Летописи

Выбранные теги: Очистить

Древляне,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

850

По мнозѣх же временех сѣли суть словѣне по Дунаеви, где есть нынѣ Угорская земля и Болгарска. И от тѣх словенъ разидошяся по земли и прозвашяся имены своими, где сѣдше на которомъ мѣстѣ; яко шедше сѣдошя на рѣцѣ именем Морава и прозвашяся морава, а друзии нарекошяся чеси. А се ти же словени: хорвати бѣлии, и сербь, и хорутане, волохом бо нашедшим на дунаискыа словены, и сѣдшимь им в них насиляющимь им. Словени же пришедше, сѣдошя овии на Вислѣ рѣцѣ, и прозвашяся ляхове; а от тех ляхов прозвашяся поляне; ляхове друзии лутици, инии мозавжане, инии поморяне. Такоже и ти словени, пришедше и сѣдошя по Днепру и нарекошася поляне, а друзии древляне, зане сѣдошя в лѣсех; а инии сѣдошя межи Припятью и Двиною и нарекошяся дреговици, а инии полочане, рѣчкы ради Полоты, яже течет в Двину. Словени же, пришедше с Дуная, сѣдошя около озера Илмеря, и прозвашася своимь именем, и сдѣлашя град, и нарекошя и Новгород, и посадишя старѣишину Гостомысла. А друзии сѣдошя по Деснѣ, и по Семи, и по Сулѣ и наркошяся сѣвери. И тако разидеся словенскыи языкь; тѣмь и грамота прозвася словенскаа.

Теги: Новгород, Полочане, Днепр, Поляки, Река, Северяне, Дунай, Сула, Десна, Припять, Мазовшане, Поляне, Древляне, Хорваты, Валахи, Моравы, Чехи, Славяне, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Морава, Угорская земля, Висла, Хорутане, Лютичи, Сербы, Поморяне, Двина, Полота, Ильмень, Гостомысл, Дреговичи, Сейм, Старейшина,

Поляном же, живущим особѣ и владѣющим роды своими, яже и до сея братьи бѣаху поляне, и живяху кождо на своих мѣстѣх с родомь своим. И бѣша три браты, единому имя Кии, другому Щекъ, третиему Хоривъ, а сестра их Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, где есть нынѣ увоз Боричев, и бѣ с родом своимь; а брат его Щокъ живяше на друзѣи горѣ, где ныне зовется Щековица; а Хоривъ на третиеи горѣ, от негоже прозвася Хоривица. И тако сътворишя себѣ градокъ въ имя брата своего старѣишаго, и якоже и бысть, и нарекоша имя ему град Киев. И бяше же около града лѣсъ и боръ великъ, и бяху ловяще звѣрь. И бѣшя мудри мужи и смыслени, и нарицахуся поляне, от нихже суть поляне в Киевѣ и до сего дне. Бяху же тогда погани, жруще озеромь и колодяземь, рощениемь, якоже и прочии погании. А инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ былъ, у Киева бо бяше перевоз тогда былъ съ оноя страны Днепра; тѣмь глаголаху: на перевоз на Киевъ. Аще бы Кыи перевозникь был, то не бы ходилъ к Царюграду; но сеи Кыи княжаше в родѣ своемь, и приходившу бо ему к царю, якоже сказают, яко велику честь прия от царя. Идущу же ему опять, поиде к Дунаеви и възлюби мѣсто, и сруби городокь малъ, и хотяше сѣсти в нем с родом своимъ, не дашя ему ту близ живущии; еже и до нынѣ нарицают Дунаици городище Киевець. Киеви же пришедшу в свои град Киевь и ту животъ свои сконча; и брат его Щекъ и Хорив, и сестра их Лыбедь ту скончяся. И по сих род их начя владѣти в полянех княжениемь; а в древлянех свое, дреговичи свое, а словени свое в Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, еже полочане. И от нихже и кривицы, еже живут на връх Волги и на верхь Двины, и на верхъ Днепра, ихже град есть Смоленескъ; ту дѣ бо живут кривици. Таже сѣверъ от них. А на Бѣлеѣозерѣ весь, а на Ростовскомъ озерѣ меря, а на Клещинѣ озерѣ меря же. А по Оцѣ по рѣцѣ, где потечет в Волгу, сѣдит мурома, языкь свои; мещера свои, мордва свои язык. Се бо в Руси словенскыи языкь: поляне, древляне, новгородци, полочане, дреговици, сѣверъ, бужане, занѣ сѣдошя по Бугу, послѣди же велыняне. А се суть инии языци, иже дань дают Руси: чюдь, меря, весь, мурома, черемиси, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимгола, корсь, морава, либи. Си суть языкь свои имуще от колѣна Афетова, иже суть на странах полунощных. А словенску же языку, якоже рекох, живущу на Дунаи и приидошя от скифъ, рекше от козаръ, рекомии болгаре, и сѣдошя по Дунаеви, и бышя населници словеномь. По сем же приидошя угри бѣлии и наследишя землю Словенску. Си бо угри почашя быти при Ираклии цари, иже находишя на Хоздроя, царя Пърьскаго. В си же времена быша и обри, иже находишя на Ираклиа, царя Перськаго, и мало его не яшя. Сии же добрѣ воеваху на словены и премучиша дулѣбы, сущаа словены, и насилие творяху женамь дулѣбьскым. Аще будет поехати обрину, и не дадяше впрячи коня, ни вола, но веляше бо впрячи 3 ли, 4 ли, 5 женъ в телѣгу и повести обрина, и тако мучаху дулѣбы. Бѣшя бо обрин тѣлом велици, а умом горди, и Богъ потреби я, и помрошя вси, не остася ни одинъ обринъ; и есть притча в Руси и до сего дни: погыбошя акы обри, ихже несть племени, ни наслѣдка. По сих же поидошя печенѣзи. И пакы идоша угри чернии мимо Киев, послѣ же при Олзѣ. Поляномь живущимъ, якоже рекохом, сущемь от рода словенска, а древляне от словен же, и нарекошяся древляне, рядимици же и вятици от ляховъ. И бѣста бо два брата в Лясѣх: Радимь, а другыи Вятко; пришедше сѣдоста Радимь на Рсьшю, и прозвашяся радимичи. А Вятко сѣде с родом своимъ по Оцѣ, от негоже прозвашясь вятици и до сего дне. И живяху в мирѣ поляне, древляне, сѣверъ, бужане, радимичи, вятичи, хорвати. Дулѣби же живяху по Бугу, где нынѣ велыняне. А лутици и тиверци присѣдяху к Дунаеви, и бѣ множество их, сѣдяху по Днѣстру нолны до моря, и суть гради ихъ и до сего дне. Да то ся зовет от грекъ Великая Скифиа. Имяху бо обычаи свои и закон отець своих и преданиа, кождо их свои нравъ имяху. Поляне бо своих отець обычаи имуть кроток и тихъ, и стыдливь, к родителем и к племени велико стыдѣние, и брачныи обычаи творят. А деревляне живяху звѣриным образомъ, живуще скотскыи: и убиваху друг друга, и ядяху все нечисто, брака у них не бываше, умыкаху бо у воды девици жены собѣ. А радимичи, и вятици, и сѣверяне единь обычаи имуть: живяху в лѣсех, якоже и всякыи звѣрь, ядуще все нечисто, срамословие в них пред родители, и племяни не стыдятся, браци не бываху в них, но игрища межи селы; и схожахуся на игрища и на вся бѣсовъскаа плясаниа, и ту умыкаху себѣ жены, с неюже кто свѣчався, и имяхут же и по две и по три жены. Аще кто умряше у них, и творяху трызну над нимь, и по сем творяху кладу велику, и възложят на кладу мрътвця и съжгути, и по семь събравше кости и вложаху в судину малу, и поставляху на путех на стлъпѣх; еже творят вятици и до сего дне. Сии же творят обычаи и кривици и прочии погании, не вѣдуще закона Божия, но творяще сами собѣ законъ. Глаголеть бо Георгии в лѣтописании: ибо коемуждо языку, овѣмь исписанъ законъ есть, другым же обычая; зане безаконнымь отечествие мнится. И от нихже переди и сирии, живущии на конець земля, законъ имуть, отець своих обычаи: не любодѣати, ни красти, ни оклеветати, ни убити, ни злодѣати весма. Законъ же и у ктириань, глаголемии рахмане и островици; иже от прадѣдъ наказаниемь и благочьстием мясъ не ядуще, ни вина пиюще, ни блуда творяще, страха ради многа, ни злобы творяще ни коеяже. Ибо друзии близ тѣх суть инѣмь законом, скверно творяще все, гневливи паче естества; внутрьнѣишее странѣ, и бѣаху человекы ядуще и странствующих убиваху, паче же ядяху яко пси. Инъ же законъ халдеом и вавилоняном: матери поимати, с братними чяды блуд творити и убивати, и всякое бестудное дѣание творят. Он же закон тилиомь: жены у них орють, храмь съзижут и вся мужьскаа орудья творять, и прелюбы творити еи, еликоже хотят. И невъздержими от мужь своих выну; и суть жены тые храбры; ловят звѣрь крѣпко, и мужи своими владѣють жены ти. И въ Вертани же мнозѣ мужи съ единою женою спят, и жены съ единѣмь мужемь похотствуют: безаконныи законъ отець творят независтно, ни въздержанно. Амазоняне же мужа не имуть, но акы скоты бесловесныя, но одиною днем к вешнимь днемь оземьствени будут, и съчтаются съ окрестными ибо мужи, яко нѣкоторое имъ тръжество и велико празньство время то тѣмь мнять от них заченшемъ въ чрѣве, и пакы разбѣгнутся о себе вси, въ время же хотящемь родити, и аще ли родить мужескь полъ, то погубить еи, аще ли женескъ, то въздоит ю прилѣжно. Якоже се и при насъ нынѣ половци законь дръжят, отець своих: кровь проливати, хвалящеся о сих, ядуще мертвечину и всю нечистоту, хоми и сухолы, и поимают мачехы и ятрови, и ины обычаи творят отець своих. Мы же христиане елико земль, иже вѣруют в святую Троицу, въ едино крещение, въ едину вѣру и законъ имамь единь, елико въ Христа крестихомся, въ Христа облекохомся.

Теги: Киев, Новгород, Половцы, Полочане, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Поляки, Радимичи, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Вятичи, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Олег Вещий, Хорваты, Дулебы, Иафет, Днестр, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Хоревица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Лютичи, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Радим, Вятко, Сож, Сирийцы, Бактрийцы, Халдеи, Вавилоняне, Корсь, Неро, Плещеево, Хосрой,

По сих же лѣтех и по смерти братьи сея, бышя обидимы древляны и иными околними; и наидоша я козари, сѣдящаа на горах сих в лѣсех. И рѣшя имъ козари: Даите намь дань. И сдумавше поляне и вдашя имъ от дыма меч; и несошя козари князю своему и к старѣишинамъ своим, рѣшя имь: Налѣзохом дань нову. Они же рѣшя имъ: Откуду? Си же рѣшя: В лѣсѣ на горах над рѣкою Днѣпрьскою. Они же рѣшя: Что суть дали? Сии же показашя мечь. И рѣшя старци козарстии: Недобро, княже, дань сиа; мы ся доискахомъ оружиемь одиною страною остриемь, рекше саблею, а сих оружие обоюдуостръ есть, рекше мечь; сии бо имуть на нас имати дань и на иных странах. И се же сбысться все; не от своея бо воля рекошя, но от Божиа повелѣния сбысться се. И бысть якоже древле при фараонѣ, царѣ Египетстѣмь, егда приведошя Моисеа пред фараона, и рѣша фараону старци египетьстии: О царю, сеи хощеть смирити область Египетску. Яко и бысть; и погибошя бо египтяне от Моисея. Такоже и сии козари владѣшя. А послѣ же самѣми почашя владѣти; якоже и бысть, владѣют бо козары Русь и до днешняго дне.

Теги: Библейский персонаж, Моисей, Хазары, Царь, Днепр, Река, Поляне, Древляне, 850, 6358, Египет,

По мнозѣхъ же временехь сѣли суть Словяне по Дунаеви, гдѣ есть нынѣ Угорскаа земля и Болгарская. И отъ тѣхь Словѣнь разыидошася по земли и прозвашася имены своими, гдѣ сѣдше на которомь мѣстѣ: яко прьвии пришедше сѣдоша на рѣцѣ именемь Морава и нарекошася Мораве, а друзии нарекошася Чеси, а все тиже Словяне Хорвати Бѣлии, и Серьбь, и Хорутане, а инии Дунаи. Волохомъ бо нашед.... на Дунаискыа Словяны, и сѣдшимъ имь во нихъ и на... ующимъ имъ,... вѣне же пришедше сѣдоша овии же на Выслѣ рѣ.. и прозвашася Ляхове, а отъ тѣхъ Ляховъ прозвашася По …., Ляхове же друзии Лутици, а инии Литва, инии Мозавшенѣ, инии Поморанѣ. Такоже и тыи Словяне... ше и сѣдоша по Днѣпру, и нарекошася Поланѣ,... зии Древляне, зане сѣдоша въ лѣсѣхь; а инии сѣ.... межи и Двиною и Припетою, и нарекошася.... чи; а инии Полочанѣ, рѣки ради Полоты, яже.... во Двину... не пришедше з Дуная сѣдоша около озера Илмер.., и прозвашася своимъ именемъ, и здѣлаша градъ, и нарекоша Новогородъ, и посадиша и старѣишину Гостомысла; а друзии сѣдоша по Деснѣ, и по Семѣ и по Сулѣ, и нарекошася Сѣвери. И тако разыидеся Словянъскыи языкъ; тѣмъ и грамота прозвася Словянская.

Теги: Новгород, Полочане, Днепр, Поляки, Река, Северяне, Литовцы, Дунай, Сула, Десна, Припять, Мазовшане, Поляне, Древляне, Хорваты, Моравы, Чехи, Славяне, Озеро, 850, 6358, Болгарская земля, Морава, Угорская земля, Висла, Хорутане, Лютичи, Сербы, Поморяне, Двина, Полота, Ильмень, Гостомысл, Сейм, Старейшина,

Поляномъ же живущимъ осебѣ и владѣющимъ роды свои, даже и до сеа братии бѣху Поляне, и живяху кождо на своихъ мѣстѣхъ съ родомъ своимъ. О Киевѣ и о създании его. И быша три братиа: единому имя Кии, а другому Щекь, а третиему Хоривъ, а сестра ихъ бѣ Лыбедь. И живяше Кии на горѣ, гдѣ есть нынѣ увозъ Боричевъ,...... съ родомъ своимъ; а братъ его Щекь живяше на друзѣи...... горы, гдѣ нынѣ зовется Щековица; а Хоривъ на третеи...., отъ него же прозвася Хоривица; и тако сътвориша с... градъ, въ имя брата своего старѣишаго, якоже и бысть, и нарекоша имя ему градъ Киевь. И бяше же около града лѣсь и боръ великь, и бяху ловяще звѣрь; бяху же мужи мудри и смислени, и нарицахуся Полянѣ, отъ нихъ же суть Полянѣ въ Киевѣ и до сего дни. Бяху же тогда погани, … ше озеромъ, и кладяземъ и рощениемъ, якоже и прочии по..... Инии же не свѣдуще глаголють, яко Кии есть перевозникъ....; у Киева бо бяше тогда перевозъ былъ съ оноа страны Днѣпра, тѣмъ глаголаху: на перевозъ на градь Киевь. Аще бы Кии прьвозникь быль, то не бы ходилъ ко....; но сеи Кии княжаше въ родѣ своемъ, и приходившу... ко цару, якоже сказають, яко велику честь при... отъ царя. Идущу же ему опять, и поиде ко Дунаеви,.. възлюби мѣсто и срубы городокъ малъ, и хотяше.... въ немъ съ родомъ своимъ, и не даша ему ту близь жнвущ...; се же и донынѣ нарицаютъ Дунаици городище Киевецъ. Киеви же пришедшу въ свои градъ Киевь, и ту животъ свои сконча; и братиа его Щекь и Хоривъ сестра ихь Лыбедь скончася. И по сихъ родъ ихъ нача владѣти въ Полянѣхъ княжениемъ; а въ Деревлянехь свое, а Дреговичи свое, а Словяне свое въ Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, ежеПолочанѣ. Отъ нихъ же и Кривичи, еже живутъ на връхъ Волги, и на връхъ Двины и на врьхь Днѣпра, ихъже градъ есть Смоленескь, и прочии Полотские власти; тудѣ бо живутъ Кривичи, таже Сѣверь отъ нихъ. А на Бѣлѣозерѣ сѣдятъ Весь, а на Ростовскомъ озерѣ Меря, а на Клещимѣ озерѣ Меря же; и по Оцѣ по рѣцѣ, близь устиа, гдѣ потечеть въ Волгу, сѣдить Мурома, а инии языкъ свои имѣаху, Мещера свои, Мордва свои языкь. Се бо въ Руси Словенскыи языкъ: Поляне, Древляне, Новогородци, Полочане, Дреговичи, Сѣверь, Бужанѣ, зане сѣдоша по рѣцѣ по Бугу, послѣдь же Велиняне прозвашася; а Волинци оже Словѣня, иже призваша ю. Сими всѣми обладаху Русь, иже отъ Киева града, и дань емляху на нихъ: на Чюди, на Новогородцехъ, на Мери, на Веси, на Муромѣ, на Черемисѣ, на Перми, на Печерѣ, на Еми, на Литвѣ, на Зимголѣ, на Корси, на Моравѣ, на Неломи, на Либиси, иже суть на полунощныхъ странахъ живутъ, отъ колѣна Афетова, имуще свои языкь. О ЯЗЫЦѢХЪ НА РУСИ... инии языци, иже дань даютъ Руси: Чюдь, Меря, Весь, Мур..., Черемиса, Мордва, Пермь, Печера, Емь, Литва, Зимгола, Корсь, Морава, Либь; сии суть языкъ свои имуща, отъ колѣна Афетова, иже суть на странахъ полунощныхъ. А Словянску языку, якоже рекохъ, живущю на Дунаи, и приидоша отъ Скифь, рекше отъ Козаръ, рекомии Болгари, и сѣдоша по Дунаеви, и быша населници Словяномъ. Посемь же приидоша Угри Бѣлии и наслѣдиша землю Словенскую, согнаша Волохи; сии бо Угри почаша быти при Иракли цари, иже находи на Хозроа царя Перскаго. О ОБРѢХЪ. Въ сии же времена быша и Обри, иже находиша на Ираклиа, царя Греческаго, къ Царуграду, и мало его не яша; сии же Обрѣ воеваху на Словяны и премучиша Дулѣбы, сущаа Словяны, насилие творяху женамъ Дулѣбьскымъ: аще будетъ поихати Обрину, и не дадяше вьпрячи коня, ни вола, но веляше бо въпрячи три, или четыре, или пять жень въ телѣгу и повести Обрину; и тако мучаху Дулѣбы. Бяху бо Обри тѣломъ велици, а умомъ горди, и Богъ потреби а, и помроша вси, и не остася ни единь Обринъ; есть притча въ Руси и до сего дни: погыбоша акы Обри, ихъже нѣсть ни племене, ни наслѣдника. По сихъ же приидоша Печенѣзи; и паки идоша Угри Чернии мимо Киевь, послѣже при Олзѣ.

Теги: Киев, Новгород, Полочане, Русь, Смоленск, Хазары, Царь, Константинополь, Волга, Волынь, Днепр, Западный Буг, Княгиня, Новгородцы, Ока, Печенеги, Река, Северяне, Словени, Император, Чудь, Корсунь, Ростовская земля, Литовцы, Белоозеро, Дунай, Мордва, Емь, Угры, Кривичи, Литва, Болгары дунайские, Меря, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Дулебы, Иафет, Валахи, Славяне, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Лыбедь, Щекавица, Боричев увоз, Озеро, 850, 6358, Морава, Двина, Полота, Мещера, Дреговичи, Бужане, Марийцы, Пермь, Печора, Ливы, Нельма, Земгалы, Ираклий, Скифы, Авары, Хосрой,

Поляномъ же живущимъ осебѣ, якоже рекохомъ, сущимъ отъ рода Словенска, и нарекошася Поляне, а Древляне отъ рода Словянъ же, и нарекошася Древляне; Радимичи же и Вятичи отъ Ляховь. О РАДИМИЧЕХЪ. И бѣста бо два брата въ Лясѣхъ, Радимъ, а другии Вятко; и пришедше сѣдоста Радимъ на Рсьшу, и прозвашася Радимичи; Вятко сѣде съ родомъ своимь по Оцѣ и отъ него прозвашася Вятичи. Хорвати; Дулѣби же живяху и до сего дне, еже есть Рѣзанцѣ. И живяху въ мирѣ Поляне. Древляне, Сѣверь, Бужане, Радимичи, Вятичи, Хорвати. Дулѣбы же живяху по Бугу, гдѣ нынѣ Велыняне. О ЛУТИЧЕХЪ. А Лутичи и Тиверичи присѣдааху кь Дунаеви; и бѣ множество ихъ сѣдяаху по Днѣстру полны до моря, и суть грады ихъ и до сего дне, да то ся зоветъ отъ Грекъ Великаа Скифиа. Имяху бо обычаи свои, и законъ отецъ своихъ и преданиа, кождо ихъ свои нравь имѣху. Поляне бо своихъ отець обычаи имуть крот.... и стидливъ, къ родителемъ и кь племени велико ст …., и брачныи обычаи творятъ. О ДРЕВЛЯНЕХЪ. А Древляне живяху звѣринымъ образомъ, живуще скотскы: убываху другь друга и ядяху все нечисто, брака у нихъ не бываше, умыкаху бо у воды дѣвици жены себѣ. О РАДИМЕЧЕХЪ. А Радимичи, и Вятичи, и Сѣверяне одинь обычаи имутъ: живяху въ лѣсѣхь, якоже и всякыи звѣръ, ядуще все нечисто, срамословие вь нихъ предъ родители, и племены не стыдятся; браци не бываху въ нихъ, но игрища межи селы, и схождаахуся на игрища и на вся бѣсовскаа плясаниа, и ту умыкаху себѣ жены, съ неюже кто свѣчався; имяху же и по двѣ и по три жены. И аще кто умряше у нихь, и творять тризну надъ нимъ, и посемь творяху колоду велику, и възложатъ на колоду мертвеца, и съжгутъ его, и посемь събравше кости и въложатъ въ суднину малу, и поставляху на путехь на столпѣхь; еже творятъ Вятичи и до сего дне. Сии же имутъ обычаи и Кривичи и прочии погании, не вѣдуще закона Божиа, но творяще сами себѣ законъ. ХРОНОГРАФЪ. Глаголеть бо Георгии въ лѣтописании: ибо коемуждо языку овѣмъ исписанъ законъ есть, другымъ же обычаа, зане безаконымъ безаконие отечьствие мнится. О МИСЮРИ. И отъ нихъ же первии Сирии, живущии на конецъ земля, законъ имутъ отецъ своихъ и обычаи: не любыдѣати, ни красти, ни оклеветати, ни убити, ни злодѣати весма. О ВРАХМАНЕХЪ. Законъ же и у Ктириань, глаголемии Врахмане и Островници, и отъ прадѣдь наказание же имутъ и благочестие, мясъ не ядуще, ни вина пиюще, ни блуда творяще, страха ради многа, ни злобы творяще никоеа же, Самоѣдъ. ибо друзии близь тѣхъ суть инѣмъ закономъ, скверно творяще все, гнѣвливи паче естества, въ нутренѣише же странѣ иже бяху и человѣки ядуще, и страньствующиихъ убивааху, паче же ядяху яко пси. О ХАЛДЕОХЪ. Инъ же законь Халдѣемъ и Вавилоиомъ: матери поимаху, съ братними чады блудь творити, и убивати, и всякое бестудное дѣание творять. О ПИЛИОХЪ. Инъ же законъ Пилиомъ: жены у нихъ орютъ, и храми зиждютъ, и вся мужескаа дѣла творятъ, и прелюбы творятъ еи елико же хотятъ, не въздрьжими отъ мужъ своихъ выну; и суть жены тѣи храбры, ловятъ звѣрь гораздо, и мужи своими владѣютъ жены тѣ. О ВРЕТАНИОХЪ. А во Вретании же мнози мужи сь единою женою спятъ, и жены сь единымъ мужемъ похотствують, безаконныи законъ отчь творятъ независтно, ни воздрьжанно. О МАЗАВЕЦКИХЪ ЖЕНАХЪ. Амазоня же мужа не имутъ, но аки скоты бесловесны, но единою лѣтомъ къ вешнемъ днемъ оземствены будутъ, и съчетаются съ окрестьными бо мужи, яко нѣкоторое имъ тръжество и велико праздньство время то тѣмъ мнятъ; отъ нихъ заченшимъ въ чревѣ, и паки разбѣгнутся отъсюду вси; въ время же хотящимъ родити, и аще родитъ мужескь полъ, то погубитъ е; аще ли женескь, то въздоитъ ю прилежно. Якоже и при насъ се нынѣ. О ПОЛОВЦѢХЪ. А Половци законь дрьжатъ отецъ своихъ: кровь пролиати, хвалящеся о сихъ, ядуще мертвечину и всю нечистоту, хомякы и сусолы, и поимаютъ мачехы и ятровы, и иныи обычаи творятъ отецъ своихъ. О ХРИСТИАНЕХЪ. Мы же христиане, елико земль, иже вѣруютъ въ святую Троицу, въ едино крещение, въ едину вѣру, и законъ имамы единъ, елици въ Христа крестихомся, въ Христа облекохомся. По сихъ же лѣтехъ, по смерти братиа сиа, Поляне быша обидими отъ Древлянъ и иными околними, и наидоша я Козари сѣдяща на горахъ въ лѣсѣхъ, и рѣша имъ Козари: «даите намъ дань.» Издумавше Поляне и въдаша имъ отъ дыма мечь, и несоша Козари къ князю своему и ко старѣишинамъ своимъ, рѣша имъ: «налѣзохомъ дань нову.» Они же рѣша имъ: «откуду?» Сии же рѣша: «въ лѣсѣхь на горахъ, надъ рѣкою Днѣпрьскою.» Они же рѣша: «да что суть дали?» Си же показаша имъ мечь. И рѣша старци Козарстии: «не добра, княже, дань си; мы ся доискахомъ оружиемъ одиною страною острыемъ, рекше саблею, а сие ихъ оружие обоюду остры есть, рекше мечь; сии бо имутъ дань имати на насъ и на инихъ странахъ.» Се же събысться все; не отъ своеа бо воля се рекоша, но отъ Божиа промысла събысться се. И бысть якоже прежде при Фараонѣ, цари Египетскомъ, егда приведоша Моисеа предь Фараона, и рѣша Фараону старци Египетстии: «о, цару! сьи хощетъ смирити область Египетскую». Яко и бысть; и погыбоша Египтяне отъ Моисеа. Такоже и сии Козаре владѣша Поляны, а послѣди сами почаша владѣны быти отъ нихъ; яко и бысть, владѣютъ бо Козарми Русь и до днешняго дне, по проречению старецъ ихь.

Теги: Моисей, Половцы, Русь, Ока, Радимичи, Река, Северяне, Словени, Дунай, Ляхи, Кривичи, Вятичи, Георгий, Поляне, Древляне, Скифия, Хорваты, Дулебы, Днестр, Буг, Славяне, 850, 6358, Лютичи, Бужане, Радим, Вятко, Сож, Рязанцы, Тверичи, Велиняне, Сирийцы, Бактрийцы, Халдеи, Вавилоняне, Гилии, Британия,

854

По сих лѣтех братиа сии изгибоша; и быша обидими древьляны, инѣми околними. И наидоша я козаре на горах сих сѣдяща в лѣсѣх, и рѣша: «Платите намъ дань». Съдумавши же полянѣ и даша от дыма мечь. И несоша козаре къ князю своему и старѣишинамъ своимъ. Князь же созва старѣишины своя и рече имъ: «Се налѣзохомъ дань нову». Онѣ же рѣша ему: «Откуду». Он же рече: «В лѣсѣ на горахъ надъ рѣкою Днепрьскою». Они же рѣша: «Что суть далѣ». И показа им мечь; и рѣша старци козарьстѣи: «Не добра дань, княже; мы ся доискахомъ оружьемъ одиноя страны, рекше саблями; а сих же оружье обоямо остро, рекше мечи; сии имут и на нас имати дань и на иных странахъ». Се сбысться все; не от своея воля рекше, от божиа повелѣниа. Якоже при фараонѣ цесари египетьстѣ, егда приведоша Моисѣа, и рѣша старѣишины фараоня: «Сеи хощеть смирити власть египетьскую»; яко и бысть; и погыбоша египтяне от Моисиа, а первѣе бѣша работающе имъ; тако и си пръвѣ владѣша, послѣ же самими владѣша; якоже и бысть: владѣют бо козары князи рускыи и до днешьняго дни. Нь мы на преднее возратимъся. И по сих, братии тои, приидоста два варяга и нарекостася князема: одиному бѣ имя Асколдъ, а другому Диръ; и бѣста княжаща в Киевѣ, и владѣюща полями; и бѣша ратнии съ древляны и съ улици.

Теги: Библейский персонаж, Киев, Князь, Моисей, Хазары, Днепр, Река, Поляне, Древляне, Аскольд, Дир, Кий, Щек, Хорив, 854, 6352, Уличи, Египтяне,

862

По двою же лѣту Синеусъ и брат его Труворъ умре; и приатъ всю власть в Руси Рюрик и обою брату, и начя владѣти единь, и раздаа грады мужемь своимъ: овому дасть Полтескь, иному Ростов, иному же Бѣлоозеро, и прочиимъ. И по тѣмь градом суть первии населници: в Киевѣ варязи, в Новѣгородѣ словени, в Колочку кривици, в Ростовѣ мѣря, на Бѣлѣозере весь, в Муромѣ мурома. И тоже тѣми всѣми обладаше Рюрик. И бѣста у него два мужа, Асколдъ и Диръ, не племени его, ни болярина и испросистася та у него ити к Царюграду с родом своимъ. И поѣдоста по Днепру, и узрѣста на горѣ градок малъ, и въпрашаста: Чии есть градок сеи? И рѣшя имъ ту сущии: Были суть три браты: Кии, Щекъ, Хоривъ, иже здѣлашя сии град и изгибошя. Мы же сѣдимь платяще дань родом ихъ козаромъ. Асколдъ же и Диръ сѣдоста въ градѣ семь. И многы варяги съвокуписта и начаста владѣти Полянскою землею; и бѣшя ратни и с древляны, и съ угличи. Рюрику же княжащу в Новѣгородѣ, и роди сынь, и нарече имя ему Игорь. Възрастъшу же Игорю, и бысть муж храбръ и мудръ; и бысть у него воевода именем Олегъ, мужь мудръ и храбръ.

Теги: Киев, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Полоцк, Ростов, Русь, Хазары, Константинополь, Варяги, Днепр, Словени, Гора, Колокша, Белоозеро, Кривичи, Игорь Рюрикович, Меря, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, 862, 6370, Рюрик, Синеус, Трувор, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Уличи,

По двою лѣту Синеус и братъ его Труворъ умре, и прия всю власть в Руси Рюрикъ и обою брату, и нача владѣти единъ, и раздая грады мужемъ своимъ: овому далъ Полтескъ, иному далъ Ростовъ, иному же Бѣлоозеро и прочимъ. По тѣмь градомь суть первии населници: въ Киевѣ варязи, в Новгородѣ словени, в Полотьсцѣ кривичи, в Ростовѣ меря, на Бѣлѣозерѣ весь, въ Муромѣ мурома. Тожде тѣми всѣми обладааше Рюрикь. И бѣста у нево два мужа, Асколдъ и Диръ, не племени его, ни болярина. И испросистася та у него ити къ Царюграду с родомъ своимъ, и поѣдоста по Днѣпру, и узрѣста на горѣ градокъ малъ, и въспрашаста: «Чии есть градокъ сеи?». И рѣша ему ту сущии: «Были суть 3 браты, Кии, Щекъ Хоривъ, идѣже сдѣлаша сии градъ и изгыбоша. Мы же сидимь, платячи дань родомъ ихъ, козаромъ». Асколдъ же и Диръ сѣдоста въ градѣ семь и многы варягы совокуписта, и начаша владѣти Поляньскою землею, и быша ратьни съ древлены и угличи. Рюрюку же княжащу в Новегородѣ, и роди сынъ, и нарече имя Игорь. И възрастъшу же Игореви, и бысть храберъ и мудръ. И бысть у него воевода, имянемъ Олегъ, мужь мудръ и храборъ.

Теги: Воевода, Киев, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Полоцк, Ростов, Русь, Смерть князя, Хазары, Константинополь, Варяги, Днепр, Река, Словени, Рождение князя, Гора, Белоозеро, Кривичи, Игорь Рюрикович, Меря, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, 862, 6370, Рюрик, Синеус, Трувор, Весь, Мурома, Кий, Щек, Хорив, Уличи,

863

О АСКОЛДѢ И ДИРѢ. И бѣста у него два мужа, Асколдь и Дирь, не племене его, ни болярина, и испросистася у него ити кь Царуграду съ родомъ своимъ. И поидоста по Днѣпру, и узрѣста на горѣ градокъ малъ, и вьпросиста: «Чии есть градокъ съи?» И рѣша имъ ту сущии: «были суть три браты, Кии, Щекъ, Хоривъ, и тии же здѣлаша сии градъ, и изгыбоша; мы же сѣдимъ платяще дань родомъ ихь, Козаромъ.» Асколдь же и Дирь сѣдоста во градѣ томъ, и многы Варягы съвокуписта, и начаста владѣти Поляньскую землю; и бѣша ратни съ Древляны и съ Угличи. Рурику же княжащу вь Новѣгородѣ, и роди сынь, и нарече имя ему Игорь. Възрастьшу же Игореви, и бысть храберь и мудръ; и бысть у него воевода, именемъ Олегь, мужь мудръ и храбрь.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Хазары, Днепр, Река, Игорь Рюрикович, Поляне, Древляне, Олег Вещий, Аскольд, Дир, Рюрик, Кий, Щек, Хорив, 6371, 863, Уличи,

882

И сѣде Олегъ княжа вь Киевѣ, и рече Олегь: «се буди мати всѣмъ градомъ Русскымъ». И обладаше всею Русскою землею; и бѣша у него мужи Варязи, Словяне, и оттолѣ прочии прозвашася Русью. Сий же Олегь нача городы ставити, и дани устави въ всей Русстѣй земли, Словяномъ, и Кривичемъ и Мерямъ дань даати Варягомъ, и отъ Новогорода 300 гривенъ на лѣто, мира дѣля, еже даваше Варягомь и до смерти Ярославля. Поча Олегь воевати Древляны, и примучи вои, имаше на нихъ дань по чернѣ кунѣ отъ дыма. И многы ины страны притяжа къ Русстѣй земли, и дани выложи на ня.

Теги: Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Русь, Варяги, Русские, Ярослав Владимирович, Кривичи, Меря, Древляне, Олег Вещий, Славяне, 882, 6390,

883

В лѣто 6391 [883]. Иде Олегъ на древляны и на северы, и възложи дань на них по чернѣи кунѣ.

Теги: Киевский, Князь, Северяне, Древляне, Олег Вещий, 6391, 883,

В лѣто 6391 [883]. Иде Олегъ на древлены и на сѣверы и възложи дань на нихъ по чернѣ кунѣ.

Теги: Киевский, Князь, Северяне, Древляне, Олег Вещий, 6391, 883,

Въ лѣто 6391 [883]. Иде Олегь на Древляны и на Сѣверы, и побѣди ихъ, и възложи дань на нихъ по чернѣ кунѣ

Теги: Киевский, Князь, Северяне, Древляне, Олег Вещий, 6391, 883,

885

Въ лѣто 6393 [885]. Посла Олегь къ Радимичемъ, река: «кому дань даете?» Они же рѣша: «Козаромъ.» И рече имь: «дайте мнѣ.» И вдаша Олгови по щьлягу, якоже и Козаромь дааху. И бѣ обладаше Олегь Поляны, и Древляны, и Сѣверяны, и Радимичи, и Посуличи, и Тиверичи, имяше рать.

Теги: Киевский, Князь, Хазары, Радимичи, Северяне, Поляне, Древляне, Тиверцы, Олег Вещий, 6393, 885, Уличи,

907

В лѣто 6415 [907]. Иде Олегъ на Грекы, а Игоря оставивъ в Киевѣ; поя же множество варяг, и словени, и чюдь, и кривици, и мерю, поляны и сѣверы, деревляны и рядимицы, вятици и хорваты, дулебы и тиверци, еже суть толковины, си звахутся от грѣкъ Великая Скифь. И съ сими всими поиде Олегъ на коних и в кораблих, и бѣ числом корабль двѣ тысящи. И приидошя к Царюграду, и грѣци замкошя Съсуд и град затвориша. Изыде Олегъ ис корабля, и повелѣ извлещи корабли на брегъ, и повоева около града, и много убииство створи грекомъ, и разбишя многы полаты, и церкви пожгошя. А яже имаху пленникы, овѣх посѣкаху, другыя мучяху, ини же растрѣляху, а другыа в море метаху, и ина многа творяху грекомъ русь, елико же ратнии творять. Повелѣ Олегъ воемь своимъ колеса издѣлати и вставити корабли на колеса. И бывшу покосну вѣтру, въспяша чрез поля на колесих в кораблих, и идяху къ граду по полю с силою многою. Видѣвше же грецы и убояшяся, выславше къ Олгови из града, рѣшя: Не погубляи града, имем ти ся по дань, якоже хощеши. И устави Олегъ вои свои, и вынесошя ему греци брашно и вино, и не прия его, бѣ бо устроено съ отравою. И убояшясь греци, рѣшя: Несть се Олегъ, но святыи Дмитрии посланъ на ны от Бога. И заповѣда Олегъ дань даяти на двѣ тысящи корабль, по 12 гривен на человекъ, а в корабли по 40 мужь. И яшяся греци по се, и почяша мира просити греци, дабы не воевалъ Греческыа земля. Олегъ же, отступивъ мало от града, начя миръ творити с царема греческима, съ Леоном и Александромъ. Посла к нимъ въ град Карла, Фарлофа, Велмида, Рувала и Стемида, глаголя имъ: Имите ми ся по дань. И рѣшя греци: Чего хощете, дамы. И заповѣда Олегь дати воемъ на 2000 корабль по 12 гривенъ на ключ. И потомъ даяти углады на рускыа грады: пръвое на Киев, та же на Чернигов, и на Переяславль, и на Полтескь, и на Ростовъ, на Любець, и на прочая грады; по тѣм бо градом сѣдяху князья, под Олгомъ суще: Да приходяще слебное емлют, елико хотяще, а иже придет гость да емлют месяцину на 6 месяць хлѣбъ, вино и мяс, рыбы и овощие; и да творять им в колико хотят; поидучи же русь в домы своя, да емлют у царя вашего на путь брашно, и якори, и ужа, и пря, и елико надобеѣ. И яшяся греци, и рѣста царя и болярьство все: Аще приидуть Русь бес купли, да не емлют месяцины: да запретит князь людемь своимъ, приходящимь зде Руси, да не творят пакости в селех и в странѣ нашеи, приходящеи Руси, и да витають у святого Мамы, и послет царство наше, да испишут имена их, и тогда възмут месяцьное свое, первое от града Киева, и пакы ис Чернигова, и Переяславля, и прочии грады; и да входят въ град одинѣми враты съ царевымь мужемь без оружия муж 50, и да творят куплю, иже имъ надобе, не платячи вины ни в чем же. Царь же Леонъ и Александръ миръ створи, ста съ Олгом, имшеся по дань и роты захотѣшя межи собою, цѣловавше сами крестъ и Олга, и мужии его водишя на роту по рускому закону, кляшяся оружиемь своимъ и Власиемь, скотьим богомъ; и утвердишя миръ. И рече Олегъ: Исшеите пре паволочиты руси, а словеном кропинныа. И бысть тако. И повѣси щитъ свои въ вратѣх показая побѣду, и поиде от Царяграда. И вспяшя пре русь паволочитыя, а словени кропинныа, и раздра кропинныа вѣтръ. И рѣшя словени: Имемся своим тлъстинамъ, не даны суть словеномъ преѣ. И прииде Олегъ къ Киеву и къ Игорю, несыи злато и паволокы, овощие, и вина, и всякое узорочие. И прозвашя и Олга ­ вѣщии: бяху бо людие погании невѣгласи.

Теги: Византия, Киев, Переяславль Южный, Полоцк, Ростов, Русь, Константинополь, Церковь, Чернигов, Варяги, Византийский, Любеч, Радимичи, Святой, Северяне, Словени, Император, Чудь, Кривичи, Дань, Вятичи, Лев VI, Игорь Рюрикович, 6415, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Александр III, Димитрий Солунский, Олег Вещий, Велес, 907, Хорваты, Дулебы, Золотой Рог, Мамонта, Карл, Фарлоф, Велемудр, Рулав, Стемид, Посол, Залив,

Въ лѣто 6415 [907]. Иде Олегъ на Греки, а Игоря остави в Киевѣ. Поя же варягъ множество и словѣни, и чюдь, кривичи и мерю, поляны и сѣверы, и деревляны, и радимичи, вятичи и хорваты, дулѣпы, и тиверци, иже суть толковины: си звахутся от грекъ Великая Скуфия. Съ сими съ всѣми поиде Олегъ на конехъ и въ кораблих, и бѣ числомъ корабль 2000. И приидоша къ Царюграду, и греци замкоша Судъ и градъ затвориша. И выниде Олегъ ис корабля, и повелѣ корабли изъврещи на брегъ, и повоева около града, и много убиство створе грекомъ, и разбиша многы полаты, и церкви пожгоша. А яже имааху плѣнники, овѣхъ посѣкааху, другия мучааху, иныя же растрѣляаху, а другия въ море вмѣтааху. И иная многа творяаху грекомь русь, елико же ратнии творяаху. И повелѣ Олегъ въемъ своимъ колеса издѣлати и въставити корабли на колеса. Бывшу покосну вѣтру, въспяша парусы чрезъ поля на колесихъ в кораблихъ и идяаху по полю къ граду съ силою великою. Видѣв же греци и убояшася, выслаша къ Олгови изъ града: «Имем ти ся по дань, яко хощеши». И устави Олегъ вои свои, и вынесоша ему греци брашно и вино, и не прия его: бѣ бо устроенно съ отравою. И убояшася греци и рѣша: «Нѣсть се Олегъ, но святыи Дмитреи, посланъ на ны от бога». И заповеда Олегъ дань даяти на 2000 у корабль по 12 гривнѣ на человека, а в корабли по 40 мужь. И яшася греци по се, и почаша мира просити греци, дабы не въевалъ Греческия земли. Олегъ же отступааше от града, нача миръ творити съ царема греческима с Леономъ и Александромъ. Посла к нимъ въ градъ Карая, Фарлофа, Велемудра, Рулава и Стемида, глаголя имъ: «Имѣте ми ся по дань». И рѣша греци: «Чего хощеши, дамы ти». И заповѣда Олегъ дати въемъ на 2000 корабль по 12 гривенъ на ключь, и потомъ даяти уклады на руския грады, на Киевъ, таче же на Черниговъ и на Переяславль, и на Полтескъ, и на Ростовъ, и на Любечь, и на прочая грады; по тѣмъ бо градомъ сѣдяаху князья, под Олгомъ суще. «Да приходяще слебенное емлють, елико хотяще. А иже приидеть гость, да емлетъ мѣсячину на 6 месяць: хлѣбы, и вино, и мясо, рыбы и овощь, да творять имъ, елико хотятъ. Поидучи же руси домовъ, да емлють у царя вашего на путь брашно и якори, и ужа, и прѣ, елико надобѣ». И яшася греци, и рѣста царя, и болярьство все: «Аще приидуть русь безъ купли, да не емлють мѣсячины. Да запрѣтить князь людемъ своимъ, приходящимъ здѣ руси, да не творятъ пакости в селехъ и въ странѣ нашеи. Приходящеи руси и да витаютъ у святого Мамы. И послеть царство наше, да испишуть имена ихъ, и тогда възмуть мѣсячное свое: 1 от града Киева и пакис Чернигова, и Переяславля, и прочии гради. Да входять въ градъ единими вороты съ царевымъ мужемъ безъ оружия мужь 50 и да творять куплю, иже надобѣ имъ, не платяча вины ни въ чемъ же». Царь же Леонъ и Александръ миръ створистасъ Олгомъ, имшеся по дань, и ротѣ заходиша межи собою, целовавше сами крестъ, а Олга и мужии его водиша на роту, по рускому закону кляшася оружиемъ своимъ и Власиемъ, скотиимъ богомъ. Утвердиша миръ, и рече Леонъ: «Исшеите парусы паволочиты руси, а словѣномъ кропинныя». И бысть тако. И повѣси щитъ свои въ вратѣхъ, показуя побѣду, и поиде от Царяграда. Въспяша пре русь паволочиты, а словѣни кропинныя, и раздра кропинныя вѣтръ, и рѣша словѣни: «Имемся своимъ тольстинамъ, не даны суть словѣномъ прѣ». И прииде Олегъ ко Киеву и къ Игорю, несы злато и паволоки, овощь и вино, и всякое узорочие. И прозваша Олга вѣщии, бяху бо люди погани и невѣгласи.

Теги: Византия, Киев, Переяславль Южный, Полоцк, Ростов, Русь, Константинополь, Церковь, Чернигов, Варяги, Византийский, Любеч, Радимичи, Святой, Северяне, Словени, Император, Чудь, Кривичи, Дань, Вятичи, Лев VI, Игорь Рюрикович, 6415, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Александр III, Димитрий Солунский, Олег Вещий, Велес, 907, Хорваты, Дулебы, Золотой Рог, Мамонта, Карл, Фарлоф, Велемудр, Рулав, Стемид, Посол, Залив,

Хожение Олгово на Греки. Въ лѣто 6415 [907]. Иде Олегь на Грекы съ множествомъ вой, а Игоря остави въ Киевѣ; понемъ же съ собою множество Варягь, и Словяни, и Чюдь, и Кривичи, и Мерю, Поляны, и Сѣверу, и Древляны, и Радимичи, и Вятичи, и Хорваты, и Дулѣбы, и Тиверици, иже суть толкованы: сии вси звахуся отъ Грекь Великаа Скифиа. Съ сими съ всѣми поиде Олегъ вь кораблихъ и на конехъ, и бѣ числомъ двѣ тысячи кораблей, и поплѣниша землю всю. И приидоша кь Царюграду, и Греци замкоша Съсудъ, сирѣчь пропяша чѣпь, протяженую отъ Галаты до Лахерньскиа церкви, и градъ затвориша. И выиде Олегь ис корабля, и повелѣ чиниты кола, и постави корабли на кола; и повелѣ вьзняти парусы, и поиде во кораблехъ посуху, бѣ бо имъ покосень вѣтрь. И повоева Олегь около града, и много убийство сътвори Грекомъ, и разбы многыа полаты, и многыа церкви пожгоша; а яже имаху плѣнникы, овѣхъ посѣкааху, а иныхъ мучааху, иныя же растрѣляху , а другыа въ море метааху, и ина многа творяху Грекомь Русь, елико же ратни творяху. Якоже видѣвше ихъ Греци, идущихъ чрезъ поля ко граду посуху въ кораблихъ, множество бесчислено вой, и убояшася, и выслаша кь Олгу изъ града, глаголюще: «не погубляй града, имемъ ти ся дань даати, яко же хощеши». И устави Олегь вои свои, повелѣ имъ не воевати, и вынесоша ему Греце брашно и вино, и не приа его; бѣ бо устроено сь отравою смертною. И убояшася Греци и рѣша: «нѣсть се Олегь, но Богомь послана на ны казнь, грѣхъ ради нашихъ». А инии глаголаху: «нѣсть се Олегъ, но святый Димитрий послань на ны отъ Бога». И заповѣда Олегь дань даати на 2,000 кораблей, по 12 гривень на человѣка, а въ корабли бойцовь по 40 человѣкь; и яшася Греци по се, и почаша мира просити, дабы не воевалъ Греческиа земли гражанъ и по пристанище. Олегъ же нача помалу отступати отъ града, и сътвори миръ, и нача любовь творити съ царема Греческыма, съ Леономъ и Александромъ съ Василиевичи. 1-й миръ Олговъ съ..... И посла къ нимъ вь градъ пословъ своихъ: Карля, Фарлофа, Велемудра, Рулава и Стемида, глаголя имъ: «имѣте ми ся по дань». И рѣша Греци : «чего хощеши дамы ти». И рече Олегь: «дадите ми воемь на 2,000 кораблей, по 12 гривень на ключь», и потомъ заповѣда дааты выходъ на Русскиа грады, на Киевъ, таже на Черниговъ, и на Переяславль, и на Полтескь, и на Ростовь, и на Смоленьскь, и на Любечь и на прочаа грады: по тѣмъ бо градомъ сидяху князиа подъ Олгомъ суще; «да приходяще Русь дань емлють, елико хотяще, а иже приидеть гость, да емлетъ мѣсячину на 6 мѣсяць, хлѣбь, и вино, и мясо, и рыбы, и овощь; да творятъ имъ мовници, елико хотятъ; поидучи же Руси домовь, да емлютъ у царя вашего на путь брашно, якори, ужа, и прѣ, и елико надобе». И яшася Греци, и рѣста царя и болярство все: «аще приидутъ Русь бес купли, да не емлютъ мѣсячины; да запрѣтитъ князь людемъ своимъ, приходящимъ здѣ Руси, да не творятъ пакости во селехъ и во странѣ ашей; приходящи же Руси здѣ да витаютъ у святаго Мами, и послетъ царство наше, да испишуть имена ихъ, и тогда возмуть мѣсячное свое, 1 отъ града Киева, и паки съ Чернигова, и Переяславля, и прочии гради ; да воходятъ въ градъ единѣми враты, съ царевымъ мужемь, безь оружиа, мужъ 50, и да творятъ куплю иже надобѣ имъ, и не платятъ вины ни въ чимъ же». Царь же Леонь и Александрь сътвориста миръ съ Олгомь, имшеся по дань, и ротѣ заходиша межи собою, цѣловавше сами кресть, а Олга и мужи его водиша на роту по Рускому закону, кляшася оружиемъ своимъ, и Перуномъ богомъ своимъ, и Власиемъ скотиимъ богомь; и утврьдиша миръ. И рече Олегъ: «исшийте парусы паволочаты Руси, а Словяномъ кропинныа», и бысть тако; и повѣси щитъ свой въ вратѣхь, показуа побѣду, и поиде отъ Царяграда. И въспяша парусы паволочаты, а Словяны кропинныа, и раздра кропинныа вѣтрь; и рѣша Словяны: а имемся своимъ тлъстинамъ, не даны суть Словяномъ прѣ». И прииде Олегь кь Киеву и ко Игору, несый имѣние много, злато, и паволокы, овощь, и вино, и всякое узорочие; и прозваша Олга вѣщий: бяху бо людие погани и невѣгласи.

Теги: Византия, Киев, Переяславль Южный, Полоцк, Ростов, Русь, Смоленск, Константинополь, Церковь, Чернигов, Варяги, Византийский, Любеч, Радимичи, Святой, Северяне, Словени, Император, Чудь, Кривичи, Дань, Вятичи, Перун, Лев VI, Игорь Рюрикович, 6415, Меря, Поляне, Древляне, Тиверцы, Скифия, Александр III, Димитрий Солунский, Олег Вещий, Велес, 907, Хорваты, Дулебы, Золотой Рог, Галата, Влахернская, Мамонта, Карл, Фарлоф, Велемудр, Рулав, Стемид, Посол, Залив,

913

Княжение Игорево. В лѣто 6421 [913]. Поча княжити Игорь по Олзѣ. В се же время нача царствовати Констянтинъ, сынъ Леоновъ, зять Романов. И деревляне заратишяся от Игоря по Олгови смерти.

Теги: Вокняжение, Византийский, Император, Мятеж, Древлянская земля, Константин VII, Игорь Рюрикович, Древляне, 913, 6421,

В лѣто 6421 [913]. Княжение Игорево. Поча княжити Игорь по Олгѣ. Нача в се время царствовати Костянтинъ, сынъ Леоновъ, зять Романовъ. И древлены затворишася от Игоря по Олговѣ смерти.

Теги: Вокняжение, Византийский, Император, Мятеж, Древлянская земля, Константин VII, Игорь Рюрикович, Древляне, 913, 6421,

КНЯЖЕНИЕ ИГОРЕВО РЮРИКОВИЧА. Въ лѣто 6421 [913]. Поча княжити Игорь вь Киевѣ по Олговѣ смерти. Въ то время нача царствовати въ Цариградѣ Константинъ, сынь Леоновъ, зять Романовъ неудръжимаго. И Древляны затворишися отъ Игоря по Олговѣ смерти.

Теги: Вокняжение, Византийский, Император, Мятеж, Древлянская земля, Константин VII, Игорь Рюрикович, Древляне, 913, 6421,

914

В лѣто 6422 [914]. Иде Игорь на древляны. И побѣдивь я, възложи на ня дань болши Олговы. И бѣ у него воевода, именемь Свинтелдъ, и примучи углечи, и възложи на них Игорь дань и вдася Свинтелду. И не вдадяшется единъ град, именемь Пересѣчень, и сѣде около его 3 лѣта, и едва взя и. И бѣшя сѣдяще углечи по Днепру внизъ; и по семь преидошя межи вои Днѣстръ и сѣдошя тамо. И дасть же и дань деревскую Свинтелду, и имаше по чернѣи кунѣ от дыма. И рѣшя дружина Игореви: «Се далъ еси единому мужеви много». По сем же скажем в приключшихся лѣтех сих.

Теги: Воевода, Днепр, Дань, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

В лѣто 6422 [914]. Иде Игорь на древлены и побѣди я, и възложи на ня дань болшии Олговы. И бѣ у него воевода именемъ Свентелъдъ, и премучи угличи, и възложи на нихъ Игорь дань, и въдасть Свентелду. И не въдадяшется единъ градъ именемъ Пересѣченъ, и сѣде около его 3 лѣта и едва взя и. И бѣху сѣдящи углици по Днѣпру внизъ, и по семь приидоша межи вои Днѣстръ и сѣдоша тамо. Дасть же и дань деревьскую Свентелду. Имаше же по чернѣ кунѣ от дыма. И рѣша дружина Игореви: «Се далъ еси единому мужеви много». По семь же скажемъ по приключьшихся лѣтехъ сихъ.

Теги: Воевода, Днепр, Река, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

Въ лѣто 6422 [914]. Иде Игоръ на Древляны, и побѣди а, и възложи на нихъ дань болши Ольговы. И бѣ у него воевода именемъ Свентелдъ, и не въдадяшеся единъ градъ, именемъ Пересѣчень на Днѣпрѣ, и сѣде около его 3 лѣта, и едва взя его. И бяху сидяще Углици по Днѣпру внизъ; н посемь приидоша межи вои Днѣстрь, и сѣдоша тамо. Дасть же Игорь дань Деревскую Свентелду, имаше же по чернѣ кунѣ отъ дыма. И рѣша дружина Игореви: «се далъ еси единому мужеви много». Сие посемь скажемъ въ приключшихся лѣтѣхъ.

Теги: Воевода, Днепр, Река, Углич, Свенельд, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, Пересечен, Днестр, 914, 6422,

922

Игорь же сѣдяше в Киевѣ княжа, и воюя на Древяны и на Угличѣ. И бѣ у него воевода, именемь Свѣнделдъ; и примучи Углѣчѣ, възложи на ня дань, и вдасть Свѣньделду. И не вдадяшется единъ град, именемъ Пересѣченъ; и сѣде около его три лѣта, и едва взя. И бѣша сѣдяще Углицѣ по Днѣпру вънизъ, и посемъ приидоша межи Бъгъ и Днѣстръ, и сѣдоша тамо. И дасть же дань деревьскую Свѣнделду, и имаша по чернѣ кунѣ от дыма. И рѣша дружина Игоревѣ: «се далъ еси единому мужевѣ много». Посем скажемъ въ преключившихся лѣтех сих.

Теги: Воевода, Киев, Князь, Днепр, Дань, Углич, Свенельд, Игорь Рюрикович, Древляне, 922, 6430, Пересечен, Днестр, Буг,

942

В лѣто 6450 [942]. Въдасть дань деревьскую Свѣнделду тому же.

Теги: Воевода, Свенельд, Древляне, 942, 6450,

945

В лѣто 6453 [945]. В то же лѣто ркоша дружина ко Игоревѣ: «Отрочи Свѣньлжи изодѣлися суть оружиемъ и порты, а мы нази; а поиди, княже, с нами на дань: а ты добудеши, и мы». И послуша их Игорь, иде в данѣ, и насиляше имъ и мужи его; и возмя дань, поиде въ свои град. Идущу же ему въспять, размысливъ, рече дружинѣ своеи: «Идѣте с данью домовъ, а язъ возвращуся и похожю еще». И пусти дружину свою домовѣ, с малою дружиною възратися, желая болшаго имѣниа. Слышавше древляне, яко опять идет, сдумавше же древляне съ княземъ своимъ Маломъ: «Аще ся волкъ въ овця ввадит, то выносит все стадо, аще не убиют его; тако и сеи, аще его не убиемъ, то все ны погубит». И послаша к нему, глаголюще сице: «Почто идеши опять; поималъ еси всю дань». И не послуша Игорь; и изшедше Древлянѣ из града Корестеня противу, и убиша Игоря и дружину его: бѣ бо их мало. И погребоша Игоря; и есть могыла его близъ града Коростеня въ Древех и до сего дни.

Теги: Киевский, Убийство князя, Древлянский, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, 945, 6453, Мал (древлянский), Искоростень,

А Олга же бяше в Киевѣ съ сыномъ своимъ дѣтьскомъ Святославомъ, и кормилець его Асмудъ, и воевода бѣ Свѣньделдь, тътъ же отець Мьстишинъ. Рѣша же к себѣ дрѣвляне: «Се князя убихомъ рускаго; поимемъ жену его Олгу за князь свои Малъ, и Святослава, и створимъ ему, якоже хощеть». И послаша дрѣвляне лучьшихъ мужь, числомъ 20, в лодьи к Олзѣ; и присташа под Биричевомъ, бѣ бо тогда вода текущи подлѣ горы Кыевьскыя, и на полѣ не сѣдаху людие, нь на горѣ; град же бяше Киевъ, идеже есть нынѣ Гродятинъ и Микифоровъ дворъ, а княжь бяше дворъ во градѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротиславль и Чюдинъ; а первѣе сице бѣ внѣ града дворъ другыи, бѣ бо ту теремъ каменъ. И повѣдаша Олзѣ, яко древлянѣ приидоша, и возва я Олга к собѣ, и рече имъ: «Добрѣ приидоша гостье». И рече Олга: «Да глаголете: что ради приидосте сѣмо». Рѣша же древлянѣ: «Посла насъ Деревьская земля, ркуще сице: мужа твоего убихом, бяше бо мужь твои акы волкъ, восхыщая и грабя; а наши князи добри суть, расплодили землю нашю. И поиди за князь нашь за Малъ: бѣ бо имя князю нашему деревьскому Малъ». Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ своего мужа не въскресити; нь хощу вы почтити наутрия пред людьми своими, а нынѣ идете в лодью свою и лязите в лодьи, величающеся; и азъ заутра пошлю по вас, вы же, величающеся, рцѣте: не идемъ на конех, ни пѣши идемъ, но понесете ны в лодьи; и вознесут вы въ лодьи». И отпусти я в лодьи. И Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремьстѣмъ внѣ града. И заутра Олга, сѣдящи в теремѣ, посла по гости. И приидоша к нимъ, глаголюще: «Зоветь вы Олга на честь велику». Они же рѣша: «Не идемъ на конѣх, ни на возехъ; нь понесете ны в лодьи». И рѣша кыянѣ: «Неволя есть намъ; князь нашь убиенъ бысть, а княгынѣ наша хощеть за вашь князь»; и понесоша я в лодьи. Онѣ же сѣдяще и гордящеся въ великыхъ перегбехъ и сустугах. И пакы принесоша я на дворъ къ Олзѣ, и абие въринуша въ яму и с лодьею. И Олга съшедши к нимъ и приникъши, видѣ и рече имъ: «Вы есте послове Деревьскои земли и приидосте к намъ от своего князя Мала; добра ли вы есть честь». Они же рѣша: «Пущи нам бысть Игоревѣ смерти». И княгынѣ Олга повелѣ засыпати их живых; и абие засыпаша ихъ. Якоже пославши Олга къ древляномъ, и сице глагола имъ: «Аще мя право просите, то пришлите мужи нарочиты, да в велицѣ чести поиду за вашь князь, понеже бо не пустять мене людье кыевьстѣи». Се слышавши древлянѣ, избраша лучьшии мужи нарочиты, иже держаша Деревъскую землю, и послаша их по Олгу. Древляномъ же пришедшимъ къ Кыеву къ княгинѣ Ольги, и прияше Олга въ честь деревьскых муж, и повелѣ на них мовь створити: «измывшеся, приидѣте ко мнѣ». Они же прежгоша избу, и влѣзоша древляне мытся; и запроша избу о них, и повелѣ зажещи на нихъ огнемъ от дверии, и ту съгорѣша вси. И пакы приложи к тому Олга послати къ древляном, сице глаголющи имъ: «Се уже иду к вамъ; да пристроите ми меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да поплачюся надъ гробомъ его, и створю тризну мужеви своему». И они же то слышавше, свезоша мед многъ зѣло и извариша. А Олга же поимши мало дружины и легко идущи, прииде къ гробу его, и плакася по мужи своем плачемъ велиимъ зѣло. А людемъ въ время то повелѣ съсыпати могылу велику; и яко съсыпаша, и повелѣ трызну створити. И посемъ сѣдоша пити древлянѣ; и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити пред ними. И рѣша Дрѣвлянѣ къ Олзѣ: «Гдѣ суть дружина наша, ихъ же послахомъ по тебе». Она же рече: «Идуть по мнѣ с дружиною мужа моего». И яко упишася древляне, и повелѣ отроком своимъ пити на нѣ, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ дружинѣ сѣчи древляны; и исъсѣкоша ихъ 5000. А Олга възратися в Киевъ, и пристрои вои на прокъ ихъ.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

Игорь же нача княжити в Киевѣ, мирь имѣя къ всѣмь странам. И приспѣ осень, и начя мыслити на древляны, хотя примыслити бъльшую дань. В се же лѣто рекошя дружина Игореви: «Отроци Свинтелдови изъодѣлися суть оружиемь и порты, а мы нази; поиди, княже, с нами в дань, да и ты добудеши и мы». И послуша их Игорь, и иде в деревляны в дань, и примысляше к первѣи дани, и насиляше имъ и мужи его; и вземь дань, поиде в град свои. Идущу же ему вспять, размысливь, рече дружинѣ своеи: «Идѣте с данью домови, а яз възвращуся вспять». И пусти дружину свою, с малою же дружиною възвратися, желая болша имѣниа. Слышявше же древляне, яко опять идеть, сдумавше съ княземь своимъ Малом: «Аще ввадится волкъ въ овци, то выносит все стадо, аще не убиют его; тако и сеи, аще не убиемь его, то всѣх ны погубить». И послашя к нему, глаголюще: «Почто идеши опять, поимал еси всю дань». И непослуша их Игорь. И вышедше из града Искоростеня древляне убишя Игоря и дружину его, бѣ бо их мало. И погребенъ бысть Игорь, и есть гробъ его у Скоростеня града в Деревех и до сего дне.

Теги: Киев, Киевский, Убийство князя, Осень, Древлянский, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, 945, 6453, Мал (древлянский), Искоростень,

Олгино княжение. Олга же бяше в Киевѣ съ сыномъ своим дѣтскомь Святославом, и кормителець его Асмудъ, и воевода бѣ Свинтелдъ, тои же отець Мьстишин. Рѣша же древляне: «Се князя убихомъ рускаго, поимемь жену его Олгу за князь свои Малъ, и Святослава, и створимь ему, яко хощемь». И послаша древляне лучшии мужи числом 20 в лодьи къ Олзѣ; и присташя под Боричевом, бѣ бо тогда вода текущи възле горы Киевскыа, и на Подолье не сѣдяху людие, но на горѣ, градже бѣ Киев, идеже есть нынѣ дворъ Городятин и Никифоров, а дворъ княж бяше въ градѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротислаль и Чюдин, а перевѣсьище бе внѣ града; и бѣ вне града дворъ другыи, идеже есть дворъ деместиков за святою Богородицею над горою, дворъ теремныи, бѣ бо ту терем камень. И повѣдашя Олзѣ, яко древляне приидошя, и възва я Олга к собѣ и рече им: «Добрѣ гостие приидошя». Древляне же рекошя: «Приидохомь, княгини». И рече имъ Олга: «Да глаголите, что ради приидосте сѣмо?» Рѣша же древляне: «Посла ны Деревскаа земля, ркуще сице: мужа твоего убихомъ, бяше бо муж твои, яко влъкъ въсхищаа и грабя, а наши князи добри суть, иже роспасли суть Деревскую землю, да поиди за князь нашь за Малъ.» Бѣ бо ему имя Малъ, князю Деревскому. Рече же им Олга: «Люба ми есть рѣчь вашя, уже мнѣ мужа своего некресити; но хощу вы почтити заутра пред людми своими, а нынѣ идѣте в лодию свою и лязѣте в лодьи, величающеся, и азъ утро послю по вы, вы же рцѣте: "Не идемь ни на коних, ни пѣши, но понесѣте ны в лодьи"; и възнесут вы в лодьи.» И отпусти я в лодью. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремском внѣ града. И заутра Олга, сѣдяще в теремѣ, посла по гости; и приидошя к нимь, глаголюще: «Зоветь вы Олга на чьсть велику». Они же рѣша: «Пѣши не идемь, ни на коних, но понесѣте ны в лодьи». Рѣша же киане: «Намъ неволя; князь нашь убиенъ, а княгини наша хочет за вашего князя». И понесошая в лодьи. Они же сѣдяху, гордяще, в перегбѣх в великых устогах. И принесоша я на дворъ къ Олзѣ, и несше ринуша я въ яму и с лодьею. Приникши Олга и рече им:«Добра ли вы честь?» Они же рѣшя: «Пуще ны Игоревы смерти». И повелѣ засыпати я живы, и посыпаша я. И послаше Олга к древляном, рече имъ: «Да аще мя вы просите право, то пришлите сѣмо мужи нарочиты, да в велицѣ чьсти поиду за вашь князь, чи да не пустят мене людие киевстии». Се слышавше древляне, избрашя лучшии мужи, иже дръжаху Деревскую землю, и послашя по ню. Древляном же пришедшемъ, повелѣ Олга мовь створити, ркуще сице: «Измывшеся, приидѣ ко мнѣ». Они же пережгоша истьбу, и влѣзошя древляне, и начашяся мыти, и запрошя о них истьбу, и повелѣ зажещи я от дверии, и ту и згорѣшя вси. И посла к древляном, ркуще сице: «Се уже иду к вамь; да пристроите меды многы у града, идѣже убисте мужа моего, да поплачюся над гробомь его, и створю трызну мужу своему». Они же то слышавше, свезоша меды многы зѣло и възваришя. Олга же поимши мало дружины и легко идучи, прииде к гробу его и плакася по мужи своемь; и повелѣ людемь ссыпати могилу велику, и яко ссыпаша, повелѣ трызну творити. По семь сѣдошя пити древляне, и повелѣ Олга отрокомъ своим служити пред ними. И рѣшя древляне къ Олзѣ: «Где суть дружина нашя, ихже послахом по тя?» Она же рече: «Идуть по мнѣ съ дружиною мужа моего». И яко упишася древляне, повелѣ отрокомь всѣмь пити на ня, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ дружинѣ сѣчи древляны; и посѣкошя их 5000. А Олга възвратися к Киеву, и пристрои вои на прок их.

Теги: Воевода, Киев, Церковь, Софии, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

Игорь же нача княжити в Киевѣ, миръ имѣя къ всѣмъ странамъ. И приспѣ осень, и нача слати на древлены, хотя примыслити болшую дань. В се же лѣто рекоша боляре Игореви: «Отроци Свентелдъжи изъдѣлися суть оружиемъ и порты, а мы нази. Поиди, княже, въ дань, а мы с тобою, да и ты добудеши, господине, и мы». И послуша ихъ Игорь, и иде в Дерева в дань, и примышляаше к первои дани, и насилие творяаше имъ, и боляре его. И вземъ дань, поиде въ градъ свои. Идущу же ему въспять, размысливъ, рече боляромъ своимъ: «Идѣте з данию въ градъ, и язъ възвращуся опять». А бояре свои отпусти. И поиде Игорь вмалѣ на древляны, желая болшаго имѣния. И слышавше древлены, яко опять идеть, здумавше со княземъ своимъ Маломъ: «Аще въвадится вълкъ въ овци, то выносить все стадо, аще не убиютъ его. Тако и сеи, аще не убиемъ его, всѣхъ насъ погубить». И послаша к нему, глаголюще: «Почто идеши опять, поималъ еси дань всю». И не послуша ихъ Игорь. И вышедши изъ града ис Коростѣня древлене и убиша Игоря и кто съ нимъ. Бѣ бо ихъ мало. И погребенъ бысть Игорь, и есть могила его у Коростеня града в Деревехъ и до сего дни.

Теги: Киев, Киевский, Убийство князя, Осень, Древлянский, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, 945, 6453, Мал (древлянский), Искоростень,

Олгино княжение. Олга же бѣше в Киевѣ съ сыномъ своимъ с великим княземъ съ Святославомъ; бѣ еще младъ, и дятка у нево Асъмудъ, и воевода бѣ у него Свентелдъ, то жде отець Мьстишинъ. Рѣша же древлене: «Се князя убихомъ рускаго. Поимемъ княгыню его Олгу за свои князь Малъ и сына ея Святослава и створимъ ему, яко же хощемъ». И послаша древлене лучшии мужи числомъ 20 в лодии къ Олзѣ. И присташа подъ Боричевомъ: бѣ бо тогда вода текущии възлѣ горы киевьския, и на Подолѣ не сѣдяаху людие, но на горѣ. Градъ же Киевъ, идеже нынѣ есть дворъ Городятинъ и Никифоровъ. А дворъ княжь бяше в городѣ, идеже есть нынѣ дворъ Воротиславль и Чюдинъ, а перевѣсище бѣ внѣ града. И бѣ внѣ града другыи дворъ, идеже есть дворъ Деместиковъ за Святою Богородицею над горою, дворъ теремныи: бѣ бо ту теремъ каменъ. И повѣдаша Олзѣ, яко древлене приидоша, и възва я Вольга къ себѣ: «Добрыи гостие приидоша». Древлене рекоша: «Приидохомъ, княгини». И рече имъ Волга: «Да глаголете, что ради приидосте сѣмо?». Древлене же рѣша: «Посла ны Деревьская земля, ркучи сице: "Мужа твоего убихомъ, бяше бо мужь твои, акы волкъ, въсхищая и грабя. А наши князи добрии суть, иже раздѣлали землю Деревьскую. Да поиди за князь нашь, за Малъ!"». Бѣ бо ему имя Малъ, князю деревьскому. Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ мужа своего не въскресити. Но хощу вы почтити заутра предъ людми своими. А нынѣ идете вы в лодию свою и лязите в лодии, величающеся. Азъ по вы пошлю, и вы же рцѣте: "Не идемъ ни на конехъ, ни пѣши, но понесите ны в лодии"». И отпусти я въ лодию. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремьскомь внѣ града. И заутра Волга, сѣдяще въ теремѣ, посла по гости. И приидоша, глаголюще: «Зоветь вы Олга на честь великую». Они же рѣша: «Пѣши не идемъ, ни на конехъ, но понесѣте ны въ лодии». Рекше кияне: «Намъ неволя, князь нашь убиенъ, а княгини наша хощеть за вашь князь». И понесоша и в лодии. Они же сѣдяху, гордящеся в перехъбѣхъ, въ великихъ сустогахъ. И принесоша и на дворъ к Волгѣ, и несше, вринуша вь яму и с лодиею. Приникши имъ Волга: «Добра ли вы честь?». Они же рѣша: «Пущи ны Игоревы смерти!». И повелѣ засыпати ихъ живыхъ, и посыпаша я. И посла Олга къ древленемъ, рече имъ: «Да аще мя вы просите право, то пришлите сѣмо мужи нарочиты, да въ велицѣ чести поиду за вашь князь, ци не пустять мя мужи киевьстии». Се слышавше, древлене изъбраша нарочитыхъ мужь 50, иже держааху Древлескую землю, и послаша по Олгу. Древленом же пришедшимъ, повелѣ Олга мовъ створити, ркучи сице: «Измывшеся, приидите ко мнѣ». Они же створиша мовъ, и влѣзоша древлене, и начаша мытися, и запроша с ними мовъ, и повелѣ зажещи, и ту изгорѣша вси. И посла къ древленомъ, сице ркуще: «Се уже иду к вамъ. Да пристроите меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да плачюся надъ гробомъ его и створю трызну князю своему». Они же, то слышавше, свезоша меды многыи зѣло и възвариша. Олгя же, поимше мало боляръ, легко идуще, прииде къ гробу своего князя и плакася по немъ велиимъ плачемъ. И повелѣ Олга надъ своимъ княземъ могилу съсыпати велику, и яко съсыпаша, повелѣ трызну творити. По семь сѣдоша древлене пити, и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити предъ ними. И рѣша древлене къ Волгѣ: «Гдѣ суть дружина наша, их же послахомъ по тя?». Она же рече: «Идуть по мнѣ с боляры мужа моего». Яко упишася древлене, повелѣ отрокомъ своимъ пити с ними, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ слугамъ сѣщи древлены, и посѣкоша ихъ 5000. А Олга възвратися къ Киеву и пристрои вои на останокъ ихъ.

Теги: Воевода, Киев, Церковь, Софии, Подол, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд,

Въ лѣто 6453 [945]. Рекоша боляре Игореви: «Отроци Свентельдьжи изодѣлися суть оружиемъ и порты, а мы нази; поиди, княже, вь дань, а мы съ тобою, да и ты добудеши, господине, и мы.» И послуша ихъ Игорь, и иде въ Дерева въ дань, и примысляаше ко прьвой дани, и насилие творяше имъ и боляре его; и въземъ дань, и поиде въ градъ свой. Идущу же ему въспять, размисливъ, рече боляромъ своимъ: «Идѣте з данию домовь въ градъ, и азъ възвращуся въспять и похожю еще». И възвратися съ малою дружиною, а болярь своихъ отпусти. И поиде Игорь вмалѣ на Древляны, желаа взяти болшаго имѣниа. И слышавше Древляне, яко възвратися, опять идетъ Игорь, и здумавше съ княземъ своимъ Маломъ, рекуще: «Аще въвадится влькъ вь овци, то выноситъ все стадо, аще не убиють его; тако и сей: аще не убиемь его, всѣхъ насъ погубитъ безъ утеча». И послаша къ нему глаголюще: «Почто идеши опять? а поималъ еси дань свою». И не послуша ихъ Игорь. И вышедши изъ града ис Коростѣня Древляне, и убиша Игоря и кто съ нимъ: бѣ бо ихъ мало. И погребень бысть Игорь, и есть могыла его у Коростѣня града въ Деревехъ и до сего дне. Княживь по Олзѣ лѣть 33; и оста по немъ сынь его Святославь малъ, 15 лѣть; дядка же бѣ у него Асмулдь, и воевода у него бѣ Свентелдь, той же отецъ Мьстишинъ.

Теги: Воевода, Киевский, Убийство князя, Свенельд, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Игорь Рюрикович, Древляне, 945, 6453, Мал (древлянский), Асмуд, Искоростень,

НАЧАЛО КНЯЖЕНИА ОЛГИНА, ЖЕНЫ ИГОРЕВЫ. Олга же бяше въ Киевѣ съ сыномъ своимъ Святославомъ. Рѣша же Древляне: «Се князя убихомъ Русскаго, поимемъ княгыню его Олгу за свой князь за Маль, и сына еа Святослава, и сътворимъ ему якоже хощемъ». И послаша Древляне лучшии мужи, числомъ 20, въ лодии кь Олзѣ, и присташа подъ Боричевымъ въ лодьи, бѣ бо тогда вода текущи возлѣ горы Киевскиа, и на Подолѣ не сидяху людие, но на горѣ; градъ же бѣ Киевь, идеже есть нынѣ дворъ Гордятинъ и Никифоровъ, а дворь княжь бяше въ городѣ, идеже нынѣ есть дворъ Воротиславь и Чюдинь, а перевѣсище бѣ вънѣ града, и бѣ внѣ града другый дворъ, идеже есть дворъ Деместиковь за святою Богородицею, надъ горою дворъ теремный, бѣ бо ту теремъ камень. О ГОРДИХЪ ПРОСАТАЕХЪ. И повѣдаша Олзѣ, яко Древляне приидоша, и възва а Олга къ себѣ, и рече: «Добрѣ гостие приидоша»; Древляне же рекоша: «Мы къ тебѣ приидохомъ, къ тебѣ княгины.» И рече имъ Олга: «Да глаголете, что ради приидосте сѣмо?» Древляне же рѣша: «Посла ны Деревскаа земля, ркучи сице: мужа твоего убихомъ, бяше бо мужь твой акы волкь въсхыщаа и грабя, а наши князи добри суть, иже роздѣлали землю Деревьскую, да поиди за князь нашь за Маль»; бѣ бо ему имя Малъ, князю Деревскому. Рече же имъ Олга: «Люба ми есть рѣчь ваша, уже мнѣ мужа своего не воскресити; но хощу вы заутра почтити передь людми своими, а нынѣ идѣте вы въ лодию свою, и лязете въ лодии своей величающеся, и азъ утрѣ по вы пошлю, и вы же рцѣте сице: не идемъ ни на конехъ ни пѣши, но понесѣте насъ нынѣ въ лодии; и сии вземше лодию, и выпесутъ вы въ лодии ко мнѣ, и творя вы честь предъ своимии.» И си рекши, и отпусти я въ лодия. Олга же повелѣ ископати яму велику и глубоку на дворѣ теремскомъ, вънѣ града. И заутра Олга сѣдяше въ теремѣ, и посла по гости; и приидоша послании, глаголюще имъ: «Зоветь вы Олга на честь великую.» Они же рѣша: «Пѣши не идемъ, ни пна конехъ не изднмъ, но понесѣте ны въ лодии.» Рекше Киане : «Намъ есть неволя; князь нашь убиень, а княгыни наша хощеть за князь вашь»; и понесоша ихъ въ лодии. Они же сѣдяще гордящеся въ перегбѣхъ въ великыхъ състугахъ; и принесоша ихь на дворъ теремный къ Олзѣ, и несше вринуша ихъ вь яму и съ лодиею. Приникши Олга рече: «Добра ли вы честь?» Они же рѣша: «Пуще ны Игоревы смерти». И повелѣ засыпати ихь живыхь, и посыпаша я. О ПРОСАТАЕХЪ ЖЕ О ДРУГЫХЪ. И посла Олга кь Древляномъ, рече имъ: «Да аще мя вы просыте право, то пришлѣте сѣмо мужи нарочиты, да въ велицѣй чести и силою и славою многою поиду за князь вашъ, ци да не пустятъ мя мужие Киевьстии». Се слышавше Древляне, ради быша, изобраша нарочытихъ мужь 50, иже дрьжааху Деревьскую землю, и послаша по Олгу. Древляномъ же пришедшимъ повелѣ Олга мовъ сътворити, сирѣчь баню, ркучи сице: «Измывшеся приидѣте къ мнѣ». Они же рѣша: «Буди тако, якоже велиши.» И повелѣ Олга людемъ своимъ да пережгутъ баню. Они же сътвориша мовь, и влѣзоша Древляне, и начаша мытися, и запроша съ ними мовь, и повелѣ зажещи ихъ отъ дверей, и ту згорѣша вси. И посла кь Древляномъ, сице рекущи: «Се уже иду къ вамъ, да пристроите меды многы у града, идеже убисте мужа моего, да плачуся надъ гробомъ его, и сътвору трызну князю своему». Они же слышавше то, свезоша меды многы зѣло, и възвариша. Олга же поемши мало боляръ, легко идущи прииде къ гробу своего князя, и плакася по немъ великымъ плачемъ; и повелѣ Олга людемъ своимъ надь своимъ княземь могылу съсыпати велику, и яко съсыпаша, повелѣ трызну творити. Посемь сѣдоша пити Древляне, мужей лучшихъ множество, и повелѣ Олга отрокомъ своимъ служити предъ ними; и рѣша Древляне кь Олзѣ: «Гдѣ суть дружини наша, иже послахомъ по тебе?» Она же рече : «Идутъ по мнѣ съ боляры мужа моего.» И якоже упишася Древляне, повелѣ Олга отрокомъ своимъ пити съ ними, а сама отъиде кромѣ, и повелѣ слугамъ сѣчи Древляны, и посѣкоша ихь 5000. А Олга възвратися къ Киеву, и пристрои вои многы на останокъ ихъ.

Теги: Киев, Киевский, Подол, Древлянский, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, Боричев увоз, 945, 6453, Мал (древлянский),

946

Начало княженья Святославля. В лѣто 6454 [946]. Олга съ сыномъ своимъ Святославомъ събра вои многы и храбры, иде на Деревъскую землю. Изидоша древляне противу; и снемшимася обѣима полкома на совокупъ, и суну копьем Святославъ на древляны, и копие летѣ сквозѣ уши коневѣ, бѣ бо велми дѣтескъ. И рече Свѣнделдъ и Асмуд: «Князь уже потяглъ; потягнѣмъ, дружино, и мы по князѣ». И побѣдиша древляны; и возложиша на них дань тяжку, и двѣ части дани Кыеву идет, а третьяя Вышегороду ко Олзѣ: бѣ бо Вышегород Олгинъ град. И иде Олга по Деревьстѣи землѣ съ сыномъ своимъ и с дружиною своею, уставляющи уставы и урокы; и суть становища ея и ловища. И прииде въ свои град Кыевъ съ сыномъ своимъ Святославомъ, и пребывши лѣто едино.

Теги: Воевода, Вышгород, Киев, Киевский, Свенельд, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, 946, 6454, Асмуд, Искоростень,

Начало княжениа Святославля. В лѣто 6454 [946]. Олга съ сыномь своим Святославомъ събра вои многы и храбры и иде на Деревскую землю. И изыдошя древляне противу, и снемшемася обѣма плъкома на сступь, и суну копием Святослав на древляны, и копие летѣвъ сквозѣ уши коневи удари в ноги коневи, бѣ бо дѣтескь. И рече Свинтелдъ и Асмуд: «Князь уже почалъ, потягнем, дружино, по князи». И побѣгошя древляне и затворишяся въ градѣх своих. Олга же устремися съ сыномь своимь на Скоростѣнь градъ, яко ти бѣаху убили мужа еа. И сѣде около града съ сыномь своим, а древляне затворишяся въ градѣ и бьяхуся крѣпко из града, вѣдяху бо, яко сами убили князя и на что ся предати. И стоя Олга лѣто, и не може взяти града, и умысли сице: посла к граду, глаголющи: «Что хощете досѣдѣти? А вси гради ваши предашяся мнѣ, и ялися по дань, и дѣлають нивы своа земли своеи, а вы хощете измрети гладом, не имущеся по дань.» Древляне же ркошя: «Ради ся быхомь яли по дань, но хощеши мщати мужа своего.» Рече же имъ Олга, яко «Азъ уже мстила мужа своего, когда приидошя к Киеву второе и третие, и когда творих трызну мужу своему, а уже не хощу мщати, но хощу дань имати по малу и, смиривъшися с вами, поиду прочь.» Рекошя же древляне: «Что у нас, ради, даемь медом и скорою.» Она же рече имъ: «Нынѣ у вас нѣсть меду ни скоры, но мало у васъ прошу, даите ми от двора по 3 голуби и по 3 воробьи, аз бо не хощу тяжки дани на вы възложити, якоже и муж мои, но сего у вас прошу мала, вы бо есте изнемоглися въ осадѣ.» Древляне же ради бывше, събрашя по всему граду от двора по 3 голуби и по 3 воробьи, и послашя къ Олзѣ с поклономъ. Олга же рече имъ: «Се уже ся есте покорили мнѣ и моему дѣтяти, а идѣте въ градъ, а яз заутра отступлю от града и поиду в град свои.» И древляне же ради бывше, внидошя въ град и повѣдашя людемъ, и обрадовашяся людие въ градѣ. Олга же раздая людемъ по голуби комуждо, а другымъ по воробьеви, и повеле к коемуждо голуби и к воробьеви привязывать сѣру съ огнемь, ввивающи нитью с платком; и повелѣ Олга, яко смерчеся, пустити голуби и воробья воем своимъ. Голуби же и воробьи полетѣшя въ гнѣзда своя, ови в голубници, въробьеве же под острѣхи, и тако възгарахуся голубници, ово клѣти, ово вежи, ово ли одрины; и не бѣ двора, идеже не горяше, и не бѣ лзѣ загасити, все загорѣся. И побѣгоша людие из града, и повелѣ Олга мужем своим имати я. И пожже градъ, и старѣишии града изыма, и прочая люди овѣх изби, а другыа работѣ предаа мужемь своим, а прочих остави платити дань. И възложишя на ня дань тяжку, и двѣ части дани идета к Киеву, а третьая Вышегороду къ Олзѣ, бѣ бо Вышегород Олгинъ. И иде Олга по Деревскои земли съ сыномь своим и с дружиною, уставляючи уставъ и урокы; и суть становища ея и ловища. И прииде в град свои Киев съ сыном своимъ Святославомъ, и пребывши лѣто едино.

Теги: Воевода, Вышгород, Киев, Киевский, Свенельд, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, 946, 6454, Асмуд, Искоростень,

Начало княжения Святославля. Въ лѣто 6454 [946] Олга съ сыномъ своимъ с великимъ княземъ Святославомъ, собра вои многы и храбры, иде на Деревьскую землю. Изидоша древлене противу, и снемшися обѣма полкома, наступль, и суну копиемъ Святославъ на древлены. И копие, лѣтѣвъ сквозѣ уши коневи, удари в ноги коневи: бѣ бо дѣтескъ. И рече Свентелдъ и Асмудъ: «Князь уже почалъ, потягнемъ по князи». И побѣдиша древленъ. И затворишася въ градѣхъ своихъ. Олга же устремися съ сыномъ своимъ Святославомъ на Коростѣнь градъ: «Яко тѣ бѣаху убили князя моего». И сѣде около города съ сыномъ своимъ, а древлене затворишася въ градѣ и бьяхуся крѣпко изъ града, вѣдяаху бо, яко сами убили князя, и на что ся предати. И стоя Олга лѣто, и не може взяти града. И умысли сице, посла къ граду, глаголюще: «Что хощете досидѣти? А вси гради ваши предашася мнѣ и ялися по дань, и дѣлають нивы земля своея, а вы хощете изъмерети гладомъ, не имущеся по дань». Древлене же рекоша: «Ради быхом ся яли по дань, но хощьши мьщати князя своего». Рече же имъ Волга: «Яко азъ уже мьстила князя своего, когда приидоша къ Киеву 2-е и 3-е, и тогда творихъ трызну князю своему. Но хощу дань имати по малу, и смиривьшися с вами, поиду прочь». Рекоша же древлене: «Что у насъ, ради даемъ медомъ и скорою». Она же рече: «Нынѣ у васъ нѣсть меду, ни скрады, но мало у васъ прошю: даите ми от двора по 3 голубии и по 3 воробии. Азъ бо не хощу тяшки дани на вы възложити, яко же и князь мои, но сего у васъ прошю мала, вы бо естя изнемоглися въ осадѣ». Древлене же ради бывше, собраша по всему граду от двора по 3 голубии и по 3 воробии и послаша к Волзѣ с челобитиемъ. Олга же рече имъ: «Се уже естя покорилися мнѣ и моему сыну, а вы идете въ градъ. А язъ заутра отступлю от града и поиду къ своему граду». И древлене же ради быхомъ, приидоша въ градъ и повѣдаша людемъ, и обрадовашася вси людие въ градѣ. Олга же раздая по голуби своимъ комуждо, а инымъ по воробию, и повелѣ комуждо къ голуби и къ воробиеви привязывати сѣру съ огнемъ, въвиваючи нитию с платомъ. И повелѣ Олга, — уже смерчеся, — пустити голуби и воробии воемъ своимъ, голуби же и въробии полѣтѣша въ гнѣзда своя, ови в голубници, въробиеве же подъ острехи. И тако възгараахуся голубници, ово клѣти и вежди и одрины, и не бѣ двора, идеже не горяаше, и не бѣ лзѣ угасити, все загорѣся. И побѣгоша люди изъ града, и повелѣ Олга людемъ своимъ имати я, и пожжде градъ и стареиши градъ, и прочая люди изъимаша, а овѣхъ изби, а иныя воемъ своимъ работѣ преда, а останокъ я на дань остави. И възложи на нихъ дань тяжку, и двѣ чясти дани идета къ Киеву, а третья к Вышегороду къ Волзѣ: бѣ бо Вышегородъ Вълзинъ. И иде Волга по Деревьскои земли съ сыномъ своимъ и с вои своими, уставляюци уставъ и уроки, и суть становища ея и ловища, и прииде въ градъ свои Киевъ съ своимъ сыномъ с великимъ княземъ Святославомъ, и пребывше лѣто едино.

Теги: Воевода, Вышгород, Киев, Киевский, Свенельд, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, 946, 6454, Асмуд, Искоростень,

НАЧАЛО КНЯЖЕНИА СВЯТОСЛАВЛЯ ИГОРЕВИЧА. Въ лѣто 6454 [946]. Олга съ сыномъ своимъ, съ великымъ княземъ Святославомъ Игоревичемъ, събра воа многы и храбры, иде на Деревскую землю. И изыдоша Древляне противу, и снемшимася обѣма полкома, князь великы Святославъ наступль, и суну копиемъ на Древляны и копие пролетѣ сквозѣ уши коневи, и удари въ ногы другаго коневи: и не даша ему битися боляре, бѣ бо дѣтескь. И рече Свентелдь и Асмулдь: «Князь уже почалъ; потягнемъ дружиною по князи.» И побѣдиша Древляны, и побѣгоша Древляне, и затворишася въ градѣхъ своихъ. Олга же съ сыномь своимъ Святославомъ устремися на Коростѣнь градъ, яко тѣ бѣаху убили князя еа; и сѣде около града сь сыномъ своимъ, а Коростѣнци затворишася вь градѣ, и биахуся крѣпко изъ града, видяху бо, яко сами убили князя еа, и на что ся предати. И стоа Олга лѣто все, и не може взяти града, и умысли сице: посла кь граду, глаголюще: «Что хощете досидѣти? А вси гради ваши предашася мнѣ, и ялися по дань, и дѣлаютъ нивы земля своа; а вы хощете измрети гладомъ, не имущеся по дань.» Древляны же рекоша: «Ради быхомъ ся яли по дань, но хощеши мщати князя своего.» Рече же имъ Олга: «Яко азъ уже мстила князя своего, когда приидоша кь Киеву, 2-е и третие, и когда творихь трызну князю своему; а уже не хощу мщати, но хощу дань имати помалу, и смирившися съ вами, прочь поиду.» Рекоша же Древляне: «Что хощеши? Ради даемъ медомъ и скорою.» Она же рече: «Нынѣ у васъ нѣсть меду, ни скоры, но мало у васъ прошу: дайте ми отъ двора по три голуби и по три воробии; азъ бо не хощу тяжки дани на вы вьзложити, якоже и князь мой; но сего у васъ прошу малая, вы бо есте изнемоглися во осадѣ.» И Древляне же ради бывше, и събраша по всему граду отъ двора по три голуби и по три воробии, и послаша кь Олзѣ скоро съ челобитиемъ и съ молбою. Олга же рече: «Се уже есте ся покорили мнѣ и моему сыну, и алися есте по дань, идѣте же въ градъ, а я заутра отступлю отъ града, и поиду кь своему граду къ Киеву.» И Древляне же ради быша, приидоша въ градъ, и повѣдаша людемъ, и обрадовашася вси людие вь градѣ. Олга же раздаа по голуби комуждо воемъ своимъ, а инымь по воробию, и повелѣ кь коемуждо голубови и къ воробию заверчиваючи въ платкы малы сѣру съ огнемъ и привязывати нитию; и яко уже смерчеся, повелѣ Олга пустити голуби и въробии воемъ своимъ. Голуби же и въробии полѣташа въ гнѣзда своа, ови въ гулубници, въробиеве же подо стрѣхы, и тако възгарахуся голубници, ово клѣти, и вежи, и одрины, и не бѣ двора, ни храмины, идеже не горяше, и не бѣ лзѣ угасити, все бо загорѣся. И побѣгоша людие изъ града, и повелѣ Олга имати я; и пожже градъ, и старѣйшаа града изыма, и прочаа люди овыхъ изымаша, а овѣхь изби, а иныа воемъ своимъ работѣ преда, а останокь я на дань остави. И възложи на нихъ дань тяжку, и двѣ части дани идета къ Киеву, а третиа кь Вышегороду къ Олзѣ, бѣ бо Вышегородъ градъ Олгинь. И иде Олга по Деревской земли съ сыномь своимъ и войскомъ своимъ, уставляющи уставы и урокы, и суть становнща еа и ловища. И прииде въ градъ свой Киевь съ своимъ сыномь, великымъ княземъ Святославомъ, и пребывши лѣто едино,

Теги: Воевода, Вышгород, Киев, Киевский, Свенельд, Святослав Игоревич, Древлянская земля, Ольга, Древляне, 946, 6454, Асмуд, Искоростень,