ умѣ своемъ, глаголющи: что се будетъ гласъ сии, еже слышахъ, а никого же видѣхъ? И пришедъ въ Назаретъ, прииде въ домъ, и сѣдши нача скати шелкь червенатои, а по жидовскы кокинъ, и ту явися еи аггель, но яко человѣкь, и тогда благовѣсти еи рождество Христово, яко хощетъ нзъ неа Богъ Слово родитися. Отъ Назарета же до кладязя того яко мощно каменемь връгнути. Роди же ся Господь нашь Исусъ Христосъ въ лѣто 5505, мѣсяца декамвриа 25, въ пятокъ, въ 7 часъ дни, въ 42 лѣто Августа кесара, и крестися въ лѣто 5532, мѣсяца генуариа 6, въ 7 часъ нощи, въ 15 лѣто владычества Тивериа кесара, кругъ солнцу 16, а луны 3. Отъ рождества же Христова до Спасныа страсти лѣтъ 33 и полъ; крестися тридесѣтолѣтень по рождествѣ отъ Иоанна въ Иорданнѣ. Иорданъ рѣка пала во море Содомское, еже зовется море Мертвое: нѣсть бо въ немъ ничтоже живое, ни рибы, ни жука, ни чрьва; а которую рыбу Иорданская вода вонесетъ, въ тои часъ море изврьже тую мертву. То же море отъ Христа збѣжало съ мѣста своего четыри версты, и на томъ мѣстѣ трава не ростетъ и донынѣ. По крещении же Христосъ ходиль три лѣта и польтора мѣсяца, проповѣдаа царствие Божие и чюдеса велиа творя. И въскреси Лазора изъ мертвыхъ въ соботу, 24 марта, а въ недѣлю вънииде въ Иерусалимь приати страсть волную. Ять же бысть Господь нашь въ четвертокъ, въ 22 марта, въ 5 часъ нощи, ядше фаску; поругашася ему, приведше отъ Пилата. Тогда бо бяше Евреомъ фаска въ 30 марта, въ пятокъ; глаголеть бо писание: поставиша знамение по сердцю праздннка своего, и не разумѣша знамение, еже есть кресть. И въ кии часъ Исусу бывшу у Пилата во въпрошениахь, а они тогда яко пси мрьтвечину рваху, тако они, фаску жруще, на убииство Христово спѣшаху. Егда испросивше его у Пилата на смерть, тогда немилостивно мучиша его воини, суще пиани. И распяша его въ лѣто 5535, мѣсяца марта 30, во 6 часъ дни. А въскресе Господь нашь Исусъ Христосъ, Сынь Божии, мѣсяца априлиа въ 1 день, въ 7 часъ нощи; свитающи дни недѣльному, явися женамь. И възнесеся Господь на небеса кь Отцу, идеже бѣ и прежде, мѣсяца маа 20, въ четвертокъ, въ 2 часъ дни. Присла же Духь Святыи на святыа своа ученики и апостоли въ день 50, въ недѣлю, въ 3 часъ дни. А мѣсяца июня 15 раздѣлишася апостоли въ страны вселенныа учити вѣры Христовы: иже вѣру иметъ, спасень будетъ, а иже не иметъ вѣру, осужденъ будетъ. И по успении же святыа Богородица, апостоли Христови меташа жребиа, которому во которую страну поити учити вѣрѣ Христови. Петру же паде жребии западния страны освятити; Андрею, брату его, въсточныя; и училъ святыи апостолъ Андреи около Понтыскаго моря, градъ Византию, Синопию, градъ великии Херсонь, Трапезонть, и Кафу, и Азовъ, и оттолѣ пошоль и нашелъ устие Днѣпрьское, и пошелъ по Днѣпру въ врьхь, и нашелъ горы высоки, и ночева тутъ; и наутриа рече ученикомъ своимъ: «видите ли горы сия? яко на сихъ горахь будетъ градъ великъ, и Христосъ славимъ хоще быти въ немъ, и црькви многыа въ немъ будутъ и Божиа благодать будетъ на мѣстѣ семъ.» И благослови мѣсто то, и постави кресть, идеже нынѣ градъ Киевъ. И оттолѣ пошелъ по Днѣпру въ врьхь до Ловоты, и по Ловоти, и пакы вънииде въ Ильмерь езеро великое; и пришедъ благослови мѣсто, идеже нынѣ Новогородъ, а людие сидяще подлѣ озеро, и такоже къ ученикомъ рече: «яко будетъ здѣ градъ великь и церкви божественыа многы.» И оттолѣ пошолъ въ море Варѣаское, и въ Пелопонижѣ островѣ распятъ бысть. А отъ воскресения же Христова до 1-го лѣта царства Костантина великого царя лѣть 272.

Теги: Август, Адам, Библейский персонаж, Вавилон, Даниил, Киев, Моисей, Новгород, Самуил, Царь, Константинополь, Авраам, Давид, Днепр, Константин I Великий, Река, Соломон, Иерусалим, Император, Илья, Иоанн, Лазарь, 24 апреля, Балтийское, Море, Черное, 24 марта, 1 апреля, 25 декабря, Андрей, 22 марта, Евреи, Александр Македонский, Ной, Крещение, Иисус Христос, 30 марта, Ловать, Озеро, Ильмень, Синоп, Пелопоннес, Иудея, Израиль, Клеопатра, Иов, Иеремия, Иезекииль, Аггей, Захария, 25 марта, 5504, Гавриил, Пророк, Архангел, Богородица, Назарет, 5505, Тиберий, 5532, 6 января, Иордан, Понтий Пилат, 5535, 20 мая, 15 июня, Апостол, Херсон, Трапезунд, Кафа, Азов, Мертвое, Красное,

По потопѣ трие сынове Ноеви раздѣлиша себѣ землю: Симъ, Хамь и Афеть. И яся въстокь Симови: Персида, Ватрь даже и до Индикиа въ дльготу, и въ ширину и до Нирокуриа, и якоже рещи отъ въстока даже и до полудниа, и Сириа, и Мидиа, и Ефратъ рѣку, Вавилонь, Кородуна, Асиряне, Месопотамиа, Аравиа Старѣишаа, Елималисъ, Индиа, Аравиа Силнаа, Колии, Комагини, Финикиа вся. Хамови же яся полуденьнаа часть: Египеть, Ефиопиа прележащиа къ Индиомъ, и другаа же Ефиопиа изъ нея же исходитъ рѣка Ефиопьскаа Чермена, текущи на востокь, Фива, Ливиа прележащиа даже и до Киринеа, Мармариа, Сурити, Люваи другаа, Нумидия, Мисуриа, Мавританиа противу сущи Гадирѣ; сущии же кь востокомъ имутъ Киликию, Памфилию, Писидию, Мосию, Ликаонию, Фригию, Камалию, Ликию, Карию, Лидию, Амасию другую, Троаду, Сълиду, Вифинию, Старую Фригию; и островы пакы имать: Сардании, Кипрь, Крить, и рѣку Гиопъ, зовемую Нилъ. Афету же яшася полунощныа страны н западныа: Мидиа, Алваниа, Армениа Малая и Великая, Каппадокия, Певлагони, Галатиа, Колехысъ, Въсперии, и Меоти, Девереи, Сарматы, Таврианы, Скифиа, Фраци, Македониа, Далматиа, Малоси, Фесалиа, Локриа, Пелениа, яже и Пелононисъ наречеся, Аркадиа, Ипирониа, Илирикь, Словяне, Лухитиа, Андриакиа и Андрианитскаа пучина; имать же островы: Вретаниа, Сикилию, Евиюсь, Родона, Хиона, Лѣзьвона, Кофирона, Закунфа, Кефалиниа, Афакину, Керкулу, и часть Асиискыя страны, нарицаемую Ионию, рѣку Тигрь, текущу межю Миды и Вавилономъ; до Понтиискаго моря, на полунощныя страны рѣка Дунаи, Днѣстрь, и Въкакасиискыа горы, рекше Угорскыа, и оттуду до Днѣпра; и прочаа рѣкы: Десна, Припеть, Двина, Вльховъ, Волга, яже идеть на востокъ въ жребии Спиовъ. Въ Афетовѣ же части сѣдятъ: Русь, Чюдь и вси языци, Меря, Мурома, Весь, Мордва, Заволочьскаа Чюдо, Пермь, Печера, Емь, Угра, Литва, Зимгола, Корсь, Сѣтогола, Либь; Ляхове же, и Прусии, и Чюдь присѣдятъ къ морю Варяжскому; по сему морю сѣдятъ Варази сѣмо ко востоку до предѣла Симова, по тому же морю сѣдять ко западу до земля Агляньски и до Воложскы. Афетово бо колѣно и то: Варязи, Свѣи, Нурманы, Готи, Русь, Агляне, Галичане, Ляхове, Волоси, Римляне, Нѣмци, Корлязи, Венедици, Фрязи и прочии; ти же присидять отъ запада ко полунощию и съсѣдятъ съ племенемь Хамовымь. Симъ же, Хамъ и Афеть, раздѣливше землю и жребие метавше не преступати никому же вь жребии братень, и живяаху кождо въ своеи части. И бѣ языкь единъ, и умножившимся человѣкомъ на земли, и помыслиша столпь създати до небеси, въ дни Нектана и Фалека; и събрашася на мѣстѣ Сенарь на полѣ създати столпъ до небеси и градъ около его Вавилонь, и сьздаша столпъ за 40 лѣтъ, и не съвръшень бысть. И призрѣ Господь видѣти градъ и стльпь, и рече Господь: се родъ единь и языкъ единь. И размѣси Богъ языкы, и раздѣли на 70 и два языка, и разсѣа и въ всеи земли. И по размѣшении языкъ, Богъ вѣтромъ великимъ раздруши стлъпъ; и есть останокъ его и донынѣ промежи Асира и Вавилона, и есть въ высоту сажении 5000 и 400 и 33, толико же и въ шириню, въ лѣта многа бысть хранимъ останокь тои. По разрушении же стльпа и по раздѣлении языкь приаша сынове Симови въсточныа страны, а Хамовы же сынове полуденыиыа страны, Афетовы же сынове прияша западныа и полунощныа страны. Отъ сихъ же седмидесятъ и двою языку бысть языкь Словѣнескь отъ племене Афетова, нарицаемыи и Норицы, еже суть Словяне.

Теги: Библейский персонаж, Вавилон, Русь, Варяги, Волга, Днепр, Поляки, Река, Карпаты, Чудь, Литовцы, Память, Венецианцы, Остров, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Балтийское, Море, Галичане, Волхов, Литва, Десна, Припять, Шведы, Адриатическое, Римляне, Сирия, Хам, Сим, Ной, Меря, Скифия, Иафет, Фракия, Македония, Днестр, Валахи, Славяне, Весь, Мурома, 850, 6358, Двина, Пермь, Печора, Ливы, Земгалы, Британия, Бактрия, Индия, Мидия, Персия, Ринокорура, Евфрат, Кордун, Ассирияне, Месопотамия, Аравия, Элимаида, Финикия, Египет, Эфиопия, Фивы, Ливия, Кириния, Мармария, Сирты, Нумидия, Масурия, Мавритания, Гадир, Киликия, Памфилия, Писидия, Мисия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, Троада, Эолида, Вифиния, Старая Фригия, Сардиния, Крит, Кипр, Нил, Тигр, Понтийское, Корсь, Пруссы, Готы, Англы, Немцы, Корлязи, Фряги, Амасия, Албания, Армения, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Меоты, Боспор, Сарматия, Таврия, Далматия, Молоссия, Фессалия, Локрида, Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, Лихнития, Андриакия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефалиния, Итака, Норманны, Корфу, Иония, Фалека, Нектана, Сенаар, Келесирия,

По мнозѣхъ же временехь сѣли суть Словяне по Дунаеви, гдѣ есть нынѣ Угорскаа земля и Болгарская. И отъ тѣхь Словѣнь разыидошася по земли и прозвашася имены своими, гдѣ сѣдше на которомь мѣстѣ: яко прьвии пришедше сѣдоша на рѣцѣ именемь Морава и нарекошася Мораве, а друзии нарекошася Чеси, а все тиже Словяне Хорвати Бѣлии, и Серьбь, и Хорутане, а инии Дунаи. Волохомъ бо нашед.... на Дунаискыа Словяны, и сѣдшимъ имь во нихъ и на... ующимъ имъ,... вѣне же пришедше сѣдоша овии же на Выслѣ рѣ.. и прозвашася Ляхове, а отъ тѣхъ Ляховъ прозвашася По …., Ляхове же друзии Лутици, а инии Литва, инии Мозавшенѣ, инии Поморанѣ. Такоже и тыи Словяне... ше и сѣдоша по Днѣпру, и нарекошася Поланѣ,... зии Древляне, зане сѣдоша въ лѣсѣхь; а инии сѣ.... межи и Двиною и Припетою, и нарекошася.... чи; а инии Полочанѣ, рѣки ради Полоты, яже.... во Двину... не пришедше з Дуная сѣдоша около озера Илмер.., и прозвашася своимъ именемъ, и здѣлаша градъ, и нарекоша Новогородъ, и посадиша и старѣишину Гостомысла; а друзии сѣдоша по Деснѣ, и по Семѣ и по Сулѣ, и нарекошася Сѣвери. И тако разыидеся Словянъскыи языкъ; тѣмъ и грамота прозвася Словянская.

Теги: Новгород, Полочане, Днепр, Поляки, Река, Северяне, Литовцы, Дунай, Сула, Десна, Припять, Мазовшане, Поляне, Древляне, Хорваты, Моравы, Чехи, Славяне, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Морава, Угорская земля, Висла, Хорутане, Лютичи, Сербы, Поморяне, Двина, Полота, Ильмень, Гостомысл, Сейм, Старейшина,

Поляномъ же живущимъ осебѣ и владѣющимъ роды свои, даже и до сеа братии бѣху Поляне, и живяху кождо на своихъ мѣстѣхъ съ родомъ своимъ. О Киевѣ и о създании его. И быша три братиа: единому имя Кии, а другому Щекь, а третиему Хоривъ, а сестра ихъ бѣ Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, гдѣ есть нынѣ увозъ Боричевъ,...... съ родомъ своимъ; а братъ его Щекь живяше на друзѣи...... горы, гдѣ нынѣ зовется Щековица; а Хоривъ на третеи...., отъ него же прозвася Хоривица; и тако сътвориша с... градъ, въ имя брата своего старѣишаго, якоже и бысть, и нарекоша имя ему градъ Киевь. И бяше же около града лѣсь и боръ великь, и бяху ловяще звѣрь; бяху же мужи мудри и смислени, и нарицахуся Полянѣ, отъ нихъ же суть Полянѣ въ Киевѣ и до сего дни. Бяху же тогда погани, … ше озеромъ, и кладяземъ и рощениемъ, якоже и прочии по..... Инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ....; у Киева бо бяше тогда перевозъ былъ съ оноа страны Днѣпра, тѣмъ глаголаху: на перевозъ на градь Киевь. Аще бы Кии прьвозникь быль, то не бы ходилъ ко....; но сеи Кии княжаше въ родѣ своемъ, и приходившу... ко цару, якоже сказають, яко велику честь при... отъ царя. Идущу же ему опять, и поиде ко Дунаеви,.. възлюби мѣсто и срубы городокъ малъ, и хотяше.... въ немъ съ родомъ своимъ, и не даша ему ту близь жнвущ...; се же и донынѣ нарицаютъ Дунаици городище Киевецъ. Киеви же пришедшу въ свои градъ Киевь, и ту животъ свои сконча; и братиа его Щекь и Хоривъ сестра ихь Лыбедь скончася. И по сихъ родъ ихъ нача владѣти въ Полянѣхъ княжениемъ; а въ Деревлянехь свое, а Дреговичи свое, а Словяне свое въ Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, ежеПолочанѣ. Отъ нихъ же и Кривичи, еже живутъ на връхъ Волги, и на връхъ Двины и на врьхь Днѣпра, ихъже градъ есть Смоленескь, и прочии Полотские власти; тудѣ бо живутъ Кривичи, таже Сѣверь отъ нихъ. А на Бѣлѣозерѣ сѣдятъ Весь, а на Ростовскомъ озерѣ Меря, а на Клещимѣ озерѣ Меря же; и по Оцѣ по рѣцѣ, близь устиа, гдѣ потечеть въ Волгу, сѣдить Мурома, а инии языкъ свои имѣаху, Мещера свои, Мордва свои языкь. Се бо въ Руси Словенскыи языкъ: Поляне, Древляне, Новогородци, Полочане, Дреговичи, Сѣверь, Бужанѣ, зане сѣдоша по рѣцѣ по Бугу, послѣдь же Велиняне прозвашася; а Волинци оже Словѣня, иже призваша ю. Сими всѣми обладаху Русь, иже отъ Киева града, и дань емляху на нихъ: на Чюди, на Новогородцехъ, на Мери, на Веси, на Муромѣ, на Черемисѣ, на Перми, на Печерѣ, на Еми, на Литвѣ, на Зимголѣ, на Корси, на Моравѣ, на Неломи, на Либиси, иже суть на полунощныхъ странахъ живутъ, отъ колѣна Афетова, имуще свои языкь. О ЯЗЫЦѢХЪ НА РУСИ... инии языци, иже дань даютъ Руси: Чюдь, Меря, Весь, Мур..., Черемиса, Мордва, Пермь, Печера, Емь, Литва, Зимгола, Корсь, Морава, Либь; сии суть языкъ свои имуща, отъ колѣна Афетова, иже суть на странахъ полунощныхъ. А Словянску языку, якоже рекохъ, живущю на Дунаи, и приидоша отъ Скифь, рекше отъ Козаръ, рекомии Болгари, и сѣдоша по Дунаеви, и быша населници Словяномъ. Посемь же приидоша Угри Бѣлии и наслѣдиша землю Словенскую, согнаша Волохи; сии бо Угри почаша быти при Иракли цари, иже находи на Хозроа царя Перскаго. О ОБРѢХЪ. Въ сии же времена быша и Обри, иже находиша на Ираклиа, царя Греческаго, къ Царуграду, и мало его не яша; сии же Обрѣ воеваху на Словяны и премучиша Дулѣбы, сущаа Словяны, насилие творяху женамъ Дулѣбьскымъ: аще будетъ поихати Обрину, и не дадяше вьпрячи коня, ни вола, но веляше бо въпрячи три, или четыре, или пять жень въ телѣгу и повести Обрину; и тако мучаху Дулѣбы. Бяху бо Обри тѣломъ велици, а умомъ горди, и Богъ потреби а, и помроша вси, и не остася ни единь Обринъ; есть притча въ Руси и до сего дни: погыбоша акы Обри, ихъже нѣсть ни племене, ни наслѣдника. По сихъ же приидоша Печенѣзи; и паки идоша Угри Чернии мимо Киевь, послѣже при Олзѣ.

Теги: Киев, Новгород, Полочане, Русь, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Волынь, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Корсунь, Ростовская земля, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Дулебы, Иафет, Валахи, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Нельма, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Хосрой,

Поляномъ же, живущимъ особь по Днѣпру по горамъ, и бѣ путь изъ Варягъ въ Грекы; изъ Грекь въврьхъ по Днѣпру, и въврьхъ Днѣпра волокь до Ловоти, и по Ловоти вниити въ езеро великое Ильмерь, изъ него же течетъ рѣка Вльховъ и втечетъ въ озеро великое въ Нево, и того озера устие течетъ во море Варяжское, по тому морю въниити до Рима, а отъ Рима по тому же морю ити кь Царуграду, а отъ Царяграда приити вь Понть море, во не же течеть Днѣпрь рѣка. Днѣпрь бо рѣка течетъ изъ Волоковского лѣса, и потече на полудень; а Двина ис того же лѣса потечетъ, и идетъ на полунощие, и вънииде въ море Варяжское; изъ того же лѣса потечетъ Волга на востокъ, и вътечетъ седмиюдесято жерелы въ море Хвалисское. Тѣмъ же изъ Руси можетъ ити по Волзѣ въ Болгары и въ Хвалисы, и на въстокъ доити вь жребии Симовь; а по Двинѣ вь Варягы, изъ Варягъ до Рима, до племени Хамова. А Днѣпрь же течетъ въ Понтъское море треми жерелы. Се же море словетъ Русское, по нему же училъ святыи апостоль Андреи, братъ Петровъ. ПРОЯВЛЕНИИ КРЕЩЕН... Якоже рѣша,...... святому Андрею въ Синопии, и пришедшу ему.. сунь, и увидѣвь ис Корсуня яко близь есть устие.. прьское, и восхотѣ ити въ Римъ, и прииде вь устие.. прьское, и поиде по Днѣпру горѣ, по приключаю же Божию.... и ста подъ горами при брезѣ. И заутра воставъ и рекь сущимъ...: «видите ли горы сиа? яко на сихъ горахъ восиаетъ благодать Божиа, и будетъ градъ великъ, и церкви многы имать Богъ воздвигнути.» И въшедъ на горы тыа святыи Андреи, и благослови а, и постави крестъ, и помолися къ Богу, и сънииде съ горы, идеже... градъ Киевъ, и поиде по Днѣпру горѣ. И прииде во Новгородъ, и видѣ... сущаа люди, како есть обычаи имутъ, и како ся мыютъ и.... щутся, и удивися имъ. И иде въ Варягы, и прииде.., и исповѣда учение, елико научи и елико видѣ...: «дивно видѣхь землю Словеньскую, идущу ми.... видѣхь бани дривяни, и пережгутъ ихъ румяно.... въ ню, извлькутся и будутъ нази, и облиятся.... кислимъ, и възмутъ на ся прутие младое и биются...., и того ся добиють, едва излѣзутъ еле живи, и о..... водою студеною, и тако оживутъ; и то творятъ по вся дни не мучими никимъ же, но сами ся мучатъ, и то творятъ омовение себѣ, а не мучение.» И то слышавше Римляне дивляхуся; Андрееви же бывшу въ Римѣ прииде въ Синопию.

Теги: Новгород, Русь, Константинополь, Варяги, Волга, Днепр, Река, Рим, Святой, Корсунь, Ладога, Балтийское, Море, Черное, Волхов, Андрей, Крещение, Поляне, Ловать, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Двина, Ильмень, Каспийское, Калишская земля, Синоп,

854

По сих лѣтех братиа сии изгибоша; и быша обидими древьляны, инѣми околними. И наидоша я козаре на горах сих сѣдяща в лѣсѣх, и рѣша: «Платите намъ дань». Съдумавши же полянѣ и даша от дыма мечь. И несоша козаре къ князю своему и старѣишинамъ своимъ. Князь же созва старѣишины своя и рече имъ: «Се налѣзохомъ дань нову». Онѣ же рѣша ему: «Откуду». Он же рече: «В лѣсѣ на горахъ надъ рѣкою Днепрьскою». Они же рѣша: «Что суть далѣ». И показа им мечь; и рѣша старци козарьстѣи: «Не добра дань, княже; мы ся доискахомъ оружьемъ одиноя страны, рекше саблями; а сих же оружье обоямо остро, рекше мечи; сии имут и на нас имати дань и на иных странахъ». Се сбысться все; не от своея воля рекше, от божиа повелѣниа. Якоже при фараонѣ цесари египетьстѣ, егда приведоша Моисѣа, и рѣша старѣишины фараоня: «Сеи хощеть смирити власть египетьскую»; яко и бысть; и погыбоша египтяне от Моисиа, а первѣе бѣша работающе имъ; тако и си пръвѣ владѣша, послѣ же самими владѣша; якоже и бысть: владѣют бо козары князи рускыи и до днешьняго дни. Нь мы на преднее возратимъся. И по сих, братии тои, приидоста два варяга и нарекостася князема: одиному бѣ имя Асколдъ, а другому Диръ; и бѣста княжаща в Киевѣ, и владѣюща полями; и бѣша ратнии съ древляны и съ улици.

Теги: Библейский персонаж, Киев, Князь, Моисей, Хазары, Днепр, Река, Поляне, Древляне, Аскольд, Дир, Кий, Щек, Хорив, 854, 6352, Уличи, Египтяне,

Въ времена же Кыева и Щека и Хорива новгородстии людие, рекомии словени, и кривици, и меря: словенѣ свою волость имѣли, а кривици свою, а мере свою; кождо своимъ родомъ владяше; а чюдь своимъ родом; и дань даяху варягомъ от мужа по бѣлѣи вѣверици; а иже бяху у них, то ти насилье дѣяху словеномъ, кривичемъ и мерямъ и чюди. И въсташа словенѣ, и кривици, и меря, и чюдь на варягы, и изгнаша я за море; и начаша владѣти сами собѣ и городы ставити. И въсташа сами на ся воеватъ, и бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не бѣше в нихъ правды. И рѣша к себѣ: «Князя поищемъ, иже бы владѣлъ нами и рядилъ ны по праву». Идоша за море к варягомъ и ркоша: «Земля наша велика и обилна, а наряда у нас нѣту; да поидѣте к намъ княжить и владѣть нами». Изъбрашася 3 брата с роды своими, и пояша со собою дружину многу и предивну, и приидоша к Новугороду. И сѣде старѣишии в Новѣгородѣ, бѣ имя ему Рюрикъ; а другыи сѣде на Бѣлѣозерѣ, Синеусъ; а третеи въ Изборьскѣ, имя ему Труворъ. И от тѣх Варягъ, находникъ тѣхъ, прозвашася Русь, и от тѣх словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска. По двою же лѣту умре Синеусъ и брат его Труворъ, и прия власть единъ Рюрикъ, обою брату власть, и нача владѣти единъ. И роди сынъ, и нарече имя ему Игорь. И възрастъшю же ему, Игорю, и бысть храборъ и мудръ. И бысть у него воевода, именемъ Олегъ, муж мудръ и храборъ. И начаста воевати, и налѣзоста Днѣпрь рѣку и Смолнескъ град. И оттолѣ поидоша внизъ по Днѣпру, и приидоша къ горам кыевъскым, и узрѣста городъ Кыевъ, и испыташа, кто в немъ княжить; и рѣша: «два брата, Асколдъ и Диръ». Игорь же и Олегъ, творящася мимоидуща, и потаистася въ лодьях, и с малою дружиною излѣзоста на брегъ, творящася подугорьскыми гостьми, и съзваста Асколда и Дира. Слѣзъшима же има, выскакаша прочии воины з лодѣи, Игоревы, на брегъ; и рече Игорь ко Асколду: «Вы нѣста князя, ни роду княжа, нь азъ есмь князь, и мнѣ достоить княжити». И убиша Асколда и Дира; и абие несъше на гору, и погребоша и Асколда на горѣ, еже ся нынѣ Угорьское наричеть, идеже есть дворъ Олминъ; на тои могылѣ постави Олма церковь святого Николу, а Дирева могыла за святою Ириною. И сѣде Игорь, княжа, в Кыевѣ; и бѣша у него варязи мужи словенѣ, и оттолѣ прочии прозвашася Русью. Сеи же Игорь нача грады ставити, и дани устави словеномъ и варягомъ даяти, и кривичемъ и мерямъ дань даяти варягомъ, а от Новагорода 300 гривенъ на лѣто мира дѣля, еже не дають. И пакы приведе себѣ жену от Плескова, именемъ Олгу, и бѣ мудра и смыслена, от нея же родися сынъ Святославъ. По сих же пакы временех.

Теги: Киев, Князь, Новгород, Русь, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, Церковь, Варяги, Двор, Днепр, Княгиня, Река, Словени, Киевлянин, Рождение князя, Чудь, Псков, Гора, Женитьба князя, Белоозеро, Балтийское, Море, Кривичи, Святослав Игоревич, Ольга, Игорь Рюрикович, Меря, Олег Вещий, Ольма, Аскольд, Дир, Николая на Аскольдовой могиле, Рюрик, Синеус, Трувор, Изборск, Кий, Щек, Хорив, 854, 6352, Ирины на Диревой могиле, Могила, Угорская, Аскольда, Дира, Ольмин,

862

По двою же лѣту Синеусъ и брат его Труворъ умре; и приатъ всю власть в Руси Рюрик и обою брату, и начя владѣти единь, и раздаа грады мужемь своимъ: овому дасть Полтескь, иному Ростов, иному же Бѣлоозеро, и прочиимъ. И по тѣмь градом суть первии населници: в Киевѣ варязи, в Новѣгородѣ словени, в Колочку кривици, в Ростовѣ мѣря, на Бѣлѣозере весь, в Муромѣ мурома. И тоже тѣми всѣми обладаше Рюрик. И бѣста у него два мужа, Асколдъ и Диръ, не племени его, ни болярина и испросистася та у него ити к Царюграду с родом своимъ. И поѣдоста по Днепру, и узрѣста на горѣ градок малъ, и въпрашаста: Чии есть градок сеи? И рѣшя имъ ту сущии: Были суть три браты: Кии, Щекъ, Хоривъ, иже здѣлашя сии град и изгибошя. Мы же сѣдимь платяще дань родом ихъ козаромъ. Асколдъ же и Диръ сѣдоста въ градѣ семь. И многы варяги съвокуписта и начаста владѣти Полянскою землею; и бѣшя ратни и с древляны, и съ угличи. Рюрику же княжащу в Новѣгородѣ, и роди сынь, и нарече имя ему Игорь. Възрастъшу же Игорю, и бысть муж храбръ и мудръ; и бысть у него воевода именем Олегъ, мужь мудръ и храбръ.

Теги: Киев, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Полоцк, Ростов, Русь, Хазары, Константинополь, Варяги, Днепр, Словени, Гора, Колокша, Белоозеро, Кривичи, Игорь Рюрикович, Меря, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, 862, 6370, Рюрик, Синеус, Трувор, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Уличи,

По двою лѣту Синеус и братъ его Труворъ умре, и прия всю власть в Руси Рюрикъ и обою брату, и нача владѣти единъ, и раздая грады мужемъ своимъ: овому далъ Полтескъ, иному далъ Ростовъ, иному же Бѣлоозеро и прочимъ. По тѣмь градомь суть первии населници: въ Киевѣ варязи, в Новгородѣ словени, в Полотьсцѣ кривичи, в Ростовѣ меря, на Бѣлѣозерѣ весь, въ Муромѣ мурома. Тожде тѣми всѣми обладааше Рюрикь. И бѣста у нево два мужа, Асколдъ и Диръ, не племени его, ни болярина. И испросистася та у него ити къ Царюграду с родомъ своимъ, и поѣдоста по Днѣпру, и узрѣста на горѣ градокъ малъ, и въспрашаста: «Чии есть градокъ сеи?». И рѣша ему ту сущии: «Были суть 3 браты, Кии, Щекъ Хоривъ, идѣже сдѣлаша сии градъ и изгыбоша. Мы же сидимь, платячи дань родомъ ихъ, козаромъ». Асколдъ же и Диръ сѣдоста въ градѣ семь и многы варягы совокуписта, и начаша владѣти Поляньскою землею, и быша ратьни съ древлены и угличи. Рюрюку же княжащу в Новегородѣ, и роди сынъ, и нарече имя Игорь. И възрастъшу же Игореви, и бысть храберъ и мудръ. И бысть у него воевода, имянемъ Олегъ, мужь мудръ и храборъ.

Теги: Воевода, Киев, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Полоцк, Ростов, Русь, Смерть князя, Хазары, Константинополь, Варяги, Днепр, Река, Словени, Рождение князя, Гора, Белоозеро, Кривичи, Игорь Рюрикович, Меря, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, 862, 6370, Рюрик, Синеус, Трувор, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Уличи,

863

О АСКОЛДѢ И ДИРѢ. И бѣста у него два мужа, Асколдь и Дирь, не племене его, ни болярина, и испросистася у него ити кь Царуграду съ родомъ своимъ. И поидоста по Днѣпру, и узрѣста на горѣ градокъ малъ, и вьпросиста: «Чии есть градокъ съи?» И рѣша имъ ту сущии: «были суть три браты, Кии, Щекъ, Хоривъ, и тии же здѣлаша сии градъ, и изгыбоша; мы же сѣдимъ платяще дань родомъ ихь, Козаромъ.» Асколдь же и Дирь сѣдоста во градѣ томъ, и многы Варягы съвокуписта, и начаста владѣти Поляньскую землю; и бѣша ратни съ Древляны и съ Угличи. Рурику же княжащу вь Новѣгородѣ, и роди сынь, и нарече имя ему Игорь. Възрастьшу же Игореви, и бысть храберь и мудръ; и бысть у него воевода, именемъ Олегь, мужь мудръ и храбрь.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Хазары, Днепр, Река, Игорь Рюрикович, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, Рюрик, Кий, Щек, Хорив, 6371, 863, Уличи,

881

В лѣто 6389 [881]. Прииде Олегъ, поимъ Игоря, из Новагорода к Киевъ, и прииде к Смоленску, и прея град, и посади в немъ муж свои. И оттуду поиде вниз по Днепру, и прииде к горамь Киевскимь, и увѣдѣ Олегъ яко Асколдъ и Диръ княжаста в Киевѣ. Игорь же и Олег творящася мимо идуща, потаистася в лодиах, и с малою дружиною изыдоста на брегъ. И посла Олегъ къ Асколду и Дирови, глаголя сице, яко «Гость есмь подугорскыи, идемь въ Греки, от Олга князя и от Игоря княжича, да приидѣте к нам, к родомъ своим». Асколдъ же и Диръ приидоста к ним. Олегь же, вземь Игоря на руцѣ си, и рече Асколду и Дирови: Вы нѣста князи, ни роду княжа, но азъ есмь князь, мнѣ достоит княжити; а се есть сынь Рюриков, Игорь княжичь. И выскакавше из лодии прочии воини Игоревы, и убиста Асколда и Дира. И несша их на гору и погребошя, еже ся нынѣ нарицает Угорское, идѣже дворъ Олминъ; на тои могилѣ постави Олма церковь святого Николу; а Дирева могила за святою Ириною.

Теги: Византия, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Смоленск, Церковь, Днепр, Река, Русские, Киевлянин, Игорь Рюрикович, Олег Вещий, 6389, 881, Ольма, Николая на Аскольдовой могиле, Ирининская, Урочище, Угорское, Ольмин,

882

В лѣто 6390 [882]. Олгово княжение. Поиде Олегъ, поимъ Игоря, из Новагорода къ Киеву и прииде къ Смоленьску, и прия градъ, и посади в немь мужь свои. И оттуда поиде внизъ по Днѣпру, прииде къ горамъ киевьскимь и увидѣ Олегъ, яко Осколдъ и Диръ княжита в Киевѣ. Игорь же и Олегъ, творящася мимо идуща, потаистася в лодияхъ и с малою дружиною изыдоста на брегъ. И посла Олегъ къ Осколду и Дирови, глаголя сице: «Яко гость есмь подъугорьскии, идемь въ Греки от Олга князя и от Игоря княжича. Да приидете к намъ, къ родомъ своимъ». Асколдъ же и Диръ приидоста къ нимъ. Олегъ же, вземь Игоря на руцѣ си, и рече Асколду и Дирови: «Вы ни еста князи, ни рода княжа, но азъ есмь князь, и мнѣ достоить княжити. А се есть сынъ Рюриковъ, Игорь княжичь». И выскакавше из лодеи вои Игоревы, и убиста Асколда и Дира, и несоша их на гору, и погребоша и, еже ся нынѣ нарицаеть Игорьское, идежде есть дворъ Олминъ, на тои могилѣ постави Олма церковь Святого Николу; а Дирева могила за Святою Ириною.

Теги: Византия, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Смоленск, Церковь, Днепр, Река, Киевлянин, Игорь Рюрикович, Олег Вещий, Ольма, Аскольд, Дир, Николая на Аскольдовой могиле, Ирины на Диревой могиле, 882, 6390, Ольмин,

КНЯЖЕНИЕ ОЛЬГОВО ВЪ КИЕВѢ. Въ лѣто 6390 [882]. Поиде Олегь, поимъ со сьбою Игоря Рюриковича, изъ Новогорода въ судѣхь кь Киеву, и поемъ со сьбою воа многы: Арягы, Чюдь, Словяне, Весь, Кривичи. И прииде ко Смоленьску, и приа градь, и посади въ немъ мужь свои; и оттуду поиде внизъ по Днѣпру, прииде ко горамъ Киевскымъ; и увидѣ Олегь, яко Асколдь и Дирь княжита вь Киевѣ, Игорь же и Олегь, творящеся мимо идуща, потаистася въ лодиахь, и другыа остави назади, и з малою дружиною изыидоста на брегь. И посла Олегъ кь Асколду и Дирови, глаголя сице, «яко гость есмь Подъугорскый, идемь вь Грекы отъ Олга князя и отъ Игоря княжича, да приидѣте къ намъ къ родомъ своимь». Асколдь же и Дирь приидоста къ нимъ; Олегъ же въземъ Игора на руцѣ си, и рече Асколдови и Дирови: «вы ни есте князя, ни рода княжа, но азъ есмь князь, и мнѣ достоитъ княжити; а се есть сынь Рюриковъ Игорь княжичь.» И выскакавше изъ лодей вои Игоревы, и убиста Асколда и Дира; и несше ихъ на гору, и погребоша ихъ, и есть могила ихь словетъ и до сего дне, иже ся зоветъ нынѣ Угорское, идеже есть дворъ Олгинь, на той могилѣ постави Олга церковь святаго Николу; а Дирова могыла за святою Ириною.

Теги: Византия, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Смоленск, Церковь, Варяги, Днепр, Река, Чудь, Кривичи, Игорь Рюрикович, Олег Вещий, Ольма, Аскольд, Дир, Николая на Аскольдовой могиле, Славяне, Ирины на Диревой могиле, 882, 6390, Ольмин,

898

О Мефодии и Констянтинѣ. В лѣто 6406 [898]. Идошя угри мимо Киев горою, еже ся зоветь нынѣ Угорское. И пришедше къ Днепру, сташя вежами, бѣшя бо ходяще яко и половци. И пришедше от Встока, и устремишася чрез горы великыа, иже прозвашяся горы Угорскыа, и почашя воевати на живущаа ту. Сѣдяху бо ту переже словени, и волохове переяша землю Словенскую; по сем же угре прогнашя волохи и наслѣдишя землю ту, и сѣдошя съ словенми, покоривше я под ся, и оттолѣ прозвася земля Угорская. И начашя воевати угре на Греки, и полониша землю Фрачьску и Македонску даже и до Селуня; и начашя воевати на мораву и на чехы. Бе бо единь языкъ словенеск. Словени же сѣдяху по Дунаю, ихже прияшя угре, и морава, и чеси, и ляхове, и поляне, яже ныне зовомаа Русь. Сим бо первое положены книги моравѣ, яже и прозвася грамота словенская; тая же грамота есть в Руси и в Болгарех Дунаискых. Словеномъ бо живущим крещенымь и князем их, Ростислав и Святополкъ и Кочел, послашя къ царю Михаилу, глаголюще: Земля наша крещена, и нѣсть у нас учитель, иже бы нас учили и наказали и протлъковали святыа книгы: не разумѣем бо ни гречскому языку, ни латинску; оны бо ны инако научят, а друзии инако; тѣм же не разумѣемь книжнаго разума, ни силы их; да послите ны учителя, иже могут ны сказати книжнаа словеса и разумь их. Се слышавъ, царь Михаилъ съзва философы вся, и сказа имь рѣчи вся словенскых князь. И ркошя философи: Есть муж в Селунѣ, именемь Левь, и суть у него сынове разумиви языку словенску, и хитра два сына у него и философа. И се слышав, царь посла по ня в Селунь къ Лвови, глаголя: Пошли к намъ вскорѣ сына своя Мефодиа и Констянтина. Се слышав, Левъ вскорѣ посла я, и приидоста къ цареви, и рече има царь: Се прислалася ко мнѣ Словенскаа земля, просяще учитель себѣ, иже бы моглъ имъ истлъковати святыа книги; сего бо желают. И умолена быста царемъ; и послаше я в Словенскую землю к Ростиславу, и Святополку, и Кочьлови. Сима же пришедшима и начашя съставляти писмена азбуковнаа словенски, и преложиста Апостолъ и Евагелие. И ради бышя словени, яко слышашя величиа Божиа своимъ языкомъ. По сем же преложиста Псалтиръ, и Охтаик, и прочая книгы. Нѣции же начашя хулити словенскыа книгы, глаголюще, яко «Не достоить никоторому языку имѣти азбуков своих, развѣ и евреи, и грекъ, и латины по Пилатову писанию, еже на крестѣ Господни написа». Се же услышав папежь Римскы и похули тѣх, иже ропщут на книгы словенскыя, рекошя: Да ся исплънит книжное слово, яко да въсхвалят Бога въ языцѣѣ; другое же: Вси възглаголють языкы различными величиа Божия, якоже дасть имъ Святыи Духъ отвещавати; да аще кто хулит словенскую грамоту, да будуть отлучени от церкви, дондеже исправятся; ти бо суть влъци, а не овци, яже достоить от плод познати я и хранитися ихъ. Вы же, чада Божиа, послушаите учениа и не отринѣте наказаниа церковнаго, якоже вы наказалъ Мефодии, учитель вашь. Констянтинъ же възвратися вспять и иде учить болгарска языка, а Мефодии оста в Моравѣ.

Теги: Византия, Киев, Князь, Половцы, Византийский, Днепр, Поляки, Река, Русские, Венгрия, Император, Папа Римский, Венгры, Дунай, Моравия, Римляне, Евреи, Болгары дунайские, Поляне, Фракия, Македония, Михаил III, Кирилл (Константин Философ), 6406, 898, Мефодий, Валахи, Моравы, Чехи, Салоники, Коцел, Блатенский, Ростислав Моймирович, Моравский, Святополк I Моймирович, Славяне,

В лѣто 6406 [898]. Идоша угри мимо Киевъ горою, еже ся зоветъ Угорьское, и пришедше къ Днѣпру, сташа вежами; бѣша бо ходяще, яко и половци. И пришедше от въстока, и устремишася чресъ горы великия, иже прозвашася горы Угорьския, и почаша воевати на живущая ту. Сѣдяху бо ту прежде словене и волохове, переяша землю Вълыньскую. По семь же угри прогнаху волохи и наслѣдиша землю ту, и сѣдоша с словѣнми, покоривше я под ся, и оттолѣ прозвася земля Угорьская. И начаше въевати угри на греки, и полониша землю Фраческую и Макидоньскую дажде и до Селюня. И начаша воевати на мареву и на чехи. Бѣ бо единъ языкъ словѣнескъ: словѣни же сѣдяаху по Дунаю, их же прияша угри и морава, и чеси, и ляхове, и поляне, яже нынѣ зовомая русь. Сим бо первое положены книги моравѣ, яже прозвася грамота словѣньская. Тая же грамота есть в Руси и в Болгарѣхъ Дунаиска. Словѣном бо живущимъ крещенымъ, и княземъ ихъ, Ростиславъ, Святополкъ и Кочелъ, послаша къ царю Михаилу, глаголюще: «Земля наша крещена, и нѣсть у насъ учителя, иже бы насъ училъ, и казали и протолковали святыя книгы. Не разумѣемь бо ни греческому языку, ни латиньску. Они бо ны инако учатъ, а друзи инако, тѣм же не разумѣемъ книжнаго разума, ни силы ихъ. Да послите ны учители, иже могуть намъ сказати книжная словеса и разуму ихъ». Слышавъ, царь Михаилъ созва философы вся и сказа имъ рѣчи вся словѣньскихъ князь. И ркоша философи: «Есть мужь в Селунии, именемъ Левъ, и суть у него сынове, разумиви языку словѣньску, и хитра два сына у него философа». И се слышавъ, царь посла по ня в Селунь, ко Лвови глаголя: «Пошли къ намъ въскорѣ сына своя Мефедия и Костянтина». Се слышавъ, Левъ въскорѣ посла я. Приидоста въскорѣ къ цареви, и рече има царь: «Се прислалася Словѣньская земля ко мнѣ, просяще учитель себѣ, иже бы моглъ истолковати святыя книги, сего бо желають». И умолена быста царемь, и послаша я въ Словѣньскую землю к Ростиславу и Святополку, и Кочелови. Сима же пришедшима, и начаша съставляти писмена азъбуковная словѣньски и приложиста Апостолъ и Еуангелие, и ради быша словѣни, яко слышаша величия божия своимь языкомъ. По семь же положиста Псалтырь и Октаикъ, и прочая книгы. Нѣции же начаша хулити словѣньския книги, глаголюще, яко не достоить никоторъму же языку имѣти азбуковъ своихъ развѣи евреи, грекъ и латины по Пилатову писанию, еже на крестѣ написа господни. Се же услышавъ, папежь Римьскии похули тѣхь, иже ропщуть на книгы словѣньския, рка: «Да ся исполнит книжное слово, яко да въсхвалять вся языци бога истиннаго»; другое же: «Вси възъглаголють языки различными величия божия, яко же дасть имъ Святыи Духъ отвѣщевати. Да аще кто хулить словѣньскую грамоту, да будетъ отлученъ от церкви, дондеже исправятся. Ти бо суть волци, а не овци, яже достоить от плод познати я и хранитися ихъ. Вы же, чада божия, послушаите учения и не отрините наказания церковнаго, яко же вы наказалъ Мефедеи, учитель вашь». Костянтинъ же възратився въспять и иде учити болгарьска языка, а Мефедии оста в Моравѣ.

Теги: Киев, Князь, Половцы, Византийский, Днепр, Поляки, Река, Русские, Венгрия, Император, Папа Римский, Венгры, Дунай, Моравия, Римляне, Евреи, Болгары дунайские, Поляне, Фракия, Македония, Михаил III, Кирилл (Константин Философ), 6406, 898, Мефодий, Валахи, Моравы, Чехи, Салоники, Коцел, Блатенский, Ростислав Моймирович, Моравский, Святополк I Моймирович, Славяне,

О УГРѢХЬ. Въ лѣто 6406 [898]. Идоша Угри мимо Киевъ горою, иже ся нынѣ зоветъ Угорское, и пришедше къ Нѣпру сташа вежами; бѣша бо ходяще якоже и Половци. И пришедше отъ востока, устремишася черезъ горы великыа, иже прозвашася горы Угорьскыа, и почаша воевати на живущаа ту Волохи и Словяны. Сѣдяху бо ту преже Словяне, и Волохове и приаша землю Волинскую; посемь же Угри прогнаша Волохы, и наслѣдиша землю ту и сѣдоша сь Словянми, покоривша а подъ ся: и оттолѣ прозвася земля Угорскаа. И начаша воевати Угри на Грекы, и плѣниша землю Фрачскую и Макидонскую даже и до Селуня; и начаша воевати и на Мораву и на Чехы. Бѣ бо единь языкъ Словянескь: Словяне, иже сидяху по Дунаю, ихже приаша Угри, и Морава, и Чеси, и Ляхове, и Поляне, иже нынѣ зовомаа Русь. Симъ бо прьвое положены книгы Моравѣ, яже прозвася грамота Словенскаа; таже грамота есть въ Руси и въ Болгарѣхъ Дунайскихъ.

Теги: Византия, Киев, Половцы, Днепр, Поляки, Река, Чехия, Венгрия, Венгры, Моравия, Болгары дунайские, Поляне, Фракия, Македония, 6406, 898, Валахи, Моравы, Чехи, Салоники, Славяне,

914

В лѣто 6422 [914]. Иде Игорь на древляны. И побѣдивь я, възложи на ня дань болши Олговы. И бѣ у него воевода, именемь Свинтелдъ, и примучи углечи, и възложи на них Игорь дань и вдася Свинтелду. И не вдадяшется единъ град, именемь Пересѣчень, и сѣде около его 3 лѣта, и едва взя и. И бѣшя сѣдяще углечи по Днепру внизъ; и по семь преидошя межи вои Днѣстръ и сѣдошя тамо. И дасть же и дань деревскую Свинтелду, и имаше по чернѣи кунѣ от дыма. И рѣшя дружина Игореви: «Се далъ еси единому мужеви много». По сем же скажем в приключшихся лѣтех сих.

Теги: Воевода, Днепр, Дань, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

В лѣто 6422 [914]. Иде Игорь на древлены и побѣди я, и възложи на ня дань болшии Олговы. И бѣ у него воевода именемъ Свентелъдъ, и премучи угличи, и възложи на нихъ Игорь дань, и въдасть Свентелду. И не въдадяшется единъ градъ именемъ Пересѣченъ, и сѣде около его 3 лѣта и едва взя и. И бѣху сѣдящи углици по Днѣпру внизъ, и по семь приидоша межи вои Днѣстръ и сѣдоша тамо. Дасть же и дань деревьскую Свентелду. Имаше же по чернѣ кунѣ от дыма. И рѣша дружина Игореви: «Се далъ еси единому мужеви много». По семь же скажемъ по приключьшихся лѣтехъ сихъ.

Теги: Воевода, Днепр, Река, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

Въ лѣто 6422 [914]. Иде Игоръ на Древляны, и побѣди а, и възложи на нихъ дань болши Ольговы. И бѣ у него воевода именемъ Свентелдъ, и не въдадяшеся единъ градъ, именемъ Пересѣчень на Днѣпрѣ, и сѣде около его 3 лѣта, и едва взя его. И бяху сидяще Углици по Днѣпру внизъ; н посемь приидоша межи вои Днѣстрь, и сѣдоша тамо. Дасть же Игорь дань Деревскую Свентелду, имаше же по чернѣ кунѣ отъ дыма. И рѣша дружина Игореви: «се далъ еси единому мужеви много». Сие посемь скажемъ въ приключшихся лѣтѣхъ.

Теги: Воевода, Днепр, Река, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

922

Игорь же сѣдяше в Киевѣ княжа, и воюя на Древяны и на Угличѣ. И бѣ у него воевода, именемь Свѣнделдъ; и примучи Углѣчѣ, възложи на ня дань, и вдасть Свѣньделду. И не вдадяшется единъ град, именемъ Пересѣченъ; и сѣде около его три лѣта, и едва взя. И бѣша сѣдяще Углицѣ по Днѣпру вънизъ, и посемъ приидоша межи Бъгъ и Днѣстръ, и сѣдоша тамо. И дасть же дань деревьскую Свѣнделду, и имаша по чернѣ кунѣ от дыма. И рѣша дружина Игоревѣ: «се далъ еси единому мужевѣ много». Посем скажемъ въ преключившихся лѣтех сих.

Теги: Воевода, Киев, Князь, Днепр, Дань, Углич, Свенельд, Игорь Рюрикович, Древляне, 922, 6430, Пересечен, Днестр, Буг,

945

В лѣто 6453 [945]. Присла Роман, и Констянтинъ, и Стефан слы къ Игореви построити мира перваго. Игорь же глагола о мирѣ с ними. Посла Игорь мужи своя к Роману, Роман же съзва боляры и сановникы. И приведошя рускыа слы, и велѣшя глаголати и писати о всѣх рѣчи на хартию. Равно другаго свѣщаниа, бывшаго при царе Романѣ, и Констянтинѣ, и Стефанѣ, христолюбивых владыкъ. Мы от рода рускаго слы и гостие: Иворъ, солъ Игоревъ, великаго князя рускаго, и общии слы: Вуефастъ Святославль, сынь Игорев; Искусеви Олги княгыни; Слудъ Игорев нетии; Улѣбь Водислаль; Каницаръ Перъдславинъ; Шихбернь Сфандръ, жены Улѣбли; Прастѣнъ Турдуви; Либиар Фастов; Гримь Сфирков; Прастѣнъ Якунъ, нетии Игорев; Кары Студков; Каршее Турдов; Егрие Влисков; Воистъ Воиков; Истръ Аминдов; Прастѣнъ Бернов; Ятвяг Гунарев; Шибридъ Олдань; Колъ Клеков; Стегги Етонов; Сфирка; Алвадъ Гудов; Фудри Тулдовъ; Мутур Утин; купець Адунь, Адулбь, Иггивлад, Олебъ, Фрутань, Гомол, Куци, Емигъ, Турбидъ, Фуръстенъ, Бруды, Лоадръ, Гунастръ, Фрастѣнъ, Игелдъ, Турбернъ, Моны, Руалдъ, Свѣнь Стиръ, Олданъ,Телинъ, Апупсарь, Вузлѣбь и Синко Боричь, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всего княжениа и от всѣх люди и земля Рускыя. От тѣх заповѣдано обновити ветхии миръ, и ненавидящаго добра и враждолюбца диавола разорити от много лѣтъ, и утвердити любовь межи греки и русью. И великыи князь Игорь, и боляре его, и людие вси рустии посланы к Роману, и Констянтину, и Стефану, к великимь царемъ Греческым, сътворити любовь съ самѣми цари и съ всѣмь болярствомъ, и съ всѣми людми греческыми на вся лѣта, дондеже сиает слънце и всь миръ стоит. Иже помыслить от страны Рускыа раздрушити такую любовь, и елико их крещение приали суть, да приимут месть от Бога Вседръжителя, осужение на погибель в сии в вѣкъ и в будущии; а елико их есть не крещено, да не имуть помощи от Бога ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими, и да посѣчени будут мечи своими, и от стрѣлъ, и от нага оружиа своего, и да будут раби в сии вѣкъ и будущии. А великыи князь рускыи и боляре его да посылают в Греки к великымъ царемь греческымъ съ слы и с гостьми, якоже имъ уставлено есть. Носяху слы печати златы, а гостие сребрены; нынѣ же увѣдѣлъ есть князь нашь посылати грамоту к царству вашему, иже посылаеми бывают от них слы и гостие, да приносят грамоту, пишуще сице: яко послах корабль селико, и от тѣх да увѣмы и мы, оже с миромь приходять. Аще ли без грамоты приидут и предани будут намъ, да держимь и хранимь, дондеже възвѣстимъ князю нашему. Аще ли руку не дадят и противятся, да убьени будуть, и да изыщется смерть их от князя вашего. Аще ли убѣжавше приидут в Русь, и мы напишемь къ князю вашему, и яко имъ любо, тако сътворят. Аще приидут в Русь бес купли, да не взимают месяцины, и да запрѣтит князь сломъ своимъ и приходящеи руси зде, да не творят в селех, ни въ странѣ нашеи ничтоже. И приходящем имъ, да витают у святого Мамы; да послеть царство наше, да испишут имена их, и тогда възмут мѣсячное свое, первое от града Киева, и паки ис Чернигова и Переяславля. И да входят в град единѣми враты съ царевомъ мужемъ, без оружиа, муж 50, и да творят куплю, еже имъ надобе, и пакы да исходят; и муж царства нашего да хранитъ я. Да аще кто от руси или от грекъ створит криво, да оправляет тъи. Входяще же русь в град, да не имѣют власти купити паволок лише по 50 златникъ; и от тѣх паволок аще кто крянет, да показывает цареву мужу, и тъи запечатаеть и дасть им. И отходящеи руси отсюда взимают от нас, еже надобе брашно на путь, и еже надобе лодьямъ, якоже уставлено есть первие, и да възвращаются съ спасениемь въ страну свою; и да не имѣют власти зимовати у святого Мамы. Аще ускочит челядинъ от руси, понеже приидут в страну царствиа вашего, и от святого Мамы, и аще будет да поимут и, аще ли не обрящется, да на роту идут наши христьане руси по вѣрѣ их, а не христьане по закону своему; ти тогда да взимають от нас цѣну свою, якоже уставлено есть преже, 2 паволоцѣ за челядинъ. Аще ли кто от люди и царства вашего, или от града вашего, или от инѣх град ускочит челядинъ нашь к вамь, и принесет что, да вспять възвратится; а еже что принеслъ будеть все цѣло, и да възмет от него златника два. Аще ли кто покусится от руси взяти что от людии и царства вашего, иже тои створит, покажненъ будет; аще ли и взялъ будет, да заплатит. Аще створит тоже гречин русину, да прииметь ту же казнь, и якоже онъ приалъ есть. Аще ли ключится украсти русину от грекъ что, или гречину от руси, достоино есть възвратити еи, не точию едино и цѣну его; аще украденое обрящется продаемо, да вдасть и цѣну его, и тъи покажненъ будет по закону гречьскому и по уставу рускому. И елико христьанъ от власти нашея племена при ведут русь, ту аще будет уношя или девица добра, да вдадят златникь 10 и поимут и; аще ли осредовѣчь, да вдасть златникь 8 и поимет я; аще ли будет старъ или дѣтищь, да вдасть златник 10. Аще ли обрящутся русь работающе у грекъ, аще ли суть плѣнници, да искупуют по 10 златник; аще ли купил и будеть гречинъ под христианином, достоит ему да възмет цѣну свою, елико же далъ будет на немь. А о Корсунстѣи странѣ, елико же есть град на тои части, да не имать власти князь рускыи, да воюет, да дамы ему елико будет. И о томъ, аще обрящуть русь кубару греческую, вывръжену на коем любо мѣстѣ, да не преобидят ея. Аще ли от нея възмет кто что, или человека поработит, или убиет, да будет повиненъ закону руску и гречьску. Аще обрящет въ устьи Днепра русь корсуняны рыбы ловяще, да не творят имъ зла никакого. И да не имѣють власти русь зимовати въ устьи Днепра, Бѣлоберезѣ, ни у святого Елеуфериа; но егда приидет осень, да идуть в домы своя в Русь. А о сих, иже то, приходят чернии болгаре и воюют в странѣ Корсунстеи и велим князю рускому, да их не пущает, и пакостят странѣ его. Чи аще ключится проказа нѣкая от грекъ, сущих под властию царства нашего, да не имать власти казнити я, но повелѣнием царства нашего да прииметь, якоже будет сотворил. Аще убиет кристианинъ русина, или русинъ христианина, и да держим будет створивыи убииство от ближикъ убиенаго, да убиють и. Аще ли ускочит створивыи убои и аще будет имовитъ, да възмут имѣние его ближнии убиенаго; аще ли есть не имовит и ускочит, да ищут его, дондеже обрящетъся, аще ли обрящется, да убиенъ будет. Чи аще ударить мечемь, или копиемь, ли кацѣмь любо оружиемь русинъ гречина, да того дѣля грѣха заплатит сребра литръ 10 по закону рускому; аще ли есть неимовитъ, да како может и в толико же и продань будет, яко да и порты, в нихже ходить, да и то с него сняти, а опрочѣ да на роту ходит по своеи вѣрѣ, яко не имѣя ничтоже, и тако пущен будеть. Аще ли хотѣти начнет наше царьство от вас вои на противящаяся намъ, да пишу к великому князю вашему, и послеть к нам, елико же хощемъ, и оттолѣ увѣдят ины страны, каку любовь имѣют греци с русью. Мы же съвѣщаниемь все написахомъ на двою хартию, и едина хартиа есть у царства нашего, на неиже есть крестъ и имена нашя написана, а на друзѣи слы ваши и гостие. Отходяще съ сломъ царства нашего да допровадят к великому князю рускому Игореви и к людемь его; и ти приимающе хартию, на роту идуть хранити истину, якоже мы свѣщахомъ и написахом хартию сию, на неиже суть имена нашя написана. Мы же, елико нас крестилися есмы, кляхомся церковью святого Ильи въ сборнеи церкви, и предлежащим честнемъ крестом, и хартиею сею, хранити все, еже есть написано на неи, и не преступити от него ничтоже. Ли преступит се от страны нашея, ли князь, или инъ кто, ли крещенъ, или не крещенъ, да не имать помощи от Бога, и да будет рабъ в сии вѣкъ и в будущии, и да заколенъ будет своимъ оружиемь. А на крещении русь да полагают щиты своя и мечя своя нагы и прочее оружие, и кленутся о всемь, яже суть написана на хартии сеи, и хранити от Игоря и от всѣх людии, от страны Рускы, въ прочаа лѣта и въину. Аще ли кто от князь или от людии рускых, ли христианъ, или не христианъ, преступит сее, иже есть писано на хартии сеи, и будет достоинъ своимъ оружиемь умрети и да будет клятъ от Бога и от Перуна, яко преступи свою клятву. Да аще будет добрѣ Игорь великыи князь, да хранит любовь всю правую, и да не разрушится, дондеже солнце сиает и всь мирь стоить, в нынѣшняа вѣкы и в будущааѣ. Послании же слы Игореви приидошя къ Игорю съ слы греческими, и повѣдашя вся рѣчи царя Романа. Игорь же призва слы гречьскы и рече им: «Глаголите, что взыскалъ царь?» И рѣшя слы цареви: «Се посланы, и царь рад есть миру, хощеть миръ имѣти съ князем руским и любовь, и твои слы водили суть цари ротѣ, и нас послашя ротѣ водити тебе и муж твоих». И обѣщася Игорь сице створити. И наутриа призва Игорь слы: «Приидѣте на холмъ, где стоя Перунь». И покладошя оружиа своа и щиты и злато, и ходи Игорь к ротѣ и мужи его, и елико поганых руси; а христианую русь водишя к ротѣ к церкви святого Ильи, иже есть над ручьем, конець Пасыноч бесѣды, и козары; се бо бѣ сборнаа церкви, много бо бѣ варягъ христианых. Игорь же утвердив миръ съ греки, отпусти слы, одаривъ, к цареви, съ скарбию и челядью и воском, и отпусти я. Слы же исповѣдашя вся рѣчи Игоревы и любовь яже къ греком.

Теги: Киев, Стефан, Церковь, Чернигов, Византийский, Днепр, Река, Якун, Император, Корсунь, Улеб, Греки, Белоозеро, Перун, Ольга, Константин VII, Игорь Рюрикович, Мамонта, Посол, Роман Лакапин, Переяславль, 945, 6453,

В лѣто 6453 [945]. Присла Романъ и Костянтинъ, и Стефанъ послы къ Игореви построити мира перваго. Игорь же глагола о мирѣ с ними. Игорь же посла боляре свои к Роману. Роман же съзва бояре свои и сановники, и приидоша рускыя послы, и велѣша глаголати и писати обоихъ рѣчи на хратию. Равно другаго свѣщания, бывшаго при цари Романѣ и Костянтинѣ, и Стефанѣ, христолюбивыхъ владыкь, мы от рода рускаго посли великаго князя Игоря именемъ Иворъ, и гостие и общии посли: Вуефастъ, Святославль сынъ Игоревъ, Искусеви, Олги княгини, Слуды, Игоревъ нетии Улѣбъ, Володиславль Каницаръ, Переславинъ, Шихбернъ, Сфандръ жены Улѣблѣ, Прастѣнъ Турдуви, Либия Фрастовъ, Гримъ Сфирковъ, Перастѣнъ Акунъ, нетии Игоревъ, Кары Тудковъ, Каршевъ Турдовъ, Егрие Влисковъ, Воисто Воиковъ, Истро Аминдовъ, Прастѣнъ Берновъ, Ятъвягъ Гунаревъ, Шибридъ Олдань, Колы Слековъ, Стеггие Тоновъ, Сфирка Алдадъ Гудовъ, Фудри Тулдовъ, Мутуръ Утинъ, купець Атунъ Адулобъ, Иггивладъ, Олѣбъ, Фрутанъ, Гомолъ, Куци, Емигъ, Турдибъ, Фурьстѣнъ, Бруды, Лоардъ, Гунастръ, Фрастѣнъ, Игелдъ, Турбернъ, Моны Руалдъ, Свѣнь Стиръ, Олданъ, Телина, Пупсарь, Вузлѣбъ и Синько Боричь, послании от Игоря, великаго князя рускаго, и от всѣхъ княженеи, и от всѣхъ людии земля Руския. От тѣхъ заповѣданно обновити ветхии миръ и ненавидящаго добра и враждолюбца диявола разорити от многыхъ лѣтъ, и утвердити миръ между греки и русию. И великии князь Игорь, и его боляре, и людие вси рустии послаша ны къ Роману и Костянтину, и Стефану, к великимъ царемъ греческимъ, створити любовь съ самѣми цари и съ всѣмъ боляряствомъ, и съ всѣми людми греческыми на вся лѣта, дондеже сияеть солнце, и весь миръ стоить. Иже помыслить от страны Руския раздрушити такову любовь, и елико ихъ крещение приняли суть, да приимуть месть от бога вседержителя, осужение на погыбель в сии въ вѣкъ и въ будущии, а елико ихъ не крещено суть, да не имуть помощи от бога, ни от Перуна, да не ущитятся щиты своими и да посѣчени будуть мечи своими и от стрѣлъ, и от нага оружия своего, и да будуть раби и в си вѣкъ и въ будущии. А великии князь рускии и боляре его да посылаютъ въ Грекы къ великимъ царемъ греческымъ послы и зъ гостьми, яко же имъ уставленно есть, носяху посли печати златы, а гостие сребряны. Нынѣ же увидѣлъ есть князь нашь посылати грамоту къ царству вашему, иже посылаеми бываютъ от нихъ посли и гостие, да приносять грамоту, пишучи е сице, яко послахъ карабль се елико; и от тѣхъ да увѣмы и мы, оже с миромъ приходять. Аще ли безъ грамоты приидуть и предани будуть намъ, да держимъ и хранимъ, дондеже възвѣстимъ князю нашему. Аще ли руку не дадять и противятся, да убиени будуть, да не изыщется смерть ихъ от князя вашего. Аще ли, убѣжавше, приидуть в Русь, и мы напишемь къ князю вашему, яко имъ любо, тако створять. Аще приидуть в Русь безъ купли, да не взимають мѣсячна. И да запрѣтить князь своимъ словомъ приходящеи руси здѣ, да не творятъ в селехъ, ни въ странѣ нашеи ничто же. И приходящимъ имъ, да витаютъ у святого Мамы. Да пошлеть царство наше, да испишуть имена ихъ, и тогда възмуть мѣсячное свое, первое от града Киева, и с Чернигова, и Переяславля. Да входять въ градъ едиными враты съ царевымъ мужемъ безъ оружия мужь 50 и да творять куплю, еже имъ надобѣ, и пакы да исходять, и мужь царства нашего да хранить я, да аще кто от руси или от грекъ учинить криво, да оправляетъ. Въходяще же русь въ градъ, да не имѣютъ волости купить паволокъ лише 50 златьникъ. И от тѣхъ паволокъ аще кто купитъ, да показаеть цареву мужу, и тое запечатаеть и дасть имъ. И отходящеи руси отсуду взимаютъ от нас, еже надобѣ брашно на путь, и еже надобѣ лодиямъ, яко уставленно есть пръвѣе, и възвращаются съ спасениемъ въ страну свою, и да не имѣють власти зимовати у святого Мамы. Аще ускочить челядинъ от руси, понеже приидоша въ страну свою царства вашего, и от святого Мамы, да аще будеть, да поимуть и, и аще ли не обрящется, да на роту идуть наши хрестияне руси по вѣрѣ ихъ, а не християне по закону своему. Ти тогда да възимаютъ от насъ цѣну свою, яко же уставленно есть прежде, 2 паволоцѣ за челядина. Аще ли кто от людеи царства вашего или от града вашего, или от инѣхъ градъ ускочить челядинъ нашь къ вамъ и принесеть что, да въспять и опять, а еже что принеслъ будеть, а все цѣло, и да възметь у него златника 2. Аще ли кто покусится от руси взяти что от людии царства вашего, иже то створитъ, покажненъ будеть, аще ли взялъ будеть, да заплатитъ. Аще створить то жде гречинъ русину, да прииметь ту жде казнь, яко же онъ приялъ есть. Аще ли ключится украсти русину от грекъ что, или гречину от руси, достоино есть възвратити е, не точию едино, и цѣну его. Аще украденное обрящется продаемо, да вдасть цѣну его, и тои да покажненъ будеть по закону греческому и по уставу рускому. И елико християнъ от власти нашея ту пленена приведуть русь ту, аще будеть юноша или девица добра, да въдадять златникъ 10 и поимуть и, аще ли есть средовичь, да въдасть златникъ 8 и поиметь и, аще будеть старъ или дѣтищь, да въдасть златникъ 10. Аще ли обрящется русь, работающе у грекъ, аще ли суть плѣнници, да искупаютъ по 10 златникъ. Аще купилъ будеть гречинъ, подъ христосомъ постоить ему, да възметь цѣну свою, елико же далъ будеть на немъ. А о Курсуньстѣи странѣ, елико же есть на тои части, да не имуть власти князии рустии, да въюеть, да дамы и ему, елико ему будеть. И о томъ, аще обрящеть русь кубару греческую, вывержену на коемъ любо мѣстѣ, да не приобидятъ ея. Аще ли възметь кто что или человека поработить или убиетъ, да будетъ повиненъ закону рускому и греческому. Аще обрящеть въ устии Днѣпра русь корьсуняне рыбы ловячи, да не творять имъ зла никаковаго. Да не имѣють власти русь зимовати въ устии Днѣпра Бѣлоберезѣ, ни у святого Елферия, но егда приидеть осень, да идуть въ домы своя русь. А о сихъ, иже то приходять чернии болгаре и въюють въ странѣ Корьсуньстѣи, и велимъ князю рускому, да ихъ не пущаеть, и пакостять странѣ его. И аще лучится проказа нѣкая от грекъ, сущихъ подо властию царства нашего, да не имать власти казнити я, но повелѣнием царства нашего да прииметь, яко же будеть створилъ. Аще убиеть християнинъ русина, или русинъ християнина, да держимъ будеть створивыи убииство от ближникъ убиенаго, да убиють. Аще ли ускочить створивыи убои, и аще будеть имовитъ, да възмуть имѣние его ближнии убьенаго. Аще ли есть неимовитъ и ускочить, да ищуть его, дондеже обрящется. Аще ли обрящется, да убиенъ будеть. Ци аще ударить мечемъ, или копиемъ, или любо кацѣмь оружиемъ русинъ гречина, да того ради грѣха заплатить сребра литръ 10 по закону рускому. Аще ли есть неимовитъ, да како можеть, въ толико же и проданъ будеть, да и порьты, въ нихъ же ходитъ, да и то с него сняти, а опроче да на роту ходитъ по своеи вѣрѣ, яко не имѣя ничто же, и тако пущенъ будетъ. Аще ли хотѣти начнетъ наше царство от насъ вои на противлящаяся намъ, да пишу к великому князю вашему, и послеть к намъ, елико хощеть и оттолѣ увидять иныя страны, каку любовь имѣють греци с русию. Мы же свѣщаниемъ все написахъмъ на двою хратию, и едина хратиа есть у царства нашего, на неи же есть крестъ, имена наша написана, а на друзѣи посли ваши и гостие, отходяще с посломъ царства нашего, да допровадять к великому князю рускому Игореви и к людемъ его, и ти, приимше хратию, на роту идуть хранити истинну, яко же мы свѣщахомъ и написахомъ хратию сию, на неи же суть имена наша написанна. Мы же, елико насъ крестилися есмя, кляхомся церковию святого Илии въ зборнѣи церкви и предъ лежащимъ честнымъ крестомъ, и хратиею сию хранити все, еже есть написанно на неи, и не преступити от него ничто же. Или преступить се от страны нашия, или князь, или инъ кто, или крещенъ, или не крещенъ, да не имать помощь от бога, да будетъ рабъ в сии в вѣкъ и въ будущи, да заколенъ будеть своимъ оружиемъ, а на крещении Русь да полагаютъ щиты свои, меч свои нагы и прочее оружие и кленутся о всемъ, яже суть написана на хратии сеи, хранити от Игоря и от вьсѣхъ людии, и от страны Рускыя въ прочая лѣта и в ыну. Аще ли кто от князь или от людии рускыхъ, или християнинъ, или не христьянинъ, да приступить клятву сию, и да будетъ клятъ от бога и от Перуна. Послании же посли Игореви приидоша къ Игорю с послы греческыми и повѣдаша вся рѣчи царя Романа. Игорь же призвавъ послы греческыя: «Глаголете, что вы царево слово». И рѣша послы царевы: «Се послал ныи царь, радуется миру, хощете миръ имѣти съ княземъ с великимъ рускымъ и любовь. И твои посли водили наши цари ротѣ, и насъ послаша ротѣ водити тебе и мужь твоихъ». И обѣщася Игорь сице створити. И наутрия Игорь призва послы: «И придете на холмъ, гдѣ стоя Перунъ». И покладоша оружия и щиты, и злато, и ходи Игорь ротѣ, и мужи его, и елико поганыхъ руси, а християньскую русь водиша ротѣ къ церкви святого Илии, иже есть над ручаемъ, конець Пасынча бесѣды и Козары: се бо бѣ сборная церкви, много бо бѣ варягъ християныхъ. Игорь же, миръ утвердивъ съ греки, отпусти послы къ цареви с скорою и челядию и воскомъ, и отпусти я. И посли же исповѣдаша цареви и грекомъ вся рѣчи Игоревы, миръ и любовь.

Теги: Киев, Стефан, Церковь, Чернигов, Византийский, Днепр, Река, Якун, Император, Корсунь, Улеб, Греки, Белоозеро, Перун, Ольга, Константин VII, Игорь Рюрикович, Мамонта, Посол, Роман Лакапин, Переяславль, 945, 6453,

947

В лѣто 6455 [947]. Иде Олга к Новугороду, и устави по Мьстѣ погосты и дань; и ловища ея суть по всеи земли, и знамение и мѣста по всеи земли, и погосты; а санки ея стоять во Пьсковѣ и до сего дни; по Днѣпру перевѣсища и села, и по Деснѣ есть село ея и доселѣ. И възвратися къ сыну своему Кыеву, и пребываше с нимъ въ любви.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Днепр, Река, Псков, Десна, Святослав Игоревич, Ольга, 947, 6455, Мста,

В лѣто 6455 [947]. Иде Олга к Новугороду, и устави по Мьстѣ погосты и дани и по Лузѣ оброки и дани; и ловища ея суть по всеи земли, знамениа и места и погосты, и сани ея стоят въ Псковѣ, и по Днепру перевѣсьища и села, и по Деснѣ есть село Олзино и до сего дни. И изрядивши, възвратися к сыну своему в Киевъ, и пребываше с нимь в любви.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Днепр, Река, Псков, Десна, Святослав Игоревич, Ольга, 947, 6455, Мста, Луза,

В лѣто 6455 [947]. Иде Волга къ Новугороду и устави по Мьстѣ погосты и дани, и по Лузѣ дани и оброкы. И ловища ея суть по всеи земли, знамения и мѣста, и погосты. И сани ея стоятъ въ Пьсковѣ. И по Днѣпру перевѣсища и села, и по Деснѣ, есть село Олзино и до сего дни. Изрядивши, възвратившися къ сыну своему в Киевъ и пребываше с нимъ въ любви.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Днепр, Река, Псков, Десна, Святослав Игоревич, Ольга, 947, 6455, Мста, Луза,

Въ лѣто 6455 [947], иде Олга къ Новугороду, и остави сына своего Святослава въ Киевѣ, и нача уставливати по Мстѣ погосты и дани, и по Лузѣ дани и оброкы; и ловища еа суть и до сего дни по всей земли, знамениа же и мѣста и погосты, и сани еа стоятъ въ Пъсковѣ, и по Днѣпру перевѣсища и села еа и по Деснѣ; близь Киева есть села Олгини и до сего дни. Изрядивши, възвратися кь сыну своему вь Киевь, и пребываше съ нимъ вь любви за много.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Днепр, Река, Псков, Десна, Святослав Игоревич, Ольга, 947, 6455, Мста, Луза,

971

В лѣто 6479 [971]. Прииде Святославъ къ Переяславцю, и затворишася болгаре въ градѣ. Излѣзоша болгаре на сѣчю противу Святославу, и бысть сѣча велика, и одолѣша болгаре. И рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ здѣ пасти; потягнемъ мужескы, о братье и дружино». И к вечеру одолѣ Святославъ, и взя град копиемъ, и рче: «Се град мои». И посла ко грекомъ, глаголя имъ сице: «Хощю на вас ити и взяти град вашь, якоже и сему створихомъ». И рѣша ему грѣци: «Мы недужи противу вамъ стояти, нь возми дань на нас и на дружину свою; и повѣжьте ны, колико есть васъ, да въдамы по числу на главы». И се рѣша грѣци, льстящеся под русью, суть бо грѣци льстиви и до сего дне. И рече Святославъ: «Есть нас 20 тысяць»; толико же приложи еще к тому 10 тысящь. И пристроиша грецѣ 100 тысящь на Святослава, и не даша дани. И поиде Святославъ на грѣкы, и изидоша противу руси. Видѣвъши же русь, убояшася зѣло множества вои; и рече имъ Святославъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу; да не посрамимъ землѣ рускыя, но ляжемъ костью ту: мертвии бо срама не имут; аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамъ, и не имамъ убѣжати, нь станемъ крѣпко, азъ же предъ вами поиду; аще моя глава ляжеть, то промыслите о собѣ». И рѣша воини: «Гдѣ, княже, глава твоя, ту и главы наша сложимъ». Исполчишася русь, тако же и грѣци противу исполчишася; и сразистася обои полъци, и оступиша русь, и бысть сѣча велика зѣло; и одолѣ Святославъ, и бѣжаша грецѣ. А Святославъ пакы поиде къ граду, воюя и грады разбивая, иже стоять пусты и до днешняго дне. Цесарь же созваше боляры своя в полату и рече имъ: «Что сътворимъ, яко не можемъ противу ему стати». И рѣша ему бояре: «Пошли к нему дары, искусимъ его: любезнивъ ли есть злату и паволокамъ». Послаша к нему злато и паволокы и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи взора его и лица его и смысла его». Он же, вземъ дары, иде къ Святославу. И повѣдаша Святославу, яко приидоша грѣци с поклономъ. И рче Святославъ: «Введите их сѣмо»; и абие приведоша и. Онѣмъ же слом пришедшимъ и пакы поклонившимся ему, и положиша пред нимъ злато и паволокы. И рече Святославъ, кромѣ зря, отрокомъ своимъ: «Возмѣте, кому что будет». Они же поимаша; а слы цесаревѣ, видѣвши тое, приидоша ко цесарю. И съзва царь бояры своя и велможа; рѣша же послании, яко «Приидохомъ к нему, и не позри на ны, нь толико отрокомъ повелѣ поимати». Рече же единъ от ту предстоящих: «Царю, искуси единою еще; пошли к нему оружье браньное». Онъ же послуша его, и послаше ему мечь и иное оружье. Слу же цесареву принесъшю къ Святославу, он же приимъ, нача любити и хвалити и цѣловати, [яко самого] цесаря. И приидоша опять къ цесарю, и повѣдаша вся бывшая. И рѣша бояре: «Лютъ сьи мужь хощеть быти, яко имѣниа небрежеть, а оружие емлет и любит; имѣся по дань». И посла цесарь, глаголя сице: «Не ходи ко граду и возми на нас дань, еже хощеши»; мало же бѣ не дошелъ Цесаряграда. И даша ему дань; он же и на убиеныя имаше, глаголя, яко «Род его возметь». И взя же дары многы, и възвратися къ Переяславцю съ похвалою великою. Видѣв же мало дружинѣ своея, и рече к собѣ: «Да како прельстивше, избиють дружину мою и мене»; бѣша бо мнозѣ избиенѣ на полку. И рече: «Поиду в Русь и приведу болши дружинѣ»; и поиде в лодьяхъ. Рече же ему воевода отень Свѣнделдъ: «Поиде, княже, около на конѣх; стоять бо печенѣзѣ в порозѣхъ». И не послуша его, нь поидоша в лодьяхъ. Послаша переяславци къ печенѣгомъ, глаголюще сице: «Идеть вы Святославъ в Русь, вземъ имѣние много у грѣкъ и полонъ бещисленыи, с маломъ дружины». Слышавши же печенѣзѣ, и заступиша печенѣзи порокы. И прииде Святославъ к порогомъ, и не бѣ лзѣ проити; и ста зимовати в Бѣлобережьи; и бѣ гладъ великъ, по полугривнѣ голова конячья. Веснѣ же приспѣвши.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Днепр, Печенеги, Река, Император, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Белобережье,

И прииде Святослав в Переяславець, и затворишяся болгаре въ градѣ. И излѣзошя болгаре на сѣчю противу Святославу, и бысть сѣча велика, и одолѣваху болгаре. И рече Святослав воемь своим: «Уже намъ пасти зде; потягнем мужскы, братье и дружино». И к вечеру одолѣ Святослав и взя град копиемь, и посла къ греком, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти град вашь, яко и сеи». И рѣшя греци: «Мы не дужи противу вас стати, но възми дань на нас и на дружину свою, и повѣжьте ны, колико вас, да вдамы по числу на главы». Се же рѣшя греци, лстяще под русью, суть бо греци лстиви и до сего дне. И рече имъ Святослав: «Есть нас 20000. И прирече 10000, бѣ бо руси 10000 толико». И пристроишя греци 100000 на Святослава и не дашя дани. И поиде Святослав на греки, и изыдошя противу руси. Видѣвше же русь, убояшяся зѣло множество вои. И рече Святослав: «Уже нам нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу; да не посрамимъ земли рускыа, но ляжем костми ту, мертвыи бо срама не имать, аще ли побѣгнем, то срамъ имам и не имам убѣжати, но станем крѣпко, аз же пред вами поиду; аще моа глава ляжеть, то промыслите о себѣ». И рѣшя вои: «Идеже глава твоя, ту и своя главы сложимъ». И исполчишяся русь, и грецѣ противу, и сразистася полка, и оступишя русь, и бысть сѣчя велика; и одолѣ Святослав, и бѣжашя греци. И поиде Святослав к граду, воюя и грады разбивая, яже стоят пусты и до днешняго дне. И съзва боляры своя царь в полату и рече им: «Что сътворимъ, якоже не можем противу ему стати?» И рѣшя ему боляре: «Пошли к нему дары, искусим и, любезни ли есть злату или паволокамъ?» И послаша к нему злато, и паволокы, и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи взора его и лица его и смысла его». Он же взем дары, приде къ Святославу. И повѣшя Святославу, яко приидошя греци с поклоном, и рече: «Введите я сѣмо». И приидошя, и поклонишяся ему, и положишя пред нимь злато и паволокы; и рече Святослав, кромѣ зря, отроком своим: «Съхраните». Они же приидошя к царю, и съзва царь боляры, рѣшя же посланнии, яко «Приидохом к нему и вдахом дары, и не зрѣ на ня, и повелѣ съхранити». И рече единъ: «Искуси и еще, посли ему оружие». Они же послушашя его и послашя ему мечь и ино оружие, и принесошя к нему; он же приим, нача хвалити и любити и цѣловати царя. И приидошя опять к царю, и повѣдашя ему вся бывшаа, и рѣшя боляре: «Лютъ сеи муж хощет быти; имѣниа небрежет, а оружие емлет; имися по дань». И посла царь, глаголя сице: «Не ходи к граду, но възми на нас дань, и еже хощеши». За маломь бо бѣ не дошел Царяграда. И вдашя ему дань, имашет же и за убьеныа, глаголя, яко «Род его възмет». Взя же дары многы, и възвратися в Переяславець с похвалою великою. Видѣв же мало дружины своеа, рече к себѣ: «Егда како прелстивши избиют дружину мою и мене». Бѣшя бо мнози погибли на полку, и рече: «Поиду в Русь и приведу боле дружины». И посла слы к цареви в Дерестрѣ, бо бѣ ту царь, рекше сице: «Хощу имѣти мирь с тобою твердъ и любовь». Се же слышав, рад бысть и посла к нему дары боле первых. Святослав же прия дары и почя думати с дружиною своею, рекше сице: «Аще не створим мира съ царемь, а увѣсть царь, яко мало нас есть, пришед, оступят ны въ градѣ; а Рускаа земля далече, а печенѣзи с нами ратни, да кто ны поможет, но створимь миръ с царемь, се бо ны ся по дань ялъ, и то буди доволно намъ. Аще ли почнет не управляти дани, изнова из Руси съвокупившеся вои многы, поиду на Царьград». И люба бысть рѣчь си дружинѣ, и послашя лучшии мужи к цареви; и приидошя в Дерестръ, и повѣдашя цареви. Царь же на утрия призва я. И глаголеть царь: «Да глаголють слы рустии». Они же рѣшя тако: «Глаголеть князь нашь: хощу любовь имѣти съ царемь Греческым съвръшеную прочая вся лѣта». Царь же рад бывъ, повѣле писцу писать вся речи Святославли на хартию. Месяца иуля, индикта 14. Азъ Святослав, князь рускии, якоже кляхся, и утвержаю на съвѣщании семь роту свою. Хощу имѣти миръ и съвершеную любовь съ всяцѣмь царемь греческымь, и с Васильем и Констянтином, и съ благодохновеными цари, и съ всѣми людми вашими, иже суть под мною русь, боляре и прочии, до конца вѣка. Яко николиже помышляю на страну вашу, ни сбираю вои, ни языка иного приведу на страну вашу и елико есть под властию гречьскою, ни на власть корсунскую и елико есть градов их, ни на страну Болгарску; да аще инъ кто помыслит на страну вашу, да азъ буду противен ему и борюся с нимь. Такоже кляхся к царемь греческым, и съ мною боляре и русь вся, да съхраним праваа съвѣщаниа. Аще ли от тѣх прежереченных не съхранимь, аз же и съ мною и под мною, да имѣемь клятву от Бога, в него же вѣруемь, в Перуна и Волоса, скотиа бога, и да будемь злати, яко злато, и своим оружием да изсѣчени будемъ. Се же имѣите въистинну, якоже пинехросу створих нынѣ к вамь, и написахом на хартии сеи своими печатми запечатлѣхом. Сътворив же миръ Святослав съ грѣки, поиде в лодьях к порогом, и рече ему воевода отень Свинтелдъ: «Поиди, княже, на конех около, стоят бо печенѣзи в порозѣх». И не послуша его, поиде в лодьях. И послашя переяславци к печенѣгом, глаголюще сице: «Идет вы Святослав в Русь, взем имѣние много у грекъ и плѣнъ бесчисленъ, с малою дружиною». Слышав же се печенѣзи заступиша пороги. И прииде Святослав к порогом, и не бѣ лзѣ проити пороги; и ста зимовати в Бѣлобережьи; и не бѣ у них брашна уже, и бѣ глад велик, яко по полугривны голова конева, и зимова Святослав ту. Веснѣ же приспѣвши.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

И прииде Святославъ въ Переяславець, и затворишася болгаре въ градѣ, и излѣзоша болгаре на сѣчю противъ С(вя)тославу, и бысть сѣча велия, и одолѣваху болгаре. И къ вечеру одолѣ Святославъ, и взятъ градъ копиемъ, и посла къ грекомъ, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти градъ вашь, и яко и сии». Рѣша греци: «Мы не хотимъ противу вамъ стати, но възми дань на нас и на свои вои, и повѣждьте ны, колко васъ, да вдамы по числу на главы». Се же рѣша греци, льстяще подъ русию, суть бо греци льстивии и до сего дни. И рече имъ Святославъ: «Есть нас 20000»; и прирече 5000, бѣ бо руси 5000 толко. И пристроиша греци 100000 на Святослава, и не даша дани, и поиде Святославъ на грекы, изыдоша противу руси, видѣвъ же русь и убояшася за множество вои. И рече Святославъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу. Да не посрамимъ земли рускыя, но ляжемъ костьми туто, мертвыи бо срама не имать. Аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамы и не имамы убѣжати, но станемъ крѣпко. Азъ же пред вами иду, аще ли моя глава ляжеть, то промыслите о себѣ сами». И рѣша вои: «Идѣже глава твоя будеть, туто и наша будеть». Исполчишася русь и греци противу, и сразишася обои, и оступиша русь, и бѣ сѣча велика, и одолѣ Святославъ, и бѣжаша греци. И поиде Святославъ къ граду, воюя и грады разбивая, яже стоятъ пусты и до сего дни. И царь созва боляре свои в полату и рече имъ: «Что створимъ? Якоже не мождааху противу ему стати». И рѣша к нему боляре: «Пошли къ нему дары. Искусимъ и, любезенъ ли есть злату или паволокамъ». И послаша к нему злато и паволокы, и мужа мудра, глядаи възраста его и лица его, и смысла его, он же вземъ дары, прииде къ Святославу. И повѣдаше Святославу, яко приидоша греци с поклономъ. И рече: «Въведите я сѣмо». И приидоша, и поклонешася ему, и положиша пред нимъ злато и паволокы. И рече Святославъ, кромѣ зря: «Възмѣте, съхраните, отроци мои». И они же приидоша къ царю, и царь созва боляре, рѣша же посланнии, яко «Приидохомъ к нему и въздахомъ дары, и не зрѣ на ня, и повелѣ схранити». И рече едино: «Искуси и еще, посли оружие». Они же послушаша его и послаша к нему мечь и ино оружие. И принесоша к нему, он же, приимъ, нача хвалити и любити, и целовати царя, и приидоша же опять къ царю, и поведа ему вся бывшая. И рѣша боляре: «Лютъ сеи мужь хощеть быти, имѣния не брежеть, а оружие емлеть. Имися по дань». И посла царь, глаголя сице: «Не ходи къ граду, а възми дань на насъ, еже хощеши»; за малым бо не дошелъ Царяграда. И вдаша ему дань, имашеть же у нихъ и за убиеныя, глаголя, яко «Родъ его възметь». Взя же дары многы и възвратися въ Переяславець с похвалою великою. Видѣвъ же мало дружины своея, рече к себѣ: «Егда како прелестивше изъбьютъ насъ?»; бѣша бо мнози погыбли на полку. И рече: «Поиду в Русь и приведу болѣ дружины». И посла къ цареви в Дерестрѣ бо бѣ царь, рка сице: «Хощу имѣти миръ с тобою твердъ и любовь». Се слышавъ, радъ бысть, и посла к нему дары болѣ первыхъ. Святославъ же приятъ дары и поча думати с бояры своими, рка сице: «Аще не створимъ съ царемъ миру, и увѣсть царь, яко мало насъ есть, пришедше, оступят ны въ градѣ, а Руская земля далече, а печенѣзи с нами ратни, а кто ны поможеть? Но створимъ миръ съ царемъ, се бо ны ся по дань ялъ, и то буди доволно намъ. Аще ли почнеть не управливати дани, изнова изъ Руси, съвокуплещися съ вои многыми, поиду на Царьградъ». И люба бысть рѣчь воемъ, и послаша лутши мужи къ цареви, и приидоша в Дерестръ, и повѣдаша и цареви. Царь наутрия призва и, и рече царь: «Да глаголють посли рустии». «Тако глаголеть князь нашь: "Хощу любовь имѣти съ царемъ греческымъ свершенною прочее вся лѣта». Царь же радъ бысть и повелѣ писцю писати Святославли рѣчи вся на хратию. И нача посолъ глаголати вся рѣчи: «Равно другаго свѣщания, бывшаго при Святославлѣ, великомъ князѣ рустѣмь, и при Свентелдѣ писано при Феофилѣ синкилѣ и ко Iоану, нарицаемому Чьмьскому, царю греческому, въ Дерестрѣ месяца июля, индикта 14. Азъ, Святославъ, князь рускыи, яко же кляхся, и утвержаю на свѣщании семъ роту свою. Хощу имѣти миръ и свершенную любовь съ всякымъ царемъ греческымъ, и с Василиемъ, и Костянтиномъ, и съ богодухновеными цари, и съ всѣми людми вашими, иже суть подо мною русь боляръ и прочии до конца вѣка. Яко николи же помысливше на страну вашу или есть подо властию греческою, и елико есть градовъ ихъ, ни на страну Болгарьскую. Да аще инъ кто промыслить на страну вашу, да азъ буду противенъ ему и борюся с нимъ, яко же кляхся къ царемь греческым, и со мною боляре и русь вся, да схранимъ правая свѣщания. Аще ли от тѣхъ преже реченыхъ не схранимъ, аз же, со мною и подо мною, да имѣемъ клятву от Бога, в него же вѣруемъ, в Перуна и во Волоса, скотия Бога, и да будемъ злати, яко злато, и своимъ оружиемъ да исьсѣчени будемъ. Се имѣите въистинну, яко же пинехросу створимъ нынѣ къ вамъ, и написахомъ на хратии сеи, и своими печатьми запечатлѣхомъ». Створивъ же миръ Святославъ съ грекы, поиде въ лодияхъ к порогомъ, и рече ему воевода отечень Свентелдъ: «Поиде, княже, на конехъ около, стоятъ бо печенѣзи в порозѣхъ». И не послуша его, поиде в лодияхъ. И послаша переяславци къ печенѣгомъ, глаголюще сице: «Идеть вы Святославъ в Русь, вземъ имѣние многое у грековъ, а дружины с нимъ мало». Слышавше же се, печенѣзи заступиша порогы, и прииде Святославъ къ порогомъ, и не лзѣ проити порогомъ, и ста зимовати въ Бѣлобережии, и не бѣ у нихъ брашна уже, и бѣ гладъ великъ, яко по полугривнѣ голова конячая, и зимова Святославъ ту. Веснѣ же приспѣвше.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

Въ лѣто 6479 [971]. Прииде Святославь къ Переяславцу, и затворишася болгари въ градѣ. И излѣзоша на сѣчу противу Святослава, и бысть сѣча велиа, и одолѣваху болгаре; и рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ, братие, пасти здѣ; потягнемъ мужескы!» И къ вечеру одолѣ Святославъ, и взятъ градъ; копиемъ, и посла къ грекомъ, глаголя: «Хощу на вы ити и взяти градъ вашъ яко и сии.» И рѣша греци, царь Василии и Костантинъ: «Мы не хотимъ противу вамъ стати, но возми дань на насъ и на свои вои, и повѣжте ны, колко васъ, да вдамы по числу на главы.» Се же рѣша греци, льстяще подъ русию; суть бо греци льстиви и до сего дне. И рече имь Святославъ: «Есть насъ 20000», и прирече 10000, бѣ бо руси 10000 толко. И пристроиша греци 100000 на Святослава, и не даша ему дани. Святославь же поиде на грекы, и изыдоша противу руси; видѣвше же русь и убояшася за множество вои, и рече Святославъ воемъ своимъ: «Уже намъ нѣкамо ся дѣти, волею и неволею стати противу: да не посрамимъ землѣ русскыа, но ляжемъ костьми туто, мертвии бо срама не имать, аще ли побѣгнемъ, то срамъ имамъ; и не имамъ убѣжати, но станемъ крѣпко, азъ же предъ вами поиду: аще ли моа глава ляжетъ, то промыслите о себѣ сами.» И рѣша вои: «Идеже твоа глава будетъ, туто и наши будутъ.» Исполчишася русь и греци противу, и сразишася обои, и оступиша русь, и бысть сѣча велика, и одолѣ Святославь, а греци бѣжаша; и поиде Святославь по нихъ кь граду, избиваа ихъ, и воюя и грады ихь разбиваа, яже стоятъ пусты и до сего дне. Царь же Василии греческы съзва боляре свои въ палату, и рече имъ: «Что сътворимъ, якоже не можаху вои наши противу ему стати?» И рѣша къ нему боляре: «Пошли къ нему дары, искусимъ, любезенъ ли есть злату или паволокамъ?» И послаша къ нему дары многы, злато и паволоки, и мужа мудра, и рѣша ему: «Глядаи возора его, и лица его и смысла его»; онъ же въземъ дары, прииде къ Святославу. И повѣдаша Святославу, яко приидоша грекы (съ) поклономъ; и рече: «Въведе(те) а сѣмо.» И приидоша, и поклонишася ему, и положиша предъ нимъ дары греческыхъ цареи, злато и паволоки. И рече Святославь, кромѣ зря: «Възмѣте, съхраните, отроци мои!» Послании же царемъ приидоша къ царю, и царь съзва боляре; рѣша же посылании, яко «Приидохомъ къ нему, и въздахомъ дары, и не възрѣ на нихъ, но повелѣ съхранити.» И рече единъ: «Искуси и еще, посли оружие.» Они же послушаша его, и послаша къ нему доспѣхъ, и мечь и ино оружие, и принесоша къ нему; онъ же приемъ, нача любити и хвалити, и цѣловати царя. Приидоша же послании опятъ къ своему царю, и повѣдаша ему вся бывшаа, и рѣша боляре: «Лють сеи мужъ хощетъ быти, яко о имѣнии не брежеть, а оружие любитъ и емлетъ; имися царю по дань.» И посла царъ, глаголя сице: «Не ходи къ граду, възми дань на насъ, егоже хощеши»; за малымъ бо бѣ не дошель Царяграда. И вдаша ему дань; имашетъ же у нихь и за убиеныя, глаголя, яко «Родъ его възметъ.» Взя же дары многы, възвратися въ Переяславець съ похвалою великою. Видѣвше же мало дружины своеа, убоявся къ Переславци ити, рекь къ себѣ: «Еда како прелестивше ны избыютъ ны», бѣша бо мнози избиены на бою; и рече: «Поидемъ въ Русь, и приведу болѣ дружины.» И посла кь цареви въ Дересть градь, бѣ бо царь въ Дерестрѣ, рца сице: «Хощу и съ тобою имѣти миръ твръдь и любовь.» Се слышавь царь радъ бысть, и посла къ нему дары болѣ пръвыхъ. О СМЕРТИ СВЯТОСЛАВЛИ. Святославь же приать дары, и поча думати съ боляры своими, рка сице: «Аще не сътворимь съ царемъ миру, и увѣсть царъ, яко мало насъ есть, и пришедше оступятъ ны въ градѣ, а Русскаа земля далече, а печенѣзи съ нами ратни, а кто ны поможетъ? но сътворимъ мирь съ царемъ, се бо ны ся по дань яль, и ту буди намъ доволно; аще ли почнетъ не управляти дани, изнова изъ Руси, съвокупившеся съ вои многыми, поиду на Царъгородъ.» И люба бысть рѣчь воемъ, и послаша лучшии мужи кь цареви; и приидоща въ Дересть, и повѣдаша цареви. Царь же наутриа призвавь ихъ, и рече царъ: «Да глаголють посли русстии.» Они же рѣша: «Тако глаголеть князь нашь Святославъ Игоревичь: хощу любовь имѣти съ царемъ Греческымъ съвръшену прочее въ вся лѣта.» Царь же радъ бысть, и повелѣ писцу писати вся Святославли рѣчи на хартию; и нача посоль глаголати вся рѣчи, а писець нача писати, глаголя сице: МИРЪ СВЯТОСЛАВА СЪ ГРЕКЫ. «Равно другаго съвѣщания, бывшаго при Святославѣ, великомь князи русстѣмъ, и при Свентельдѣ, писано при Ѳеофилѣ синкелѣ и къ Иоанну, нарицаемому Чемескому, царю Греческому, въ Дерестрѣ, мѣсяца иуля, индикта 14. Азь Святославь, князь Русскыи, якоже кляхся, и утвержаю на съвѣщании семъ роту свою. Хощу имѣти мирь и съвръшенную любовь съ всякымь царемъ греческымъ, и съ Василиемъ и Константиномъ, съ богодухновеными цари, и съ всѣми людми вашими, и аже суть подо мною Руси <…> зберутъ, за мѣсяць. И ждаша за мѣсяць, и не дасть имъ; и рѣша варязи: «Сольстилъ еси нами, покажи ны путь вь Грекы». Онъ же рече имъ: «Идѣте.» Избра отъ нихъ мужи добры, и мыслени и храбры, и раздаа имъ грады; прочии же идоша кь Царюграду вь Грекы. И посла передъ ними Володимерь послы, глаголя сице царю: «Се идутъ къ тебѣ варязи мнози, не мози ихъ дръжати въ градѣ, или то сътворятъ ти зло, якоже здѣ, но расточи я разно, а сѣмо не пускаи ни единого.» Еже и бысть надъ ними.

Теги: Болгары волжские, Воевода, Епископ, Киевский, Князь, Русь, Константинополь, Византийский, Владимир Святославич (Василий), Днепр, Печенеги, Река, Василий II Болгаробойца, Император, Констанин VIII, Переяславец, Греки, Переяславцы, Свенельд, Святослав Игоревич, 6479, 971, Иоанн I Цимисхий, Феофил Синкель, Доростол,

972

А се княжение Ярополче. В лѣто 6480 [972]. Поиде Святославъ в порогы, и нападе Куря, князь печенѣжьскыи и убиша Святослава, и взяша главу его, и во лбѣ его сдѣлаша чашю и пиаху изъ неи. Свѣнделъ же прииде Кыеву къ Ярополку; а Ярополкъ же княжа в Киевѣ, и воевода бѣ у него Блудъ.

Теги: Воевода, Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, Убийство князя, Блуд, Днепр, Река, Ярополк Святославич, Свенельд, Святослав Игоревич, 6480, 972, Печенежский, Куря,

В лѣто 6480[972]. Поиде Святослав в порогы, зимовав в Бѣлобережьи. И нападе на ня Куря, князь печенѣжскыи, и убишя Святослава. И взяша главу его, и во лбѣ его сдѣлашя чашу, оковавше лобъ его, и пиаху из него. Свинтелдъ же приде Киеву къ Ярополку. И бысть всѣх лѣтъ княжениа Святославля 28.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Князь, Убийство князя, Днепр, Река, Ярополк Святославич, Свенельд, Белобережье, 6480, 972, Печенежский, Куря,

В лѣто 6480[972]. Поиде Святославъ въ порогы, зимовавъ въ Бѣлобережии, и нападъ на нь князь печенѣжескы Куря, и убиша Святослава, и взяша главу его, въ лобѣ его сдѣлаша чашу, оковавши златомъ лобъ его, пияху из него. Свѣнтелдъ же прииде къ Киеву къ Ярополку. И бысть всѣхъ лѣтъ княжения Святославля 28.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Князь, Убийство князя, Днепр, Река, Ярополк Святославич, Свенельд, Святослав Игоревич, Белобережье, 6480, 972, Печенежский, Куря,

988

В лѣто 6496 [988]. Иде Володимирь въ силѣ велицѣ на Коръсунъ, град грѣческыи; затворишася коръсуняне въ градѣ. И ста Володимиръ об онъ полъ града в лименѣ, вдале града единаго стрѣлѣща; и боряху крѣпко гражданѣ; Володимиръ же обьстояше град. Изнемогаху людие въ градѣ, и рече Володимеръ ко гражданомъ: «аще ся не вдасте, имамъ стояти здѣ за три лѣта». Они же не послушаша того. Володимиръ же изьряди воя своя, и повелѣ сути приспу къ граду. Сим же спущимъ, корсуняне подкопавше стѣну градную, крадяху сыплемую пръсть и ношаху к собѣ въ град, спуще посредѣ града; вои же присыпаху боле; Володимеръ стояше. И се мужь корсунянинъ стрѣли, именемь Анастасъ, и написавъ сице на стрѣлѣ: «кладяже суть за тобою от въстока, ис того вода идет по трубѣ; копавъ, переими». Володимеръ же се слышавъ, възрѣвъ на небо, и рече: «аще ся се сбудет, имамъ ся крестити». И ту абие повелѣ копатѣ прекы трубамъ, и переняша воду; и людие изнемогоша жаждею водною, и предашася; и вниде Володимеръ въ град и дружина его. И посла Володимеръ, рекъ цесарема Василию и Костянтину, глаголя сице: «се градъ вашь славныи взях, слышю же и се, яко сестру имѣета дѣвою; да аще ея не вдасте за мя, се сътворю граду вашему, якоже и сему створих». Сия же глаголы слышавша цесаря, печална быста; воздаста вѣсть Володимиру, сице глаголюща: «недостоить крестияномъ за поганыя даяти; аще ли ся крестиши, то и се получиши, и царство небесное приимеши, и с нами единовѣрникъ будеши; аще ли сего не хощеши створити, не можемъ дати сестры своея за тя». Си слышавъ Володимиръ, рче посланнымъ от цесарю: «рцѣта цесарема тако: яко крещуся, яко испытах преже днии сих законъ вашь, есть ми любъ, и вѣра ваша и служение, еже ми повѣдаша послании нами мужи». Си слышавша цесаря, ради быста, и умолиста сестру свою, именемь Анну, и посласта к Володимеру, глаголюща: «крестися, тогда послевѣ к тобѣ сестру свою». И рче Володимир: «да пришедши крестите мя, съ сестрою вашею [единовѣрник хощу быти]». Они же цесарѣ, послушаста словесѣ сего и послаша к нему сестру свою Анну и сановникы нѣкыя и прозвутеры. Она же не хотяше ити: яко «въ поганыя, рече, иду; лучши бы мнѣ здѣ умрети». И глаголаша еи братья: «егда како тобою обратить богъ Рускую землю в покаяние, а Гречьскую землю избавиши от лютыя работы; видѣши бо, колико Русь сътвориша Грѣкомъ зло; и нынѣ аще не идеши, тоже имут сотворити намъ»; и одва ю принудиша. Она же, всѣдъши в кубару, и цѣловавши ужикы своя с плачемъ, и поиде чресъ море. Якоже пришедши къ Корсуню, излѣзоша корсунянѣ из града, и приидоша на брегъ, и поклонишася цесарици, и введоша ю въ град, и посадиша и в полатѣ. По божию же строю в се время разболѣся Володимиръ очима, и не видяше ничто же, и тужаше велми, и не домышляше, что створити. И посла к нему цесариця, сице глаголющи: «аще хощеши избыти болезни сея, то въскорѣ крестися; аще ли [не крестишися], то не имаши избыти сего». Си слышавъ Володимеръ, рче: «да еще се истина будеть, то по истинѣ великъ богъ крестиянескъ»; и повелѣ крестити ся. Абие епископъ корсуньскыи с попы, огласивъ, крести Володимира; яко възложи руку на нь, и абие прозрѣ. Видѣ же се Володимеръ напрасно исцѣление, прослави бога, рекыи: «то перво увидѣх бога истиннаго». Се же видѣвше дружина его, мнози крестишася. Крести же ся въ церкви святого Василиска; и есть церкви та стоящи в Корсунѣ на мѣстѣ посредѣ града, идеже корсунянѣ торгъ дѣют; полата же Володимиря въскраи церкви стоить и до сего дни, а царицина за олтаремъ есть и до сего дни. По крещении же приведе цесарицю на брачение. Се же, не вѣдуще право, глаголють, яко крестился есть въ Киевѣ, инѣи же рѣша: в Василевѣ, друзии же инако сказающе. И крещену же Володимеру, и преда вѣру крестияньскую, глаголюще сице: «да не прельстять тебе нѣцѣи от еретикъ, нь вѣруи, сице глаголя: Вѣрую въ единого бога Отца, вседержителя, творца небу и земли, и до конца вѣру сию. И пакы: вѣрую въ единаго Отца не рожена, и во едина Сына рожена, и въ единъ святыи Духъ исходящь, три собьствена и свершена, мыслема, раздѣляема числомъ собьственнымъ, собьствомъ, а не божествомъ; раздѣляеть бо ся нераздѣлно и совокупляется неразмѣсно, Отець бо богъ Отець, присно сыи, пребываеть въ отецьствѣ, не роженъ, безначаленъ, начало и вина всѣмъ, единѣмь нерожениемъ старьи сыи сыну и Духови, от него же ражается Сынъ преже всѣх вѣкъ, исходить же Духъ святыи и безъ времене и безъ тѣла; и вкупѣ Отець и вкупѣ Сынъ и вкупѣ Духъ святыи есть; Сынъ подобносущенъ и безначаленъ Отцю, рожениемъ точию разденьствуа Отцу и Духу; Духъ есть Духъ пресвятыи, Отцю и Сыну подобносущну и присносущно; Отцу бо отецьство, Сыну же сыновьство, святому же Духу исхождение; ни Отець бо въ Сынъ или въ Духъ преступаеть, ни Сынъ въ Отца и Духа, и Духъ въ Сынъ или въ Отець: неподвижима бо своиствиа. Не трие бози, нь единъ богъ, понеже единъ божество въ трех лицехъ. Хотѣнием же Отець же и Духъ свою спасти тварь, от отечьскых ядръ, их же не оступи, сшед, и въ дѣвичьское ложе пречистое, акы божие сѣмя, вшед и плоть съдушьну, словесну же и умьну, не преже бывшю, приимъ, изиде богъ воплощенъ, родивъся неизреченно и дѣвство матери схрани нетлѣнно, не смятение, ни размѣшение, ни измѣнениа пострадавъ, нь пребывъ еже бѣ, бысть еже и не бѣ, приимъши рабии зракъ истиною, не мечьтаниемъ, всяческы, развѣ грѣха, намъ подобенъ бывъ. Волею бо родися, волею взалка, волею вжада, волею трудися, волею устрашися, волею умре, истиною, а не мечьтаниемъ; вся естественая, не оклеветаны страсти человѣчества. Распят же ся и смерти вкуси безгрѣшныи, въскресъ въ своеи плоти, не видѣвши истлѣниа, на небеса взыде и сѣде одесную Отца; приидеть пакы съ славою судить живымъ и мертвымъ; якоже возиде съ своею плотию, тако и сниде. К симъ едино крещение исповѣдаю, водою и Духомъ исповѣдаю; приступаю къ пречистымъ таинамъ, вѣрую въ истину тѣло и кровъ; приемлю церковная преданиа, и кланяюся честнымъ иконамъ, кланяюся древу честному и кресту, и святымъ мощемъ, и святымъ сосудом. Вѣрую же седми соборъ святых отець, иже бысть пръвыи в Никеи 300 и 18, иже прокляша Ариа и проповѣдаша вѣру непорочну и праву, вторыи же сборъ в Костянтѣнѣ градѣ святых отець 100 и 50, иже прокляша Макидониа духоборца и проповѣдаша троицю единосущьну; третии же въ Ефесѣ святых отець 200 на Несториа, его же прокленше, проповѣдаша святую богородицю; четвертыи, иже в Халкидонѣ, святыхъ отець 600 и 30 на Евтуха и на Диоскора, ею же прокляша святии отци, изгласивше съвръшена бога, свершена человѣка господа нашего Иисус христа; пятыи соборъ въ Цесариградѣ святыхь отець 100 и 60 и 5 на Аргенова преданиа, на Евагриа, их же прокляша святии отци; 6 соборъ въ Цесариградѣ святых отець 100 и 70 на Сергиа и Кира, их же прокляша святии отцы; 7 соборъ в Никии святыхь отець 300 и 50 ихъ же прокляша, понеже бо не покланяются иконамъ. Ни приимаи же учениа у Латинь, их же учение развращено: вълѣзъши въ церковъ, не покланяются иконамъ, но стоя поклонится, и, поклонивъся, написаеть крестъ на землѣ и цѣлуеть, и въставъ простъ, станеть на немъ ногама; да легъши цѣлуеть, а въставъ попираеть. А сего апостоли не предаша; предалѣ бо суть святии апостоли крестъ поставленыи цѣловати, и иконы предаша. Лука бо еуангелистъ первое посла в Римъ написавыи, якоже глаголеть Василии: «икона на пръвыи образъ приходит». Пакы же и землю глаголють матерью. Да аще имъ есть земля мати, то отець имъ есть небо: искони богъ створи небо и землю; то тако глаголють: «отче нашь, иже еси на небесѣх». Аще ли, по сих разуму, земля есть мати, то почто плюють на матерь свою, да сѣмо ю лобызаеть, а сѣмо ю оскверняеть. Сего же Римлянѣ преже не творяху, нь исправляху на всѣх соборѣх, сходяще от Рима и от всѣх престолъ. На первомъ сборѣ, еже на Ария в Никии, от Рима прииде Селивестръ, посла прозвутеры , епископы от Александрѣя Афанасии, а от Цесаряграда Митрофанъ посла епископы от себе; и тако исправливаху вѣру. На втором же соборѣ от Рима Димасъ, а от Александрѣя Тимофѣи, от Антиохия Мелетии, Кирилъ Ерусалимьскыи, Григории Богословець. На 3-мь сборѣ Келестинь Римъскыи, Григории Богословець, Кирилъ Александрѣискыи, Увеналии Ерусалимъскыи. На четвертом же Леонтѣи Римьскыи, Анатолии Цесаряграда, Увеналии Ерусалимьскыи. На пятомъ же сборѣ Римьскыи Велигнии, Евтухии Цесаряграда, Аполинарии Ерусалимьскыи, Домнинъ Антиохиискыи. На 6-мь же съборѣ от Рима Агафонъ, Георгии Цесаряграда, Феофанъ Антиохиискыи, а от Олександрия Петръ мнихъ. На 7-мь же съборѣ Андриянъ от Рима, Тарасии Цесаряграда, Политьянъ Александрѣискыи, Феодорит Антиохиискыи, Илья Ерусалимъскыи. Сии вси, съ своими епископы сходящеся, исправляху. По семъ соборѣ Петръ же Гугнивыи съ инымы, шедши в Римъ, престолъ въсхвативъ, и разврати вѣру, и отвергъся престола иерусалимъскаго и александрьскаго и Цесаряграда и антиохиискаго, и възмути Италию всю, сѣюще учение свое разно. Тѣм же держать не въ едино съглашение вѣру, нь разно: ови бо попове, одиною женою оженивъся, служат, а друзии, и до седми женъ держаще, служать; ина же многа разно держать, ихже блюдися учениа; пращають же грѣхы на дару, еже есть злѣе всего. Богъ да съхранить тя от сего». Володимиръ же посемъ поимши цесарицю и Анастаса и попы корсуньскыя, съ мощьми святого Климента и Фива, ученика его, и поима съсуды церковныя и иконы на благословение собѣ, и постави церковь въ Корсунѣ на горѣ, иже сыпаша средѣ града, крадуще приспу; сиа же церкви стоить и до сего дне. И взя же, идущи, мѣдянѣ двѣ капици и 4 конѣ мѣдяны, яже и нынѣ стоятъ за святою Богородицею, яко уже не вѣдуще мънять я мраморянѣ суща. Вдасть же за вѣно Корсунь град опять цесарицѣ дѣля; а самъ прииде Кыеву. И яко прииде, и повелѣ кумиры испроврещи, и ови иссѣщи, и другыя огневи преда; Перуна же повелѣ привязати коневи къ хвосту и влещи с горы по Бирицеву на Ручаи, и 12 мужа пристави бити жезлиемь. Се же не яко древу чюющу, нь на поругание бѣсу, иже прелщаше симъ образомъ человѣкы, да възместье прииметь от человѣкъ. Велии еси, господи, чюдна суть дѣла твоя; вчера чтимъ от человѣкъ, днесь поругаемъ. Влекому же ему по Ручаеви къ Днѣпру, плакахутся его невѣрнии людие, еще бо бяху не прияли святого крещениа. И привлекша и, вринуша и въ Днѣпръ. И пристави Володимиръ, рекъ сице: «аще гдѣ пристанеть, то отрѣваите и от брега, дондеже проидет порогы, охабитеся его». Они же повелѣное створиша; и яко пустиша и проиде сквозѣ порогы, изверже и вѣтръ на рѣнь, и оттолѣ прослыся и Перуня рѣнь, яко и до сего дни словет. Посем же Володимиръ посла по всему граду, глаголя: «аще кто не обрящется на рѣцѣ, богат, убогъ, или нищь, или работникъ, противенъ мнѣ будет». Се слышавше людие, с радостью идяху, радующеся и глаголюще: «аще се бы было не добро, не бы сего князь и бояре прияли». Наутриа же изиде Володимиръ с попы цесарицины с корсуньскыми на Днѣпръ, и снидеся бещисла людии, и влѣзоша въ воду, и стояху инъ до шии, друзии же до персии, младыя же от брега, друзии же младенци держаще, свершении же бродяху; попове же стояще, молитвы творяху. И бяше видѣти радость на небеси и на земъли, толко же душь спасаемых; а дияволъ, стоня, глаголаще: «увы мнѣ, яко отсюду прогонимъ есмь; здѣ бо мнях жилище, яко здѣ несуть учения апостольска, ни суть вѣдуще бога, нь веселяхся о службѣ их, еже служаху мнѣ; и се уже побѣжаемъ есмь от невѣглас, а не от апостолъ, ни от мученикъ; не имамъ уже царствовати во странах сих». Крестивъшемъ же ся людемъ, и идоша когождо в домы своя. Володимиръ же радъ бывъ, яко позна самъ бога и людие его, възрѣвъ на небо, рече: «боже, створивыи небо и землю, и призри на новыя сиа люди, и даи же имъ, господи, увидити тебе, истиннаго бога, якоже увѣдѣша страны крестияньскыя; утверди вѣру в нихъ праву и несовратно, и мнѣ помози, господи, на противнаго врага, да, надѣяся на тя и на твою державу, побѣжю козни его». И сиа глаголавши, повелѣ рубити церкви и поставляти по мѣстомъ, идѣже стояша кумиры; и постави церковь святого Василья на холмѣ, идѣже стояша кумиры Перунъ и прочии, идѣже требы творяху князь и людие. И нача ставити по градом церкви и попы, и людие на крешение приводя по всѣм градом и селомъ. И пославъ, нача отъимати у нарочитои чядѣ дѣти и давати на учение книжное; матери же чад сихъ плакахуся по нихъ, еще бо не бѣ утвердилася вѣра, нь акы по мртвицех плакахуся. Сим же раздаяномъ на учение книгамъ, сбыстся пророчество на Рускои землѣ, глаголющее: «в оны дни услышат глусии словеса книжная, и ясенъ будет языкъ гугнивых». Яко не бѣша предѣ слышали словесъ книжных, нь по божию строю и по милости своеи помиловавыи богъ, якоже рече пророкъ: «помилую, его аще хощу, помилую»; помилова ны пакы банею бытья и обновлениемъ духа; по изволению божию, а не по нашимъ дѣломъ. Благословенъ господь Исус христос, иже възлюби новыя люди, Рускую землю просвѣти крещениемь святымъ. Тѣмь же и мы припадаемъ к нему, глаголюще: господи Иисусе христе, что ти въздамы о всѣх, яже въздасть намъ ты, грѣшникомъ намъ сущимъ; и недоумѣемъ противу даромъ твоимъ възданиа. Велии еси, господи, чюдна суть дѣла твоя, и величеству твоему нѣсть конца; в род и род и въхвалимъ дѣла твоя, ркуще съ Давыдомъ: «приидѣте, возрадуемся господеви, въскликнемъ богу спасу нашему, варимъ лице его исповѣданиемъ, исповѣдающеся ему, яко благъ, яко в вѣкы милость его; яко избавил ны есть от врагъ наших», ркуще, от идолъ суетных. И пакы речемъ съ Давыдомъ: «въспоите господеви пѣснь нову, воспоите господеви вся земля; въспоите господеви и благословите имя его, благовѣстите день от дни спасениа его; възвѣстите въ языцѣх славу его, въ всѣх людех чюдеса его; яко велии господь, хваленъ зѣло, и величеству его нѣсть конца. Колко ти радости: ни единъ, ни два спасается. Рече бо господь: яко «радость бываеть о единомъ грѣшницѣ кающимся»; се же ни единъ, ни два, нь бещисленое множество къ богу приступиша, святымъ крещениемъ просвѣщени. Яко же пророкъ рече: «въскроплю на вы воду чисту, и очиститеся от идолъ ваших и от грѣхъ ваших». А пакы другыи пророкъ рече: «кто яко богъ, отъемля грѣхы и преступая неправду; яко хотяи милостивъ есть; тъи обратить и ущедрит ны и погрузить грѣхы наша во глубинѣ». Ибо Павелъ глаголеть: «братье, елико насъ крестишася въ христа Исуса, въ смерть его крестихомся, погребохомся убо с нимъ крещениемъ въ смерть; да якоже въста христос от мертвых славою отчею, якоже и мы въ обновление житья поидемъ ». И пакы: «ветхая мимоидоша, и се быша новая; нынѣ намъ приближися спасение; нощь успѣ, а день приближися; им же приближение обрѣтохом вѣрою благодать сию; им же хвалимся и стоимъ; нынѣ же, свободившеся от грѣха, поработѣвшеся господеви, имате плод вашь въ священие; тѣм же должни есме работати господеви, радующеся; рече бо Давыдъ: «работаите господеви съ страхом, и радуитеся ему съ трепетомъ». Мы же возопиемъ ко владыцѣ богу нашему, глаголюще: благословенъ господь, иже не дасть насъ в ловитву зубомъ их; сѣть сокрушися, а мы избавлени быхомъ от прельсти диаволя. И погыбе память их со шюмомъ; и господь въ вѣкы пребываеть, хвалимъ от рускых сыновъ, пѣваемъ въ троици; а дѣмонѣ проклинаеми от вѣрных человѣкъ и от говѣиных женъ, иже прияли суть крещение и покаяние въ отпущение грѣховъ, новии людие, крестиянѣ, избрании богомъ. Володимиръ же просвѣщенъ самъ и сыновѣ его с нимъ 12, ихъ имена: 1. Вышеславъ, 2. Изяславъ, 3. Святополкъ, 4. Ярославъ, 5. Всеволод, 6. Святославъ, 7. Мьстиславъ, 8. Борисъ, 9. Глѣбъ, 10. Станиславъ, 11. Позвиздъ, 12. Судиславъ. И посади Вышеслава в Новѣгородѣ, а Изяслава в Полотскы, а Святополка в Туровѣ, а Ярослава в Ростовѣ. Умеръшю же старѣишему Вышеславу в Новѣгородѣ, и посади Ярослава в Новѣгородѣ, а Бориса в Ростовѣ, а Глѣба в Муромѣ, Святослава в Древлянех, Всеволода в Володимирѣ, Мьстислава Тмутороканѣ. И рече Володимиръ: «не добро есть малъ город около Кыева», и нача ставити городы по Деснѣ и по Въстри и по Трубежю и по Сулѣ и по Стругнѣ, и нача порубати мужи лучьшии от Словенъ и от Кривиць и от Чюди и от Вятиць и от всѣх град; бѣ бо рать от Печенигъ; и бѣ бьяся с ними и одоляя имъ.

Теги: Библейский персонаж, Владимир, Владимирский, Епископ, Киев, Киевский, Муром, Новгород, Новгородский, Павел, Полоцк, Ростов, Тмутараканский, Тмутаракань, Царь, Церковь, Анастас Корсунянин, Анна Византийская, Борис Владимирович, Василия, Владимир Святославич (Василий), Глеб Владимирович, Давид, Днепр, Мстислав Владимирович, Муромский, Печенеги, Полоцкий, Река, Рим, Ростовский, Святополк Владимирович, Священник, Словени, Ярослав Владимирович, Изяслав Владимирович, Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Чудь, Корсунь, Туров, Стугна, Лука, Туровский, Сула, Кривичи, Десна, Святослав Владимирович, Судислав Владимирович, Римляне, Корсуняне, Вятичи, Древлянский, Древлянская земля, Перун, Всеволод Владимирович, Вышеслав Владимирович, Станислав Владимирович, 988, 6496, Позвизд Владимирович,

О взятьи Корсунстѣ и о крещении Володимирѣ. В лѣто 6496 [988]. Иде Володимиръ съ вои на Корсунь гречьскыи, и затворишяся корсуняне въ градѣ. И ста Володимиръ об онъ пол града в лимени, дале града стрѣлища единаго, и боряхуся крѣпко гражане, Володимир же обьстоя град. Изнемогаху людие въ градѣ; и рече Володимирь гражаномъ: Аще ся не вдасте, стоати имам зде за три лѣта. Они же не послушашя того. Володимир же изряди воя своя, повелѣ приспу сыпати къ граду. Симь же спущемь, корсуняне подкопашя стѣну градскую, и крадяху сыплемую персть, и ношаху к собѣ въ град, сыплюще посреди града; и вои присыпаху боле, Володимир же стоаше. И се муже корсунянин стрѣли, именемь Настасъ, написав сице на стрѣлѣ: Кладязи, иже суть за тобою от встока, ис того вода идет по трубѣ; окопав переими. Володимир же се слышавъ, възрѣ на небо и рече: Аще ся сбудеть, и сам ся крещу. И ту абие повелѣ копати прекы трубамъ и преяша воду; и людие изнемогошя водною жажею и предашяся. И вниде Володимиръ въ град и дружина его. И посла Володимиръ к царема Василью и Констянтину, глаголя сице: Се град ваю силныи взях; слышю же и се, яко сестру имѣета девою; аще ея не вдасте за мя, створю граду вашему, якоже и сему сътворих. Се слышавше царя, быста печална, въздаста вѣсть, сице глаголюще: Не достоит христианомь за поганыа даяти; аще ся крестиши, то и се получиши и царство небесное приимеши, и с нами единовѣрникь будеши; аще ли сего не хощеши створити, не можемь вдати сестры своеа за тя. И се слышав Володимиръ, рече посланымь от цареи: Глаголета царема тако: яко аз крещуся, яко испытах преже сих днии законъ вашь, и есть ми любъ, вѣра вашя и служение, еже бо ми исповѣдашя послании нами мужи. И се слышявше царѣ, рада быста и умолиста сестру свою именем Анну, и посласта к Володимиру, глаголюще: Крестися, и тогда послевѣ к тебѣ сестру свою. Рече же Володимиръ: Да пришедше съ сестрою вашею, крестите мя. И послушаста царя и посласта сестру свою, и сановникы нѣкыа, и прозвитеры. Она же не хотяше ити: Яко в поганыя, рече, иду, луче бы ми зде умрети. И рѣста еи брата: Егда како обратит Богъ тобою Рускую землю к покаанию, а Греческую землю избавиши от люты рати; видиши ли, колико зла створишя русь грекомъ и нынѣ аще не идеши, то же имуть створити намъ. И едва ю принудиша. Она же, седши в кубару, цѣловавши ужикы своа с плачемъ, поиде чрез море; и яко прииде къ Корсуну, изыдошя корсуняне с поклоном, и въведоша ю въ град, и посадишя ю в полатѣ. По Божию же строю в се время разболѣся Володимиръ очима, и не видяше ничтоже, и тужаше велми, и не домышляшется, что створити; и посла к нему царица, ркущи: Аще хощеши избыти болезни сеа, то въскорѣ крестися; аще ли ни, то не имаши избыти сего. Си слышав Володимиръ, рече: Да аще се истинна будет, то поистинѣ велик Богъ христьанескь. И повелѣ креститися. И епископъ же Корсуньскыи с попы царицины, огласив, крести Володимира; яко възложи руку на нь, и абие прозрѣ. Видѣв же се Володимиръ напрасное исцѣление, и прослави Бога, рекь: Топерво увидѣх Бога истиннаго. Се же видѣвше дружина его, мнози крестишася. Крести же въ церкви святого Иакова, и есть церкви та стоящи в Корсунѣ градѣ, идѣже торгъ дѣют корсуняне; полата же Володимиря въскраи церкви стоит до сего дне, а царицина полата за олтарем. По крещении же приведе царицю на брачение. Се же, не свѣдуще право, глаглолють, яко крестился есть в Киевѣ, инии же рѣшя: в Василевѣ; друзии же инако скажут. Крещену же бывшу Володимиру, предашя ему вѣру христьанскую, рекуще сице: Да не прелстят тебе нѣции от еретик, но вѣруи сице глаголя: Вѣрую въ единого Бога Отца, Вседръжителя, Творца небу и земли, и до конца вѣру сию. И пакы: Вѣрую въ единого Бога Отца не рожена, и въ единого Сына рожена, и въ единъ Святыи Духь исходящъ, три собьства съвръшена мыслена, раздѣляема числом събъствнымъ събьствомъ, а не божествомъ, раздѣляет бо ся нераздѣлно и съвокупляется неразмѣсно. Отець бо Богъ Отець, присносыи, пребывает въ отечьствѣ не роженъ, безначаленъ, начало и вина всѣмъ, единѣмь нероженым старѣи сыи Сыну и Духови; от него же ражается Сынь преже всѣх вѣкъ, исходить же Духъ Святыи без времени и без тѣла; вкупѣ Отець, вкупѣ Сынъ, вкупѣ Духъ Святыи есть, Сынъ подобносущенъ и безначаленъ Отцу рожением точию разньствуя Отцу и Духу. Духь есть пресвятыи, Отцу и Сыну подобносущно и присносущно. Отцу бо отчьство, сыну же сыновство, Святому же Духу исхожение. И Отець бо въ Сынъ ли в Духъ преступает, ни Сынъ въ Отца и Духа, и Духъ ли въ Сына, ли въ Отець, неподвижима бо своиствиа. Но трие Бози, единъ Богъ, по немуже едино Божество въ трехъ лицех. Хотѣнием Отца же и Духа свою спасти тварь от Отчьскых ядръ, ихже не отступи, сшед, и въ девичьское ложе пречистое, яко Божие сѣмя, вшед, и плоть съдушьну, словесну же и умну не преже бывшу, приимъ, изыде, Богъ въплощенъ, и родися неизреченно и девьство мати съхрани нетлѣнно, не смятение, ни размѣшение, ни измѣнениа пострадав, но пребывъ еже бысть, еже и не бѣ, и приимь рабии зрак истиною, а не мечтанием, всяческыи, развѣ грѣха, намь подобенъ быв. Волею бо родися, волею взалка, волею вжада, волею трудися, волею устрашися, волею умре, истиною, а не мечтанием; вся естьственаа, не оклеветаны страсти человечьства. Распят же ся и смерти вкуси безгрѣшныи, въскрес въ своеи плоти, не видѣвши истлѣниа, на небеса взыде и сѣде одесную Отца, приидеть же пакы съ славою судити живым и мертвымъ, якоже взыде съ славою и плотью, тако и снидет. К симь едино крещение исповѣдаю водою и духомь, приступаю пречистымъ таинамъ, вѣрою въ истинну тѣло и кровь, и приемлю церковнаа предания, и кланяюся честнымъ иконам, кланяюся древу честному и всякому кресту, и святымь мощемъ, и святым съсудом. Вѣрую же и седми съборъ святыхъ отець, иже есть пръвыи в Никеи 318, иже прокляша Ария и проповѣдашя вѣру непорочну и праву. Вторыи съборъ в Констянтинѣ градѣ святых отець 150, иже прокляша Македониа духоборца и проповѣдашя Троицу единосущну. Третии съборъ въ Ефесѣ святых отець 200 на Нестория, егоже прокленше, проповѣдашя святую Богородицю. Четверътыи съборъ в Халкидонѣ святых отець 630 на Евтиха и на Диоскора, еюже прокляша святии отцы, изгласивше съвръшена Бога и съвръшена человека Господа нашего Исуса Христа. Пятыи съборъ въ Цариградѣ святыхъ отець 165 на Еригенова преданиа и на Евагрия, ихже прокляша святии отци. Шестыи съборъ въ Царѣградѣ святых отець 170 на Сергиа и Кира, ихже прокляша святии отцы. Седмыи съборъ в Никеи 350, прокляша, иже ся не покланяють святымь иконам. Не приимаи же учениа от латин, ихже учение развращено. Влѣзше бо в церковь, не покланяются иконам, но стоя поклонится, и, поклонився, напишет крестъ на земли и цѣлуеть, и встав простъ, и станеть на немь ногама; да легъ цѣлуеть, а вставъ попирает. А сего апостоли не предашя; предали бо суть апостоли крестъ поставлен цѣловати, и иконы предашя, Лука евангелистъ первое написавъ, посла в Римъ, якоже глаголеть Василие: Икона на пръвыи образ преходить. Пакы же и землю глаголють материю; да аще имъ есть земля мати, то отець им есть небо, таже землю; тако глаголеть Господь: Отче нашь, иже еси на небѣсех. Аще ли по сих разуму земля есть мати, то почто плюете на матерь свою да самы ю лобызаете, и пакы оскверняете? Сего же преже римляне не творяху, но исправляху на всѣхъ съборех, сходящеся от Рима и от всѣх престолъ. На пръвомъ съборѣ, еже на Ариа в Никеи, от Рима Селивестръ посла епископы и прозвитеры, от Александрия Афанасии, от Царяграда Митрофан посла епископы от себе, и тако исправляху вѣру. На втором же съборѣ от Рима Дамасъ, от Александриа Тимофеи, от Антиохиа Мелентии, Кирил Иерусалимскыи, Григореи Богословець. На третием же съборѣ Келестин Римскыи, Кирил Александрьскыи, Увеналии Иерусалимскыи. На четврътом съборѣ Леонтии Римскыи, Анаталии Царяграда, Увеналии Иерусалимскыи. На пятом съборѣ Римьскыи Валигеи, Евтихии Царяграда, Аполинарии Александриискыи, Домнинъ Антиохиискыи. На шестом съборѣ от Рима Агафонъ, Георгии Царяграда, Феофан Антиохиискыи, от Александрия Петръ мних. На седмом же съборѣ Андрианъ от Рима, Тарасии Царяграда, Политиань Александрьскыи, Феодоритъ Антиохиискыи, Илья Иерусалимскыи. И си вси съ своими епископы сходящеся исправляху. По седмѣм же съборѣ Петръ Гугнивыи съ инѣми шед в Рим, престолъ въсхватив, разврати вѣру, отвръгся престола иерусалимска, и александрьскаго, и Царяграда, и антиохиискаго, и възмутишя Италию всю, сѣюще учение свое разно. Тѣм же дръжать не въ едино съглашение вѣру, но разно; ови бо попове, единою женою оженився служат, а друзии и до 7 женъ поимающе, служат, ина же много разно дръжат, ихже блюстися учениа; пращают же и грѣх на дару, еже есть злѣе всего. Богъ да съхранит тя от сего. Володимиръ же по сем поемь царицю, и Настаса, и попы корсунскыа, с мощми святого Климента и Фива, ученика его, поима съсуды церковныя и иконы на благословение себѣ. Постави же и церковь в Корсунѣ на горѣ, иже ссыпашя средѣ града, крадучи приспу, яже церкви стоить и до сего дне. Взя же и 4 кони медяны, иже и нынѣ стоят за святою Богородицею, якоже невѣдуще мнят и мраморяны суща. Вдасть же за вѣно греком Корсунь опять царици дѣля. А самь приде к Киеву и повелѣ кумиры избити, овы изсѣщи, а другыа огневи предати; Перуна же повелѣ привязати коневи к хвосту и волочи с горы по Боричеву на Ручаи и два на десять мужеи пристави бити его жезлиемь. Се же не яко древу чюющу, но на поругание бѣсу, иже прелщаше симь образом человекы, да възместие прииметь от человекь. Велеи еси, Господи, и чюдна суть дѣла твоя! Вчера честимь от человекъ, а днесь поругаемь. Влекому же ему по Ручаю к Днепру, плакахуся его невѣрнии людие, еще бо не бяху приали святое крещение. И привлекше, вринуша и в Днепръ. И пристави Володимиръ, рек: Аще где пристанеть, вы то отрѣваите его от брега, дондеже порогы проидет, ти тогда охабитеся его. Они же повѣленое створишя; и яко пустиша и проиде сквозѣ порогы, и изверже и вѣтръ на рѣнѣ, и оттолѣ прослу Перуня рѣнь, и до сего дни. По сем же Володимиръ посла по всему граду, глаголя: Аше кто не обрящется на рѣцѣ, богат или убогъ, или нищ, или работникь, противенъ мнѣ да будеть. Се слышавше людие, с радостию идяху, радующеся и глаголюще: Аще бы се недобро было, не бы сего князь и боляре приали. Наутриа же изыде Володимиръ с попы царицины и с корсунскыми на Днепръ, и снидеся бесчисла людии, влѣзошя в воду и стояху, онѣ до шеи, а друзии до персеи, младенци же от брега, друзии же младенци дръжаще, съвръшении же бродяху, попове же стоаще молитву творяху. И бяше вѣдѣти радость на небеси и на земли, толико душъ спасаемых; а диавол стоняше, глаголя: Увы мнѣ, яко отсюду прогонимь есмь, где бо мнях жилище имѣти, яко сде не суть учения апостольска, ни суть вѣдуще Бога, но веселяхся о службѣ их, еже служаху мнѣ; и се уже побѣженъ есмь от невѣглас, а не от апостолъ, ни от мученикъ; не имам уже царствовати в странах сих. Крестившим же ся людем, и идошя кождо в домы своя. Володимиръ же рад быв, яко позна Бога самъ и людие, възрѣв на небо, рече: Боже, створивыи небо и землю, призри на новыя люди сиа, и дажь им, Господи, увѣдети тебе истиннаго Бога, якоже увѣдешя страны христианскыя; и утвръди вѣру в них праву и несъвратну, и мнѣ помози, Господи, на съпротивнаго врага, да надеюся на тя и на твою дръжаву и побѣжду козни его. И се рекъ, повелѣ рубити церкви и поставляти по мѣстомъ, идѣже стояху кумири; и постави церковь святого Василья на хлъмѣ, идеже стоаше кумиръ Перунъ и прочии, идеже творяху требы князь и людие. И нача ставити по градомъ церкви и попы, и люди на крещение приводити по всѣмь градом и селомъ. И послав нача поимати нарочитои чяди дѣти и давати на учение книжное. Матери же чяд сих плакахуся по них, еще бо не бяху ся утвръдили вѣрою, но яко по мертвецех плакахуся. Сим же раздаяном на учение книгамъ сбысться пророчество на Рускои земли, глаголющее: Въ оны дни услышат глусии словеса книжная, и ясенъ будетъ языкь гугнивых. Си бо не бышя преди слышали словеси книжнаго, но по Божию строю и по милости своеи помилова Богъ, якоже рече пророкъ: Помилую, его же аще помилую. Помилова бо ны пакы банею бытия и обновлениемь духа, по извелению Божию, а не по нашимъ дѣломъ. Благословенъ Господь Богъ Исус Христос, иже възлюби новыа люди Рускую землю и просвѣти ю крещениемъ святымъ. Тѣм же и мы припадаемь к нему, глаголюще: Господи Исусе Христе, что ти въздамы о всѣх, яже ты въздасть нам, грѣшником сущемъ? Недоумѣем противу даром твоим въздаяниа въздати, велии бо еси, Господи, и чюдна дѣла твоя, и величию твоему нѣсть конца, в род и род възхвалимь дѣла твоя, ркуще съ Давидомъ: Приидетѣ, възрадуемся Господеви, въскликнем Богу Спасу нашему, варимъ лице его въ исповѣдании, исповѣдающеся ему, яко благъ, яко в вѣкъ милость его, яко избавил ны есть от враг наших. Рекше, от идолъ суетных. И пакы рцѣм съ Давидомъ: Въспоите Господеви пѣснь нову; въспоите Господеви вся земля; въспоите Господеви, благословите имя его, благовѣстите день от дне спасениа его, възвѣстите въ языцех славу его, въ всѣх людехъ чюдеса его, яко велеи Господь и хваленъ зѣло, и величию его нѣсть конця. Колика ти радость: не единъ, ни два спасается! Рек бо Господь, яко Радость бываеть на небесех о едином грѣшницѣ кающемся. Се же ни един, ни два, но безчисленое множество к Богу приступишя, святымь крещениемь просвѣщени. Якоже рече пророкъ: Въскроплю на вы воду чисту и очиститеся от идолъ ваших, и от грѣх ваших. И паки другыи пророкъ рече: Кто яко Богъ отъемля грѣхы и преступая неправды, яко хотяи милостивъ есть, тои обратить и ущедрит ны и погрузит грѣхы нашя въ глубинѣ. Ибо Паулъ глаголеть: Брате, елико нас крестися въ Христос Исус, въ смерть его крестихомся, и погребохомся убо с ним крещением въ смерть; да якоже вста Христос от мертвых съ славою Отчею, якоже и мы въ обновление житиа поидемъ. И пакы: Ветхаа мимо идошя, а се быша новая; нынѣ приближися намъ спасение; нощъ успѣ, а прижися день, имже и привидѣние обрѣтехомъ вѣрою въ благодать сию; имже хвалимся и стоим. Ныне же, свободившеся от греха, поработившеся Богови, имате плод вашь въ освящение. Тѣм же длъжени есмы работати Господеви, радующеся ему. Рече бо Давидъ: Работаите Господеви съ страхомъ и радуитеся ему с трепетом. Мы же възопиемь к Господу Богу нашему, глаголюще: Благословенъ Богъ, иже не дасть нас в ловитву зубом их, сѣть скрушися и мы избавлени быхомъ от прелсти диаволя. И погыбе память его с шумом, и Господь в вѣк пребывает, хвалим от рускых сынов, пѣваем в Троици, а дѣмони проклинаеми от благовѣрных мужь, приали суть крещение и покаание въ отпущение грѣхов, новии людие христьанстии, избраннии Богом. Володимиръ просвѣщенъ самь, и сынове его, и земля его. Бѣ бо у него сыновъ 12: Вышеслав, Изяслав, Святополкъ, Ярослав, Всеволод, Святослав, Мстислав, Борис, Глѣбь, Станислав, Позвиздъ, Судиславъ. И посади Вышеслава в Новѣгородѣ, а Изяслава в Полотскѣ, Святополка в Туровѣ, Ярослава в Ростовѣ. Умръшу же старѣишему Вышеславу в Новѣграде и посади Ярослава в Новѣграде, а Бориса в Ростовѣ, а Глѣба в Муромѣ, Святослава в Деревѣх, Всеволода в Володимерѣ, Мстислава въ Тмуторокани, Станислава в Смоленскѣ, Судислава в Пльсковѣ. И рече Володимиръ: Се недобро, еже малъ город около Киева. И нача ставити грады по Деснѣ, и по Въстри, и по Трубешеви, и по Сулѣ, и по Встугнѣ. Нача нарубати мужи лучшии от словенъ, и от кривич, и от чюди, и от вятиць, и от сих насели грады; бѣ бо рать от печенѣг, и бѣ воюяся с ними, и одолѣваа ими.

Теги: Библейский персонаж, Владимир, Киевский, Новгород, Новгородский, Павел, Полоцк, Ростов, Смоленск, Смоленский, Тмутараканский, Тмутаракань, Царь, Константинополь, Церковь, Анастас Корсунянин, Анна Византийская, Борис Владимирович, Василия, Владимир Святославич (Василий), Глеб Владимирович, Давид, Днепр, Мстислав Владимирович, Печенеги, Полоцкий, Река, Рим, Ростовский, Святополк Владимирович, Священник, Словени, Ярослав Владимирович, Изяслав Владимирович, Василий II Болгаробойца, Констанин VIII, Чудь, Корсунь, Псков, Псковский, Туров, Папа Римский, Стугна, Ярополк Владимирович, Туровский, Сула, Кривичи, Десна, Святослав Владимирович, Судислав Владимирович, Римский, Римляне, Корсуняне, Вятичи, Перун, Всеволод Владимирович, Вышеслав Владимирович, Станислав Владимирович, Царица, 988, 6496, Позвизд Владимирович,

О ВЗЯТИИ КУРЬСУНЬСТѢМЬ И О КРЕЩЕНИИ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМЕРА СВЯТОСЛАВИЧА, ВНУКА ИГОРЕВА. И минувшу лѣту , поиде же Володимерь съ вои своими на Курсунь, градъ Греческый, и затворишася Корсуняне въ градѣ; и ста Володимерь обонполь града въ лимени, далѣ града стрѣлища единого, и боряхуся крѣпко гражане; Володимеръ же обстоа подъ нимъ, и много стоа подъ нимъ. И изнемагааху людие вь градѣ, и рече Володимеръ кь гражаномъ: «аще ся не водаста, стояти имамь зде за 3 лѣта;» и они же не послушаста того. Володимеръ же изрядивъ свои вои , повелѣ приступати кь граду и прьсты сыпати. Симъ же сыплющемъ, Корсуняне подъкопавше стѣну градскую, и крадяху сыплемую пръсть, и ношааху кь себѣ вь градь, и сыплюще посредѣ града; и вои присыпааху боле. Володимеръ же стояше. Нѣкто же мужъ Корсунянинь, именемъ Анастасъ, стрѣливъ изъ града, написавь на стрѣлѣ сице, глаголя: «кладязи, иже суть отъ востока за тобою, и отъ тѣхь по трубамъ идетъ вода; и окопавше переими.» Володимеръ же се слышавь, и възрѣвь на небо, и рече: «аще ся събудеть, и самъ ся крещу.» И ту абие повелѣ копати перекы трубамъ, и преяша воду; и людие изнемагааху въ градѣ нужею водною жажею, и предашася. И внииде Володимерь въ градъ и вси вои его, и посла Володимеръ кь царема Греческыма, Василию и Костантину, глаголя: «се градъ вашь силный възяхъ; слышахъ же и се, яко сестру имѣста дѣвою, да аще еа не вдаста за мене, сътворю граду вашему, якоже и сему сътворихъ, и землю вашу плѣнити имамъ.» Се слышавше царя, быста печална; оны же послаша къ нему вѣсть, сице глаголюще: «недостойно есть христианомъ за поганыя даати; аще ся крестиши, то и се получиши, и царство небесное улучиши приати, и съ нами единовѣрникь будеши; аще ли сего не въсхощеши сътворити, не можемь вьдати сестры своеа за тя.» Се слышавъ Володимерь, рече посланымъ отъ царя: «глаголита царема тако: яко азъ крещуся, занеже испытахъ прежде сихъ днехъ законъ вашь, есть ми люба вѣра ваша и служение, се же бо ми повѣдаша послании нами мужи.» И се слышавше царя, рада быста, и посласта кь сестрѣ своей, глаголюще: «яко Володимеръ проситъ тя за ся.» Она же отвѣща: «не хощу азъ за поганого ити.» Они же рѣша къ ней: «егда како тебе ради обратить его Господь, и просвѣтиши его и землю ихъ, насъ же и градъ нашь отъ плѣнениа избавиши, и себѣ вѣнець отъ Бога приимеши»; и едва умолиста сестру свою именемъ Анну. АННА. И посласта къ Володимеру, глаголюще: «крестися, тогда послевѣ къ тебѣ сестру свою.» И рече Володимеръ: «да пришедши сь сестрою вашею и крестите мя.» И послушаста царя, и посласта сестру свою, и сановники нѣкыа и прозвитеры; она же не хотяаше ити: «яко въ поганыа», рече, «иду, луче бо ми зде умерети.» И рѣста ей брата: «еда како обратитъ Господь Богь тобою Русскую землю въ покаание, а Греческую землю избавиши отъ лютыа рати: видиши ли колика зла сътвориша Русь Грекомъ? и нынѣ, аще не идеши, тоже имуть сътворити намъ»; и едва принудиша ю ити. Она же сѣдши вь корабль, цѣловавше ужикы своа съ плачемъ, поиде черезъ море; н яко прииде (къ) Корсуню, изыидоша Корсуняне съ поклономь, и ведоша ю вь градъ, и посадиша ю въ полатѣ. ВОЛОДИМЕРЪ ХОРЫЙ. По строению же Божию, въ то время разболѣся Владимиръ очною болѣзнию , и не видяше ничтоже, и тужашетъ велми, и не домышляашеся что сътворити; и посла къ нему Анна царица, ркущи: «аще хощеши избыти болѣзни сеа, то вьскорѣ крестися; аще ли ни, то не имаши избыты болѣзни сеа.» Се слышавь Володимеръ, рече: «да аще се истинна будетъ, то по истиннѣ великь Богь христианскый», и повелѣ крестити ся. Епископъ же Корсуньскый съ попы царициными, огласивъ Владимера, и нарече имя ему Василий, и крести его; яко възложи руку на нь, абие прозрѣ. Видѣвъ же се Владимирь напрасное исцѣление, и прослави Бога, рекь: «топере увѣдахъ Бога истиннаго.»Се же увидивши, боляре его мнози крестишися. Крести же ся въ церкви святаго Иакова, и есть церкви та стояща въ Корсунѣ посредѣ града, идеже торгь дѣють Корсуняне; полата же Владимерова край церкви стоала до второго взятиа Корьсуньского, а царицина полата за олтаремь. По крещении же приведе царицу на брачение. Се же не свѣдуще глаголють неправо, яко крестился есть въ Киевѣ; инии же рѣша: въ Василевѣ; друзии же инако скажутъ. НАПОМИНАНИЕ ВОЛОДИМЕРА, АБЫ СЯ НЕ ЗАВИЛЪ ПРЕЛЩАТИ ИНОВѢРЦЕМЪ. Крещену же Владимеру, предаша ему вѣру христианьскую, ркуще сице: «дане прельстятъ тебе нѣции отъ еретикъ, но вѣруй, сице глаголя: вѣрую въ единого Бога Отца, вседръжителя, творца небу и земли, и до конца вѣру сию. И пакы: вѣрую въ единого Бога Отца нерожденна, и въ единого Сына рожденна, и въ единъ Святый Духь исходящь: три собьства съврьшена, мыслена, раздѣляама числомь събьственымъ собьствомъ, а не божествомъ; раздѣляетъ бо ся нераздѣлно, и съвъкупляется неразмѣсно. ОТЕЦЪ НАЧАЛО И ВИНА. Отецъ бо , присно сый, пребываетъ въ отечествѣ, нероженъ, безначалень, начало и вина всѣмъ, единѣмъ нерождениемъ старѣй сый Сыну и Духови, отъ негоже раждается Сынь прежде всѣхъ вѣкь, исходитъ же Духь Святый безъ времене и безъ лѣта, въкупѣ Отецъ, вкупѣ Сынь, вкупѣ Духь Святый есть. Сынъ подобносущень и безначалень Отцу, рождениемь точию разньствуа Отцу и Духови. Духъ есть пресвятый, Отцу и Сыну подобносущно и присносущно. Отцу бо отчьство, Сыну же сыновство, Святому же Духу исхождение. ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВЪ. Ни Отець бо въ Сынь или въ Духь преступаеть, или Сынъ въ Отца и Духа, и Духь ли въ Сына или въ Отецъ; неподвижима бо свойства. Не трие Бози, но единь Богь, понеже едино божество въ трехъ лицихъ. Хотѣниемъ Отца же и Духа свою спасти тварь, отъ отчьскыхь ядрь, ихже не отступи, съшедъ въ дѣвическое ложе пречистое, яко Божие сѣмя въшедъ, и плоть съдушевну, словесну же и умну, не прежде бывшу, приемъ, изыде Богъ въплощень, и родися неизреченно, и дѣвьство мати съхрани нетлѣнно. Не смятение, ни размѣшение, ни измѣнениа пострадавъ, но пребывъ, еже бѣ, бысть, еже и не бѣ, и приемъ рабий зракь истинною, а не мечтаниемь, всяческы, развѣ грѣха, намъ подобень бывь, волею бо родися, волею възалкася, волею вьжада, волею трудися, волею устрашися, волею умре, истинною, а не мечтаниемь; вся естественаа, неоклеветаны страсти человѣческыа. Распятъ же ся, и смерти въкуси безгрѣшный, воскресъ во своей плоти, не видѣвши истлѣниа, на небеса възыиде, и сѣде одесную Отца, приидетъ же пакы съ славою судити живымъ и мертвымъ, якоже възыиде съ славою и плотию, тако и сниидетъ. КРЕЩЕНИЕ. Къ симъ едино крещение исповѣдаю водою и Духомъ, приступая къ пречистымъ таинамъ, вѣрую въ истинну тѣло и кровь, и приемлю церковнаа преданиа, и кланяюся честнымъ иконамъ, кланяюся древу честному, и всякому кресту, и святымъ мощемь и святымъ сьсудомъ. 7 СОБОРОВЕ. И вѣрую же седмымъ съборомъ святыхь отецъ, ихже пръвый есть въ Никеи, 318, иже прокляша Ариа и проповѣдаша вѣру непорочну и праву; вторый съборъ въ Константинѣградѣ, святыхъ отецъ 150, иже прокляша Макидониа духоборца и проповѣдаша Троицу единосущну; третий же съборъ въ Ефесѣ, святыхъ отецъ 200, на Несториа, егоже прокленше, проповѣдаша святую Богородицу; четвертий съборъ въ Халкидонѣ, святыхъ отецъ 630, на Евтиха и Диоскора, еюже прокляша святьыи отци, изгласивше съврьшеннаго Бога и съврьшенна человѣка Господа нашего Исуса Христа; пятый съборъ вь Цариградѣ, святыхъ отецъ 165, на Оригенова преданиа и на Евагриа, ихже прокляша святии отци; шестый сьборь въ Цариградѣ, святыхъ отець 170, на Сергиа и Пира, ихже прокляша святии отци; седмий сьборь въ Никеи, святыхь отецъ 366, прокляша тѣхъ, иже ся не кланяютъ иконамь. НАПОМНѢНИА, АБЫ ВОЛОДИМЕРЪ ЛАТИНСКОЙ ПРЕВРАТНОЙ НЕ МАЙ ВѢРЫ. Не приимай же учениа отъ Латинь, ихже учениа развращено: вълѣзше бо въ церковь, не покланяются иконамъ, но стоа поклонится, и поклонився напишетъ кресть на земли и цѣлуетъ, и въставъ простъ станетъ на немъ ногами, ла легь цѣлуетъ и въставъ попираетъ; а сего апостоли не предаша, предали бо суть апостоли кресть поставлень цѣловати, и иконы предаша. Лука бо евангелисть пръвое написавь посла въ Римь, якоже глаголеть Василий; икона на пръвый образъ приходитъ. Пакы же и землю глаголють материю: да аще имъ есть земля мати, то отецъ имъ есть небо, искони сътвори Богъ небо, таже и землю; тако глаголеть Господь: Отче нашь, иже еси на небесѣхь. Аще ли по сихъ разуму земля есть мати, то почто плюете на матерь свою? да сѣмь еа лобзаете, и пакы оскврьняете? Сего прежде Римляне не творяху, но исправляху на всѣхь съборѣхь, сходящеся отъ Рима и отъ всѣхь престоль. СТАРИИ РИМЛ .... СОБОРНЕ НАПР .... ЛЯЛИ ВСЕЙ Б ... УСТАВЫ И .... А ТАМЪ ПАПА НЕ ... НОВИЛ .... На пръвомъ сьборѣ, еже на Ариа въ Никеи, отъ Рима Силвестръ посла епископы и прозвитеры, отъ Александриа Афонасий, отъ Царяграда Митрофанъ посла епископы отъ себе; и тако исправляху вѣру. На второмъ же съборѣ отъ Рима Дамась, отъ Александриа Тимофеа, отъ Антиохиа Мелетий, Кириль Иерусалимский, Григорий Богословецъ. На третимъ же съборѣ Келестинъ Римскый, Кирилъ Александрьский, Увеналий Иерусалимьскый. На четвертомь съборѣ Леонтий Римскый, Анаталий Царяграда, Увеналий Иерусалимьскый. На пятомъ сьборѣ Римский Квигилий, Евтихий Царяграда, Аполинарий Александрьскый, Домнинь Антиохийскый. На шестомъ съборѣ отъ Рима Агафонь, Георгий Царяграда, Феофань Антиохийский, отъ Александриа Петрь мнихъ. На седмомь же соборѣ Андриань отъ Рима, Тарасий Царяграда, Политиань Александрьскый, Феодоритъ Антиохийскый, Илиа Иерусалимьскый. И сии вси съ своими епископы сходящеся исправляху вѣру. ПЕТРЪ ГУГНИВЫЙ ОДВЕЛЪ ЛЯХОВЪ ОТЪ ПАТРИАРХОВЪ. По седмѣмъ же съборѣ Петръ Гугнивый съ инѣми шедъ въ Римъ, престоль въсхвативъ, развративь вѣру, и отвръгься престола Иерусалимьскаго, и Александрийскаго, и Цареградскаго и Антиохийскаго. И възмутиша Италию всю, сѣюще учение свое разно, и тѣмже дръжатъ не въ едино съглашение вѣру, но разно: ови бо попове единою женою оженившися служатъ, а друзии и до седми жень поимающе служатъ, ихже блюстися учениа; пращаютъ же и грѣхь на дару, еже есть злѣе всего. Богъ да съхранитъ тя отъ сего.» Володимеръ же посемь поимь царицю, и Анастаса Корсунянина поять сь собою, и попы Корсунскыа и сановникы, и иде кь Киеву съ мощими святаго Климента и Фива, ученика его, поимавъ сьсуды церковныа и иконы на благословение себѣ. А въ Корсуни церковь постави на горѣ, юже сьсыпаша граждане, крадуще землю, егда онъ стоа подъ градомъ сыпля въ ровь; та же церковь стояла до Корсунского взятиа. Понеже въ иныхъ лѣтописцѣхъ пишетъ: и до сего дне, занеже писалъ Георгий лѣтописець, а тогды Корьсунь градъ стоялъ; азъ же нынѣ, преписываа его писаниа, тако пишу: до взятиа Корсунского, понеже много лѣть мину уже, како Корсунь разорень бысть отъ Руси, еже индѣ скажемь въ его время; нынѣ же на предо мною лежимое възвращуся. Взя же Володимеръ четыри кони мѣдяны, иже тогда стояли за святою Богородицею въ Киевѣ, нынѣ же того и тамо, якоже рекохъ, нѣсть отъ многыхъ плѣнений Татарскыхъ. Про тѣ же кони мнозии мнѣша яко мраморяни суще. Якоже рѣхь маломъ выше о Корсуни, яко нѣсть его, но и о инихь о Рускыхъ градѣхь о мнозѣхь тогда бысть писано: и до сего дне, понеже бысть тако тогда; нынѣ же азъ начахъ преписывати сие въ лѣто 7042 [1534], и тако незгодно написати: и до сего дне; но, не рушаа писаниа Георгиева, тако пишемъ: яко и до сего дне, а нѣсть тако, но нѣчто отчасти есть и до сего дне. О РАЗДРУШЕНИИ КУМИРЪ. Володимеръ же дасть Корсунь за вѣно Грекомъ опять царици дѣля, а самъ прииде кь Киеву. И повелѣ кумиры избыти, овы изсѣчи, а другыа въ воду въмѣтати, а иныа огневи предати. О ПЕРУНѢ. Перуна же, яко болшаго, повелѣ привязати коневи кь хвосту, и влещи сь горы по Боричеву на Ручай, и 12 мужей пристави бити его. Се же не яко древу чюющу, но на поругание бѣсу, иже симъ образомъ прелщаше человѣкы, да възмездие прииметъ отъ человѣкь. Велий еси, Господи, и чудна дѣла твоа суть! яко вчера чтимъ отъ человѣкь, а днесь отъ тѣхъ же поругаемъ. Влекому же ему по Ручаю ко Днѣпру, плакаахуся его невѣрнии людие, еще бо не бяху приали святаго крещениа; и привлекше, въринуша его въ Днѣпрь. И престави Володимерь мужи, рекь: «аще его где прииметь, отрѣвайте его отъ брега, дондеже порогы проидетъ; ти тогда оставити его»; они же повелѣнное сътвориша. И яко пустиша, и проиде сквозѣ порогы , изврьже его на рѣнь, яже и до сего дне словеть Перуня рѣнь. О КРЕЩЕНИИ ВСѢХЬ ЛЮДИЙ. Посемь же посла Володимерь по всему граду, глаголя: «аще кто не обрящется утрѣ на рѣцѣ, богать, или убогь, или нищь, или работникь, противенъ мнѣ да будетъ.» Се слышавше людие, съ радостию идяху, радующеся и глаголюще: «аще бы се не добро было, не бы сего князь нашь и бояре прияли.» Наутриа же изыиде Володимеръ съ попы царицины и съ Корсунскыми на Днѣпрь, и снидеся бес числа людей: влѣзоша во воду, и стояху овии до шии, а друзии до пръсей, младенци же отъ брега, а друзии же младенци дръжаще на рукахь, съвръшении же бродяху; попы же по брегу стоаще молитвы творяху. И бяше видѣти радость на небеси и на земли, толико душь спасаемыхь; а диаволъ стеняше , глаголя: увы мнѣ, яко отсуду прогонимъ есмь! зде бо мняхъ жилище себѣ имѣти, яко зде не суть учениа апостолска, ни суть вѣдуще Бога, но веселяхся о службѣ ихъ, еже служааху мнѣ; и се уже побѣждень бысть отъ невѣгласа, а не отъ апостоль, ни отъ ученикь, не имамъ уже царствовати въ странахь сихь. Крестившимъ же ся людемъ, и идоша кождо въ домы своа. Владимеръ же радъ бывъ, яко позна Бога самъ и людие его, възрѣвь на небо и рече: «Боже, сътворивый небо и землю! призри на новыа люди сиа, и дай же имъ, Господи, увидѣти тебе, истиннаго Бога, якоже увидѣша страны христианскыа; и утверди вѣру въ нихь праву и несъвратну, и мнѣ помози, Господи, на съпротивнаго врага, да, надѣяся на тя и на твою дръжаву, побѣжду козни его.» НАЧАЛО ПРАВОСЛАВИЮ. И се рекъ, повелѣ церкви рубити и поставляти по мѣстомъ, идеже стоаху кумири; и постави на хлъмѣ церковь святаго Василиа, идеже стоаше кумиръ Перунь и прочии, идеже творяху требы князие п людие; и нача ставити по градомъ церкви и попы, и люди на крещение приводити по всѣмь градомъ и селомь. И нача поимати нарочитой чади дѣти, и даати нача на учение книжное; матери же чадь сихъ плакахуся по нихъ, яко по мрътвецохъ: еще бо не бяхуть ся утвръдили вѣрою, но яко кь гробу отсылающе плакаахуся. Симъ же раздаяномъ на учение, книгамь, събысться пророчьство на Руской земли, глаголющее: въ дни они услышать глусии словеса книжная, и ясень будетъ языкь гугнивыхъ. Си бо не бѣша преди слышали словесе книжнаго, но по Божию устроению и по велицѣй его милости помилова насъ Богъ, якоже рече Богь пророкомь: помилую, егоже аще помилую. Помилова бо ны банею пакы бытиа и обновлениемъ Духа, по своему изволению, а не по нашимъ дѣломъ. Благословенъ Господь Богъ Исусъ Христосъ, иже възлюби новыа люди, Рускую землю, и просвѣты ю крещениемъ святымъ. Тѣмже и мы припадаемъ къ нему, глаголюще: Господи Исусе Христе! что ти въздамъ о всѣхь, яже ты въздасть намъ, грѣшникомъ сущимъ? недоумѣемь противу даромъ твоимъ въздааниа въздати; велий бо еси, Господи, и чюдна дѣла твоа, и величию твоему нѣсть конца, въ родъ и родъ въсхвалимъ дѣла твоа. Ркуще съ Давыдомъ: приидѣте, възрадуемся Господеви, въскликнѣмь Богу Спасу нашему, предваримъ лице его въ исповѣдании; исповѣдающеся ему, яко благъ, яко въ вѣкы милость его, и яко избавилъ ны есть отъ врагь нашихь, рекше отъ идоль суетныхь. И пакы рцѣмъ съ Давыдомь: въспойте Господеви пѣснь нову, въспойте Господеви вся земля, въспойте Господеви, благословите имя его, благовѣстите день отъ дне спасение Бога нашего, възвѣстите въ языцехь славу его, въ всѣхь людехь чюдеса; велій Господь и хвалень зѣло, и величию его нѣсть конца. Колика ти радость! не единь, не два спасаются. Рече бо Господь: яко радость бываетъ на небесехь о единомь грѣшницѣ кающемся; се же не единь, ни два, но бесчисленое множество къ Богу приступиша, святымъ крещениемь просвѣщени. Якоже рече пророкь: въкроплю на вы воду чисту, и очиститеся отъ идоль вашихь и отъ грѣхь вашихь. И пакы другый пророкь рече: кто яко Богъ? отъемля грѣхы и преступаа неправды, яко хотяй милостивь есть; той обратитъ и ущедритъ ны, и погрузитъ грѣхы наша въ глубинѣ. И пакы Павелъ глаголеть: братие! елико насъ крестишася въ Христа Исуса, въ съмерть его крестихомся, и погребохомся убо съ нимъ крещениемъ въ съмерть, да якоже воста Христосъ отъ мертвыхъ съ славою отчею, такоже и мы въ обновлении житиа поидемъ. И пакы: ветхаа мимо идоша, и се быша новаа; нынѣ приближися и намъ спасение; нощъ успе, а день приближися, имже приведение обрѣтохомъ вѣрою въ благодать сию, имже хвалимся и стоимъ, нынѣ же просвѣтившеся и свободившеся отъ грѣха, поработившеся Господеви, имате плодъ вашь въ освящение. Тѣмже длъжни есмы работати Господеви, радующеся ему; рече бо Давыдъ: работайте Господеви съ страхомь, и радуйтеся ему съ трепетомъ. Мы же възопиемъ кь Господу нашему, глаголюще: благословень Богъ, иже не дасть насъ въ ловитву зубомъ ихъ, душа наша яко птица избавися отъ сѣти ловящихь, сѣть съкрушися, и мы избавлены быхомъ отъ прелести диавола, и погыбе память ихь съ шумомъ, Господь въ вѣкы пребываеть, хвалимъ отъ Рускыхъ сыновъ, пѣваемъ въ Троици; а дѣмони проклинаеми отъ благовѣрныхъ мужь и женъ, иже приали суть крещение и покаание въ отпущение грѣховь, новыи люди христианьскыи, избраннии Богомъ. О РОГНѢДИ. Владимеръ же просвѣщень сый самь и сынове его святымъ крещениемъ, посла къ женѣ своей Рогнѣди, глаголя сице: «азъ убо отнынѣ крещень есмь, и приахь вѣру и законь христианский; подобааше ми едину жену имѣти, еюже пояхъ въ христианьствѣ; избери убо себѣ отъ велможъ моихъ, егоже хощеши, да съчетаю тя ему.» Она же отвѣщавши, рече ему: «или ты единь хощеши царствие земное и небесное въсприати, а мнѣ маловременнымъ симъ и будущаго дати не хощеши; ты бо отступи отъ идолскыа прелести въ сыновление Божие, азъ же, бывъ царицею, не хощу раба быти земному цару ни князю, но уневѣститися хощу Христови, и въсприиму аггелскый образъ.» Сынъ же еа Ярославь сѣдяше у неа, бѣ бо естествомъ таковь отъ рожениа, и слыша глаголы и отвѣты матери своеа къ Володимеру, и въздхнувь, съ плачемъ глагола матери своей: «о мати моа, въ истинну царица еси царицамь и госпожа госпожамь, яко въсхотѣ измѣнити славу нынѣшнего вѣка будущею славою, и не въсхотѣ со высоты на нижняа съступити, тѣмже блаженна еси въ женахъ.» И отъ сего словесы Ярославь въста на ногу своею, и хождааше, а прежде бо бѣ не ходиль. Рогнѣдь же сиа изрекши, пострижеся въ мнишескый образъ, наречено бысть имя ей Анастасиа. О УДѢЛНЫХЪ КНЯЗЕХЬ. Потомъ же Владимеръ раздѣли землю сыномъ своимъ, и посажа ихъ по градомъ, по княжениемъ: Выщеслава, иже отъ Чехини, сего, яко старѣйшаго, посади въ Новогородѣ, а Изяслава, иже отъ Рогнѣди, посади въ Полотску, Святополка въ Туровѣ; умрьшу же старѣйшему Вышеславу въ Новогородѣ, посади Ярослава въ Новогородѣ, а Бориса въ Ростовѣ, а Глѣба въ Муромѣ, бѣста бо единою матерьня, и живяста въкупѣ, о нихъ же рече пророкь: се коль добро и коль красно, еже жити братии въкупѣ. А Святослава, иже отъ другыа Чехини, посади въ Деревехь; Всеволода, Ярославля брата, въ Володимери Велиньскомъ, Мъстислава, брата ихъ, Тмутороканю , Болеслава въ Лясѣхъ Великыхь, Станислава, Святославля брата, въ Смоленскѣ, Судислава въ Пьсковѣ; и разосла съ ними епископы и попы, и повелѣ крестити всю Рускую землю. И рече Володимерь: «се не добро, еже мало городовъ около Киева.» И нача ставити городы по Деснѣ, и по Въстри, по Требежу, и по Сулѣ, и по Востугнѣ; нача нарубати мужи лучшими отъ Словянь и отъ Кривичь, отъ Чюди и отъ Вятичь; и отъ сихъ насели грады; бѣ бо рать отъ Печенѣгь, и бѣ воюяся сь ними и одолѣваа имь.

Теги: Библейский персонаж, Епископ, Киев, Киевский, Муром, Новгород, Новгородский, Павел, Полоцк, Ростов, Тмутараканский, Тмутаракань, Царь, Церковь, Анастас Корсунянин, Анна Византийская, Борис Владимирович, Василия, Владимир Святославич (Василий), Глеб Владимирович, Давид, Днепр, Мстислав Владимирович, Муромский, Печенеги, Полоцкий, Река, Рим, Ростовский, Святополк Владимирович, Священник, Словени, Ярослав Владимирович, Изяслав Владимирович, Василий II Болгаробойца, Чудь, Корсунь, Туров, Стугна, Лука, Туровский, Сула, Кривичи, Десна, Святослав Владимирович, Судислав Владимирович, Вятичи, Всеволод Владимирович, Чехиня, Вышеслав Владимирович, Болгарыня, Станислав Владимирович, Царица, 988, 6496,

1015

О убиении Бориса и Глѣба. Святополкъ сѣде в Киевѣ по отци, и съзва кыянѣ и нача даяти имѣние имъ; они же приимаху, и не бѣ сердце их с нимъ, яко братья ихъ бяху с Борисомъ. Борису же возвратившюся с вои и не обрѣтшю Печенѣгъ, вѣсть прииде к нему, яко «отець ти умерлъ». И плакася по отци, велми бо любимъ бѣ отцемъ паче всѣх; и пришед ста на Алтѣ. Рѣша же дружина отня: «Се, у тебе есть дружина отня и вои бещислено; пакы поиди и сяди в Киевѣ на столѣ отьнѣ». Он же рече: «не буди того мнѣ взяти, ни рукы подняти на брата старѣишаго; аще отець мои умре, то сь ми будеть во отца мѣсто». Се слышавше, разидошася раздно от него; Борисъ же стояше съ отрокы своими. Святополкъ же, исполнивъся безакониа, Каиновъ смыслъ приимъ, посла къ Борису, глаголя, яко: «С тобою хошу любовь имѣти и къ отню придам ти», льстя под нимъ, како бы погубити. Святополкъ же прииде в Вышегород нощью, отаи призвав же Путшю и вышегородчкыя боярьци, и рече имъ: «Прияите ми всѣмъ сердцемь». Рече же Путша с вышегородскыми боярьци: «можем главы своя сложити за тя». Онъ же рече имъ: «не повѣдуще никому же, шедше, убиите брата моего Бориса». Они же скоро обѣшашася се створити. О сяковыхъ бо Соломонъ рече: «скори суть пролити кровь бес правды тии бо обѣщаются крови, собрати собѣ злая; сих пути суть коньчавающих безаконие, нечестьемъ душю свою емлют». Послании же приидоша на Алто поле нощью. и подступиша же ближе и слышаша глас блаженаго Бориса, поюща заутренюю: бѣ бо ему вѣсть уже, яко хотять убити и. Въставъ, нача пѣти: «господи, что умножишася стужающи ми; мнози, въсташа на мя; мнози глаголют о души моеи»; и пакы: «яко стрѣлы твоя унзоша во мнѣ; яко азъ на раны готовъ, болезни моя пред мною есть выину»; и пакы глаголаше: «господи, услыши молитву мою, внуши моление мое истиною твоею, услыши мя правдою твоею, не вниди в суд с рабомъ твоимъ; яко не оправдится пред тобою всякъ живъ, яко погна врагъ душю мою». И концавъ псаломъ, и видѣ, яко посланѣ суть губить его, и нача пѣти псалтырю, глаголя, яко «обиидоша мя унци тучни и сборъ злобывых осѣде мя. Господи боже мои, на тя уповахъ, спаси мя и от всѣх гонящих избави мя». Посемъ же нача пѣти канон; таче, концавъ заутренюю, помолися, глаголя, зря на икону, на Владычнь образъ: «господи Исусе христе, иже симъ образомъ явися на земли спасениа ради нашего, изволивыи своею волею пригвоздитися на крестѣ, волею приимъ страсть грѣх ради нашихъ, и мнѣ тако сподоби прияти страсть; се же не от противникъ приемлю, нь от своего брата, и не сътвори ему, господи, в семь грѣха». И помолившюся ему, возлеже на одрѣ своемъ. И се нападоша, яко звѣрие дивии. около шатра, и насунуша копьи, и прободоша Бориса и слугу его, и падоша на немь. Бѣ бо сь любимъ Борисомъ, и бяше бо отрокъ сь сынъ Угорескъ, именемъ Юрги, его же любляше Борисъ повелику; бѣ бо Борисъ възложилъ на него гривну велику злату, в неи же предстояше пред нимъ. Избиша же отрокы многы; Георъгеви не могуще сняти гривны сея вборзѣ съ шеи, усѣкнуща главу его, тако сня, отвергъша главу его прочь; тѣм же послѣдѣ не обрѣтоша тѣла его въ трупьи. Бориса же убивша оканнии и увертѣвше в шатеръ, возложьша на кола, везоша и еще дышюще. Увидѣвъ же се оканныи Святополкъ, яко еще дышеть, посла два Варяга приконьчатъ его. Онѣма же пришедшима, и видѣша, яко еще живу сущу ему, единь ею изъвлекъ мечь, пронзе и въ сердце. Тако скончася блаженыи Борисъ, вѣнець приимъ от христа бога, съ праведными причтеся, съ пророкы и апостолы, съ ликы мученичьскыми въдваряяся, Аврааму на лонѣ почивая, видя неиздреченную радость, въспѣвая съ аггелы, веселяся с ликы святыхъ. И положиша тѣло его, отаи принесъше Вышегороду, у церкви святого Василиа. Оканнии же си убиици приидоша Святополку, акы хвалу имуще безаконьници. Суть же имена симъ законопреступникомъ: Путьша, Талець, Оловиць, Ляшко; отець же их сатана. Сицѣ бо слугы бѣси бывают; бѣси бо на зло посылаеми бывают, а аггели на благое слеми суть. Аггелъ бо человѣку не стваряеть зла, нь благо мыслить ему всегда, паче же крестияномъ помагаеть от супротивнаго врага диавола; а бѣси на злое всегда ловят, завидяще ему, понеже видят человѣка богомъ почтена, и завидяще ему, на злое скоро слеми суть. Рече бо богъ: «кто идет прельстить Ахава» и рече бѣсъ: «се азъ иду». Золъ же человѣкь, тщася на злое, не хуже есть бѣса; бѣси бо бога боятся, а золъ человѣкъ ни бога боиться, ни человѣкъ ся стыдит; бѣси бо и креста господня боятся, а золъ человѣкь ни креста господня боится. Тѣм же глаголашеть Давыдъ: «Аще во истину убо право глаголете, право судите, сынове человѣчьстии; ибо въ сердци безаконие дѣлаете на земли, неправду рукы ваша съплетають; уничижени быша грѣшници от ложеснъ, заблудиша от чрева, глаголаше лжю; ярость их по образу змиину».

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Монах, Убийство, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Борис Владимирович, Боярин, Василия, Венгр, Георгий Угрин, Давид, Днепр, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Король, Ляшко, Поляки, Путша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Соломон, Ярослав Владимирович, Дружинник, Моисей Угрин, Талец,

Княжение Святополче. Святоплък же Окаанныи нача княжити в Киевѣ, и съзва люди, нача даяти коръзна, а другымь кунами, и раздая множество всего. Ярославу же тогда бывшу в Новѣградѣ, не вѣдущу отца своего смерти, кормяше варягы, бояся рати. Варязи же бяху мнози у Ярослава, и насилье творяху новгородцемь и женамь их. И вставше ркошя новгородци: «Сего мы насилья не можем терпѣти». И събрашася в нощь, и избишя варягы в дворѣ Поромонѣ. И разгнѣвася Ярослав, и шед на Ракому, сѣде в дворѣ, посла к новгородцем, рече: «Уже мнѣ сих не крѣсити». И позва к собѣ нарочитыа мужи тысящу, иже бяху изсѣкли варягы ты, оболстив их изсѣче, а друзии бѣжашя из града; в ту же нощъ приде ему вѣсть ис Киева от сестры его Передславы: Отець ти умерлъ, а Святоплъкъ сѣдит в Киевѣ, убивъ Бориса и Глѣба, а ты блюдися сего повелику. И се слышав, Ярослав печален бысть о отци и о дружинѣ; заутра же събрав избыток новгородцев, и створи вѣче на поли Ярослав, и рече к ним: Любимаа моя дружино, иже вчера избих в безумьи моем, не топерво ми их златом окупати, а нынече надобни. И утеръ слезы, рече имь: Братье, отець мои умерлъ есть, а Святополък сѣдит в Киевѣ, избиваа братю свою; хощу на нь поити, потягнѣте по мнѣѣ. И рѣша ему новгородци: Аще княже и братья нашя избита суть, а мы можемь с тобою ити. И събра Ярослав варягъ тысящу, а прочих вои 40 тысящ, и поиде на Святополъка, нарек Бога, и рече: Не аз начях избивати братью, но он, да будет отместникь Богъ крови брати моеи, зане без вины пролья кров Борисову и Глѣбову праведною; егда и мнѣ сице же створит, но суди ми, Господи, по правдѣ, да скончается злоба грѣшнаго. И поиде на Святополка. Слышав же Святоплъкъ идуща Ярослава, пристрои без числа вои, руси и печенѣгъ, и изыде противу к Любцу об онъ пол Днепра, а Ярослав о другыи.

Теги: Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, Новгород, 1015, 6523, Борис Владимирович, Варяги, Глеб Владимирович, Двор, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Предслава Владимировна, Ракомо, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Поромона,

Святополкъ же окаанны нача княжити в Киевѣ. Ярославу же и еще не вѣдущу о отца своего смерти, варязи бяху мнози у Ярослава и насилие творяаху наугородьцемъ и женамъ ихъ. И въставше, новогородци избиша варягы въ дворѣ Парамонѣ. И разгнѣвався Ярославъ, и шедъ на Ракамо, сѣде въ дворѣ, и посла къ новогородьцемъ, и рече: «Уже мнѣ сихъ не кресити». И позва к себѣ нарочитые мужи, иже бяху сѣкли варягы, и обольстивъ я, иссѣче 1000 мужь, а иныя бѣжаша изъ града. В ту же нощь прииде къ Ярославу вѣсть ис Кыева от сестры его Предъславы: «Отець ти умерлъ, а Святополкъ сидить в Киевѣ, убилъ Бориса и Глѣба. А ты блюдися сего повелику». И се слышавъ, печаленъ бысть о отцѣ и братии. Заутра же, собравъ избытокъ новогородьцевъ, и Ярославъ створи вече на полѣ, и рече к нимъ: «О любимая моя дружино, юже вчера избихъ в безумии моемъ. Не топере ми ихъ золотомъ окупати, а нынѣ надобни». И утеръ слезъ, рече имъ на вѣчии: «Братие! Отець мои умерлъ есть, а Святополкъ сидить в Киевѣ, избивая братию свою. Хощу на нь поити. Потягнете по мнѣ!». И рѣша ему наугородьци: «Аще, княже, и братия наша избита суть, а мы можемъ с тобою ити». И собра воя Ярославъ, варягъ тысящу, а прочихъ вои 40000, и поиде на Святополка, нарекъ бога и рече: «Не азъ начахъ избивати братию, но онъ. Да будеть отместникъ богъ крови братии моея, зане без вины пролия кровь Борисову и Глѣбову праведную. Егда мнѣ сице же створить, но суди ми, господи, по правдѣ, да скончается злоба грѣшныхъ». И поиде на Святополка. Слышавъ же Святополкъ идуща Ярослава, пристрои безъ числа вои руси и печенѣгъ, изыде противу къ Любчю об онъ полъ Днѣпра, а Ярославъ об сю страну.

Теги: Киев, Киевский, Князь, 1015, 6523, Борис Владимирович, Глеб Владимирович, Двор, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Ракомо, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Поромона,

Убиение князя Бориса Владимеровича Ростовъского. Святополкь сѣде въ Киевѣ по отци, и призва кианы, и многи дары имъ раздаа, и отпусты а. Посла же кь Борису, глаголя: «Брате! хощу съ тобою любовь имѣти, и кь отню ти придамъ»; глагола же лестно, а не истинно. И пришедъ къ Вышегороду нощию, отаи призва Путшу и вышегородскыа боляре, и рече имъ: «Повѣжьте ми по истиннѣ, приазньство имѣете ли ко мнѣ?» Путша рече: «Вси мы можемъ головы своа положити за тя». Видѣвъ же диаволь, искони ненавидяи добра человѣку, яко всю надежду свою на Бога положиль есть святыи Борись, начатъ подвижнѣе бывати и обрѣть, якоже и Каина на братоубииство горяща, такоже и окааннаго Святополка, по истиннѣ втораго Каина, улови мысль его, яко да избыетъ вся наслѣдникы отца своего, и самъ прииметь всю власть Рускую единь. Тогда призва къ себѣ окаанныи, проклятыи Святополкь съвѣтники всему злу и началникы всеа неправды, и отвръзе прескврыиаа своа уста, и испусти злыи свои глась, и рече Путшинѣ чади: «Аще убо обѣщастеся главы своа положити за мя, то шедше, братиа моа, да где обрящете брата моего Бориса, исмотривше времени убиите его»; и обѣщашася ему тако сътворити. О таковыхъ рече пророкь: "Скоры суть пролиати кровь бес правды; сии бо обѣщаваются крови, и събираютъ себѣ злаа; сихъ путие суть събирающе безаконие, и нечестиемь бо свою душу обиемлютъ". Блаженныи же Борисъ, якоже бѣ посланъ отъ отца своего, и не обрѣте противныхъ своихъ и възвратися; и слышавь о отни смерти, и како потаилъ Святополкь смерть отца своего, и не хотя ити кь Киеву, но якоже бѣ воротилься, и пришедъ ста на Алтѣ шатры; и рѣша ему дружина: «Поиди, сяди въ Киевѣ на столѣ отца своего, се бо вси вои въ руку ти суть». Онъ же къ нимъ отвѣщавааше: «Не буди мнѣ того възяты рукы на брата моего, еще же и старѣишаго, егоже быхъ имѣль яко отца; мнози бо языци въ дому отца моего и превратятъ сердце мое, еже прогнати ми его; якоже и отецъ мои сътвори прежде святаго крещениа». Се же слышавше вои, разыидошася отъ него, а самъ остася токмо съ отрокы своими. И бяше день суботныи, а самъ бѣаше въ велицѣ тузѣ и печали, и влѣзь въ шатерь свои съкрушенымъ сердцемъ, и плакаашеся ськрушенымъ сердцемъ, а душею радостною жалостно глась свои испущааше: «Слезь моихъ не презри, Владыко! да якоже уповаю на тя, тако да сь твоими рабы прииму часть и жребии съ всѣми святыми твоими, яко ты еси Богь милостивь и тебѣ славу възсылаемъ Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ». Помышляашетъ же мучение и страсть святаго мученика Никиты и святаго Вячеслава, брата Болеславля, князя Чьского, подобно сему убиену бывшу отъ Болеслава, Лятьского князя, брата суща, и како святѣи Варварѣ отець свои убиица бысть; и помышляаше слово премудраго Соломона: праведници въ вѣкы живуть, отъ Господа мзда ихь и строение ихъ отъ Вышняго; и о семъ словеси токмо утѣшаашеся. Таче бысть вечеръ, повелѣ пѣти вечерню, а самъ влѣзь въ шатерь, нача творити вечернюю, съ слезами горкыми и частымъ въздыханиемъ и стенаниемъ многымь. По сихъ же леже спати, и бяше сонь его въ мнозѣ размышлении и въ печали крѣпцѣ и страшнѣ, како предатися на страсть, и како пострадати, и течение скончати, и вѣру сьблюсти, яко да неищадымыи вѣнець прииметъ отъ рукы Вседрьжителя. И възбнувь рано, и видѣ, яко годъ есть утрении, бѣ же въ святую недѣлю, и рече къ прозвитеру своему: «Въставь, начни утренюю»; самъ же, обувь нозѣ свои и лице свое умывъ, начатъ молитися Господу Богу. Послании же отъ Святополка приидоша на Алто въ нощь ту, и подступиша близь шатра, и слышаша гласъ блаженнаго страстотръпца, поюще псалмы заутреняа. Бяше же ему вѣсть о убиении его, и начать пѣти: "Господи! что ся умножиша стужающеи ми? Мнози вьсташа на мя; и прочаа псалма того. И начатъ пѣти псалтырь, глаголя, "яко обыдоша мя пси мнози и юнци тучнии обдрьжаща мя"; и паки: "Господи, Боже мои! на тя уповахъ, и спаси мя; таче по семъ канонь". И скончаша ему утренюю, начатъ молитися, зря ко иконѣ Господни, глаголя сице: «Господи Исусе Христе! Иже симъ образомъ явися на земли, изволивыи своею волею пригвоздитися на крестѣ, и приимъ смерть грѣхь ради нашихъ, и сподоби мя тако приати страсть». И яко услышааше топотъ золъ около шатра, и трепетенъ бывь, нача слезы испущати отъ очию своею, и глаголаше: «Слава ти, Господи, о всемь томъ яко сподобиль ми еси, зависти ради, приати горкую смерть, и все пострадати любве ради словесе твоего; не въсхотѣхъ бо себе самъ възыскати, ничтоже себе изволихъ по апостолу: любы тръпитъ, всему вѣру емлетъ, не ищетъ своихъ си; и пакы: боязни въ любви нѣсть, но съврьшенна любовь вонъ изгоняетъ страхъ; тѣмже, Владыко, душа моа въ руку твоею есть выну, яко закона твоего не забыхъ; яко Господу годѣ, тако и бысть.» И яко узрѣ прозвитерь его и отрокь, иже служааше предъ нимъ, господина своего дряхла и печалию обилна суща зѣло, расплакастася и глаголаста: «Милыи наю господине драгыи! коликои благости сподобися, яко не въсхотѣ противитися брату своему, любве ради Божиа, колико воа дръжа въ руку свою!». И си рекша, умилистася и умлькоста, и абие узрѣста текущихъ кь шатру, блистания оружиа, и мечное оцѣщение. Безъ милости прободено бысть честное и многомилостивое тѣло святаго и блаженнаго страстотрьпца Бориса; и въскочивше въ шатрь насунуша его копиемъ окаанныи Путша, и Талець, и Еловичь, и Ляшко. Видѣвъ же се отрокъ его, връжеся на тѣло его, рекь: «Да не остану тебе, господине мои драгыи; да идеже красота тѣла твоего увядаетъ, ту и азъ сподоблень буду животь свои скончати». Бяше же сеи отрокъ родомъ Угринь, именемъ Георгии, братъ Моисею, егоже потомъ плѣни Болеславъ, плѣнуа Киевь съ Святополкомь, бияся съ Ярославомъ; много пострада въ Лясѣхъ въ плѣну отъ жены нѣкыя, еяже мужа убиша на бою вои Ярославли; она же хотѣ сего Моисея въ домь свои взяти въ мужа себѣ, красоты ради его, бѣша бо красенъ велми; о немъ же повѣсть въ Патерицѣ въ Печерскомь. Мы же сие глаголемь; На Георгиа же бяше възложилъ святыи Борисъ гривну злату, бѣ бо любимъ Борисомъ паче мѣры; ту же и того прободоша. Святыи же Борисъ яко бысть уранень, искочи ис шатра въ оторопѣ, и начаша глаголати стоящеи округъ его: «Что стоите зряще? Приступльше скончаемь повелѣнное намъ". Сиа слышавъ блаженныи Борисъ, нача молитися имъ и милъ ся дѣати, глаголя имъ: «братиа моа милаа! мало ми время дождѣте, да помолюся Богу моему.» И възрѣвь на небо сь слезами и горцѣ въздохнувь, нача молитися сицеми глаголы: «Господи Исусе Христе, Боже милостивыи, и многомилостивыи, и премногомилостивыи Владыко! славати, яко сподобилъ мя еси, Владыко, отъ прелести житиа сего лестнаго отъити; слава ти, прещедрыи Живодавче, яко сподобилъ мя еси труда святыхь ти мученикь; слава ти, Владыко человѣколюбче, сподобивыи мя скончати хотѣние сердца моего; слава, Христе, многому милосердию твоему, иже направивыи на правыи путь мирныи ногы моа тещи къ тебѣ безъ съблазньства; призры съ высоты святыа твоеа и виждь болѣзнь сердца моего, юже приахь отъ сродника моего, яко тебе ради умръщвляемы есми весь день, въмѣниша мя яко овца въ снѣдь. Вѣси бо, Господи мои, вѣси, яко не противлюся, ни въпрекы глаголю; имыи въ руку моею вся воа отца моего и вся любима отца моего, и ничтоже умыслихъ противу брату моему, онъ же елико възможе, въздвиже на мя; да аще бы ми врагь поносилъ, претрьпѣлъ быхъ убо отъ него, и аще бы ненавидяи мя на мя велерѣчевалъ, укрылся быхъ отъ него. Но ты, Господи, виждь и суди межи мною и братомъ моимъ, и не постави имъ грѣха сего, но приими въ миръ духь мои, аминь». Таче възрѣвь къ нимъ умиленыма очима, испадшимъ лицемъ, весь слезами облиявся, рече е: «Братие! приступльше кончаите службу вашу, и не буди мирь, братие, брату моему и вамъ». Да елико слышаху словеса его, отъ слезъ не можааху ни словесе рещи, отъ страха же и печали горкиа и отъ многь слезъ, но съ въздыханиемь горкымъ жалостно глаголааху, плачуще въ души своеи: «Увы намъ, княже нашь милыи, драгыи, блаженныи, водителю слѣпымь, одежда нагымъ, старости жезль, ненаказаннымь казателю! кто уже исправитъ вся? како не въсхотѣ славы мира сего? како не въсхотѣ веселитися съ честными велможами? како не въсхотѣ величии въ семъ житии? кто бо не почудится великому его смирентю? кто ли не смирится, оно смирение видя и слыша?» И абие успе, предавь душу въ руцѣ Бога живаго, мѣсяца иулиа 24 день. Избыша же и отрокы многы; съ Георгиа же не могуще гривны сняти, отсѣкше главу его отвръгоша кромѣ, да тѣмъ послѣди не могоша познати тѣла его. Блаженнаго же Бориса обертѣша въ шатеръ, възложиша на кола, и повезоша его, и яко быша на бору, нача въскланяти святую главу свою; и се увѣдавъ Святополкь, посла два варяга, и прободоста и мечи въ сердце. И тако скончася блаженныи Борисъ, въсприемъ неувѣдаемыи вѣнець отъ Христа Бога съ праведними, причтеся съ пророкы и апостолы, и съ ликы мученическыми въдворяася, Авраама на лонѣ почиваа, и видя неизреченную радость, въспѣваа съ аггелы и веселяся въ лицѣ святыхъ. И привезше на Днѣпрь, вложиша его въ лодию, и приплувше съ нимь подъ Киевь; Киане же не приаша его, но отпнухуша прочь. И привезше тѣло его таи, положиша у церкви святаго Василия, въ Вышегородѣ, въ землю погребоша. Сеи благовѣрныи князь Борись, благаго корене сыи, послушливъ бѣ, отцу покаряяся о всемъ; тѣломъ бяше красень и высокь, лицемь кругль, плечи высоцѣ, въ чреслѣхь тонокь, очима добрь и весель, брада мала и усъ, младъ бо бѣ еще; свѣтяся царскы, крѣпокъ тѣломъ, на рати храберь, въ сьвѣтехъ мудръ и разумень, при всемь всячьскы украшень акы цвѣтъ въ юности своеи, и благодать Божиа цвѣтяше на немъ. Окааннии же сии убиици приидоша кь Святополку, акы хвалу имуще, безаконници. Сии бо слугы бѣсы бываютъ; бѣсы бо на злое посылаеми бываютъ, аггели же на благое слеми суть. Аггель бо человѣку зла не сьтворяетъ, но благое мыслитъ ему всегда, паче же христианомъ помагаетъ и заступаетъ отъ съпротивнаго диавола; а бѣси всегда на злое словятъ, завидяще ему, понеже видятъ человѣка почтена Богомъ, и завидяще ему, на злое слеми скори суть. Рече бо Богь: "Кто идетъ прелестити Ахава? И рече бѣсь: "Се азъ иду". Злыи же человѣкь, тщашася на злое, не хуждьши есть бѣса; бѣси бо Бога боятся и человѣкь стыдятся, а золъ человѣкь ни Бога боится, ни человѣкь ни срамляется; бѣси бо креста Господня боятся, а золь человѣкь ни креста Господня боится. Тѣмже и глаголаше Давыдъ: аще въ истинну правду глаголете, праваа судите сынове человѣчестии; ибо въ сердци безаконие дѣлаете на земли; неправду рукы ваша сьплѣтаютъ. очюждени быша грѣшници отъ ложеснь, заблудиша отъ чрева, глаголаша лжу. и ярость ихь по образу змиину.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Монах, Суббота, Убийство, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 24 июля, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Болеслав I Храбрый, Борис Владимирович, Боярин, Варвара, Варяги, Василия, Вячеслав Вартиславич, Георгий Угрин, Давид, Днепр, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Король, Ляшко, Мученик, Никита, Польский, Польша, Поляки, Путша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Соломон, Чешский, Ярослав Владимирович, Дружинник, Моисей Угрин, Талец, Болеслав Вратиславич, Святая неделя, Великомученица,

1016

И собра вои 4000: Варягъ бяшеть тысяща, а новгородцовъ 3000; и поиде на нь. Святополкъ же то слышавъ, и собра бещисла множество вои, изиде противу его къ Любцю, и сѣде ту на полѣ со множествомъ вои. Ярославъ же пришед, ста на березѣ на Днѣпрѣ; стояша ту 3 мѣсяци, не смѣюще ся соступити, Воевода Святополчь, именемъ Волчии Хвостъ, ѣздя подлѣ рѣку, укаряти нача новгородци: «почто приидосте с хромчемь тѣмъ, а вы плотници суще; а мы приставимъ вы хоромовъ рубить». И нача Днѣпръ мръзнути. И бяше Ярославъу мужь воприязнь у Святополка; и посла к нему Ярославъ отрокъ свои нощью. Рекъ к нему: «оньсии, что ты тому велишь творити; меду мало варено, а дружины много». И тъ рече мужь: «рчи тако Ярославу: да аще меду мало, а дружинѣ много, да к вечеру дати». И разумѣ Ярославъ, яко в нощь велит сѣщися; а абие того вечера перевозися Ярославъ на ону страну Днѣпра и лодьи отринуша от берега; и тои нощи поидоша на сѣчю. И рече Ярославъ дружинѣ: «знаменаитеся, повиваите собѣ главы своя убрусомъ». И бысть сѣча зла, оже за рукы емлющеся сѣчаху и по удолиемъ кровь течаше; мнозѣ вѣрнии видяху аггелы божиа помагающа Ярославу; и до свѣта побѣдиша Святополка. И бѣжа Святополкъ в Печенѣгы, и бысть межи Чахы и Ляхы, никим же гонимъ пропаде оканныи, и тако злѣ живот свои сконча; яже дымъ и до сего дни есть; а Ярославъ иде къ Кыеву, сѣде на столѣ отца своего Володимира; и абие нача вои свои дѣлитѣ старостамъ по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнѣ, а новгородцомъ по 10 гривенъ всѣмъ, и отпусти ихъ всѣх домовъ, и давъ имъ правду, и уставъ списавъ, тако рекши имъ: \176\ «по се грамотѣ ходите, якоже списах вамъ, такоже держите».

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Чехия, Ярослав Владимирович,

В лѣто 6524 [1016]. Начало княжениа Ярославля в Киевѣ. Прииде на Святоплъка и сташя противу собѣ обаи полы Днепра. И не смѣют ни си онѣх, ни они сих почати, и стояша три месяци противу себѣ, не смѣаху ступитися. И нача воевода Святополчь, именем Влъчии Хвостъ, ѣздя възлѣ брегъ, укаряти новгородци, глаголя: Почто приидосте с хромцем симъ? А вы плотници суще, приставимъ вы храмовъ рубити. Се слышавше новгородци, рѣша Ярославу, яко: Заутра перевеземся на нь; аще ли кто не идеть с нами, то сами посѣчемъ и. Бѣ бо уже в замороз, а Святоплък стоаше межи двѣма озерома, и всю нощь пилъ бѣ с дружиною своею. И нача Днепръ мерзнути, и бяше Ярославу муж в приазнь у Святоплъка, и посла к нему Ярослав отрокъ свои нощию, рече к нему он сии: Что ты тому велиши творити, меду мало варено, а дружины много. И отрече ему муж тои: Рцы тако Ярославу: да аще меду мало, а дружины много, да к вечеру дати. И разумѣв Ярослав: яко в нощъ велит сещися. И заутра, исплъчився съ дружиною своею, противу свѣта перевезеся на ону страну Днепра. И высѣде на брегъ, и отринушя лодья от брега; и тои нощи поидошя противу собѣ на сѣчю. И рече Ярослав друженѣ: Знаменаитеся, повиваите главы себѣ убрусом. И сступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озером печенѣгом помогати; и притиснушя Святоплъчи вои къ озеру, и въступиша на лед, и обломися с ними лед, и нача одоляти Ярослав, Святоплък же побѣже, и одолѣ Ярослав. А Святоплък бѣжа в Ляхи, и сѣде Ярослав в Киевѣ на столѣ отца своего и дѣда. Бѣ бо тогда Ярославъ 28 лѣт.

Теги: Воевода, Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, 1016, 6524, Волчий Хвост, Днепр, Новгородцы, Печенеги, Польша, Река, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

В лѣто 6524 [1016]. Прииде Ярославъ на Святополка, и сташа противу себе оба полы Днѣпра, и не смѣяхуть и ни си онѣхъ, ни они сихъ начатъ, и стояша 3 месяци противу себѣ, не смѣющеся соступити. И нача воевати Святополчь именемъ Волчи Хвостъ, ѣздя возлѣ брегъ, укаряти новогородьци, глаголя: «Почто приидосте со хромцемъ симъ, а вы плотници суще. Приставимъ васъ хоромовъ рубити нашихъ». Се слышавше, новогородьци рѣша Ярославу: «Яко заутра перевеземся на нь. Аще ли кто не поидеть с нами, то сами потнемъ». И бѣ бо уже взаморозъ, а Святополкъ стояше межи двѣма озерома и всю нощь пилъ бѣ с боляры своими. И нача Днѣпръ меръзнути. И бяше Ярославу мужь въ приязнь у Святополка, и посла к нему Ярославъ отрокъ свои нощию, рече к нему он си: «Что ты тому велиши творити: меду мало варено, а дружины много». И отрече ему муже тъ: «Рци тако Ярославу: "Да аще дружины много, а меду мало, да к вечеру дати"». И разумѣвъ Ярославъ, яко в нощь велитъ сѣщися. Ярослав же заутра исполнився воемъ своимъ, противо свѣту перевезеся на ону страну Днѣпра и выседе на брегъ, отринуша лодья от брега, и тои нощи поидоша противу себе на сѣчю. И рече Ярославъ своимъ воемъ: «Знаменаитеся, повиваите главы себѣ убрусомъ». И сступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озеромъ печенѣгомъ помагати, и притиснуша Святополчи вои къ езеру, и выступиша на ледъ, и обломися с ними ледъ, и одолѣти нача Ярославъ. Святополкъ побѣже в Ляхи, а Ярославъ сѣде в Киевѣ на столѣ отечьнѣ и дѣднѣ. Бѣ бо тогда Ярославъ 18 лѣтъ.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

О побѣдѣ Ярославли на Святополка. Святополку же княжащу въ Киевѣ, въ лѣто 6524 [1016], събра Ярославь воа, Варягь тысящу, а прочихъ вои 30 тысящь, и поиде изъ Новагорода на Святополка, нарекъ Бога, и рече: «не азъ почахь избывати братию, но онь; да будетъ отместникь Богь братии моеа крове, зане безъ вины пролиа кровь Борисову и Глѣбову праведную: егда мнѣ сице же сътворитъ? но суди, Господи, по правдѣ нашеи, да скончается злоба грѣшныхъ.» И поиде на Святополка; слышавъ же Святополкь идуща Ярослава, пристрои бес числа вои, Руси и Печенѣгь, и изыиде противу къ Любчю. Прииде же Ярославь, и сташа противу себѣ обаполы Днѣпра, и не смѣаху наити ни сии на тѣхъ съ сеа страны, ни тѣ на сѣхь съ тоа стороны, и стоаху 3 мѣсяцѣ, не смѣюще ся съступити. Воевода же Святополкь, именемъ Воличии Хвостъ, отца ихь Владимера, иже побѣди Радимичи на Пищанѣ, старъ сыи, несмыслено нача ѣздѣти подлѣ брега Днѣпра рѣкы, и укаряа Новогородци, глаголаше: «Смерди, почто приидосте съ хромцемь симъ? А вы плотници суще, заставимъ васъ рубити хоромовь нашихь». Се слышавше Новогородци, рѣша Ярославу: «Яко заутра перевеземся на нь; аще ли кто не поидеть съ нами, потнемь его». И бѣ бо уже въ заморозъ; а Святополкь стоаше межи двѣма озерома, и всю нощь пилъ бѣ съ боляры своими; и нача Днѣпрь мрьзнути. И бѣ нѣкто у Святополка приатель Ярославу, и посла къ нему Ярославъ отрокъ свои нощию, и рече къ нему: «Онъ си, что ты тому велиши творити? меду варено мало, а дружины много». И отрече ему приатель тои: «Рци тако Ярославу, да аще дружины много, а меду мало, да къ вечеру дати». И разумѣ Ярославь, яко въ нощь велить ити сѣщися. Ярославь же ся заутра исполчити повелѣ всѣмь воемъ своимъ, и въ ту нощь противу свѣту перевезеся на ону сторону Днѣпра; и вышедше на брегь отринуша лодии прочь отъ брега, и въ тои нощи поидоша противу себе на сѣчю. И рече Ярославъ воемъ своимъ: «Знаменаитеся, повиваите главы своа убрусци». И съступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озеромъ Печенѣгомъ помагати, и притиснуша Святополчихь вои кь озеру, и выступиша на ледь, и обломыся съ ними ледъ, и нача одолѣвати Ярославь. Видѣвъ же Святополкь, побѣже въ Ляхы. И одолѣ Ярославь, и шедъ сѣдѣ въ Киевѣ на столѣ отечьнѣ и дѣднѣ; бѣ бо тогда Ярославь 28 лѣть.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

1026

В лѣто 6534 [1026]. Великии князь Ярославъ совокупи воя многы и прииде къ Киеву, и створи миръ с братомъ Мьстиславомъ у Городьца. и раздели ся а по Днѣпру Рускую землю: великыи князь Ярославъ прия сю страну, а Мьстиславъ ону. И начаста жити миромъ и въ братолюбьствѣ. И преста усобица и мятежъ, и бысть тишина велика в земли.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Русь, Тмутараканский, Черниговский, Днепр, Мстислав Владимирович, Ярослав Владимирович, 6534, Городец, 1026,

Въ лѣто 6534 [1026]. Великии князь Ярославь съвъкупи воа многы, и прииде кь Киеву, и сътвори миръ сь братомъ Мьстиславомъ у Городца. И раздѣли Русскую землю по Днѣпру: великии князь Ярославъ приа сю страну, а Мстиславъ ону; и начаста жити миромъ и въ братолюбствѣ, и преста усобица и мятежь, и бысть тишина велика въ Рускои земли.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Русь, Тмутараканский, Черниговский, Днепр, Мстислав Владимирович, Река, Ярослав Владимирович, 6534, Городец, 1026,

1066

Того же лѣта князь Всеславь Полотцкии Брячиславичь взявъ Новьгородъ и пожже; а потомъ на 3-е лѣто побѣдиша Новогородци Всеслава. Бысть же сице: заратися Всеславь и взя Новгородъ, и пожже до Неровского конца; и поима все вь святѣи Софии, и паникадила и колоколы, отъиде. Ярославичи же трие, князь великии Изяславъ, и Святославъ, и Всеволодъ, съвокупиша вои, идоша на Всеслава Полотцкаго, зимѣ сущи велицѣ; и приидоша къ Менску, и Мениане затворишася въ градѣ; князи же взяша градъ Менескь и иссѣкоша мужи, а жены и дѣти даша на щитъ. И поидоша къ Немизи, и ту выиде противу ихь Всеславь, и сьвъкупишася обои на Немизѣ, марта 3 день, бѣ бо снѣгь великь, и поидоша противу себѣ; и бысть имъ бои великъ и сѣча зла, многы падоша, и одолѣша Ярославичѣ, а Всеславь побѣже. Посемь же, мѣсяца иуля въ 10 день, трие Ярославичи, князь великии Изяславъ, и Святославь и Всеволодъ, цѣловаша кресть кь Всеславу, и послаша къ нему, глаголюще: «Прииди къ намъ, яко не сътворимъ ти зла». Онъ же надѣяся на крестное цѣлование, иде къ нимъ на Ршу, поиха въ лодьи черезъ Днѣпрь. Изяславу же въ шатерь предъидущу, а Всеславу по немъ идущу, и яша Всеслава на Рши у Смоленска, преступивше кресть. Изяславъ же приведъ Всеслава кь Киеву, всади его въ порубь и съ двѣма сынома. Преступление крестное.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Новгород, Святослав Ярославич, Смоленск, Днепр, Новгородцы, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1066, 6574, Минск, Минчане, Немига, Оршица, Неревский конец, Март, 10-е, 3-е, Июль,

1067

В лѣто 6575 [1067]. Заратися Всеславъ, сынъ Брячиславль, Полотьскыи, зая Новгород. Ярославици же трие, Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ совокупиша воя, идоша на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ, и прииде Мѣньску, и мѣнянѣ затворишася въ градѣ. Сиа же братьа взяша Мѣнескъ, исѣкоша мужи, а жены и дѣти взяша на щитъ; и поидоша к Немѣзи, мѣсяца марта въ 3 день, и бяше снѣгъ великъ, и поидоша противъ себѣ, и бысть сѣча зла, и мнози падоша; и одолѣша Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, а Всеславъ бѣжа. Посемъ же, мѣсяца июля въ 10 день, Изяславъ, Святославъ, Всеволод цѣловаша крестъ честныи ко Всеславу, рекше ему: «Прииди к намъ, яко не створим ти зла». Онъ же, надѣяся о цѣловании креста, приихавши в лодьи чресъ Днепръ. Изяславу же в шатеръ преди идущу, Всеславу по немь идущу, тако Всеслава яша на Рши у Смоленьска, преступивше крестъ. Изяславъ же приведе Всеслава Кыеву и всади его в порубъ съ двѣима сынъма.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Новгород, Святослав Ярославич, Смоленск, Днепр, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, Оршица, Март, 10-е, 3-е, Июль,

В лѣто 6575 [1067]. Заратися Всеслав, сынь Брячиславль, Полотскыи и зая Новгород до Неревского конца и пожже; и поимав все у святѣи Софии, и паникадила, и колоколы, и отъиде. И Ярославичи же трие, Изяслав, Святослав, Всеволод, совокупивше вои, идошя на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ. И приидошя к Менску, и меняне затворишася в градѣ. Си же взяше Каменескъ и изсѣкошя мужи, а жены и дѣти дашя на щит, и поидошя к Немизѣ, и Всеслав поиде противу. И съвокупишяся обои на Немизѣ марта въ 3 день, бѣ бо снѣг велик, и поидоша противу собѣ; и бысть сѣча, мнози падошя; и одолѣ Изяслав, и Святослав, и Всеволодъ, а Всеслав побѣже. По сем же, месяца июня 10, Изяслав, и Святослав, и Всеволод цѣловаше крестъ къ Всеславу, ркуще ему: Прииди к нам, яко не створим ти зла. Он же надѣяся о цѣлованьи креста, преѣха в лодьи чрез Днепръ, Изяславу же в шатеръ предъидущу, Всеславу же по нем идущу, и яша Всеслава на Рши у Смоленска, преступивше крестъ. И приведе Изяслав Всеслава к Киеву, всади и в порубь с двѣма сынома.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Новгород, Святослав Ярославич, Смоленск, Днепр, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, Оршица, Март, 10-е, 3-е, Июль,

В лѣто 6575 [1067]. Заратися Всеславъ, сынъ Брячиславль, полотескыи и зая Новъгородъ до Неревьскаго конца, и пожже и поима все у Святѣи Софии, и паникадила, и колоколы, и отъиде. И Ярославичи же трие, Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, совокупиша вои и идоша на Всеслава, зимѣ суще велици, и приидоша къ Меньску, и меняне затворишася въ градѣ. Сии же князи взяша градъ Менескь и иссѣкоша мужи, а жены и дѣти даша на щитъ: и поидоша к Немизи, и Всеславъ поиде противу, и совокупишася обои на Немизѣ марта 3 день, бѣ бо снеѣгъ великъ, и противу поидоша себе, и бысть сѣча зла, многы падоша. И одолѣ Изяславъ и Святославъ, и Всеволодъ, а Всеславъ побѣже. По семъ же месяца июля въ 10 день Изяславъ и Святославъ, и Всеволодъ целовавше крестъ къ Всѣславу, ркуще ему: «Прииди к намъ, яко не створим ти зла». Он же, надѣявся о целовании креста, поѣде в лодии чрезъ Днѣпръ. Изяславу же въ шатеръ предъ идущу, а Всеславу же по немъ идущу, и яша Всеслава на Рши у Смоленьска, преступивше крестъ. Изяславъ же, приведъ Всеслава къ Киеву, всади в порубъ съ двѣма сынома.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Новгород, Святослав Ярославич, Смоленск, Церковь, Днепр, Новгородцы, Река, Софии, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, Оршица, Неревский конец, Март, 10-е, 3-е, Июль,

1071

В сиа же времена прииде волхвъ, прѣлъщенъ бѣсомъ; пришед бо Кыеву, глаголаше, яко явилося ми 5 богъ, глаголюще сице: "Повѣдаи людемъ, яко на 5 лѣто потещи Днѣпру въспять, а землямъ преступати на иная мѣста, яко стати Грѣчьскои земли на Рускои земли, а Рускои земъли на Грѣчьскои землѣ, и прочимъ землям измѣнятися; егоже невѣгласи послушаху, вѣрнии же насмѣяхуся, глаголюще ему: «Бѣсъ тобою играеть на пагубу тобѣ». Еже и бысть ему: во едину бо нощь бысть безъ вѣсти. Бѣси бо, подътокше, на зло въводят, посемь же насмихаются, вринувше въ пропасть смертьную, научивше глаголати, яко се скажемъ бѣсовьское научение и дѣиство.

Теги: Византия, Киев, Русь, Днепр, Река, 6579, 1071,

В си же времена прииде влъхвъ, прелщенъ бѣсом; и пришед к Киеву, глаголюще сице, повѣдаа людемь, яко на пятое лѣто Днепру потещи вспять, а землям преступати на инаа мѣста, яко стати Греческои земли на Рускои, а Рускои земли на Греческои, и прочим землям измѣнитися; егоже невѣгласи послушаху, вѣрнии же насмѣхахуся, глаголюще ему: Бѣсъ тобою играет на пагубу тобѣѣ. Се же и бысть ему: въ едину же нощъ бысть без вѣсти. Бѣси бо подтокше на зло вводять, по сем же посмѣхаються, ввергше в пропасть смертную, научивше глаголати, яко се скажем бѣсовское наущение и дѣиство.

Теги: Византия, Киев, Русь, Днепр, Река, 6579, 1071,

И в си времена прииде волховъ, прелщенъе бѣсомъ, пришедъ бо къ Киеву, глаголаше, яко «явило ми ся есть пять Богъ, глаголюще сице: "Повѣдаи людемъ, яко на пятое лѣто потещи Днѣпру въспять, а землямъ преступати на иная мѣста, яко стати Греческои земли на Рускои земли, а Рускои на Греческои земли и прочимъ землямъ изменятися"». Его же невѣгласи послушааху, вѣрнии же насмѣяхуся, глаголюще ему: «Бѣсъ тобою играетъ на пагубу тебѣ», еже и бысть ему, въ едину убо нощь бысть без вѣсти. Бѣси бо, потокъше, въводять на зло, по сем же насмихаются, вринувше въ пропасть смертную, научивше глаголюще, яко се сказаимъ бѣсовьское научение и дѣиство.

Теги: Византия, Киев, Днепр, Река, 6579, 1071,

И въ си времена прииде вльхвъ, прелщень бѣсомъ; пришедъ бо х Киеву, глаголаше: «яко явило ми ся есть пять богь, глаголюще сице: повѣдаи людемъ, яко на пятое лѣто потечетъ Днѣпрь рѣка въспять, а землямъ превращатися и преступати на инаа мѣста, яко стати Греческо земли на Рускои земли, а Рускои на Греческои земли, и прочиимъ землямъ измѣнятися». Егоже невѣгласи послушааху, вѣрнии же насмѣахуся, глаголюще: «бѣсь тобою играеть на пагубу тебѣ;» еже и бысть ему, въ едину убо нощь безъ вѣсти бысть. Бѣси бо потокше на зло въводятъ, посемь же насмѣхаются, вринувше въ пропасть смертьную, научивше глаголати , якоже се сказаимъ бѣсовское научение и дѣиство.

Теги: Византия, Киев, Русь, Днепр, Река, 6579, 1071,