Летописи

Выбранные теги: Очистить

Река,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

1015

О убиении Бориса и Глѣба. Святополкъ сѣде в Киевѣ по отци, и съзва кыянѣ и нача даяти имѣние имъ; они же приимаху, и не бѣ сердце их с нимъ, яко братья ихъ бяху с Борисомъ. Борису же возвратившюся с вои и не обрѣтшю Печенѣгъ, вѣсть прииде к нему, яко «отець ти умерлъ». И плакася по отци, велми бо любимъ бѣ отцемъ паче всѣх; и пришед ста на Алтѣ. Рѣша же дружина отня: «Се, у тебе есть дружина отня и вои бещислено; пакы поиди и сяди в Киевѣ на столѣ отьнѣ». Он же рече: «не буди того мнѣ взяти, ни рукы подняти на брата старѣишаго; аще отець мои умре, то сь ми будеть во отца мѣсто». Се слышавше, разидошася раздно от него; Борисъ же стояше съ отрокы своими. Святополкъ же, исполнивъся безакониа, Каиновъ смыслъ приимъ, посла къ Борису, глаголя, яко: «С тобою хошу любовь имѣти и къ отню придам ти», льстя под нимъ, како бы погубити. Святополкъ же прииде в Вышегород нощью, отаи призвав же Путшю и вышегородчкыя боярьци, и рече имъ: «Прияите ми всѣмъ сердцемь». Рече же Путша с вышегородскыми боярьци: «можем главы своя сложити за тя». Онъ же рече имъ: «не повѣдуще никому же, шедше, убиите брата моего Бориса». Они же скоро обѣшашася се створити. О сяковыхъ бо Соломонъ рече: «скори суть пролити кровь бес правды тии бо обѣщаются крови, собрати собѣ злая; сих пути суть коньчавающих безаконие, нечестьемъ душю свою емлют». Послании же приидоша на Алто поле нощью. и подступиша же ближе и слышаша глас блаженаго Бориса, поюща заутренюю: бѣ бо ему вѣсть уже, яко хотять убити и. Въставъ, нача пѣти: «господи, что умножишася стужающи ми; мнози, въсташа на мя; мнози глаголют о души моеи»; и пакы: «яко стрѣлы твоя унзоша во мнѣ; яко азъ на раны готовъ, болезни моя пред мною есть выину»; и пакы глаголаше: «господи, услыши молитву мою, внуши моление мое истиною твоею, услыши мя правдою твоею, не вниди в суд с рабомъ твоимъ; яко не оправдится пред тобою всякъ живъ, яко погна врагъ душю мою». И концавъ псаломъ, и видѣ, яко посланѣ суть губить его, и нача пѣти псалтырю, глаголя, яко «обиидоша мя унци тучни и сборъ злобывых осѣде мя. Господи боже мои, на тя уповахъ, спаси мя и от всѣх гонящих избави мя». Посемъ же нача пѣти канон; таче, концавъ заутренюю, помолися, глаголя, зря на икону, на Владычнь образъ: «господи Исусе христе, иже симъ образомъ явися на земли спасениа ради нашего, изволивыи своею волею пригвоздитися на крестѣ, волею приимъ страсть грѣх ради нашихъ, и мнѣ тако сподоби прияти страсть; се же не от противникъ приемлю, нь от своего брата, и не сътвори ему, господи, в семь грѣха». И помолившюся ему, возлеже на одрѣ своемъ. И се нападоша, яко звѣрие дивии. около шатра, и насунуша копьи, и прободоша Бориса и слугу его, и падоша на немь. Бѣ бо сь любимъ Борисомъ, и бяше бо отрокъ сь сынъ Угорескъ, именемъ Юрги, его же любляше Борисъ повелику; бѣ бо Борисъ възложилъ на него гривну велику злату, в неи же предстояше пред нимъ. Избиша же отрокы многы; Георъгеви не могуще сняти гривны сея вборзѣ съ шеи, усѣкнуща главу его, тако сня, отвергъша главу его прочь; тѣм же послѣдѣ не обрѣтоша тѣла его въ трупьи. Бориса же убивша оканнии и увертѣвше в шатеръ, возложьша на кола, везоша и еще дышюще. Увидѣвъ же се оканныи Святополкъ, яко еще дышеть, посла два Варяга приконьчатъ его. Онѣма же пришедшима, и видѣша, яко еще живу сущу ему, единь ею изъвлекъ мечь, пронзе и въ сердце. Тако скончася блаженыи Борисъ, вѣнець приимъ от христа бога, съ праведными причтеся, съ пророкы и апостолы, съ ликы мученичьскыми въдваряяся, Аврааму на лонѣ почивая, видя неиздреченную радость, въспѣвая съ аггелы, веселяся с ликы святыхъ. И положиша тѣло его, отаи принесъше Вышегороду, у церкви святого Василиа. Оканнии же си убиици приидоша Святополку, акы хвалу имуще безаконьници. Суть же имена симъ законопреступникомъ: Путьша, Талець, Оловиць, Ляшко; отець же их сатана. Сицѣ бо слугы бѣси бывают; бѣси бо на зло посылаеми бывают, а аггели на благое слеми суть. Аггелъ бо человѣку не стваряеть зла, нь благо мыслить ему всегда, паче же крестияномъ помагаеть от супротивнаго врага диавола; а бѣси на злое всегда ловят, завидяще ему, понеже видят человѣка богомъ почтена, и завидяще ему, на злое скоро слеми суть. Рече бо богъ: «кто идет прельстить Ахава» и рече бѣсъ: «се азъ иду». Золъ же человѣкь, тщася на злое, не хуже есть бѣса; бѣси бо бога боятся, а золъ человѣкъ ни бога боиться, ни человѣкъ ся стыдит; бѣси бо и креста господня боятся, а золъ человѣкь ни креста господня боится. Тѣм же глаголашеть Давыдъ: «Аще во истину убо право глаголете, право судите, сынове человѣчьстии; ибо въ сердци безаконие дѣлаете на земли, неправду рукы ваша съплетають; уничижени быша грѣшници от ложеснъ, заблудиша от чрева, глаголаше лжю; ярость их по образу змиину».

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Монах, Убийство, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Борис Владимирович, Боярин, Василия, Венгр, Георгий Угрин, Давид, Днепр, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Король, Ляшко, Поляки, Путша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Соломон, Ярослав Владимирович, Дружинник, Моисей Угрин, Талец,

Святополкъ оканныи помысли в себѣ, рекъ: «Се, уже убих Бориса; како бы погубити Глѣба». Приимъ Каиновъ смыслъ, съ вѣстью посла къ Глѣбу, глаголя сице: «поиди вборзѣ, отець тя зовет, и нездравить ти велми». Глѣбъ же въборзѣ въсѣдъ на конѣ, с маломъ дружины поиде: бѣ бо послушливъ отцу и любимъ отчемь. И пришедшю ему на Волгу на конѣ, и потъчеся конь во рвѣ, и наломи ногы мало; и прииде къ Смоленьску, и поиде от Смоленьска, и яко близъ бѣ мѣсто строино, и ста на рѣкы на Смядынѣ в кораблици. В се же время пришла бѣ вѣсть къ Ярославу от Передславы о отни смерти, и посла Ярославъ къ Глѣбу, глаголя: «отець ти умерлъ. а брат ти убиенъ от Святополка». Се слышавъ Глѣбъ, възьпи съ слезами, плачася по отци, паче же и о братѣ, и нача молитися съ слезами, глаголя: «увы мнѣ, господи, луче бы ми умрети съ братомъ, нежели жити на свѣтѣ семъ прелестьнѣмъ. Аще бо быхъ, драгыи мои брате, видѣлъ бы есмь лице твое аггельское, то и селика постиже мя; уне ми бѣ с тобою умрети, господине мои; нынѣ же азъ что сътворю, умиленныи и очюжденныи от твоея доброты и от отца моего многыя доброты. О, честнѣишии мои господине и драгыи брате, аще еси деръзновение получилъ у господа, моли о моемъ унынии, дабы и азъ сподобленъ былъ ту же страсть прияти и с тобою жити, неже въ свѣтѣ семъ прелестьнѣмъ». И сице ему стенющю и плачющю и въздыхающю, слезами омачающю, и часто бога призывающе, приспѣша внезапу, послании от Святополка злыя слугы. Святыи же шедши въ кораблецѣ, и срѣтоша усть рѣкы Смядынѣ; тогда оканныи оступиша в корабли. Поваръ же Глѣбовъ, именемь Торчинъ, иземь ножь, зарѣза Глѣба вборзѣ, яко агня незлобиво, мѣсяца септября въ 5 день; и принесеся жерътва чиста, и възиде на небесныя обители къ господу, и узри желаемаго си брата, и въсприяста вѣнца нетлѣнныя. Оканныи же убиица възратишася, и приидоша [къ] пославшему я. Яко сказаша Святополку, яко: «Створихомъ повелѣная тобою»; си слышавъ, възвеселися душею и сердцемь. И убиену же Глѣбови и повержену на мѣстѣ пусти межи двѣма колодама, якоже рече Давыдъ: «хранить господь вся кости ихъ, ни едина же от них не скрушится»; и сему убо святому лежащу долго время, и не оста в невѣдѣнии и небрежении отинуд пребыти, нь показа, овогда видѣша столпъ огненъ, овогда же свѣща горяща; и пакы пѣниа аггельская слышаху мимоходяще гостие, инѣи же, яко и ловы дѣюще и пасуще. Сиа же слышаще и видяще, не бы памяти ни единому же их о възыскании телесе святого; ясно бо вси вѣдаху, яко въ Смоленьскѣ убиенъ, нь не вѣдяху, кде положенъ. Тогда помянуша, яко видѣша и свѣт велии в пустѣ мѣстѣ, и свѣща горяща; и то слышавше, послаша искатъ телесе святого съ честными кресты, и налѣзоша его, идѣже бяху видѣли. И привезъше и, и положиша его в Вышегородѣ, идеже лежит тѣло блаженаго Бориса, раскопавше землю, и тако положиша блаженое и святое тѣло, якоже бѣ лѣпо и честно.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Киевский, Князь, Монастырь, Муром, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1015, 5 сентября, 6523, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Давид, Израильский, Каин, Княгиня, Муромский, Повар, Понедельник, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Торчин, Ярослав Владимирович, Бориса и Глеба, Отмичский, Тьма,

О убиении Борисовѣ. Святополкъ же сѣде в Киевѣ по отцѣ своем, и съзва кианы и нача даяти имъ имѣнье; они же приимаху, но не бѣ срдце их с нимъ, яко братья их бѣшя с Борисомъ. Борису же възвратившуся съ вои, не обретшу печенѣг, вѣсть приде к нему: отець ти умерлъ. И плакася по отци велми, любим бо бѣ отцемь паче всѣх. И сташя, пришед, на Лтѣ. Рѣша же ему дружина отня: «Се дружина у тебе отца твоего и вои; поиди и сяди в Киевѣ на столѣ отни». Он же рече: «Не буди мнѣ подъяти рукы на брата своего старѣишаго; аще отець ми умре, то се ми будет въ отца мѣсто». И се слышавше вои разидошася от него. Борисъ же стоаше съ отрокы своими. Святоплък же исполнився безакониа, Каинов смыслъ приимъ, посылаа к Борису, глаголаше, яко с тобою хощу любовь имѣти и къ отню придам ти. А лстя под ним како бы его погубити. Святоплък же пришед нощию к Вышегороду, отаи призва Путшу и вышегородскыа боляре, рече им: Приаите ми всѣмь срдцемь. Рече же Путша с вышегородци: «Можем главы своа положити за тя». Он же рече имъ отаи: «Шедше убиите брата моего Бориса». Они же вскорѣ обѣщашяся ему се сътворити. О сицевых бо Соломон рече: Скори суть пролити кровь бес правды; ти бо обѣщаются крови, събирают собѣ злая; сих бо путие суть скончавающих безаконие, нечьстием бо свою душу емлют. Послании же на Лто нощию, и подступишя ближе и слышашя блаженаго Бориса поюща заутренюю; бѣ бо ему вѣсть уже, яко хотят погубити и. И въстав нача пѣти, глаголя: Господи, что ся умножиша стужающеи ми, мнози всташя на мя. И пакы: «Яко стрѣлы твоя унзоша въ мнѣ, яко азъ на раны готов и болѣзнь моа пред мною есть выну». И пакы глаголаше: «Господи, услыши молитву мою и не вниди в суд с рабомь твоим, яко не оправдится пред тобою всякь живыи, яко погна враг душу мою». И кончавъ ексапсалмы, и видѣ, яко послани суть губити его, нача пѣти Псалтиру, глаголя яко: «Обыдоша мя юнци тучни и съборъ злобивых осѣде мяѣ: «Господи, Боже мои, на тя уповах, спаси мя, и от всѣх гонящиих мя избави мя». По сем же нача пѣти канон, таче кончав заутренюю, помолися, глаголя, зря на икону, на образ Владычень, глаголя сице: Господи Исусе Христе, иже сим образом явися на земли спасениа ради нашего, изволивыи своею волею пригвоздитися на крестѣ и руцѣ свои и приим страсть грѣх ради наших, тако и мене сподоби приати страсть; се же не от противных приимаю, но от своего брата, и не створи ему, Господи, в сем грѣха. И помолившуся ему, и възлеже на одрѣ своемь. И се нападошя яко звѣрие дивии около шатра, и насунуша и копьи, и прободоша Бориса и слугу его, падша на немъ, прободошя с нимь. Бѣ бо се любим отцемь; бяше отрок сеи родом угринъ, именемь Георгии, егоже любяше повелику Борис, бѣ бо взложил на нь гривну злату велику, в неиже предстоаше пред нимь. Избиша же и ины отрокы Борисовы многы; Георгиеви же сему не могущу вборзѣ сняти гривны съ шиа, усѣкнушя главу его, и тако сняша, тѣм же послѣди не обрѣтошя тѣла с его в трупьи. Бориса же убивше окааннии и обертѣвше в шатеръ, възложивше на кола и повезоша и, еще же дышущу ему. Увѣдѣв же се окаанныи Святополк, яко еще дышет, посла два варяга прикончати его. Онѣма же пришедшима и видѣвшима, яко еще жив есть, единъ ею, извлек меч, пронзе и к сердцу. И тако скончася блаженыи Борисъ, вѣнець приемь от Христа Бога, с праведными причтеся, съ пророкы и апостолы, съ ликы мученичскыми въдворяася, Аврааму на лонѣ почиваа, видя неизреченную радость, въспѣвая съ ангелы и веселяся в лицѣ святых. И положишя тѣло его, принесше отаи к Вышегороду, у церкви святаго Василиа. Окааннии же убиици припадше к Святополъку, яко хвалу имуще безаконнии. Суть же имена сим законопреступникомъ: Путша и Талець, Еливиць, Ляшко; отець же их сотона. Сицевы бо слугы бѣси бывают; бѣси бо на злое посылаются, а ангели на благое посылаеми. Ангелъ бо человеку зла не сътворяет, но благое мыслит ему всегда, паче же христианом помагает и заступаеть от супротивнаго диавола; а бѣси на злое всегда ловят, завидяще ему, понеже видят человека Богомъ почтена, завидяще ему на злое слеми скори суть. Рече бо Богъ: Кто идеть прелстит Ахава? И рече бѣсъ: «Се азъ иду». Зол же человекъ тщася на злое не хужше есть бѣса; бѣси бо Бога боятся, а зол человекъ ни Бога боится, ни человекъ стыдится; бѣси бо и креста Господня боятся, а человекъ зол ни креста Господня боится. Тѣм же глаголеть Давидъ: «Аще въистину убо право глаголете, право судите, сынове человечстии; ибо в сердци безаконие дѣлаете, на земли неправду рукы вашя сплетают, уничижени бышя грѣшницы от ложеснъ, заблудишя от чрева глаголюще лжу; ярость их по образу зминуѣ».

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Убийство, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Борис Владимирович, Боярин, Василия, Владимир Святославич, Георгий Угрин, Давид, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Ляшко, Мученик, Печенеги, Путша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Соломон, Талец,

О убиении Глѣбовѣ. Святополкъ же окаанныи помысли в себѣ, рек: «Се, убих Бориса, како бы убити Глѣба?» Приим помыслъ Каинов, с лестию посла к Глѣбу, глаголя сице: «Поеди вборзѣ, отець тя зовет, нездравит бо велми». Глѣбъ же вборзѣ сѣд на конь, с малою дружиною поиде, бѣ бо послушлив отцу. И пришедъшу ему на Волгу, на поли потчеся конь въ рвѣ и наломи ногу мало; и приде к Смоленску и поиде от Смоленска, зрѣимо, и ста на Мядынѣ в корабльци. В се же время пришла бѣ вѣсть къ Ярославу от Передславы, сестры его, о отни смерти, и посла Ярослав к Глѣбу, глаголя: Не ходи, отець ти умерл, а брат ти убиен от Святоплъка. Се слышав Глѣбь, възпи съ слезами, плачяся по отци, паче же и по братѣ, и нача молитися съ слезами, глаголя: Увы мнѣ, Господи, луче бы ми умрети з братом, нежели жити на свѣтѣ сем; аще бо бых, брате мои, видѣлъ лице твое ангелское, умерлъ бых с тобою; то и селика постиже мя; уне ми бѣ с тобою умрети, господине мои, нынѣ же что створю азъ умиленыи, и очюжденыи от твоеа доброты? Нынѣ же что ради остах аз единь? Где суть словеса твоя, еже глагола мнѣ, брате мои любимыи? Нынѣ же не услышу тихаго твоего наказаниа; да аще еси получилъ дръзновение у Бога, молися о мнѣ, да и аз бых ту же страсть приялъ; луче бы ми с тобою жити, неже в свѣтѣ семь прелестнем. И сице ему молящуся съ слезами, стенющу, и плачющу, и въздыхающу, и часто Бога призывающу, се внезапу придошя посланнии от Святоплъка злыя слугы на погубление Глѣба; святыи же ехашя в корабльци, и срѣтоша и усть рѣкы Смядыни. Тогда окааннии оступишя корабли, и ту абие яшя корабль Глѣбов, и обнажиша оружия; и отроци Глѣбови унышя; окаанныи же посланныи Горясѣръ повелѣ вборзѣ зарѣзати Глѣба; поваръ же Глѣбов, именемь Торчинъ, вынзе ножь, зарѣза Глѣба месяца сентября 5 день. И принесеся, яко агнець непороченъ, на жертву Богови, в воню благоуханиа, жрътва словеснаа. И приа вѣнець вшед, въ небесныа обители к Господу, и узрѣ желаемаго брата своего, и радовашеся с ним неизреченною радостию, и въсприаста вѣнця нетлѣнныа, юже улучиста братолюбием своимь. Се коль добро и коль красно, еже жити братии вкупѣ! Окааннии же убиици възвратишяся вспять, яко же рече Давидъ: «Да възвратятся грѣшници въ адъ». Онѣм же прошедшим и исповѣдавшемь Святоплъку, яко «Сътворихом повелѣное тобою». Он же се слышавъ, възнесеся сердце его бльма, не вѣдыи Давида глаголюща: «Что ся хвалиши о злобѣ, силне? Безаконие в сь день умысли языкь твои». Глѣбу же убьену бывшу и повръжену на брезѣ межи двѣма кладами, якоже рече Давидъ: «Схранит Господь вся кости их, едина же от них не скрушится». И сему убо святому лежащу долго время, и не оста в невѣдѣнии и в небрежении отинудь пребыти, но показа овогда стлъпъ огнянъ, овогда свѣща горяща; и пакы пѣниа ангелскаа слышаху мимо ходящии гостие, инии же яко и ловы дѣюще и пасуще. Се же слышаще и видяще, не бысть памяти ни единому же их о взискании телеси святого, ясно бо вси, ведяху, яко в Смоленстѣ убиень, но не вѣдяху, где положенъ. Тогда помянущя, яко видѣшя свѣт и свѣща в пустыни, и то слышавше послашя искати телеси святого съ честными кресты, и налѣзошя, идѣже бяху видѣли. По сем же вземше и везошя, и привезше и раскопавше землю, и тако положиша, идеже лежит тѣло брата его блаженаго Бориса, якоже бѣ лѣпо и честно, съвокуплена тѣлом и душею у Владыкы всѣх царя, пребывающи в радости бесконечнѣи, в свѣтѣ неизреченнѣмь, подающе цѣлебныа дары Рускои земли, и инѣм приходящимь страннымь с вѣрою даета исцѣление: хромымь ходити, слѣпым прозрѣние, болящим цѣлбы, окованым разрѣшение, темницямь отвръзение, печалнымъ утѣха, напаствованнымь избавление, не ста заступника Рускои земли, свѣтилника сиающа, и молящася выну къ Владыцѣ о своих людехъ. Тѣмь же и мы длъжни есмы хвалити достоино страстотерпця Христова, еже исцѣление подаета приходящим к вамъ с вѣрою и любовию. Радуитася небеснаа жителя, въплоти ангела быста, единомысленаа служителя, верста единообразна, святымъ единодушна, тѣмь стражущимь всѣмь исцѣление подаета. Радуитася Борисе и Глѣбе богомудраа, яко потока точита от кладязя воды живоносныа, исцѣлениа истѣкают вѣрнымь людемь. Радуитася, лукаваго змиа поправше, свѣтозарная явистася яко свѣтилѣ, озаряюща всю землю Рускую всегда, тму отганяюща, являющася вѣрою неуклонною. Радуитася, недрѣманное око, стяжавшя, душа на съвръшение Божие святых заповеди приимше сердцемь своимъ, блаженаа. Радуитася, брата вкупѣ в мѣстех свѣтозарных, в селех небесных, в славѣ неувядающеи, еяже подстоянию сподобистася. Радуитася, Божиими свѣтлостьми явѣ облистаеми, всего мира обиходита, бѣсы отгоняща, недугы исцѣляюща, свѣтилника предобраа, заступника теплая съ Господемь божествными лучами ражжизаеми выну, добляа страстника, душя просвѣщающа вѣрным людемь; възвысила бо есть ваю светоноснаа любовь, тѣмы красных всѣх наслѣдоваста, въ небесномъ житии, славу и раискую пищу, и свѣторазумныа и красныа радости. Радуитася, яко вся напаяюща сердца, горести и болезни отгоняща, страсти злыа исцѣляюща, каплями кровными святыми очернивша багряницу, преславнаа, ту же красноносяща, съ Христомь царствуета, всегда молящася за новыа люди христианскыа и сродникы своя; земля бо благословися ваю кровми, и мощми лежаща. Духомъ Божествным просвѣщаема, в неиже съ мученикы, яко мученика за люди своя молитася. Радуитася, свѣтлѣи звѣздѣ, заутра въсходящиа. Но христолюбивыа страстотерпця и заступника нашя, покорита поганыа под нозѣ княземь нашимъ, молящеся къ Владыцѣ Богу нашему, и мирнѣ пребывати в совокуплении и въ здравии, избавляюще от усобныа рати и от пронырства диаволя, сподобита же и нас, поющихъ ваю честное тръжество въ вся вѣкы до скончаниа.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Княжна, Князь, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, 1015, 6523, Борис Владимирович, Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Муромский, Повар, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Торчин, Ярослав Владимирович,

Княжение Святополче. Святоплък же Окаанныи нача княжити в Киевѣ, и съзва люди, нача даяти коръзна, а другымь кунами, и раздая множество всего. Ярославу же тогда бывшу в Новѣградѣ, не вѣдущу отца своего смерти, кормяше варягы, бояся рати. Варязи же бяху мнози у Ярослава, и насилье творяху новгородцемь и женамь их. И вставше ркошя новгородци: «Сего мы насилья не можем терпѣти». И събрашася в нощь, и избишя варягы в дворѣ Поромонѣ. И разгнѣвася Ярослав, и шед на Ракому, сѣде в дворѣ, посла к новгородцем, рече: «Уже мнѣ сих не крѣсити». И позва к собѣ нарочитыа мужи тысящу, иже бяху изсѣкли варягы ты, оболстив их изсѣче, а друзии бѣжашя из града; в ту же нощъ приде ему вѣсть ис Киева от сестры его Передславы: Отець ти умерлъ, а Святоплъкъ сѣдит в Киевѣ, убивъ Бориса и Глѣба, а ты блюдися сего повелику. И се слышав, Ярослав печален бысть о отци и о дружинѣ; заутра же събрав избыток новгородцев, и створи вѣче на поли Ярослав, и рече к ним: Любимаа моя дружино, иже вчера избих в безумьи моем, не топерво ми их златом окупати, а нынече надобни. И утеръ слезы, рече имь: Братье, отець мои умерлъ есть, а Святополък сѣдит в Киевѣ, избиваа братю свою; хощу на нь поити, потягнѣте по мнѣѣ. И рѣша ему новгородци: Аще княже и братья нашя избита суть, а мы можемь с тобою ити. И събра Ярослав варягъ тысящу, а прочих вои 40 тысящ, и поиде на Святополъка, нарек Бога, и рече: Не аз начях избивати братью, но он, да будет отместникь Богъ крови брати моеи, зане без вины пролья кров Борисову и Глѣбову праведною; егда и мнѣ сице же створит, но суди ми, Господи, по правдѣ, да скончается злоба грѣшнаго. И поиде на Святополка. Слышав же Святоплъкъ идуща Ярослава, пристрои без числа вои, руси и печенѣгъ, и изыде противу к Любцу об онъ пол Днепра, а Ярослав о другыи.

Теги: Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, Новгород, 1015, 6523, Борис Владимирович, Варяги, Глеб Владимирович, Двор, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Предслава Владимировна, Ракомо, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Поромона,

Убиение Борисъвъ. Святополкъ сѣде в Киевѣ по отцѣ и призва кияны, и многы дары имъ раздая, и отпусти я. Посла же къ Борису, глаголя: «Брате! Хощу с тобою любовь имѣти и къ отню ти придамъ». Лестно, а не истинно глаголааше. И пришедъ Вышегороду нощь, отаи призва Путьшу и вышегородьскыя боляре и рече имъ: «Повѣжьте ми, по истиннѣ приязнество имѣете ли ко мнѣ?». Путша рече: «Вси мы можемъ головы своя положити за тя!». Видѣвъ же дияволъ, искони ненавидяи добра человеку, яко всю надежду свою на Господа положилъ есть святыи Борисъ, начатъ подвижнѣе бывати, и обрѣтъ, яко же и Каина, на братоубииство горяща, тако же и Святополка, поистиннѣ втораго Каина, улови мысль его, яко да избьеть вся наслѣдникы отца своего и самъ прииметь всю власть единъ. Тогда призва к себѣ окаанныи проклятыи Святополкъ, совѣтникъ всему злу и началникъ всея неправды, и отверзъ прескверная уста, и испусти злыи свои гласъ, и рече Путщинѣ чадѣ: «Аще убо обѣщастеся главы своя положити за мя, шедше, братия моя, да гдѣ обрящете брата моего Бориса, и смотривше времени, и убиите его». И обѣщася ему тако створити. О таковыхъ бо пророкъ рече: «Скоры суть пролияти кровь бес правды. Сии бо обѣщеваются крови и сбирають себѣ злая. Сихъ бо путие суть сбирающе безаконие. И нечестиемъ бо свою душю обьемлють». Блаженыи же Борисъ, яко же бѣ воротилъ, и стал бѣ на Лтѣ шатры. И рѣша ему дружина: «Поиди и сяди в Киевѣ на престолѣ отца своего, се бо вои вси в руку твоею суть». Он же к нимъ отвѣщеваше, рече: «Не буди ми того, взяти рукы на брата своего, еще же и на старѣишаго, его же бѣхъ имѣлъ, яко отца». Се слышавше вои, разидошася от него, а самъ оста токмо съ отрокы своими, а бяаше въ день суботныи, бяаше в тузѣ и в печали скрушенымъ сердцемъ, вълѣзъ в шатеръ свои плакаашеся скрушенымъ сердцемъ, а душею радостною, жалостно гласъ свои испущааше: «Слезъ моихъ не презри, владыко! Да яко же уповаю на тя, тако с твоими рабы прииму часть и жребии со всѣми святыми твоими, яко ты еси Богъ милостивъ, и тебе славу всылаемъ, отцю и сыну и святому духу в векы. Аминь». Помышляшеть же мучение и страсть святого Никыты и святого Вечеслава, подъбну же сему убиену сущу, и како святѣи Варварѣ отець свои убиица бысть. И помышляаше слово премудраго Соломона: «Праведници в вѣкы живуть, от Господа мзда имъ и строение от вышняго». И о семь словеси токмо утѣшаашеся. Таче бысть вечеръ, повелѣ пѣти вечерню, а самъ вълѣзъ в шатеръ, нача творити молитву вечернюю съ слезами горкими и частымъ въздыханиемъ, и стенаниемъ многымъ. По сихъ леже спати, и бяаше сонъ его въ мнозѣ мысли и въ печалѣ крѣпцѣ и страшнѣ, како предатися на страсть, и како пострадати, и течение скончати, и вѣру съблюсти, яко да и щадимыи вѣнець прииметь от рукы вседържителя. И възбнувъ рано, и видѣ, яко годъ есть утреннии, бѣ же въ святую Недѣлю, и рече къ презвитеру своему: «Въставъ, начни утреню». Сам же, обувъ нози свои и умывъ лице свое, начат молитися къ Господу Богу. Послании же приидоша от Святополка на Лто в нощь и подъступиша близь шатра, и слышаша блаженаго глас страстотерпца. И начатъ пѣти: «Господи, что ся умножишася стужающе ми, мнози въсташа на мя»; и прочая псалма того. И нача пѣти псалтырь, глаголя, яко «Обыдоша мя пси мнозии, и юнци тучнии обдержаша мя». И пакы: «Господи Боже мои! На тя уповахъ, и спаси мя». Таче по семь канонъ. И кончавшу ему утренюю, нача молитися, зря ко иконѣ Господни: «Господи Исусе Христе, иже симъ образом явися на земли, изволивы своею волею пригвоздитися на крестѣ, и приимъ страсть грѣхъ ради нашихъ, и сподоби мя тако прияти страсть». И яко услышааше топотъ золъ около шатра и, трепетенъ бывъ, нача слезы испущати от очию своею и глаголааше: «Слава ти, господи, яко о всемь томъ сподобил мя еси завѣсти ради прияти горкую смерть и все пострадати любве ради словесе твоего. Не въсхотѣх бо самъ себе взыскати, ничто же себе изволихъ по апостолу: "Любы терпить, всему вѣру емлеть, не ищеть своихъ си"; и пакы: "Боязни в любве нѣсть, но свершеная люб вонъ измещеть страхъ". Тѣмъ же, владыко, душа моя в руку твою есть в ыну, яко закона твоего не забыхъ. Яко господу годѣ, тако и бысть». И яко узрѣ прозвитеръ его и отрокъ, иже служааше пред нимъ, господина своего дряхла и печалию оболияна суща зѣло, расплакаста и глаголаста: «Милыи наю Господине драгыи! Колико и благостии сподобися, яко не въсхотѣ противитися брату своему любве ради Христвовы! Колико воя дръжа в руку своею!». И си рекша, умилистася, и абие узрѣста текущихъ къ шатру блистания оружия и мечное оцищение. Безъ милости прободенъ бысть, честное и многомилостивое тѣло святого и блаженаго страстотерпца Бориса насунуша копии Путша и Талець, и Оловичь, Ляшко. Видѣвъ же се отрокъ его, вержеся на тѣло его, рекыи: «Да не остану тебе, Господине мои драгыи! Да идеже красота тѣла твоего увядаеть, ту и азъ сподобленъ буду животъ свои скончати». Бяше же сеи бѣ родомъ угринъ именемъ Георгии, бяше бо възложилъ на нь гривну злату, и бѣ любимъ Борисомъ паче мѣры, ту же и того прободошя. Святыи же Борисъ, яко бысть ураненъ, и скочи ис шатра въ оторопѣ, и начаша глаголати стоящеи округъ его: «Что стоите, зряще? Приступлеше, скончаемъ повелѣнное намъ». Си слышавъ, блаженыи нача молитися имъ и мил ся дѣяти, глаголя имъ: «Братие моя милая! Мало ми время дождите и да помолюся Богу моему». И възрѣвъ на небо съ слезами и горцѣ въздохнувъ, нача молитися сицевыми глаголы: «Господи Исусе Христе, Боже милостивыи и многомилостивыи, и премногомилостивыи владыко! Слава ти, яко сподобилъ мя еси от прелести жития сего лестнаго отъити! Слава ти, прещедрыи живодавче, яко сподоби мя труда святыхъ ти мученикъ! Слава ти, владыко человеколюбче, сподобивыи мя скончати хотѣние сердца моего. Слава ти, Христе, многому милосердию, иже направии на правивы путь мирныи и ногы моя, текущи к тебѣ безъ соблазна! Призри с высоты святыя твоея и виждь болѣзнь сердца, еже прияхъ от сродника моего, яко тебе ради умерьщвляемы есмы весь день. Въмѣниша мя, яко овца снѣди. Вѣси бо, Господи мои, вѣси, яко не противлюся, ни въпрекы глаголю, имы в руку моею вся воя отца моего и вся любимая отцемъ моимъ, и ничто же умыслихъ противу брату моему. Он же, елико възможе, и въздвиже на мя. Да аще бы ми врагъ поносилъ, претерпѣлъ убо быхъ от него. И аще бы ненавидя мене, на мя велеречевалъ, укрылся быхъ от него. Но ты, Господи, вижь и суди межи мною и межи братомъ моимъ. И не постави имъ грѣха сего, но приими въ миръ душу мою. Аминь». Паче възрѣвъ к нимъ умиленныма очима, испадшимъ лицемъ, весь слезами облиявся, рече: «Братие! Приступлеше, скончаите службу вашу. И буди миръ брату моему и вамъ, братие». Да елико слышааху словеса его, от слезъ не можааху ни словесе рещи от страха же и печали горкыя, и от многъ слезъ, но съ въздыханиемъ горкымъ жалостно глаголааху, плачюще. Кождо въ душе своеи глаголааше: «Увы намъ, княже нашь, милыи драгыи блаженыи! Водителю слѣпымъ, одежа нагымъ, старости жезлъ, ненаказаннымъ казателю. Кто уже исправитъ вся? Како не въсхотѣ славы мира сего? Како не въсхотѣ веселитися съ честными велможами? Како не въсхотѣ величия в семъ житии? Кто бо не почюдится великому смирению его? Кто ли не смирится, оно смирение видя и слыша?». И абие успе, предавъ душю в руцѣ Бога живаго месяца июля 24 день. И избиша же и отрокы многы. З Георгии же не могуще сняти гривны, отсѣкъше главу его, отвергоша кромѣ, да тѣмъ и послѣди не могоша познати тѣла его. Блаженаго же Бориса обертѣвше в шатеръ, възложиша и на кола и повезоша и. И яко быша на бору, нача въскланяти святую главу свою, и се увѣдавъ Святополкъ и посла два варяга, и прободоста и мечемъ въ сердце, и тако скончася блаженыи Борисъ, въсприимъ неувядаемы вѣнець от Христа Бога, съ праведными причтеся, съ пророкы и апостолы, и с ликы мученическыми въдворяяся, и Аврааму на лонѣ почиваяи, видя неизреченную радость, въспѣвая съ аггелы и веселяся в лицехъ святыхъ. И положиша тѣло его, принесше и таи въ Вышегородѣ, у церкви святаго Василия в земли погребоша и. Сеи благовѣрныи Борисъ, блага корени сыи, послушливъ бѣ отцю, покаряяся при всемъ, тѣломъ бяше красен и высокъ, лицемъ круглъ, плечи высоцѣ, въ чреслехъ тонокъ, очима добръ и веселъ, брада мала и усъ, младъ бо бѣ еще; свѣтяся царскы, крѣпокъ тѣломъ, всяческыи украшенъ, аки цвѣты въ юности своеи; на ратехъ храбръ, въ совѣтехъ мудръ и разуменъ при всемъ. И благодать Божия цветяаше на немъ. Окааннии же сии убиици приидоша къ Святополку, акы хвалу имуще, безаконници. Сии бо слугы бѣси бывают. Бѣси бо на злое посылаеми бываютъ, аггели бо на благое слеми суть. Аггелъ бо человеку зла не стваряеть, но благое мыслит ему всегда, паче же християномъ помагаеть и заступаеть от супротивнаго диявола, а бѣси всегда на злое ловять, завидяще ему, понеже видять человека, почтена Богомъ, и завидяще ему, на злое слеми скори суть. Рече бо Богъ: «Кто идеть прелестити Ахава?». И рече бѣсъ: «Се азъ иду». Злыи же человекъ не хуже есть бѣса. Бѣси бо Бога боятся и человекъ стыдятся, а золъ человекъ ни Бога боится, ни человекъ не срамляется. Бѣси бо креста Господня боятся, а золъ человекъ ни креста Господня боится. Тѣм же и глаголааше Давидъ: «Аще воистину правду глаголете, правду судите, сынове человечестии, ибо въ сердцѣ безаконие дѣлаете на земли. Неправду рукы ваша сплетають, утуждени быша грѣшници от ложеснъ, заблудиша от чрева, глаголаша лжу и ярость по образу змиину».

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Погребение князя, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 24 июля, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Борис Владимирович, Боярин, Варвара, Василия, Венгр, Вячеслав Вартиславич, Георгий Угрин, Давид, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Король, Ляшко, Мученик, Никита, Печенеги, Путша, Река, Ростовский, Светлая седмица, Святая, Святой, Святополк Владимирович, Соломон, Чешский, Талец,

И не доселе годѣ устави убииство окаанныи Святополкъ, но и на болшая неистовяся, начатъ простиратися, и яко видѣся желание сердца своего улучи, абие не въспомяну злаго своего убииства и многаго соблажнения, и ни поне мало на покаяние въсклонися, но ту абие вниде въ сердце его сатана и начатъ пострѣкати вящьшая и горьшая сдѣяти, и множаишая убииства. И глаголааше бо въ души своеи окаанныи: «Что створю? Аще бо доселе оставлю дѣло убииства моего, то двоего имамъ чаяти: яко аще слышать мя братия моя, иже варивше, въздадять ми и горши сихъ, аще ли не сице, да ижденут мя. И княжение мое прииметь инъ, и въ дворѣхъ моихъ не будеть живущаго, зане его же господь възлюби, азъ погнахъ и къ болѣзни язву приложихъ. Приложу убо безаконие къ безаконию, обаче грѣхъ матери моея не очистить ми ся и с праведными не напишуся, но да потреблюся от книгъ животныхъ»; яко же и бысть, еже последи скажемъ, нынѣ же нѣсть время, но на предълежащее възвратимся. И си на умѣ си положивъ злыи совѣтникъ дияволъ посла по блаженаго Глѣба, рекъ: «Прииди въборзѣ! Отець тя зоветь и не здравить велми». Он же въборзѣ и въ малѣ боляръ всѣдъ на конь, поѣде, и пришедъ на Волгу, на полѣ подъчеся под нимъ конь во рвѣ, и наломи ногу мало. И яко прииде къ Смоленьску, и поиде от Смоленьска, яко зрѣимо едино, и ста на Смядинѣ в кораблеци. И в се время пришла бѣ вѣсть от Предъславы сестры къ Ярославу о отца его смерти, и присла Ярославъ къ Глѣбу, глаголя: «Не ходи, брате! Отець твои умре, а братъ ти убитъ от Святополка». И си слышавъ, блаженыи въспи плачемъ великымъ и горькымъ, и печалию сердечною, и сице глаголааше: «Увы мнѣ, господи мои! О двою плачюся и стеню, двою сѣтованию сѣтую и тужду! Увы мнѣ, господи мои! Плачюся по отцѣ, плачю же ся паче и зѣло отчаяхся по тебѣ, брате мои Борисе! Како прободенъ еси! Како безъ милости прочее смерти предася! Како не от врага, но от своего брата пагубу въсприялъ еси! Увы мнѣ! Уне бы ми с тобою умрети, неже уединену и усирену от тебе в семъ житии пожити. Азъ мняхъ въ житии лице твое узрѣти аггельское, то се велика туга постиже мя! Уне бо ми, господине мои, с тобою умрети! Нынѣ же что створю, умиленъ и отчюжденъ твоея доброты и отца моего многаго разума? О милыи мои господине брате! Аще еси получилъ дерзновение у господа, моли о моемь уныньи, да быхъ и язъ сподобленъ былъ ту же страсть прияти и с тобою жити, неже въ свѣтѣ семь прелестнѣмъ». Сице ему стенющу и плачющу, и слезами землю мочящу, съ въздыханиемъ часто бога призывающу, приспѣша внезаапу посланнии от Святополка злыя его слугы и немилостивии кровопиици, братоненавидници люты, зѣло сверѣпа звѣря душю имуща. Святыи же поиде в кораблици, и усрѣтоша и усть Смядины. И яко узрѣ ихъ, възрадовася душею, они же узрѣвше и, омрачаахуся и гребяаху к нему, сии же целование творяаше прияти от нихъ. И яко быша равно пловуще, начаша скакати злии они в лодию его, обнажены меча имуще в рукаахъ, блещаашеся, акы вода. И абие всѣмъ весла из рукъ испадоша, и вси от страха омертвѣша. И се видѣвъ, блаженыи разумѣ, яко хотять убити, възрѣвъ к нимъ умиленныма очима и слезами лице свое умывая, скрушенымъ сердцемъ и смиренымъ разумомъ, и частымъ въздыханиемъ, весь слезами разливаяся, а тѣломъ утерпая, жалостно гласъ испущааше: «Не дѣите мене, братья милая и драгая! Не дѣите мене, ничто же вы зла створша, господье мои! Не брезете мене! Кую бо обиду створихъ брату моему и вамъ, братие. О, господье мои! Аще ли кая обида, ведете мя къ князю вашему и къ моему господину и брату! Помилуите юность мою, господье мои! Вы ми будете господье мои, и азъ вамъ рабъ. Не пожнѣте мене от жития незрѣла! Не пожнѣте класа, не уже созрѣвша на млеко! Безлобие носяще, не порѣжете лозы, не до конца възрастъшия, а плодъ имущея. Молю вы ся и мил ся дѣю. Убоитеся рекшаго усты апостольскы: "Не дѣти бываите умы, незлобием же младеньствуите, а умы свершены бываите". Азъ, братие, незлобиемъ и възрастомъ младеньствую! Се нынѣ есть убииство, но сырорѣзание! Что зло створихъ? Свидѣтельствуите ми, и не жалю си. Аще ли крови моея насытитися хощете, то уже в руку вы есмь, братие, и брату моему, вашему князю!». Они же ни поне единаго словесе постыдѣшася, ни мыслию приклонишася, но яко же сверепии звѣрие нападоша и тако въсхитиша и. Он же, видѣвъ, яко не внемлют словесе его, начатъ глаголати сице: «Спасися, милыи мои отче, господине Василие! Спасися, мати, госпоже моя! Спасися, брате Борисе мучениче, старѣишино уности моея! Спасися и ты, брате поспѣшителю Ярославе! Спасися и ты, брате враже Святополче! Спаситеся и вы, братье и дружино! И вси спаситеся! Уже бо не имамъ васъ видѣти в житии семь, зане разлучаемъ есмь от васъ нужею». И глаголааше, плачася: «Василие, господине отче мои! Приклони ухо твое и услыши гласъ мои! Призри и виждь приключешееся чаду твоему, како без вины закалаемъ есмъ! Увы мнѣ! Слыши небо и внуши земле! И ты, Борисе брате, услыши гласъ мои. Отца моего Василия призвахъ, и не послуша мене. Вижь скорбь сердца моего и язву душа моея! Вижь течение слезъ моихъ, акы рѣку! И никто же не внемлеть ми! Но ты убо помяни и помолися о мнѣ къ общему всѣхъ владыцѣ, яко имѣя дерзновение и предъстоя у престола его». И начатъ молитися сице: «Боже щедрыи и премилостивыи боже! Слезъ моихъ не премолчи, но умилися на мое уныние и виждь съкрушение сердца моего! Се бо закалаемъ есмъ, не вѣмь, что ради или за которую обиду, азъ не свѣмъ, ты вѣси, господи мои. Вѣм тя, рекша къ своимъ апостоломъ, яко "за имя мое мене ради възложать на вы рукы, и предани будете родомъ и другомъ, и братъ брата предасть на смерть, и умертвять вы имени моего ради". И пакы: "В терпѣнии вашемь стяжите душа ваша". И виждь, господи, и суди: се готова душе моя предъ тобою, господи! И тебѣ славу всылаемъ, отцю и сыну и святому духу и нынѣ, и присно, и в вѣкы вѣкомъ. Аминь». Таже възрѣвъ к нимъ, умиленымъ и измолькишимъ гласомъ рече: «То уже приступлеше, скончаите, на нь же естя послани». Тогда окааннии Горясѣръ повелѣ зарѣзати и въскорѣ. Поваръ же Глѣбовъ, именемъ Торчин, иземъ ножь, и имъ блаженаго заклаи, акы агня незлобиво, месяця септебря 5, въ день понеделникъ. И принесеся господеви жертва чиста и благоугодна. И взыде в небесныя обители къ господу и узрѣ желаемаго си брата, и въсприяста вѣнца небесныя нетлѣнныя, его же и въжеласта, и възрадовастася радостию неизреченною, иже улучиста братолюбиемъ своимъ. Се коль добро и коль красно, еже жити братии въкупѣ! Оканнии же они убиици възвратишася и приидоша къ пославшему я окаянному Святополку. Яко же рече Давидъ: «Да възвратятся грѣшници въ адъ и вси языци, забывающеи бога». И пакы: «Оружие извлекоша грѣшници и напрягоша лукъ заклати правыя сердцемъ. И оружия ихъ вниде въ сердца ихъ и луци ихъ, съкрушатся, яко грѣшници погыбнуть; исчезающе, яко дымъ исчезнуть». И яко сказаша Святополку, яко «створихомъ повелѣнное тобою». И си слышавъ, возвеселися душею и възнесеся сердцемъ. И събысться реченное пророкомъ Давидомъ: «Что ся хвалиши въ злобѣ, силне и безаконие? Весь день неправду умысли языкъ твои! Възлюбилъ еси злобу паче благостыня, неправду, неже глаголати правду. Възлюбилъ еси вся глаголы потопныя и языкъ велерѣчивъ. Сего ради богъ разрушить тя до конца, въстергнеть тя и преселить тя от села твоего и корень твои от земля живущихъ». Яко же рече Соломонъ: «Азъ вашеи погибели посмѣюся, яко радуюся, егда грядеть на вы пагуба. Тѣмъ же снѣдять дому своего плоды и своея нечистоты насытятся». И убиену же бывшу Глѣбу, и повержену на пустѣ межи двѣма колодама, и господь не оставляет своихъ рабъ, яко же рече Давидъ: «Сохранить господь вся кости ихъ, и ни едина же от нихъ не скрушится». И сему убо святому лежащу длъго время, и не остави в невидѣньи и в небрежении оттинудь пребывати, но показа богъ, овогда убо видѣша столпъ огнянъ, овогда свѣща горяща, и пакы пѣния аггелъ слышааху, мимоходяще гостие, инии же, яко ловы дѣюще и скоты пасуще, се слышааще, аще и видяаще, не бысть памяти ни единому ихъ о взыскании телеси святого, дондеже не терпя Ярославъ сего злаго убииства, движеся на братоубиицю оного, окаяннаго Святополка, и брани многы с нимъ съставивъ, и всегда пособиемъ божиимъ и поспѣшениемъ святою побѣдивъ, елико брани составивъ с нимъ, посрамленъ и побѣжденъ възвращаашеся.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1015, 5 сентября, 6523, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Израильский, Муромский, Повар, Понедельник, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Соломон, Торчин, Ярослав Владимирович,

Святополкъ же окаанны нача княжити в Киевѣ. Ярославу же и еще не вѣдущу о отца своего смерти, варязи бяху мнози у Ярослава и насилие творяаху наугородьцемъ и женамъ ихъ. И въставше, новогородци избиша варягы въ дворѣ Парамонѣ. И разгнѣвався Ярославъ, и шедъ на Ракамо, сѣде въ дворѣ, и посла къ новогородьцемъ, и рече: «Уже мнѣ сихъ не кресити». И позва к себѣ нарочитые мужи, иже бяху сѣкли варягы, и обольстивъ я, иссѣче 1000 мужь, а иныя бѣжаша изъ града. В ту же нощь прииде къ Ярославу вѣсть ис Кыева от сестры его Предъславы: «Отець ти умерлъ, а Святополкъ сидить в Киевѣ, убилъ Бориса и Глѣба. А ты блюдися сего повелику». И се слышавъ, печаленъ бысть о отцѣ и братии. Заутра же, собравъ избытокъ новогородьцевъ, и Ярославъ створи вече на полѣ, и рече к нимъ: «О любимая моя дружино, юже вчера избихъ в безумии моемъ. Не топере ми ихъ золотомъ окупати, а нынѣ надобни». И утеръ слезъ, рече имъ на вѣчии: «Братие! Отець мои умерлъ есть, а Святополкъ сидить в Киевѣ, избивая братию свою. Хощу на нь поити. Потягнете по мнѣ!». И рѣша ему наугородьци: «Аще, княже, и братия наша избита суть, а мы можемъ с тобою ити». И собра воя Ярославъ, варягъ тысящу, а прочихъ вои 40000, и поиде на Святополка, нарекъ бога и рече: «Не азъ начахъ избивати братию, но онъ. Да будеть отместникъ богъ крови братии моея, зане без вины пролия кровь Борисову и Глѣбову праведную. Егда мнѣ сице же створить, но суди ми, господи, по правдѣ, да скончается злоба грѣшныхъ». И поиде на Святополка. Слышавъ же Святополкъ идуща Ярослава, пристрои безъ числа вои руси и печенѣгъ, изыде противу къ Любчю об онъ полъ Днѣпра, а Ярославъ об сю страну.

Теги: Киев, Киевский, Князь, 1015, 6523, Борис Владимирович, Глеб Владимирович, Двор, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Ракомо, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Поромона,

Убиение князя Бориса Владимеровича Ростовъского. Святополкь сѣде въ Киевѣ по отци, и призва кианы, и многи дары имъ раздаа, и отпусты а. Посла же кь Борису, глаголя: «Брате! хощу съ тобою любовь имѣти, и кь отню ти придамъ»; глагола же лестно, а не истинно. И пришедъ къ Вышегороду нощию, отаи призва Путшу и вышегородскыа боляре, и рече имъ: «Повѣжьте ми по истиннѣ, приазньство имѣете ли ко мнѣ?» Путша рече: «Вси мы можемъ головы своа положити за тя». Видѣвъ же диаволь, искони ненавидяи добра человѣку, яко всю надежду свою на Бога положиль есть святыи Борись, начатъ подвижнѣе бывати и обрѣть, якоже и Каина на братоубииство горяща, такоже и окааннаго Святополка, по истиннѣ втораго Каина, улови мысль его, яко да избыетъ вся наслѣдникы отца своего, и самъ прииметь всю власть Рускую единь. Тогда призва къ себѣ окаанныи, проклятыи Святополкь съвѣтники всему злу и началникы всеа неправды, и отвръзе прескврыиаа своа уста, и испусти злыи свои глась, и рече Путшинѣ чади: «Аще убо обѣщастеся главы своа положити за мя, то шедше, братиа моа, да где обрящете брата моего Бориса, исмотривше времени убиите его»; и обѣщашася ему тако сътворити. О таковыхъ рече пророкь: "Скоры суть пролиати кровь бес правды; сии бо обѣщаваются крови, и събираютъ себѣ злаа; сихъ путие суть събирающе безаконие, и нечестиемь бо свою душу обиемлютъ". Блаженныи же Борисъ, якоже бѣ посланъ отъ отца своего, и не обрѣте противныхъ своихъ и възвратися; и слышавь о отни смерти, и како потаилъ Святополкь смерть отца своего, и не хотя ити кь Киеву, но якоже бѣ воротилься, и пришедъ ста на Алтѣ шатры; и рѣша ему дружина: «Поиди, сяди въ Киевѣ на столѣ отца своего, се бо вси вои въ руку ти суть». Онъ же къ нимъ отвѣщавааше: «Не буди мнѣ того възяты рукы на брата моего, еще же и старѣишаго, егоже быхъ имѣль яко отца; мнози бо языци въ дому отца моего и превратятъ сердце мое, еже прогнати ми его; якоже и отецъ мои сътвори прежде святаго крещениа». Се же слышавше вои, разыидошася отъ него, а самъ остася токмо съ отрокы своими. И бяше день суботныи, а самъ бѣаше въ велицѣ тузѣ и печали, и влѣзь въ шатерь свои съкрушенымъ сердцемъ, и плакаашеся ськрушенымъ сердцемъ, а душею радостною жалостно глась свои испущааше: «Слезь моихъ не презри, Владыко! да якоже уповаю на тя, тако да сь твоими рабы прииму часть и жребии съ всѣми святыми твоими, яко ты еси Богь милостивь и тебѣ славу възсылаемъ Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ». Помышляашетъ же мучение и страсть святаго мученика Никиты и святаго Вячеслава, брата Болеславля, князя Чьского, подобно сему убиену бывшу отъ Болеслава, Лятьского князя, брата суща, и како святѣи Варварѣ отець свои убиица бысть; и помышляаше слово премудраго Соломона: праведници въ вѣкы живуть, отъ Господа мзда ихь и строение ихъ отъ Вышняго; и о семъ словеси токмо утѣшаашеся. Таче бысть вечеръ, повелѣ пѣти вечерню, а самъ влѣзь въ шатерь, нача творити вечернюю, съ слезами горкыми и частымъ въздыханиемъ и стенаниемъ многымь. По сихъ же леже спати, и бяше сонь его въ мнозѣ размышлении и въ печали крѣпцѣ и страшнѣ, како предатися на страсть, и како пострадати, и течение скончати, и вѣру сьблюсти, яко да неищадымыи вѣнець прииметъ отъ рукы Вседрьжителя. И възбнувь рано, и видѣ, яко годъ есть утрении, бѣ же въ святую недѣлю, и рече къ прозвитеру своему: «Въставь, начни утренюю»; самъ же, обувь нозѣ свои и лице свое умывъ, начатъ молитися Господу Богу. Послании же отъ Святополка приидоша на Алто въ нощь ту, и подступиша близь шатра, и слышаша гласъ блаженнаго страстотръпца, поюще псалмы заутреняа. Бяше же ему вѣсть о убиении его, и начать пѣти: "Господи! что ся умножиша стужающеи ми? Мнози вьсташа на мя; и прочаа псалма того. И начатъ пѣти псалтырь, глаголя, "яко обыдоша мя пси мнози и юнци тучнии обдрьжаща мя"; и паки: "Господи, Боже мои! на тя уповахъ, и спаси мя; таче по семъ канонь". И скончаша ему утренюю, начатъ молитися, зря ко иконѣ Господни, глаголя сице: «Господи Исусе Христе! Иже симъ образомъ явися на земли, изволивыи своею волею пригвоздитися на крестѣ, и приимъ смерть грѣхь ради нашихъ, и сподоби мя тако приати страсть». И яко услышааше топотъ золъ около шатра, и трепетенъ бывь, нача слезы испущати отъ очию своею, и глаголаше: «Слава ти, Господи, о всемь томъ яко сподобиль ми еси, зависти ради, приати горкую смерть, и все пострадати любве ради словесе твоего; не въсхотѣхъ бо себе самъ възыскати, ничтоже себе изволихъ по апостолу: любы тръпитъ, всему вѣру емлетъ, не ищетъ своихъ си; и пакы: боязни въ любви нѣсть, но съврьшенна любовь вонъ изгоняетъ страхъ; тѣмже, Владыко, душа моа въ руку твоею есть выну, яко закона твоего не забыхъ; яко Господу годѣ, тако и бысть.» И яко узрѣ прозвитерь его и отрокь, иже служааше предъ нимъ, господина своего дряхла и печалию обилна суща зѣло, расплакастася и глаголаста: «Милыи наю господине драгыи! коликои благости сподобися, яко не въсхотѣ противитися брату своему, любве ради Божиа, колико воа дръжа въ руку свою!». И си рекша, умилистася и умлькоста, и абие узрѣста текущихъ кь шатру, блистания оружиа, и мечное оцѣщение. Безъ милости прободено бысть честное и многомилостивое тѣло святаго и блаженнаго страстотрьпца Бориса; и въскочивше въ шатрь насунуша его копиемъ окаанныи Путша, и Талець, и Еловичь, и Ляшко. Видѣвъ же се отрокъ его, връжеся на тѣло его, рекь: «Да не остану тебе, господине мои драгыи; да идеже красота тѣла твоего увядаетъ, ту и азъ сподоблень буду животь свои скончати». Бяше же сеи отрокъ родомъ Угринь, именемъ Георгии, братъ Моисею, егоже потомъ плѣни Болеславъ, плѣнуа Киевь съ Святополкомь, бияся съ Ярославомъ; много пострада въ Лясѣхъ въ плѣну отъ жены нѣкыя, еяже мужа убиша на бою вои Ярославли; она же хотѣ сего Моисея въ домь свои взяти въ мужа себѣ, красоты ради его, бѣша бо красенъ велми; о немъ же повѣсть въ Патерицѣ въ Печерскомь. Мы же сие глаголемь; На Георгиа же бяше възложилъ святыи Борисъ гривну злату, бѣ бо любимъ Борисомъ паче мѣры; ту же и того прободоша. Святыи же Борисъ яко бысть уранень, искочи ис шатра въ оторопѣ, и начаша глаголати стоящеи округъ его: «Что стоите зряще? Приступльше скончаемь повелѣнное намъ". Сиа слышавъ блаженныи Борисъ, нача молитися имъ и милъ ся дѣати, глаголя имъ: «братіа моа милаа! мало ми время дождѣте, да помолюся Богу моему.» И възрѣвь на небо сь слезами и горцѣ въздохнувь, нача молитися сицеми глаголы: «Господи Исусе Христе, Боже милостивыи, и многомилостивыи, и премногомилостивыи Владыко! славати, яко сподобилъ мя еси, Владыко, отъ прелести житиа сего лестнаго отъити; слава ти, прещедрыи Живодавче, яко сподобилъ мя еси труда святыхь ти мученикь; слава ти, Владыко человѣколюбче, сподобивыи мя скончати хотѣние сердца моего; слава, Христе, многому милосердию твоему, иже направивыи на правыи путь мирныи ногы моа тещи къ тебѣ безъ съблазньства; призры съ высоты святыа твоеа и виждь болѣзнь сердца моего, юже приахь отъ сродника моего, яко тебе ради умръщвляемы есми весь день, въмѣниша мя яко овца въ снѣдь. Вѣси бо, Господи мои, вѣси, яко не противлюся, ни въпрекы глаголю; имыи въ руку моею вся воа отца моего и вся любима отца моего, и ничтоже умыслихъ противу брату моему, онъ же елико възможе, въздвиже на мя; да аще бы ми врагь поносилъ, претрьпѣлъ быхъ убо отъ него, и аще бы ненавидяи мя на мя велерѣчевалъ, укрылся быхъ отъ него. Но ты, Господи, виждь и суди межи мною и братомъ моимъ, и не постави имъ грѣха сего, но приими въ миръ духь мои, аминь». Таче възрѣвь къ нимъ умиленыма очима, испадшимъ лицемъ, весь слезами облиявся, рече е: «Братие! приступльше кончаите службу вашу, и не буди мирь, братие, брату моему и вамъ». Да елико слышаху словеса его, отъ слезъ не можааху ни словесе рещи, отъ страха же и печали горкиа и отъ многь слезъ, но съ въздыханіемь горкымъ жалостно глаголааху, плачуще въ души своеи: «Увы намъ, княже нашь милыи, драгыи, блаженныи, водителю слѣпымь, одежда нагымъ, старости жезль, ненаказаннымь казателю! кто уже исправитъ вся? како не въсхотѣ славы мира сего? како не въсхотѣ веселитися съ честными велможами? како не въсхотѣ величіи въ семъ житии? кто бо не почудится великому его смирентю? кто ли не смирится, оно смирение видя и слыша?» И абие успе, предавь душу въ руцѣ Бога живаго, мѣсяца иулиа 24 день. Избыша же и отрокы многы; съ Георгиа же не могуще гривны сняти, отсѣкше главу его отвръгоша кромѣ, да тѣмъ послѣди не могоша познати тѣла его. Блаженнаго же Бориса обертѣша въ шатеръ, възложиша на кола, и повезоша его, и яко быша на бору, нача въскланяти святую главу свою; и се увѣдавъ Святополкь, посла два варяга, и прободоста и мечи въ сердце. И тако скончася блаженныи Борисъ, въсприемъ неувѣдаемыи вѣнець отъ Христа Бога съ праведними, причтеся съ пророкы и апостолы, и съ ликы мученическыми въдворяася, Авраама на лонѣ почиваа, и видя неизреченную радость, въспѣваа съ аггелы и веселяся въ лицѣ святыхъ. И привезше на Днѣпрь, вложиша его въ лодию, и приплувше съ нимь подъ Киевь; Киане же не приаша его, но отпнухуша прочь. И привезше тѣло его таи, положиша у церкви святаго Василия, въ Вышегородѣ, въ землю погребоша. Сеи благовѣрныи князь Борись, благаго корене сыи, послушливъ бѣ, отцу покаряяся о всемъ; тѣломъ бяше красень и высокь, лицемь кругль, плечи высоцѣ, въ чреслѣхь тонокь, очима добрь и весель, брада мала и усъ, младъ бо бѣ еще; свѣтяся царскы, крѣпокъ тѣломъ, на рати храберь, въ сьвѣтехъ мудръ и разумень, при всемь всячьскы украшень акы цвѣтъ въ юности своеи, и благодать Божиа цвѣтяше на немъ. Окаанніи же сии убиици приидоша кь Святополку, акы хвалу имуще, безаконници. Сии бо слугы бѣсы бываютъ; бѣсы бо на злое посылаеми бываютъ, аггели же на благое слеми суть. Аггель бо человѣку зла не сьтворяетъ, но благое мыслитъ ему всегда, паче же христианомъ помагаетъ и заступаетъ отъ съпротивнаго диавола; а бѣси всегда на злое словятъ, завидяще ему, понеже видятъ человѣка почтена Богомъ, и завидяще ему, на злое слеми скори суть. Рече бо Богь: "Кто идетъ прелестити Ахава? И рече бѣсь: "Се азъ иду". Злыи же человѣкь, тщашася на злое, не хуждьши есть бѣса; бѣси бо Бога боятся и человѣкь стыдятся, а золъ человѣкь ни Бога боится, ни человѣкь ни срамляется; бѣси бо креста Господня боятся, а золь человѣкь ни креста Господня боится. Тѣмже и глаголаше Давыдъ: аще въ истинну правду глаголете, праваа судите сынове человѣчестіи; ибо въ сердци безаконіе дѣлаете на земли; неправду рукы ваша сьплѣтаютъ. очюждени быша грѣшници отъ ложеснь, заблудиша отъ чрева, глаголаша лжу. и ярость ихь по образу змиину.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Вышгородский, Киев, Киевский, Князь, Монах, Суббота, Убийство, Убийство князя, Царь, Церковь, 1015, 24 июля, 6523, Авраам, Альта, Ахав, Болеслав I Храбрый, Борис Владимирович, Боярин, Варвара, Варяги, Василия, Вячеслав Вартиславич, Георгий Угрин, Давид, Днепр, Елович, Израильский, Каин, Киевляне, Король, Ляшко, Мученик, Никита, Польский, Польша, Поляки, Путша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Соломон, Чешский, Ярослав Владимирович, Дружинник, Моисей Угрин, Талец, Болеслав Вратиславич, Святая неделя, Великомученица,

1016

В лѣто 6524 [1016]. Бысть сѣца у Любца, и одолѣ Ярославъ; а Святополкъ бѣжа в Ляхы. В Новѣгородѣ же тогда Ярославъ кормяше Варягъ много, бояся рати; и начаша Варязи насилие дѣяти на мужатых женахъ. Ркоша новгородци: «сего мы насилья не можемъ смотрити»; и собрашася в нощь, исѣкоша Варягы в Поромонѣ дворѣ; а князю Ярославу тогда в ту нощь сущу на Ракомѣ. И се слышавъ, князь Ярославъ разгнѣвася на гражаны, и собра вои славны тысящу, и, обольстивъ ихъ, исѣче, иже бяху варягы ти исѣклѣ; а друзии бѣжаша изъ града. И в ту же нощь ис Кыева сестра Ярославля Передслава присла к нему вѣсть, рекши: «Отець ти умерлъ, а братья ти избиена». И се слышавъ, Ярославъ заутра собра новгородцовъ избытокъ, и сътвори вѣче на полѣ, и рече к ним: «Любимая моя и честная дружина, юже вы исѣкохъ вчера въ безумии моемъ, не топѣрво ми ихъ златомъ окупитѣ». И тако рче имъ: «Братье, отець мои Володимиръ умерлъ есть, а Святополкъ княжить в Киевѣ; хощю на него поити; потягнете по мнѣ». И рѣша ему новгородци: «А мы, княже, по тобѣ идемъ».

Теги: Киев, Киевский, Княжна, Князь, 1016, 6524, Варяги, Владимир Ярославич, Двор, Любеч, Муромский, Новгородцы, Поляки, Предслава Владимировна, Ракомо, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Поромона,

И собра вои 4000: Варягъ бяшеть тысяща, а новгородцовъ 3000; и поиде на нь. Святополкъ же то слышавъ, и собра бещисла множество вои, изиде противу его къ Любцю, и сѣде ту на полѣ со множествомъ вои. Ярославъ же пришед, ста на березѣ на Днѣпрѣ; стояша ту 3 мѣсяци, не смѣюще ся соступити, Воевода Святополчь, именемъ Волчии Хвостъ, ѣздя подлѣ рѣку, укаряти нача новгородци: «почто приидосте с хромчемь тѣмъ, а вы плотници суще; а мы приставимъ вы хоромовъ рубить». И нача Днѣпръ мръзнути. И бяше Ярославъу мужь воприязнь у Святополка; и посла к нему Ярославъ отрокъ свои нощью. Рекъ к нему: «оньсии, что ты тому велишь творити; меду мало варено, а дружины много». И тъ рече мужь: «рчи тако Ярославу: да аще меду мало, а дружинѣ много, да к вечеру дати». И разумѣ Ярославъ, яко в нощь велит сѣщися; а абие того вечера перевозися Ярославъ на ону страну Днѣпра и лодьи отринуша от берега; и тои нощи поидоша на сѣчю. И рече Ярославъ дружинѣ: «знаменаитеся, повиваите собѣ главы своя убрусомъ». И бысть сѣча зла, оже за рукы емлющеся сѣчаху и по удолиемъ кровь течаше; мнозѣ вѣрнии видяху аггелы божиа помагающа Ярославу; и до свѣта побѣдиша Святополка. И бѣжа Святополкъ в Печенѣгы, и бысть межи Чахы и Ляхы, никим же гонимъ пропаде оканныи, и тако злѣ живот свои сконча; яже дымъ и до сего дни есть; а Ярославъ иде къ Кыеву, сѣде на столѣ отца своего Володимира; и абие нача вои свои дѣлитѣ старостамъ по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнѣ, а новгородцомъ по 10 гривенъ всѣмъ, и отпусти ихъ всѣх домовъ, и давъ имъ правду, и уставъ списавъ, тако рекши имъ: \176\ «по се грамотѣ ходите, якоже списах вамъ, такоже держите».

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Новгородцы, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Чехия, Ярослав Владимирович,

В лѣто 6524. Начало княжениа Ярославля в Киевѣ. Прииде на Святоплъка и сташя противу собѣ обаи полы Днепра. И не смѣют ни си онѣх, ни они сих почати, и стояша три месяци противу себѣ, не смѣаху ступитися. И нача воевода Святополчь, именем Влъчии Хвостъ, ѣздя възлѣ брегъ, укаряти новгородци, глаголя: Почто приидосте с хромцем симъ? А вы плотници суще, приставимъ вы храмовъ рубити. Се слышавше новгородци, рѣша Ярославу, яко: Заутра перевеземся на нь; аще ли кто не идеть с нами, то сами посѣчемъ и. Бѣ бо уже в замороз, а Святоплък стоаше межи двѣма озерома, и всю нощь пилъ бѣ с дружиною своею. И нача Днепръ мерзнути, и бяше Ярославу муж в приазнь у Святоплъка, и посла к нему Ярослав отрокъ свои нощию, рече к нему он сии: Что ты тому велиши творити, меду мало варено, а дружины много. И отрече ему муж тои: Рцы тако Ярославу: да аще меду мало, а дружины много, да к вечеру дати. И разумѣв Ярослав: яко в нощъ велит сещися. И заутра, исплъчився съ дружиною своею, противу свѣта перевезеся на ону страну Днепра. И высѣде на брегъ, и отринушя лодья от брега; и тои нощи поидошя противу собѣ на сѣчю. И рече Ярослав друженѣ: Знаменаитеся, повиваите главы себѣ убрусом. И сступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озером печенѣгом помогати; и притиснушя Святоплъчи вои къ озеру, и въступиша на лед, и обломися с ними лед, и нача одоляти Ярослав, Святоплък же побѣже, и одолѣ Ярослав. А Святоплък бѣжа в Ляхи, и сѣде Ярослав в Киевѣ на столѣ отца своего и дѣда. Бѣ бо тогда Ярославъ 28 лѣт.

Теги: Воевода, Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, 1016, 6524, Волчий Хвост, Днепр, Новгородцы, Печенеги, Польша, Река, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

В лѣто 6524. Прииде Ярославъ на Святополка, и сташа противу себе оба полы Днѣпра, и не смѣяхуть и ни си онѣхъ, ни они сихъ начатъ, и стояша 3 месяци противу себѣ, не смѣющеся соступити. И нача воевати Святополчь именемъ Волчи Хвостъ, ѣздя возлѣ брегъ, укаряти новогородьци, глаголя: «Почто приидосте со хромцемъ симъ, а вы плотници суще. Приставимъ васъ хоромовъ рубити нашихъ». Се слышавше, новогородьци рѣша Ярославу: «Яко заутра перевеземся на нь. Аще ли кто не поидеть с нами, то сами потнемъ». И бѣ бо уже взаморозъ, а Святополкъ стояше межи двѣма озерома и всю нощь пилъ бѣ с боляры своими. И нача Днѣпръ меръзнути. И бяше Ярославу мужь въ приязнь у Святополка, и посла к нему Ярославъ отрокъ свои нощию, рече к нему он си: «Что ты тому велиши творити: меду мало варено, а дружины много». И отрече ему муже тъ: «Рци тако Ярославу: "Да аще дружины много, а меду мало, да к вечеру дати"». И разумѣвъ Ярославъ, яко в нощь велитъ сѣщися. Ярослав же заутра исполнився воемъ своимъ, противо свѣту перевезеся на ону страну Днѣпра и выседе на брегъ, отринуша лодья от брега, и тои нощи поидоша противу себе на сѣчю. И рече Ярославъ своимъ воемъ: «Знаменаитеся, повиваите главы себѣ убрусомъ». И сступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озеромъ печенѣгомъ помагати, и притиснуша Святополчи вои къ езеру, и выступиша на ледъ, и обломися с ними ледъ, и одолѣти нача Ярославъ. Святополкъ побѣже в Ляхи, а Ярославъ сѣде в Киевѣ на столѣ отечьнѣ и дѣднѣ. Бѣ бо тогда Ярославъ 18 лѣтъ.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

Убиение Глѣбово, брата Борисова, сына Владимера, Муромского. И не доселѣ годѣ устави убииство окаанныи Святополкь, но и на болшаа неистовяся начатъ простиратися, и яко видѣ себе желание сердца своего получивша, абіе не въспомяну злаго своего убииства и многаго съблажнения, и ни поне мало на покаание въсклонися; но ту абие вьниде въ сердце его сатана, и начатъ подьстрѣкати его вящьшаа и горшаа съдѣати, и множаиша убииства. И глаголаше бо въ души своеи окаанныи: «Аще бо доселѣ оставлю дѣло убииства моего, то двоего имамъ чаяти: яко услышатъ мя братиа моя, иже варивше мя вьздадятъ ми горша сихъ; аще ли не сице, то ижденутъ мя, и княженіе мое пріиметь инь, и въ дворѣхь моихъ не будеть живущаго; зане егоже Господь възлюби, азъ погнахъ, и кь болѣзни язву преложихъ, приложу убо безаконіе кь безаконію, обаче грѣхъ матере моеа не очиститъ ми ся и сь праведными не напишуся, но да потреблюся отъ книгь животныхъ.» Якоже и бысть, еже послѣди скажемъ; нынѣ же, нѣсть время, но на предлежащее възвратимся. И сиа на умѣ си положивь злыи сьвѣтникь диаволовь, посла по блаженнаго Глѣба въ Муромъ, рекь: «поиди въборзѣ, отецъ тя зоветъ и не здравитъ бо велми.» Онъ же вборзѣ и вмалѣ болярь въсѣдь на конь поиде; и пришедшу ему на Волгу, на усть рѣки Тъми, на поли подчеся подъ нимъ конь во рвѣ, и надломи ему ногу мало; и на томъ мѣстѣ нынѣ манастырь Бориса и Глѣба, зовомыи Втомичіи; онъ же всѣдъ въ насадъ, поиде Волгою, и яко пріиде кь Смоленску и поиде отъ Смоленска въ кораблеци, яко зрѣимо едино, и ста на Смядыни; и въ се время приславь къ нему Ярославъ, глаголя: «не ходи, брате, отець нашь умре, а братъ твои убитъ отъ Святополка». И яко сиа услыша блаженнии, възопи плачемъ великымъ и горкымь и печалию сердечною, и сице глаголаше: «увы мнѣ, Господи мои Отче! о двою плачуся, и двоимъ сѣтованиемь сѣтую и тужу; увы мнѣ, Господи мои! плачуся по отцѣ, плачу же ся паче и зѣло отчаяхся по тебѣ, брате мои и господине Борисе, како прободень еси? како безъ милости прочее смерти предася? како не отъ врага, но отъ своего брата пагубу въсприялъ еси? увѣ мнѣ! уне ми бяше съ тобою умрети, нежели уединену и усирену отъ тебе въ семъ житии пожити. Азъ мняхъ въ житии семъ аггелское твое лице узрѣти, то селика туга постиже мя; нынѣ же что сътворю, умиленъ и отчюжень отъ твоеа доброты и отца моего многаго разума? О милыи мои брате и господине! аще еси получиль дръзновение у Господа, моли оу моемъ унынии, да быхъ и азъ подоблень былъ туже страсть приати и съ тобою жити, неже въ свѣтѣ семъ прелестнѣмь и суетнымъ». Сице ему стенющу и плачущу, и слезами землю мочащу, и съ въздыханиемь часто Бога призывающу, и се вънезаапу приспѣша посланнии отъ Святополка злыа его слугы и немилостивіи кровопивици, братоненавидци лютии зѣло, сверѣпаго звѣря душу имуще; святыи же поиде въ кораблеци, и срѣтошася устьи Смядыни, и яко узрѣ ихъ, радовашеся душею; они же узрѣвше омрачаахуся, и гребяху къ нему, сии же мняшеся цѣлование приати отъ нихь. И яко быша равно пловуще, начаша скакати злии они въ лодію его, обнажени меча имуще въ рукахъ блещащася акы вода; и абие всѣмъ весла изъ рукь испадоша, и вси отъ страха омрьтвѣша. И се видѣвъ блаженныи, разумѣ яко хотятъ его убити, възрѣвь къ нимъ умиленныма очима, и слезами лице свое омываа, съкрушеннымъ сердцемь и смиренымъ разумомъ и частымъ въздыханіемь, весь слезами разливаася, а тѣломъ утръпаа, жалостнои гласъ испущааше, сице глаголя: «не дѣите мене, братиа моа милаа и драгаа, не дѣите мене, господые мои, аще ли каа обида, ничтоже вы зла сътворихъ, не брезѣте мене; кую бо обиду сътворихъ брату моему и вамъ, братіе и господые мои? аще ли каа обида, ведѣте мя кь князю вашему и къ моему господину и брату; помилуите юность мою, господые мои; вы ми будете господье, а азъ вамъ рабь; не пожнѣте мене отъ житиа незрѣла, не пожнѣте класа не уже съзрѣвша, но млеко безлобиа носяща, не порѣжите лозы не до конца възрастьши, а плодъ имуща. Молю вы ся и миль ся дѣю, убоитеся рекшаго усты апостолскы: не дѣти бываите умы, незлобиемъ же младенствуите, а умы сьврьшены бываите; азъ, братие, незлобиемь и възрастомъ младеньствую; се нынѣ нѣсть убіиство, но сырорѣзаніе. Что зло сътворихь, свѣдительствуите ми, и нежалую си? Аще ли крове моеа насытитися хощете, то уже въ руку вы есмь, братие, и брату моему вашему князю». Они же ни по единого словесе не постыдѣшася, ни мыслию приклонишася, но якоже сверѣпии звѣрие нападоша, и тако въсхытиша его. Онъ же видѣвъ, яко не вънемлютъ словесе его, начатъ глаголати сице: «Спасиися милыи мои господине, отче Василие! спасися мати, госпоже моа! спасися брате Борисе мучениче, старѣишино уности моеа! спасися и ты брате поспѣшителю Ярославлю! Спасися и ты, брате, и враже Святополче! Спаситеся и ви братие и дружино, и вси спаситеся! Уже бо не имамъ васъ видѣти въ житии семъ, зане разлучаемъ есмь отъ васъ нужею». И глаголаше плачася: «Василие, господине мои отче! Приклони ухо твое и услыши гласъ мои, призрпии виждь приключьшаяся чаду твоему, како безъ вины закалаемъ есмь; увы мнѣ! Слыши небо и внуши земле; и ты, Борисе, брате услыши гласъ мои; отца моего Василиа призвахъ, и не послуша мене; виждь скрьбь сердца моего и язву душа моеа, виждь течение слезъ моихь акы рѣку, и никтоже не внемлеть ми; но ты убо помяни и помолися о мнѣ кь общему всѣхь Владыцѣ, яко имѣа дръзновение и предстоа у престола его». И начатъ молитися сице: «Боже щедрыи, и премилостивыи Боже! слезъ моихъ не премльчи, но умилися на мое уныніе и виждъ съкрушеніе сердца моего, се бо закалаемь есмь не вѣмъ что ради, или за которую обиду азъ не свѣмъ; ты вѣси, Господи мои! вѣмъ тя, рекша къ своимъ апостоломъ: яко за имя мое, мене ради възложатъ на вы рукы и предани будете родомъ и другомъ, и братъ брата предасть на смерть, и умрътвятъ вы имени моего ради; и пакы: въ трьпени вашемъ стяжите душа ваша. И виждь Господи и суди; се готова душа моа предъ тобою, Господи, и тебѣ славу възсылаемъ, Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ, аминь». Таче възрѣвь къ нимъ, умиленымъ, измолкшимъ гласомъ рече: «то уже приступльше кончаите, на не же есте послани.» Тогда окаанныи Горясѣрь повелѣ зарѣзати въскорѣ. Поваръ же Глѣбовъ, именемъ Торчинь, иземъ ножь, и имъ блаженнаго и закла его, акы агня незлобиво, въ лѣто 6524 [1016], мѣсяца сентября въ 5 день, индикта 14, круга слънечнаго 7, а луннаго 7, алфа 1, граница и законныа рукы 27, епакты 1, фимилиосъ 20, въ день понедѣлникъ. И принесеся Господеви жрьтва чиста и благоугодна; и възыиде въ небесныа обители кь Богу, и узрѣ желаемаго си брата, и въспріаста въкупѣ вѣнца небесныа и нетленныа, егоже и въжеласта, и възрадовастася радостію неизреченною, юже улучиста братолюбіемь своимъ. Якоже рече Давыдь: се коль добро и коль красно еже жити братии въкупѣ! Окааннии же они убиици възвратишася, и приидоша кь пославшему ихь окаанному Святополку; якоже рече Давыдь: да възвратятся грѣшници въ адъ, и вси языци забывающеи Бога; и пакы: оружие извлекоша грѣшници, и напрягоша лукъ заклаты правыа сердцемь, и оружиа ихъ въниидуть въ сердца ихъ, и луци ихь съкрушатся, яко грѣшници погыбнуть, исчезающе яко дымъ исчезоша. И яко сказаша Святополку: «Яко сътворихомъ повелѣнное тобою», и си слышавь окаанныи, възвеселися душею и възнесеся сердцемь. И събыстся реченыое пророкомь Давыдомъ: что ся хвалиши, о злобѣ, силныи? и безаконие весь день и неправду умысли языкь твои; възлюбиль еси злобу паче благостыню, и неправду неже глаголати правду; възлюбилъ еси вся глаголы потопныа и языкъ лестивь: сего ради Богъ раздрушитъ тя до конца, въстръгнетъ тя и преселитъ тя отъ села твоего, и корень твои отъ земля живущихъ. Якоже рече Соломонь: азъ вашеи погыбели посмѣюся, яко радуюся, яко грядетъ на вы пагуба; тѣмже снѣдятъ дому своего плоды, и своеа нечистоты насытятся.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Монастырь, Муром, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1016, 5 сентября, 6524, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Израильский, Муромский, Повар, Понедельник, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Соломон, Торчин, Ярослав Владимирович, Бориса и Глеба, Отмичский, Тьма,

О враждѣ Ярославли (на) Новогородци. Ярославу бо сущу въ Новѣгородѣ, и Варязи бяху мнози у него, и насиліе творяху Варязи Новогородцемъ и женамъ ихь. И въставше Новогородци, избыша Варягы въ дворѣ Парамони, и разгнѣвася Ярославь, и шедъ на Ракомо сѣде въ дворѣ; и посла къ Новогородцемъ и рече: «уже мнѣ сихь не крѣсити». И позва къ себѣ нарочитыя мужи, иже бяху сѣклы варягы, и оболстивь а, иссѣче 1000 мужъ, а иныа бѣжаша изъ града. Въ ту же нощь прииде къ нему вѣсть ис Киева, отъ Предьславы, сестры его: «Отецъ ти умерль, а Святополкь сѣде въ Киевѣ, убиль Бориса, а на Глѣба послаль, а ты блюдися его по велику». И се слышавъ Ярославъ, печаленъ бысть по отци и по братии; заутра же съобравь остатокь Новогородцевь Ярославъ, и сътвори вѣче на поли, и рече къ нимъ: «о милая и любимаа дружино, юже вчера избихъ вь безумии моемъ! а нынѣ надобны, золотомъ быхъ купити.» И утерь слезъ, рече имъ на вѣчи: «Братие мои! отець мои умрьль есть, а Святополкь сѣдитъ въ Киевѣ, избиваа братию свою; хощу на нь поити, потягните по мнѣ.» И рѣша ему Новогородци: «Аще, княже, и братиа наша избита суть, а мы можемъ съ тобою ити». Ярославь же нача съвъкупляти воа, а Глѣбу идущу къ Киеву и ставшу, якоже выше рѣхъ, на Смядынѣ, и вѣсть присла къ нему Ярославь о отчи смерти и братни убиении.

Теги: Киев, Киевский, Княжна, Князь, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Глеб Владимирович, Двор, Муромский, Новгородцы, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Ярослав Владимирович, Поромона,

О побѣдѣ Ярославли на Святополка. Святополку же княжащу въ Кіевѣ, въ лѣто 6524 [1016], събра Ярославь воа, Варягь тысящу, а прочихъ вои 30 тысящь, и поиде изъ Новагорода на Святополка, нарекъ Бога, и рече: «не азъ почахь избывати братію, но онь; да будетъ отместникь Богь братіи моеа крове, зане безъ вины проліа кровь Борисову и Глѣбову праведную: егда мнѣ сице же сътворитъ? но суди, Господи, по правдѣ нашеи, да скончается злоба грѣшныхъ.» И поиде на Святополка; слышавъ же Святополкь идуща Ярослава, пристрои бес числа вои, Руси и Печенѣгь, и изыиде противу къ Любчю. Пріиде же Ярославь, и сташа противу себѣ обаполы Днѣпра, и не смѣаху наити ни сіи на тѣхъ съ сеа страны, ни тѣ на сѣхь съ тоа стороны, и стоаху 3 мѣсяцѣ, не смѣюще ся съступити. Воевода же Святополкь, именемъ Воличіи Хвостъ, отца ихь Владимера, иже побѣди Радимичи на Пищанѣ, старъ сыи, несмыслено нача ѣздѣти подлѣ брега Днѣпра рѣкы, и укаряа Новогородци, глаголаше: «Смерди, почто приидосте съ хромцемь симъ? А вы плотници суще, заставимъ васъ рубити хоромовь нашихь». Се слышавше Новогородци, рѣша Ярославу: «Яко заутра перевеземся на нь; аще ли кто не поидеть съ нами, потнемь его». И бѣ бо уже въ заморозъ; а Святополкь стоаше межи двѣма озерома, и всю нощь пилъ бѣ съ боляры своими; и нача Днѣпрь мрьзнути. И бѣ нѣкто у Святополка приатель Ярославу, и посла къ нему Ярославъ отрокъ свои нощию, и рече къ нему: «Онъ си, что ты тому велиши творити? меду варено мало, а дружины много». И отрече ему приатель тои: «Рци тако Ярославу, да аще дружины много, а меду мало, да къ вечеру дати». И разумѣ Ярославь, яко въ нощь велить ити сѣщися. Ярославь же ся заутра исполчити повелѣ всѣмь воемъ своимъ, и въ ту нощь противу свѣту перевезеся на ону сторону Днѣпра; и вышедше на брегь отринуша лодии прочь отъ брега, и въ тои нощи поидоша противу себе на сѣчю. И рече Ярославъ воемъ своимъ: «Знаменаитеся, повиваите главы своа убрусци». И съступишася на мѣстѣ, и бысть сѣча зла, и не бѣ лзѣ озеромъ Печенѣгомъ помагати, и притиснуша Святополчихь вои кь озеру, и выступиша на ледь, и обломыся съ ними ледъ, и нача одолѣвати Ярославь. Видѣвъ же Святополкь, побѣже въ Ляхы. И одолѣ Ярославь, и шедъ сѣдѣ въ Кіевѣ на столѣ отечьнѣ и дѣднѣ; бѣ бо тогда Ярославь 28 лѣть.

Теги: Воевода, Киевский, Князь, Новгород, 1016, 6524, Борис Владимирович, Варяги, Владимир Святославич, Волчий Хвост, Глеб Владимирович, Днепр, Любеч, Муромский, Печенеги, Пищана, Польша, Радимичи, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

1018

Прихождение Болеславе, Латиньского князя, на Киевъ. Въ лѣто 6526 [1018]. Прииде Болеславь съ Святополкомъ на Ярослава съ Ляхы; Ярославъ же съвукупи Русь, и Варягы и Словяны, поиде противу Болеславу и Святополку, и пріиде къ Волыню, и сташа обаполъ рѣкы Буга. И бѣ у Ярослава дядка и воевода Блудъ старои, иже былъ Владимеру, и нача Блудъ укаряти Болеслава, глаголя: «что ти, прободемъ тростию чрево твое толстое». Бѣ бо Болеславь великь и тяжекь, яко и на кони не могыи сидѣти, но бяше смыслень. И рече Болеславъ къ дружинѣ своеи: «Аще вы сего укора не жаль, то азъ единь погибну». И всѣдъ на конь, побриде въ рѣку, и по немь вои его; Ярославь же не успѣ исполчитися, и побѣди Болеславъ Ярослава, избиша воа его, и воеводу Блуда убиша, и иныхъ множество, а ихже рукама яша, тѣхь расточи Болеславь по ляхомь. На томъ бою изымаша Моисеа Угрина, брата Георгиева, иже бѣ убитъ съ княземъ Борисомь; бѣ бо и тои слуга Борисовь, и много пострада въ Лятскои землѣ отъ вдовы нѣкыа, млады суща, еяже мужъ, боляринь сыи Болеславль, убиень на семъ бою. Моисеи же, по страдании своимь, прииде въ Киевь, въ Печерскии манастырь, и бысть чюденъ старець, красень тѣломъ и душею, о немъ же лежатъ повѣсти въ Отечницѣ Печерьскомъ. Болеславъ же внииде вь Киевь сь Святополкомъ, и сѣде на столѣ Владимери. И тогда Болеславь положи себѣ на ложи Предславу, дщерь Владимеру, сестру Ярославлю. Ярославъ же убѣже толико съ четырми мужи къ Новогороду. И рече Болеславъ: «разведите дружину мою по градомь на покормь», и бысть тако. Ярославь же прибѣже къ Новогороду, и хотяше бѣжати за море, и не дасть ему посадникь Костянтинъ, сынъ Добрынинь, и повелѣ въ нощи тои вся лодии Ярославли испросѣчи на Вльхвѣ, дабы нелзѣ въ нихъ Ярославу бѣжати за море, глаголя Ярославу: «Хощемъ еще битися по тебѣ з Болеславомъ и Святополкомъ». И начаша и скоти збирати отъ мужа по 4 куны, а отъ старостъ по 10 гривень, а отъ болярь по 18 гривень, имже бы наняти варягь. И послаша за море, и приведоша варягь, и вдаша имъ скоть, и съвъкупи Ярославь воа многы. Безумныи же Святополкь рече кь своимъ: «Еликоже есть ляховь по градомъ, избываите ихъ отаи» и избиша ихъ. Се же увѣдавь Болеславь, побѣже ис Киева, поволочивь Предславу, взя имѣние Ярославле и сестры его Предславы, и боярь взя съ собою, и пристави кь имѣнію Анастаса Корсунянина, бѣ бо ся ему въвѣрилъ лестию, и людеи множества веде сь собою, и грады Червеньскыа заа себѣ; и прииде въ свою землю. Святополкь же нача княжити въ Кіевѣ, и поиде Ярославь на Святополка, и бѣжа Святополкь въ Печенѣгы, Ярославъ же сѣде вь Кіевѣ.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Княжна, Князь, Монастырь, Монах, Новгород, Смерть, Убийство, 1018, 6526, Анастас Корсунянин, Блуд, Болеслав I Храбрый, Борис Владимирович, Варяги, Венгр, Владимир Святославич, Волынь, Западный Буг, Король, Печенежская земля, Польский, Польша, Поляки, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Русские, Святополк Владимирович, Священник, Словени, Ярослав Владимирович, Дружинник, Моисей Угрин, Геогий Угрин, Латинский, Печерский, Червенские города, Балтийское, Море,

1019

В лѣто 6527. Приде Святоплък с печенегы в силѣ тяжцѣ, Ярослав събра множество вои. И взыде противу ему на Лто Ярослав и ста на мѣстѣ, идеже убишя Бориса, въздѣв руце на небо и рече: Кровь брата моего въпиет к тебѣ, Владыко, мсти от крове праведнаго сего, якоже мстилъ еси кровь Авелеву, положив на Каинѣ стенание и трясание; тако и положи на сем. Помолився, и рече: Брата моя, аще тѣлом отшла еста отсюду, но молитвою помозита ми на противнаго сего убиицу и гордаго. И се ему рекшу, поидошя противу собѣ, и покрышя Ледское поле обои от множества вои, и бысть сѣча зла, аковаже не бывала в Руси; за рукы емлющеся сѣчаху, и зступишася трижды, и по удолью крови текущи, мнози вѣрнии видяху ангели, помагающе Ярославу. И к вечеру одолѣ Ярослав, а Святоплъкъ бѣжа. О Святополчи пропадении. И бѣжащу ему тогда, нападе на нь страх, разслабѣшя кости его, не можаше сидѣти, несяхут и на носилех; и принесоша и к Берестию, бѣгающе с ним; он же глаголаше: Побѣгнете со мною, женуть по насъ. Отроци же его отсылаху противу, еда кто женет по немъ, и не бѣ никогоже вслѣд гонящаго, и бѣжаху с ним. Он же лежав в немощи, и въсхопився глаголаше: О се женут, оно женут, побѣгнитеѣ. И не можаше тръпѣти на едином мѣстѣ, и пробѣже Лядскую землю, гоним Божиим гнѣвомъ, и прибѣже в пустыню межи ляхы и чехы и ту испроверже злѣ живот свои. Егоже по правдѣ, яко неправедну суду нашедшу на нь, по отшествии сего свѣта приашя мукы окааннаго; показавше явѣ посланаа на нь пагубнаа рана, въ смерть немилостивно въгна, и по смерти немилостивно мучимь есть, связанъ въ днѣ аду. Есть же могила его в пустыни и до сего дни, исходит же от нея смрад зол. Се же Богъ показа на наказание княземъ рускимь, да аще сице створят, се слышавше, ту же казнь приимуть, но и болши сеа, понеже вѣдуще се бывшее створит такоже зло убииство. Седмь бо мстии приа Каинъ, убивъ Авеля, а Ламех седмьдесят; понеже бѣ Каинъ не вѣдыи мщения приатъ от Бога, а Ламех, вѣдыи казнь, бывшую на прародители его, створи убииство. Рече бо Ламех къ своима женама: Мужа убих въ вред мнѣ, а уножу въ язву мнѣ; тѣм же, рече, 70 мстии на мнѣ, понеже, рече, вѣдая, створих. Сеи Ламехъ уби два брата Енохова и поя собѣ женѣ ею; сеи же Святоплъкъ новыи Ламех, иже ся бѣ родилъ от прелюбодѣаниа, иже изби братию свою, сыны Гедеоновы, тако и сии бысть. И Ярослав же сѣде в Киевѣ, утеръ пота с дружиною своею, показав побѣду и труд велик по брату своею.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Русь, Смерть князя, 1019, 6527, Авель, Альта, Альтское, Борис Владимирович, Брест (Берестие), Гедеон, Енох, Каин, Ламех, Печенеги, Поле, Польша, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Чехия, Ярослав Владимирович,

В лѣто 6527. Прииде Святополкъ с печенѣгы въ силѣ тяжцѣ, и Ярославъ вои множество собра, и взыде противу ему на Лто Ярославъ, и ста на мѣстѣ, идеже убиша Бориса, и въздѣвъ руцѣ на небо, и рече: «Кровь брата моего въпиеть к тебѣ, владыко! Мьсти от крови праведнаго, яко же мьстилъ еси кровь Авелеву, положивъ на Каинѣ стенание и трясение. Тако положи и на семь». Помолився и рече: «Братья моя! Аще тѣломъ отшла еста отсюду, но молитвою помозѣте ми на противнаго сего убиицю и гордаго». И се ему рекшу, поидоша противу себе и покрыша Лятьское поле обои от множества вои, и бысть сѣча зла, яко же не бывала такова в Руси, и за рукы емлюще, сѣцаахуся, и съступашася 3-жщи, и по удолиямъ крови течащи, и мнози вѣрнии видяаху аггелы, помагающе Ярославу, и къ вечеру одолѣ Ярославъ, а Святополкъ бѣжа. И бѣжащу ему, нападе на нихъ страхъ, и раслабишася кости его, не можааше сидѣти, носяхуть и на носилѣхъ, и принесоша и къ Берестию, бѣгающе с нимъ. Он же имъ глаголаше: «Побѣгнете со мною, женуть по нас». Отроци же его всылаахуть противу, егда кто женеть по немъ, и не бѣ никого же въслѣдъ гонящаго. И бѣжааху с нимъ, он же, лежавъ в немощи и въсхапився, глаголаше: «О се женуть! И поженете, и побѣгните!». И не можааху терпѣти на единомъ мѣстѣ, и пробѣже Лятьскую землю, гонимъ б(о)жиимъ гнѣвомъ, и прибѣже в пустыню межи Чахи и Ляхи, ту изпроверже злѣ животъ свои. Его же и по правдѣ, яко неправедну, суду нашедшу на нь, по ошествии сего свѣта прияша мукы, окаяннаго показавше явѣ, посланная на нь пагубная рана въ смерть немилостивно въгна. И по смерти немилостивно мучимъ есть, связанъ въ днѣ аду. Есть же могыла его в пустыни до сего дни, исходить же из нея смрадъ золъ, еже богъ показа на показание княземъ рускымъ, да аще сице створять, се слышавше, ту же казнь приимуть и болши сия, но понеже, вѣдуще се бывшее, створять тако же зло убииство. 7-мь бо мьсти приимъ Каинъ, уби Авеля, а Ламехъ 70. Понеже бо Каинъ не вѣдыи мщения прияти от бога, а Ламехъ вѣдыи казнь, бывшую на прародители его, створи убииство, рече бо Ламехъ къ своима женама: «Мужа убихъ въ вредъ мнѣ, а юношу въ язву мнѣ. Тѣм же, — рече — 70 мьсти есть на мнѣ, понеже, — рече, — вѣдая створихъ». Сеи Ламехъ уби два брата Енохова и поя себѣ женѣ ею. Сеи же Святополкъ, новыи Ламехъ, иже ся бѣ родилъ от прелюбодѣяния, им же изби братью свою, сыны Гедеоновы, тако си и бысть. Ярославъ же сѣде в Киевѣ, утеръ поту съ дружиною своею. И оттоле крамола преста въ Рускои земли, и Ярославъ прия власть всея Рускыя земля.

Теги: Библейский персонаж, Киев, Киевский, Князь, Русь, Смерть, Смерть князя, Царь, 1019, 6527, Авель, Авимелех, Альта, Альтское, Борис Владимирович, Брест (Берестие), Гедеон, Герарский, Енох, Каин, Ламех, Муромский, Печенеги, Поле, Польша, Река, Святополк Владимирович, Чехия, Ярослав Владимирович,

Костянтинъ же бяше тогда въ Новѣгородѣ, и разгнѣвася на нь великыи князь Ярославъ, и поточи и в Ростовъ, и на 3-ее лѣто повелѣ его убити в Муромѣ, на рѣцѣ на Оцѣ.

Теги: Киевский, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Посадник, Ростов, Смерть, Убийство, 1019, 6527, Константин Добрынич, Ока, Река,

Бои третии Ярославу съ Святополкомъ. Въ лѣто 6527 [1019]. Прииде Святополкь съ Печенѣгы въ силѣ тяжцѣ на Ярослава; Ярославъ же събра воа многы купно съ наатыми его варягы, и изыиде противу его на Алто, и ста Ярославъ на мѣстѣ, идеже убиень бысть Борисъ; и въздѣвь руцѣ на небо, и помолися, рече: «Кровь брата моего въпиетъ къ тебѣ, Владыко! Мъсти отъ крови праведнаго, якоже мъстилъ еси кровь Авелеву, положивь на Каинѣ стенание и трясение; тако положи и на семъ окааннѣмъ братоубиици». И помолився, и рече: «Братиа моа! Аще еста тѣломъ отшла отсюду, но молитвою помозѣта ми на противнаго сего и гордаго убиицу». И се ему рекшу, поидоша противу себе, и покрыша Летьское поле обои отъ множества вои. И бысть сѣча зла, якоже не бывала такова въ Руси, и за рукы емлюще сѣчаахуся, и по удоліемь кровь ручиемъ течаше яко въ время дождевное, и съступишася трижды, и мнози вѣрнии видѣша аггелы, помагающа Ярославу; и обьмръкше біющеся, бѣ бо туча велика, и громъ изъ неа многь, и млъніа часто блистающи, и еликоже млъніа освѣщаваше, блищахуся оружіа въ рукахъ ихъ; и едва въ глубокь вечерь одолѣ Ярославь, а Святополкь побѣже. И бѣжащу ему, нападе на нь бѣсь, и вложи въ сердце его страхъ, и разслабѣша кости его, и не можааше на кони сидѣти, носяху его на носилѣхъ; и принесоша его къ Берестію, бѣгающе съ нимь, онъ же, гонимъ гнѣвомь Божиимь, глаголаше: «Побѣгните сь мною, женуть по насъ». Отроци же его всилахуть противу: «Егда кто женеть по немь? и не бѣ никогоже гонящаго, ни женущаго по немъ, и бѣжаху съ нимъ; онъ же лежа вь немощи, и въсхапився глаголаше: «охъ, се женутъ по насъ, побѣгните». И пробѣже Лятскую землю, гонимъ Божіимъ гнѣвомъ, и прибѣже въ пустыню межи Ческую землю и Ляхы, ту испроврьже злѣ животъ свои: спаде съ носилъ. Егоже и по правдѣ, яко неправедна, суду нашедшу на нь, по отшествіи сего свѣта пріаша мукы окааннаго Святополка: показаша явѣ посланнаа на нь пагубнаа рана, въ смерть немилостивно вогна, и по смерти немилостивно мучимъ есть, связань вь днѣ аду. Есть же могыла его и до сего дне въ пустыни, исходитъ изъ неа смрадъ золь. Се же Богь показа на показание княземъ русскымь, да аще сице сътворятъ, ее слышавше, туже казнь приимутъ; но и болша сиа, понеже вѣдуще се бывшее сътворятъ такоже злое убіиство. 7 бо мстии приемъ Каинь, убивъ Авеля, а Ламехъ 70; понеже бо Каинь не вѣдыи мьщеніа пріати отъ Бога, а Ламехъ, вѣдыи казнь, бывшую на прародителехъ его, сътвори убииство. Рече бо Ламехь къ своима женама: мужа убихъ въ язву мнѣ, и уношу въ вредъ мнѣ; тѣмже, рече, 70 мьсти есть на мнѣ, понеже, рече, вѣдаа сътворихъ. Сеи Ламехь уби два брата Енохова, поа себѣ женѣ еа; сеи же Святополкь, новои Авимелехь. иже ся бѣ родиль отъ прелюбодѣаня, якоже и Авимелехь, иже изби 70 братии своа, сыны Гедеоновы, послѣди же самого жена з города полужерновомъ уби; тако и сіи бысть окаанныи Святополкь, емуже обою сею горши мука бысть. Ярославъ же сѣде въ Киевѣ, утръ поту съ дружиною своею, показаа побѣду и трудъ великь по брату своею, и оттолѣ крамола преста въ Рускую землю, и Ярославь приа власть всея Рускыа земля.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Русь, Смерть, Смерть князя, Царь, 1019, 6527, Авель, Авимелех, Альта, Альтское, Борис Владимирович, Брест (Берестие), Гедеон, Герарский, Енох, Каин, Ламех, Муромский, Печенеги, Поле, Польша, Река, Святополк Владимирович, Чехия, Ярослав Владимирович,

1020

В лѣто 6528. Начя Ярослав вои своя дѣлити: старостамь по 10 гривен, а смердом по гривнѣ, а новгородцем по 10 гривенъ всѣмь, и отпусти я в домы своя, и дав имъ правду и устав, списав грамоту, ркуще: По сеи грамотѣ ходите; якоже списах вамь, такоже дръжитеѣ. Коснятин же бѣше тогда в Новѣграде, и разгнѣвася на нь Ярослав, заточи и в Ростовѣ; на 3­е лѣто повелѣ убити его в Муромѣ на рѣцѣ Оцѣ.

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Новгородский, Посадник, Ростов, Убийство князя, 1020, 6528, Константин Добрынич, Ока, Река, Ярослав Владимирович,

Въ лѣто 6528 [1020]. Константинъ Добрыничь бяше тогда въ Новогородѣ, и разгнѣвася на нь великии князь Ярославь, и поимавь поточи его въ Ростовь; и на третие лѣто повелѣ убити его въ Муромѣ, на рѣцѣ на Оцѣ.

Теги: Киевский, Князь, Муром, Новгород, Новгородский, Посадник, Ростов, Смерть, Убийство, 1020, 6528, Константин Добрынич, Ока, Река,

1021

В лѣто 6529. Приде Бречиславь, сынь Изяславль, внукъ Володимирь, съ вои ис Полотска на Новгород и взя и, и поемь новогородци и имѣниа их, всь полонъ и скотъ, поиде к Полотску опять. И пришедшу ему к Судомери рѣцѣ, Ярослав же, слышав ту вѣсть и съвокупивъ воя многы, ис Киева в седмыи день постиже я ту, и побѣди Брячеславва, и Новгород възврати к Новуграду, и полон у него отъя, елико бяше Новгородскои области, и посла я к Новуграду, а Брячеслав бѣжа к Полотску. И оттолѣ его призва к собѣ и да ему два града, Въсвячь и Видбескь, и рече ему: Буди же со мною одинъ. И воеваше Брячеслав съ Ярославом вся дни живота его.

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Полоцк, 1021, 6529, Брячислав Изяславич, Витебск, Владимир Святославич, Новгородская земля, Полоцкий, Река, Судома, Усвяты,

В лѣто 6529. Поиде князь Брячиславъ, сынъ Изяславль, внукъ Володимерь, с вои ис Полотеска на Новъгородъ и взя Новъгородъ, и поимъ новогородци и имѣние ихъ, и весь полонъ, и скоты, поиде къ Полотеску опять, и пришедшу ему къ Судомирѣ рецѣ. Велики же князь Ярославъ слышавъ ту вѣсть и совокупи воя многы ис Киева, в седмы день постиже ту и победи Брячислава, а новогородьци отпусти къ Новугороду и полонъ у него отъя, елико бяше новъгородъскои волости. А Брячиславъ побѣжа къ Полътеску. И оттолѣ призва къ себѣ Брячислава и да ему два города, Въсвячь и Видебескъ, и рече ему: «Буди же со мною заодинъ». И въеваше Брячиславъ с великимъ княземъ съ Ярославомъ вся дни живота своего.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Новгород, Полоцк, 1021, 6529, Брячислав Изяславич, Витебск, Владимир Святославич, Волость, Новгородская земля, Новгородцы, Полоцкий, Река, Судома, Усвяты, Ярослав Владимирович,

Въ лѣто 6529 [1021]. Поиде Брячиславь, сынъ Изяславь, внукь Володимерь, ис Полотска на Новьгородъ съ войскомь, и взя Новогородъ, и люди многы поплѣни; и поимъ Новогородци, имѣніе ихъ, и весь полонъ и скоты, и поиде къ Полотцку опять сь множествомъ плѣна. И пришедшу ему къ Судомирѣ рѣцѣ, великій же князь Ярославъ, дядя его, слышавь ту вѣсть, и съвькупи воа многы, и поиде изгономъ ис Кіева, въ седмый день постыже его ту, и побѣди Брячислава, а Новогородци отпусти къ Новогороду, и полонь у него отъя, елико бяше Новогородскыа области; а Брячиславь бѣжа къ Полотску. И оттолѣ призва къ себѣ Брячислава, и дасть ему два города Въсвячь и Видбескь, и рече ему: «буди же съ мною заодинь». И оттолѣ Брячиславь въеваше съ великымь княземъ Ярославомъ вся дни живота твоего; бѣ бо Ярославу братаничь.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Новгород, Полоцк, 1021, 6529, Брячислав Изяславич, Витебск, Владимир Святославич, Новгородская земля, Новгородцы, Полоцкий, Река, Судома, Усвяты, Ярослав Владимирович,

1024

По семь же лѣтѣ въставше влъсви лживии въ Суздали и избивааху старую чядь, бабы, по дияволю учению и бѣсованию, глаголюще, яко си держать гобину и жито и голодъ пущаютъ. И бѣ мятежь великъ и гладъ по всеи земли тои, яко мужу своя жена даяти, да кормять себѣ челядиномъ. Идоша по Волзѣ вси люди въ Болгаре и привезоша пшеницю и жито, и тако от того ожиша. Слышавъ же князь великы Ярославъ вълхвы, прииде къ Суздалю и, изымавъ убиица ты, расточи, иже бяху бабы избили, и домы ихъ разграби, а другыя показни. И устави ту землю, рекъ сице: «Богъ наводит по грѣхомъ нашымъ на кую же землю гладомъ или моромъ, или ведромъ, или иною казнью, а человекъ не вѣсть ничто же. Христосъ богъ единъ есть на небесѣхъ».

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Убийство, 1024, 6523, Болгария, Волга, Река, Суздаль, Ярослав Владимирович,

О влъсвѣхь лживыхъ. По семъ же лѣтѣ въставше въльсви льживыи въ Суздали, и избиваху старую чадь бабы, по диаволю учению и бѣсованію, глаголюще, яко сии дрьжать губину и жито и голодъ пущають. И бѣ мятежь великь и гладъ по всей земли той, яко мужу своа жена даати, да кормять себе, челядиномъ; идоша по Волзѣ вси людие въ Болгары, и привезоша пшеницу и жито, и тако отъ того ожиша. Слышавъ же князь великый Ярославъ вльхвы, прииде изъ Новогорода къ Суздалю, и изымавъ убійца тыи расточи, иже бяху бабы избили, и домы ихъ разграбы, а другыа казни; и устави мятежъ въ тои землѣ, рекь сице: «Богъ наводитъ по грѣхомъ нашимъ на куюждо землю гладомъ, или моромь, или ведромъ, или иною казнию, а человѣкь не вѣсть ничтоже, Христосъ Богъ единь вѣсть на небесѣхь».

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Убийство, 1024, 6523, Болгария, Волга, Река, Суздаль, Ярослав Владимирович,

1026

Въ лѣто 6534 [1026]. Великии князь Ярославь съвъкупи воа многы, и прииде кь Киеву, и сътвори миръ сь братомъ Мьстиславомъ у Городца. И раздѣли Русскую землю по Днѣпру: великии князь Ярославъ приа сю страну, а Мстиславъ ону; и начаста жити миромъ и въ братолюбствѣ, и преста усобица и мятежь, и бысть тишина велика въ Рускои земли.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Русь, Тмутараканский, Черниговский, Днепр, Мстислав Владимирович, Река, Ярослав Владимирович, 6534, Городец, 1026,

1031

В лѣто 6539 [1031]. Ярослав и Мстислав събра вои многы, и идоста на ляхы, и заяста грады Черьвенскыа опять, и повоеваста Лядскую землю, и многы ляхы приведоста, и раздѣлиша я. Ярослав посади по Рси, и суть и до сего дне.

Теги: Мстислав Владимирович, Польша, Поляки, Река, Ярослав Владимирович, 6539, Рось, Червенские города, 1031,

Въ лѣто 6539 [1031]. Великии князь Ярославь и Мьстиславъ събраста воа многы, и идоша на Ляхы, и заяста грады Червеньскыя опять, и повоеваша Лядскую землю, и многыхъ ляховъ приведше, раздѣлиша я; великии же князь Ярославь посади своихъ на Рси, и суть и до сего дни.

Теги: Киевский, Князь, Тмутараканский, Черниговский, Мстислав Владимирович, Польша, Поляки, Река, Ярослав Владимирович, 6539, Рось, Червенские города, 1031,

1032

В лѣто 6540 [1032]. Ярослав почя грады ставити по Рси.

Теги: Всеволод Ярославич, Река, Рось, 6540, 1032,

В лѣто 6540 [1032]. Великии князь Ярославъ поча городы ставити по Рси.

Теги: Киевский, Князь, Река, Ярослав Владимирович, Рось, 6540, 1032,

Въ лѣто 6540 [1032]. Великыи князь Ярославь поча городы ставити на Рси: Корсунь, Треполь.

Теги: Киевский, Князь, Река, Ярослав Владимирович, Рось, 6540, Треполь, Корсунь, 1032,

1034

Великому же князю сущу в Новѣгородѣ, прииде ему вѣсть, яко печенѣзи обьстоятъ Киевъ. Ярославъ же, великыи князь, собравъ вои многы, варягы и словѣни, прииде къ Киеву веснѣ и вниде въ градъ с вои, и печенѣгъ бес числа видѣвъ. Великыи же князь Ярославъ выступи из града и исполчи воя своя, и постави варягы посредѣ, а на правѣи странѣ кияны, и на лѣвои странѣ новогородьци. И сташа предъ градомъ, и печенѣзи почаша приступати, и ступишася на мѣстѣ, идеже есть нынѣ Святая София митрополия руская, бѣ бо тогда половине града, и бысть сѣча зла, и едва къ вечеру одолѣ Ярославъ. И побѣгоша печенѣзи разно, и не видяаху, камо бѣжати, а стенюще, а ови топляаху в Ситомли, а иныи же въ иных рекахъ, а прокъ ихъ пробѣгоша и до сего дни.

Теги: Киев, Новгород, Церковь, Варяги, Киевляне, Новгородцы, Печенеги, Река, Словени, Софии, 6542, 1034, Сетомля, Весна,

1036

Ярославу же сущу в Новѣградѣ, приде ему вѣсть, яко печенѣзи обьстоят Киев. Ярослав же събра вои многы, варягы и словены, и приде к Киеву веснѣ, и вниде в град свои, и печенѣгъ бесчисла видѣ. Ярослав же выступи из града, и исплъчи дружину, и постави варяг посреди, а на правои странѣ киане, а на лѣвои новгородци. И сташя пред градом. И печенѣзи начашя приступати; изступишася на мѣсто, идеже есть нынѣ святаа Софиа, митрополиа руская; бѣ бо тогда о половинѣ града. И бысть сѣча зла, и едва одолѣ Ярослав к вечеру. И побѣгоша печенѣзи разно, и не вѣдяху, камо бѣжаще, а стенюще, а инии истопошя в Сѣтомли, а инии въ иных рѣках, а прок их пробѣгошя и до сего дне.

Теги: 1074, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Церковь, Киевляне, Печенеги, Река, Словени, Софии, Ярослав Владимирович, 1036, 6544, Сетомля,

Того же лѣта приидоша печенѣзи на Киевь; великому же князю Ярославу сущу вь Новѣгородѣ, прииде ему вѣсть, яко печенѣзи обьстоять Киевь; великии же князь Ярославъ, събравъ воа многы, варягы и словяни, прииде кь Киеву веснѣ, и внииде въ градъ свои. И печенѣгь бес числа видѣвь, великыи же князь Ярославь выступи изъ града, исполчи воа своа, и поставы варягы посредѣ, а на правѣй странѣ киани, а на лѣвои странѣ новогородци, и сташа предъ градомъ. И печенѣзи почаша приступати, и сьступишася на мѣстѣ, идеже есть нынѣ святаа Софиа, митрополиа Русскаа, бѣ то тогда полъ града, и бысть сѣча зла, и едва къ вечеру одолѣ Ярославь. И побѣгоша печенѣзи разно, и не вѣдаху камо бѣжати стеняху : овии топляхуся въ Сѣтомли, а инии же во иныхъ рѣкахь , а инии мнози избиени, а прокь ихъ пробѣгоша и до сего дне.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Новгород, Церковь, Варяги, Киевляне, Новгородцы, Печенеги, Река, Словени, Софии, Ярослав Владимирович, 1036, 6544, Сетомля, Весна,

1041

В лѣто 6549 [1041]. Пакы на весну посла Ярослав сына своего Володимира на греки, и дав ему воя многы, варягы с русью, и воеводство поручи Вышатѣ, Яневу отцу. И поиде Володимиръ на Царьград в лодьях, и прошедше порогы, и придоша в Дунаи. Рекоша русь Володимиру: Станем зде на поли. А варязи рекошя: Поидем под град. И послуша Володимиръ варягъ, и от Дуная поиде к Царюграду съ вои по морю. Греци же видѣвше я, изыдошя на море и начашя погружате в мори пелены Христовы с мощми святых отець. И Божиим гнѣвом възмутися море, и громъ бысть велик и силенъ, и бысть буря велика, и начашяся лодьи разбивати, и разби корабли; и побѣгошя варязи вспять; и княжь Володимирь корабль разби вѣтром, и едва Иоан Творимирец князя всади в свои корабль и воеводы Ярославля. Прочии же вои Володимирови ввержени бышя на брегъ, числом 6000, сташя на брезѣ нази и хотяще поити в Русь, и не иде с ними никтоже от дружины княжи. Вышата же воевода видѣв дружину стоащу, и рече: Не иду къ Ярославу. И высѣде ис корабля к воем и рече Вышата: Азъ иду с ними, рекь: Аще жив буду, с ними, аще ли погыбну, то с дружиною. И поидошя, хотяще в Русь. И бысть вѣсть греком, яко избило море русь, и послав царь, именемь Мономах, по руси олядии 14. Володимир же, видѣв с дружиною, яко идут по них, вспятився, изби оляди гречскыя и възвратися в Русь, всѣдше в корабли свои. Вышату же яшя съ извръжеными на брег, и придоша и к Царюграду, и ослѣпиша руси много. По трех же лѣтех, миру бывшу, пущенъ бысть Вышата в Русь к Ярославу.

Теги: Византия, Воевода, Киевский, Новгородский, Русь, Царьград, Варяги, Византийский, Владимир Ярославич, Река, Русские, Ярослав Владимирович, Император, Весна, Греки, Дунай, Ян Вышатич, Море, Черное, 6549, 1041, Вышата Остромирович, Иоанн Творимирович, Константин IX,

В се лѣто пакы на весну посла великии князь Ярославъ с(ы)на своего Владимера на грекы, и давъ ему воя многы, варязи, русь, и воеводьство поручи Вышатѣж, Яневу о(т)цю. И поиде Владимеръ на Ц(а)рьградъ въ лодияхъ, и прошедше порогы, и приидоша в Дунаи, рекоша русь Владимеру: «Станемъ здѣ на полѣ»; а варязи ркоша: «Поидемъ подъ городъ». И послуша Владимеръ варягъ, и от Дуная поиде къ Ц(а)рюграду с вои по морю. Греци же, видѣвше, изыдоша на море и начаша погружати въ морѣ пелены Х(ри)с(то)вы с мощьми с(вя)тых, и б(о)жиимъ гнѣвом възмутися море, и громъ быс(ть) великъ и силенъ, и быс(ть) буря велика, и начашася лодии розбивати. И разби карабли, и побѣгоша варязи въспять. И княж карабль Владимерь разби вѣтръ, и едва Иоан Творимиричьз князя Владимера высади въ свои карабль и воеводъ Ярославля. Прочии же вои Владимеровы вывержени быша на брегъ, числом 6000, сташа на брезѣ нази и хотяще поити въ Русь, и не иде с ними никто же от дружины княжие. Вышетаи же воевода видѣвъ дружину свою стоящу и рече: «Не иду къ Ярославу». И выседе ис карабля къ воемъ, и рече Вышета: «Азъ иду с ними, — рка, — «аще ли живъ буду с нима, аще ли погыбну, то съ дружиною». И поидоша хотяще в Русь. И быс(ть) вѣсть грекомъ, яко избило море русь, и посла царьк, именемъ Монамахъ, по руси въ слѣдъ олядии. Владимеръ же, видѣвъ съ свои его, яко идуть по нихъ, въспятився, изби оляди греческыя, и възвратишася в Русь. Вышету же яша съ изверженъными на брезѣ и приведоша къ Ц(а)рюграду, и ослѣпишам руси много. По трех же лѣтех минувшу и миру бывшу, пущенъ быс(ть) в Русь Вышета къ Ярославун.

Теги: Византия, Воевода, Киевский, Князь, Новгородский, Русь, Царьград, Варяги, Византийский, Владимир Ярославич, Река, Русские, Ярослав Владимирович, Император, Весна, Греки, Дунай, Ян Вышатич, Море, Черное, 6549, 1041, Вышата Остромирович, Иоанн Творимирович, Константин IX,

1063

В се же лѣто в Новѣгородѣ иде Волховъ въспять; се же знамение не на добро бысть: на четвертое лѣто пожьже Всеславъ град.

Теги: Знамение, Князь, Новгород, Полоцкий, Река, Всеслав Брячиславич, Волхов, 1063, 6571,

1065

В се же лѣто поча рать копити Всеславъ. В се же время бысть знамение на западѣ: звѣзда привелика, луцѣ имущи акы кровавы, въсходящи с вечера по заходѣ солнецьномъ; пребысть же днии 7. Се же проявляше не на добро: по семъ бо быша усобица многы и нашествие поганых на Рускую землю; сиа бо звѣзда бысть акы кровава, проливающи кровопролитие. В се же время бысть дѣтище ввержено в Сѣтомль; сего же дѣтища вывлекоша рыболовы в неводѣ, егоже позоровахомъ до вечера, и пакы ввергоша и в воду, понеже бо бысть у дѣтища того срамнии удове на лици его, и иного нелзѣ бяше сказати срама ради. Пред сим же временемъ и солнце премѣнися, и не бысть свѣтло, нь якоже мѣсяць бысть, егоже невѣгласи глаголют снѣдаемому сущу. Се же бывают сица знамениа не на добро; мы бо по всему разумѣемъ, якоже древле при Антиосѣ въ Иерусалимѣ ключися внезапу по всему граду за 40 днии являтися имъ на въздусѣ на конех рыщющимъ въ оружьи, одежи златы имущимъ, полкы обавляемыи оружиемъ дъвижющимся: се бо проявляше нахождение Антиохово, нашествие рати на Иерусалимъ. Посем же при Неронѣ въ Иерусалимѣ восиа звѣзда образъ копииныи надъ градомъ: се же проявляше нахожение рати от римлянъ. И пакы сице же бысть при Устианѣ цесари, звѣзда восиа на западѣ, испущающе луча, еюже прозываху блистаньницю, и бысть еи сѣяющи за 20 днии; посемь же бысть звѣздамъ течение с вечера до утриа, яко мнѣти всѣмъ, яко падуть звѣзды; и пакы солнце безъ лучеи сѣяше: се же проявляше крамолы, недузи человѣкомъ, и умертвие бяше. Пакы же при Маврикии цесари бысть сице: жена роди дѣтище безъ очью и безъ руку, в череслахъ бѣ ему рыбеи хвостъ прирослъ; а песъ родися о 6 ногъ; въ Африкии же два дѣтища родистася: единъ о 4-хъ ногъ, а другыи о двою главу. Посемь же бысть при Костянтинѣ иконоборци, сына Леонова: течение звѣздъное на небеси бысть, отторгахуть бо ся на землю, яко видящимъ имъ концину мнѣти; тогда же и въздухъ вознѣяся по велику; и в Сурии же бысть трусъ великъ, земли разсѣдъшися трии поприщь, и абие изиде изъ земли дивно мьска, человѣческымъ гласомъ глаголющи, проповѣдающи наитие языкомъ, еже и бысть: наидоша бо срачина на Палестиньскую землю. Таковая же знамениа, еже бывают въ небеси, или въ звѣздах, или въ солнци, или птицами, или етеромъ коимъ, не благо бываеть; сице же есть се на зло бываеть, или проявление рати, или гладу, или смерть проявляет.

Теги: Знамение, Князь, Русь, Царь, Византийский, Полоцкий, Река, Иерусалим, Император, Сетомля, Всеслав Брячиславич, Саранча, 1065, 6573, Антиох, Сирийский, Нерон, Римский, Римляне, Юстиниан, Маврикий, Африка, Константин V, Лев III, Сирия, Палестина,

А в се же лѣто Всеслав рать почал. В си же времена бысть знамение: на западѣ звѣзда велика, лучя имущи кровавы, всходяще с вечера по заходѣ солнчнѣмь, и пребысть за 7 днии. Се же проявляшеся не на добро; по сем бо быша усобица многа и нашествие поганых на Русскую землю; се бо звѣзда бѣ аки кровава, проявляющи кровопролитие. В си же времена бысть дѣтищ ввержен в Сѣтомль; егоже дѣтища вывлекошя рыболове в неводѣ, егоже позоровахом до вечера, и паки ввергоша и в воду, бяшет бо сиць: на лици ему срамнии удове, а иного нелзѣ сказати срама ради. Пред сим же временемъ и солнце премѣнися, и не бысть свѣтло, но яко месяць бысть, егоже невегласи глаголють снѣдаему сущу. Се же бывают сицева знамениа не на добро; мы бо по сему разумехом, якоже древле при Антиосѣ въ Иерусалимѣ, и лучися внезапу по всему граду за 40 днии являтися на въздусѣ на коних рыщущимъ въ оружьи, златы имущи одежди, и плъкы обоя являемы, и оружиемь двизающимся: се же проявляше нахожение Антиохово, нашествие рати на Иерусалимь. По сем же при Неронѣ цари в том же Иерусалимѣ възсиа звѣзда въ образ копеиныи над градомъ: се же проявляше нахожение рати от римлян. И пакы сице же бысть при Иустианѣ цари, звѣзда възсиа на западѣ, испущающи лучя, юже прозываху блисталницу, и бысть блистающи 20 днии, по сем же бысть звѣздамь течение с вечера до утриа, и мнѣти всѣмь, яко падают звѣзды; и пакы солнце без лучь сиаше; по сем бо крамолы человекомъ и умертвиа бяше. Пакы же при Маврикии цари бысть сице: жена дѣтищь роди без очию и без руку, в чреслех бѣ ему рыбеи хвостъ прирослъ; песъ родися о 6 ногъ; въ Африкии же два дѣтища родистася: единъ о 4 ногах, а другыи о двою главу. По сем же бысть при Констянтинѣ иконоборци, сына Леонова: течение звѣздное бысть на небеси, оттръгаху бо ся на землю, яко видящимь имъ мнѣти кончину сущу; тогда же и въздухъ възниася повелику; в Сирии же бысть трус велик, земли разсѣдшися 3 дни и поприщь, и изыде дивно из земли, мска человечьскым гласомь глаголющи, проповѣдающи нашествие язык; еже и бысть, наидошя бо срачини на землю Палестинскую. Знамениа бо в небеси, или въ звѣздах, или в солнци, или птицами, или инѣмь чимъ, не на благо бываеть; но знамениа такова на зло бывают: ли проявление рати, ли глад, или смерть проявляеть.

Теги: Знамение, Князь, Русь, Царь, Византийский, Полоцкий, Река, Иерусалим, Император, Сетомля, Папа Римский, Всеслав Брячиславич, Саранча, 1065, 6573, Антиох, Сирийский, Нерон, Римский, Римляне, Юстиниан, Маврикий, Африка, Константин V, Лев III, Сирия, Палестина,

1067

В лѣто 6575 [1067]. Заратися Всеславъ, сынъ Брячиславль, Полотьскыи, зая Новгород. Ярославици же трие, Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ совокупиша воя, идоша на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ, и прииде Мѣньску, и мѣнянѣ затворишася въ градѣ. Сиа же братьа взяша Мѣнескъ, исѣкоша мужи, а жены и дѣти взяша на щитъ; и поидоша к Немѣзи, мѣсяца марта въ 3 день, и бяше снѣгъ великъ, и поидоша противъ себѣ, и бысть сѣча зла, и мнози падоша; и одолѣша Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, а Всеславъ бѣжа. Посемъ же, мѣсяца июля въ 10 день, Изяславъ, Святославъ, Всеволод цѣловаша крестъ честныи ко Всеславу, рекше ему: «Прииди к намъ, яко не створим ти зла». Онъ же, надѣяся о цѣловании креста, приихавши в лодьи чресъ Днепръ. Изяславу же в шатеръ преди идущу, Всеславу по немь идущу, тако Всеслава яша на Рши у Смоленьска, преступивше крестъ. Изяславъ же приведе Всеслава Кыеву и всади его в порубъ съ двѣима сынъма.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Переяславский, Святослав Ярославич, Смоленск, Черниговский, Днепр, Полоцкий, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, 3 марта, 10 июля, Оршица,

В лѣто 6575 [1077]. Заратися Всеслав, сынь Брячиславль, Полотскыи и зая Новгород до Неревского конца и пожже; и поимав все у святѣи Софии, и паникадила, и колоколы, и отъиде. И Ярославичи же трие, Изяслав, Святослав, Всеволод, совокупивше вои, идошя на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ. И приидошя к Менску, и меняне затворишася в градѣ. Си же взяше Каменескъ и изсѣкошя мужи, а жены и дѣти дашя на щит, и поидошя к Немизѣ, и Всеслав поиде противу. И съвокупишяся обои на Немизѣ марта въ 3 день, бѣ бо снѣг велик, и поидоша противу собѣ; и бысть сѣча, мнози падошя; и одолѣ Изяслав, и Святослав, и Всеволодъ, а Всеслав побѣже. По сем же, месяца июня 10, Изяслав, и Святослав, и Всеволод цѣловаше крестъ къ Всеславу, ркуще ему: Прииди к нам, яко не створим ти зла. Он же надѣяся о цѣлованьи креста, преѣха в лодьи чрез Днепръ, Изяславу же в шатеръ предъидущу, Всеславу же по нем идущу, и яша Всеслава на Рши у Смоленска, преступивше крестъ. И приведе Изяслав Всеслава к Киеву, всади и в порубь с двѣма сынома.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Переяславский, Святослав Ярославич, Смоленск, Черниговский, Днепр, Полоцкий, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, 3 марта, 10 июля, Оршица,

1068

В лѣто 6576 [1068]. Приидоша иноплеменници на Рускую землю, половци мнози; Изяславъ же и Святославъ и Всеволодъ изидоша противу имъ на Альто. И бывши нощи, поидоша противу себѣ; грѣхъ же ради наших попусти Богъ поганыя на ны, и побѣгоша рустѣи князи, и побѣдиша их половци. Наводит бо Богъ поганыя, по гнѣву своему, иноплеменьникы на землю, и тако скрушенымъ имъ, въспомянутся къ богу. Усобная же рать бываеть от сважениа диаволя. Богъ не хощеть зла въ человѣцѣхъ, но блага; а диаволъ радуется злому убииству, кровопролитью, въздвизая свары, зависти, братоненавидѣния, клеветы. Земли согрѣшивши коеи любо, казнить богъ смертью, или гладомъ, или наведениемъ поганых, или ведромъ, или гусиницею, или инѣми казньми. Аще ли покаявшеся будемь, в нем же ны богъ велит жити, глаголеть бо намъ пророкомъ: «Обратитеся ко мнѣ всѣмъ сердцемь вашимъ, постом и молитвою и плачемъ»; да аще сице створимъ, всѣх грѣхъ прощени будемъ. Нь мы на злое возвращаемся, акы свинья в калѣ грѣховнемъ валяющися, и тако пребываемъ. Тѣм же и пророкомъ к намъ глаголеть: разумѣхъ, рече, яко жестокъ еси, и шия желѣзныя выя твоя, того ради удержах от вас дождь, предѣлъ единъ одождихъ, а другаго не одождихъ, исъше; поразих вы зноемъ и различными казньми, то и тако не обратистеся ко мнѣ. Сего ради винограда вашего и смокви ваша, и нивы, и дубровы ваша истрохъ, глаголет господь, а злобъ ваших не могох истерти. Послахъ на вы различныя напасти и болезни, смерти тяжькы, на скоты казнь свою послах, то и тако не обратистеся ко мнѣ, нь рекосте: мужа есмя мы. Доколѣ не насытистеся злобъ вашихъ. Вы уклонистеся от пути моего, глаголеть господь, соблазнисте многы; сего ради буду свѣдѣтель скоръ на противныя и на прелюбодѣица, и на кленущая во лжу именемъ моимъ, и на лишающая мьзды наимникы, насильствующая на сироты и вдовиць, и накланяющая судъ кривѣ. Почто не сдерзаетеся о грѣсех ваших; нь уклонисте законы моя и не съхранисте их. Обратитеся ко мнѣ, обрящуся к вамъ, глаголеть господь; и азъ отверзу вамъ хляби небесныя, и возращу гнѣвъ мои от вас, дондеже все обилуеть вамъ; и не имуть изнемощи виногради ваши, ни нивы. Нь вы стяжасте на мя словеса тяжка, глаголюще: суетно работая богу; тѣм же усты чтуть мя, а сердце ваше далече отстоить от мене, глаголеть господь. Того ради ихже просим, не улучимъ: будет бо, рече, егда призовете мя, азъ же не послушаю вас. Възищете мене зли, и не обрящете; не въсхотѣша бо ходити по путемъ моимъ; да того ради затворяется небо, ово ли злѣ отверзается, въ дождя мѣсто пущаеть, ово ли сланою плоды ознобляя и землю зноемь томя, наших ради злобъ. Аще ли ся покаемъ о злобах своихъ, то акы чадом своимъ подаст богъ намъ вся прошениа, и одождить намъ дождь рань и позденъ, и наполнятся гумна наша пшеница, и пролиються точила винная и масличная; и воздамъ вамъ за лѣта, яже пояша прузи и хрустове и гусиница, сила моя великая, юже послах вамъ, глаголеть господь вседержитель. Си слышавше, въстягнемся на добро; взищете суда, избавите обидимаго; на покаяние приидемъ, не въздающе зла за зло, ни клеветы за клевету; нь любовию прилѣпимся господѣ бозѣ нашемъ, постомъ и рыданиемъ и слезами омывающи вся прегрѣшениа, не словомъ нарѣчающеся крестиянѣ, а поганьскы живуще. Се бо, не поганьскы ли живемъ, аще въ усряцю вѣруют; аще бо кто усрящеть черноризьца, то възращается, ни единиць, ли свинью: то не поганьскы ли есть то. Се бо по диаволю научению кобь сию творять. Друзии же зачиханию вѣруют, еже бываеть на здравие главѣ. Нь сими диаволъ льстить, и другыми нравы, всякыми лестьми, пребавляя ны от Бога, трубами, гусльми, русальями. Видѣмъ бо игрища утолочена и людии множество на них, яко упихати начнуть другъ друга, позоры дѣюща от бѣса замысленаго дѣла, а церкви стоять; егда же бываеть год молитвы, мало их обращаеться къ церкви. Да сего ради казни приемлемъ, казни грѣх ради нашихъ от бога всякыя и нахожение ратных по божию повелѣнию приемлемъ. Мы же на предлежащее возратимся. Пакы же Изяславу со Всеволодом Кыеву прибѣгшю, а Святославу Черьнигову, и людие киевьстѣи прибѣгоша Кыеву, и створиша вѣче на торговищи, и рѣша, пославше къ князю: «Се половци розошлѣся по земли; да вдаи, княже, оружие и конѣ, и еще биемся с ними». Изяславъ же сего не послуша. И начаша людие говорити на воеводу Коснячя; идоша с вѣча на гору, и приидоша на дворъ Коснячевъ, и не обрѣтше его, и сташа у двора Брячиславля, и рѣша: «Поидемъ, высадимъ дружину свою ис погреба». И раздѣлишася на двое: половину ихь иде къ погребу, а половина поидоша по мосту; сии же приидоша на княжь дворъ. Изяславу сѣдящу на сѣнех с дружиною своею, и начаша прѣтися съ княземъ, стояще долѣ. Князю изо оконца зрящу и дружинѣ стоящи у князя, и рече Тукы, брат Чюдинь, Изяславу: «Видѣши, княже, людие возлилися суть; пошли солъ, да блюдут Всеслава». И се ему глаголющю, другая половина людеи прииде от погреба, отворивше погребъ. И рѣша дружина князю: «Се зло есть, посли ко Всеславу, даждь призвавше къ оконцю, пронзуть его мечемъ»; и не послуша сего князь. И людье же кликнуша, и идоша къ порубу Всеславлю; Изяславъ же, се видѣвъ, со Всеволодомъ побѣгоста съ двора князя; и дворъ княжь разграбиша, бещесленое множество злата поимаша и сребра и кунами и скорою. Изяславъ бѣжа в Ляхы. Посем же половчемъ воюющимъ по землѣ Рустѣи, Святославу сущу в Черниговѣ, и половцемъ воюющим около Чернигова, Святославъ же собравъ дружины нѣколико, изиде на нѣх ко Сновьску. И узрѣша половци идущии вои, пристроиша вои противу. И видѣ Святославъ множество их, рче дружинѣ своеи: «Потягнемь, уже намъ нѣлзѣ камо ся дѣти»; и удариша в нѣ; и одолѣ Святославъ въ 3-хъ тысящах, а половець бѣ 12 тысяцѣ; н тако биеми, а друзии истопоша въ Снови; а князь их яша Шаракана въ 1 день ноября. И възвратишася с полономъ въ град свои Святославъ; Всеславъ же сѣде в Киевѣ. Се же богъ яви силу крестианьскую: понеже Изяславъ человавъ честныи крестъ, и изыма и; тѣм же наведе Богъ поганыя, сего же явѣ избави крестъ честныи. Въ день бо Въздвижениа Всеславъ, въздохнувъ, рече: «О кресте пресвятыи, понеже в тебе вѣровах, избави мя от рова сего». Богъ показа силу крестияньскую на показанье земли Рустѣи, да не преступають креста честнаго, цѣловавше; аще ли преступят, то и здѣ приимут казнь, и на приидущимъ вѣцѣ казнь вѣчную; понеже бо есть сила велика крестъная: крестомъ бо побѣжени бывають силы бѣсовьскыя, крестъ бо княземъ въ бранех, крестомъ бо огражаеми вѣрнии побѣжают супостаты противныя, крестъ бо въскорѣ избавляеть от напасти призывающимъ его с вѣрою; ничего же ся бѣси боять, токмо креста: аще бо бывают от бѣсовъ мечтаниа, знаменавше лице крестомъ, прогоними бывають. А Всеславъ сѣдѣ в Киевѣ мѣсяць 7.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Русь, Святослав Ярославич, Чернигов, Черниговский, Альта, Боярин, Двор, Киевляне, Польша, Река, Хан, Половецкий, 1068, 6576, Коснячка, Коснячкин, Брячислава, Тукы, Чудин, Сновск, Сновь, Шарукан, 1 ноября, Воздвижение Креста Господня,

В лѣто 6576 [1068]. Приидошя иноплеменници на Рускую землю, половци мнози; Изяслав, и Святослав, и Всеволод изыдошя противу им на Лто. И бывши нощи, подъидошя противу собѣ; грѣх же ради наших пусти Богъ на ны поганыа, и побѣгошя рустии князи пред половци; Изяславу же съ Всеволодом к Киеву прибѣгшу, а Святославу к Чернигову. И киевстии людие такоже прибѣгоша к Киеву, и створиша вѣче на тръговищи, и рѣша, пославшяся князю: Се, половци разсыпалися по земли; даи, княже, оружие и кони, и еще бьемся с ними. Изяслав же сего не послуша. И начашя людие его говорить на воеводу на Косняча; и идошя на гору с вѣча, и приидошя на дворъ Коснячков, и не обрѣтше его, и сташя у двора Брячиславля, и рѣшя: Поидемъ, высадимь дружину свою из погреба. И раздѣлишася надвое: половина их иде к погребу, а половина их до помосту; си же приидошя на княж дворъ. Изяслав же сѣдяше на сѣнех с дружиною своею; и начашя прѣтися съ князем, стоаще долѣ, князю же изъ оконца зрящу и дружинѣ стоящи у князя. И рече Туки, брат Чюдин, Изяславу: Видиши, княже, людие възвыли? Посли, аже Всеслава блюдут. И се ему глаголющу, другаа половина приде люди от погреба, отворивше погреб; и рѣша дружина князю: Се зло есть; посли къ Всеславу, и призвавше лестию къ оконцу, и пронзут его мечем. И не послуша сего князь. Людие же кликнушя, и идошя к порубу Всеславлю; и Изяслав, се видѣв, съ Всеволодом побѣгоста з двора. Людие же высѣкоша Всеслава ис поруба 15 септевря, и поставиша его посреди двора княжа, и дворъ княж разграбишя, безсчисленое множество злата и сребра и кунами и бѣлью: Изяслав же бѣжа в Ляхи. По сем же половцемъ воюющем по земли Рустии, Святославу же сущу в Черниговѣ, а половцем воюющем около Чернигова, Святославъ же събрав дружинѣ нѣколико, изыде на ня къ Оснувску. И узрѣша и половци идуща, и пристроишася противу; и видѣв Святослав множество их, рече дружинѣ своеи: Потягнем, уже нам нѣкамо ся дети. И удариша в кони, и одолѣ Святослав в трех тысящах, а половець 12000, и тако бьеми, а друзии потопиша в Снови, а князя их яша рукама, ноября 1. И възвратися Святослав с побѣдою в град свои, Всеслав же сѣде в Киевѣ. Се же, Богъ яви силу крестную, зане Изяслав цѣлова крестъ и поимаша и; тѣм же наведе Богъ поганыя, сего же явѣ избави крестъ честныи. В день бо Въздвижениа Всеслав въздохнув, рече: О, кресте честныи! Понеже в тебе вѣровах, избави мя от рва сего! Богъ же показа силу крестную на показание земли Рустѣи, да не преступают честнаго креста, цѣловавше его; аще преступит кто, тои здѣ приимет казнь, и на приидущем вѣцѣ казнь вѣчную приимет, зане велика есть сила крестнаа. И сѣде Всеславъ в Киевѣ месяць 7.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Русь, Святослав Ярославич, Чернигов, Черниговский, Альта, Боярин, Двор, Киевляне, Польша, Река, Хан, Половецкий, 1068, 6576, Коснячка, Коснячкин, Брячислава, Тукы, Чудин, Сновск, Сновь, Шарукан, 1 ноября, Воздвижение Креста Господня,

1071

В сиа же времена прииде волхвъ, прѣлъщенъ бѣсомъ; пришед бо Кыеву, глаголаше, яко явилося ми 5 богъ, глаголюще сице: "Повѣдаи людемъ, яко на 5 лѣто потещи Днѣпру въспять, а землямъ преступати на иная мѣста, яко стати Грѣчьскои земли на Рускои земли, а Рускои земъли на Грѣчьскои землѣ, и прочимъ землям измѣнятися; егоже невѣгласи послушаху, вѣрнии же насмѣяхуся, глаголюще ему: «Бѣсъ тобою играеть на пагубу тобѣ». Еже и бысть ему: во едину бо нощь бысть безъ вѣсти. Бѣси бо, подътокше, на зло въводят, посемь же насмихаются, вринувше въ пропасть смертьную, научивше глаголати, яко се скажемъ бѣсовьское научение и дѣиство.

Теги: Византия, Киев, Русь, Днепр, Река, 6579, 1071,

И бывши единою скудости в Ростовьстѣи области, въстаста два волъхва от Ярославля, глаголюща, яко «Мы свѣмы, кто держить обилье в себѣ». И пакы поидоста по Волзѣ; гдѣ приидоста в погостъ, и ту нарицающа лучьшая жены и глаголюща, яко сия жена жито держить, и сия медъ, а си рыбы, и сия же скору. И привожаху к нима сестры своя и матери и жены своя; онѣма же мечтаниемь своимъ прорѣзавше за плечима, и вынимаста любо жито, или рыбу, или веверицю; и убивашета многы жены, и имѣниа их взимашета собѣ. И приидоста на Бѣлоозеро, и бѣ у нею людии 300. В се же время приключися приити от Святослава Яневи, сыну Вышатину, сбирати данѣ. Повѣдаша же ему бѣлозерци, яко «Суть у нас два кудесника и избиша многыя жены по Волзи, по Шекъшнѣ и нонѣ приидоста сѣмо в нашю землю». Янь же, испытавъ, чья еста смерда, и увѣдавши ясно, яко суть князя Святослава, и сице пославши к ним, и рече иже суть около двою кудесникъ: «Выдаите ми волхва та сѣмо, яко тѣи суть смердѣ моего князя». Они же сего не послушаша. Янь же поиде самъ безъ оружья, и рѣша ему отроцѣ его: «Не ходи безъ оружья, исъсоромять тя». Он же повелѣ отрокомъ своимъ взяти оружие, и бѣ с нимъ 12 отрок, и се пакы поиде к нимъ к лѣсу. Они же сташа, исполцившеся, противу; а Яневѣ же идущу с топорцемъ, и выступиша от нихъ трие мужи, и приидоша къ Яневѣ, и сице глаголюще ему: «Видя идеши на смерть, не ходи». Оному же повелѣвшю бити я, къ прочимъ поиде. Они же сунушася на Яня, и единъ от них грѣшися Яня топоромъ; а Янь же, оборотя топоръ, удари тыльемъ, и абие повелѣ отрокомъ сѣщи их; они же бѣжаша в лѣсъ, и убиша ту попина Янева. Янь же, вшед въ град къ бѣлозерчемъ, и рече имъ: «Аще не имете волхву сею, не иду от васъ за лѣто». Бѣлозерци же, шедши, яша их и приведоша к нему. И рече има: «Что ради толко погубиста человѣкъ». Онѣма же рекшима, яко «Ти держать обилье; да аще истребивѣ и избѣваемъ сих, и будеть гобиино; аще ли хощеши, то пред тобою выимевѣ жито, или рыбу, или иное что». Янь же рече имъ: «Поистиннѣ лжета: створилъ бо есть Богъ человѣка от земля, съставленъ костьми и жилами и от крове, и нѣсть в немъ ничтоже, и не вѣсть ничтоже, токмо Богъ единъ вѣсть». Она же рекоста: «Вѣдаемъ, како есть человѣкъ створенъ». Он же рече: «Како». Она же ркоста: «Богъ мывъся в мовницѣ, и въспотѣвъ отреся вехтемь, и сверже и съ небеси на землю; и разъпрѣся сатана с богом, кому в немъ створити человѣка, и створи диаволъ человѣка, а богъ душю в него вложи; тѣм же аще умрет человѣкъ, и в землю идет тѣло, а душа къ богу». И рече има Янь: «По истинѣ прельстилъ вы есть бѣсъ; коему богу вѣруета». Она же рекоста: «Антихьсту». Он же има рекъ: «То гдѣ есть». Она же ркоста: «Сѣдить въ безъднѣ». «То кыи то Богъ, сѣдяи въ безднѣ; то есть бѣсъ; а Богъ есть, сѣдяи на престолѣ на небеси, славимъ от аггелъ, иже предстоять ему съ страхомъ, не могуще на нь зрѣти; и сих бо аггелъ сверженъ бысть, егоже вы глаголета антихьста, за величание его сверженъ бысть съ небесѣ, и есть въ безднѣ, якоже вы глаголета, жьда, егда приидеть богъ съ небесѣ, сего имъ антихъста свяжеть узами и посадить во огнѣ вѣчномъ съ слугами его, иже к нему вѣрують; вамъ же и здѣ мука прияти от мене, и по смерти тамо». Онѣма же рекшима: «Нама бозѣ повѣдають: не можеши нама створити ничтоже». Он же рече имъ: «лжют вамъ бозѣ». Они же ркоста: «намъ пред Святославомъ стати, а ты намъ не можеши створити ничтоже». Янь же повелѣ бити ихъ и поторгатѣ брадѣ ею. Симь же пакы биенымъ суще и брадѣ поторгаеми проскипомъ, и рече има Янь: «что вамъ бозѣ молвят». Онѣм же тако рекшимъ: «Стати намъ пред Святославомъ». И абие повелѣ Янь вложити рубля въ уста има и привязати ихъ къ упругомъ, и пусти пред собою в лодьи, а самъ по них поиде; и ста на усть Шекъсны. И рче има Янь: «Что вамъ бозѣ молвят?» Она же повѣдаста: «Cице намъ молвят: не быти намъ живымъ от тебе». И рече има Янь: «То ти право повѣдають». Она же рекоста: «Аще наю пустиши, много ти добра будеть; аще ли нас не пустиши, многу печаль приимеши и зло». Он же рече: «Аще вас пущу, то зло ми будет от бога; аще ли вас погублю, то мьзда ми от бога будет». И рече Янь къ повозникомъ: «Чи кому васъ кто родинъ убиенъ от сею». Они же глаголаша: «Мнѣ мати, другому сестра». Он же рече: «Мьстите своих». Они же поимше, убиша я и повѣсиша их на дубѣ; отместие приимше от Бога по правдѣ. А Яневѣ идущи къ домовѣ своему, и въ другую нощь медвидь възлѣзъ, угрызъ, снѣсть их; и тако погыбнуста бѣсовьскымъ наущениемъ, инѣмъ видяща и гадающа, а своея пагубы не вѣдуще. Аще быста вѣдала, то не быста пришла на мѣсто се, идеже изимана быста; аще ли ята, то почто глаголата: «не умрети нама», оному мыслящу убити я. Нь се есть бѣсовьское наущение; бѣси бо не вѣдят мысли человѣческыя, но влагають помыслъ въ человѣка, а таины не свѣдуще. Богъ же единъ свѣсть помышлениа человѣческа, бѣси бо не свѣдают ничтоже; суть бо немощнѣ и худѣ взоромъ. Яко и се скажемъ о взорехъ и омрачениих.

Теги: Князь, Святослав Ярославич, Черниговский, Волга, Река, Ростовская земля, Тысяцкий, Ярославль, Белоозеро, Белоозерцы, Ян Вышатич, 6578, 1071, Шексна,

Сице бѣ волхвъ въсталъ при Глѣбѣ в Новѣгородѣ; глаголашеть бо людемъ, творяся акы богъ, и много прельсти, мало не всего града: глаголашеть бо, яко провѣде вся, и хуляшеть вѣру крестияньску, и тако глаголаше, яко «Преиду по Волхову пред всѣми людьми». И бысть мятежь въ градѣ великъ, и вси яша ему вѣру, и хотяху побити епископа Федора. И епископъ же Федоръ, вземши честныи крестъ и оболчеся в ризы, и ста пред народомъ, и глагола им: «Аще хощете вѣру няти волхву, тои за него да идет; аще ли вѣрует къ кресту, да идеть к нему». И раздѣлишася на двое: а князь Глѣбъ и дружина его сташа у епископа, а людие вси идоша за волъхва; и бысть мятежь междю ими. Глѣбъ же, въземъ топоръ под скуд, и прииде къ волхву, и рече ему: «То вѣси ли, что утро хощеть быти, что ли вечеръ». Он же рече: «Провидѣ вся». И рече Глѣбъ: «То вѣси лѣ, что ти днесь хощеть быти». Он же рече: «Чюдеса велика створю». Глѣбъ же, выимя топоръ, ростя и, и паде мертвъ; и людье разидошася. Он же погыбе душею и тѣломъ, предавъся диаволу.

Теги: Архиепископ, Волхв, Глеб Святославич, Новгород, Новгородский, Феодор, Река, Волхов, 6579, 1071,

1093

Того же лѣта сѣде Святополкъ Изяславичь в Киевѣ на столѣ отца своего. Сии же много пострада за землю Рускую и с погаными печенѣгы. Приидошаз половци на Рускую землю, Святополкъ же и Володимеръ Манамахъ бишася с ними об ону сторону Стугны. И бысть брань велика зѣло, и побѣжени быша от половцевъ грѣхъ ради нашихъ, ови от оружия и меча изъмроша, а другыи истопоша. Тогда же князь Ростиславъ Всеволодичь утопе, и мало Владимеръ не утопе, хотя помочи брату своему, и многое множество паде за Рускую землю. Святополкъ же прииде къ Киеву самъ третеи, а Володимеръ къ Чернигову, и бысть плачь велик, а не радость. Половци взяша градъ Торчевьскыи.

Теги: Вокняжение, Киев, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Ростислав Всеволодович, Русь, Святополк Изяславич, Чернигов, Печенеги, Река, Владимир Всеволодович, 1093, 6601, Стугна, Торческ,

КНЯЖЕНИЕ СВЯТОПОЛКА ИЗЯСЛАВИЧА, ВНУКА ЯРОСЛАВИЧА, МИХАИЛА. Въ лѣто 6601 [1093]. мѣсяца априля 24, на память святаго мученика Савы стратилата, сѣде на великомъ княжении, въ Киевѣ, Святополкь Изяславичь, внукь великого князя Ярослава. И приидоша тогда половци мнози, и прислаша къ нему о миру посли, онъ же поимавъ ихь посади въ порубь, и начаша Половци воевати; князь же великии Святополкь Изяславичь и братиа его, Володимеръ Манамахъ и Ростиславь Всеволодичи, поидоша противу имъ къ Треполю, и перешедь Стугну, прошедъ Треполь, съступишася межи валовь, и одолѣша половци; а князь великый Святополкь съ братиею побѣгоша. И тогда Ростиславь бѣжа утопе вь Стугнѣ; тогда же и Владимиръ Всеволодичь Манамахъ мало не утопе, помагаа брату своему. Сиа же сьключися злоба на Вознесение Господне, маиа 25, на третие обрѣтение главы Предтечевы. Посемь же приидоша половци кь Киеву, князь же великии Святополкь выиде противь ихь, и побѣжденъ бысть; и оттолѣ възвращьшеся половци взяша Торческь.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Ростислав Всеволодович, Смерть князя, Река, Ярослав Владимирович, Владимир Всеволодович, Треполь, Память, 1093, 6601, Стугна, Святополк Изяславич (Михаил), 24 апреля, Савы, Вознесение, 25 мая, Обретение главы Иоанна Предтечи, Торческ,

1095

В лѣто 6603 [1095]. Идоша половци на Грекы з Девегеневичемъ и воеваша грекы. А царь греческыи Девгенича ослѣпи. Половци приидоша за Рось и Юриевъ зажгоша тощь, а Юрьевци съ епискупомъ Мариномъ, прибѣгъше, сѣдоша на Видичевѣ холму въ градѣ Святополчѣ и за Саковчемъ. Иде Святополкъ и Володимеръ на Давыда Святославича къ Смоленьску и даша Новъгородъ Давыду. И отъиде князь Давыдъ Смоленьску, и новогородьци приведоша изъ Ростова князя Мьстислава Володимерича.

Теги: Византия, Епископ, Киевский, Князь, Новгород, Половцы, Ростов, Святополк Изяславич, Смоленск, Черниговский, Юрьевский, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Река, Владимир Всеволодович, Рось, Давыд Святославич, Марин, 1095, 6603, Греки, Девгенич, Хан, Половецкий, Юрьев (Белая церковь), Юрьевцы (белоцерковцы), Видичев холм, Саков,

1096

В лѣто 6604 [1096]. Тое зимы бои бысть князю Мьстиславу Володимеричю и брату его Вечеславу, и новогородьцемъ, и ростовцемъ на Колагшѣ, и побѣдиша Олга Святославича. Олегъ же прибѣже къ Мурому и затвори Ярослава в Муромѣ, а самъ вниде въ Стародубъ и оттуду иде къ Рязани.

Теги: Киевский, Князь, Муром, Новгород-Северский, Олег Святославич, Смоленский, Мстислав Владимирович, Муромский, Новгородцы, Река, 1096, 6604, Колокша, Ростовцы, Ярослав Святославич, Рязань,

Бои на Колакшѣ. Слышавъ же то Мьстиславь Володимеричь Манамаховь въ Новѣгородѣ, что Олегь Святославичь, дядя его, брата его Изяслава уби, а Муромъ взя, и Суздаль и Ростовь его отчину, и посла къ нему изъ Новогорода, глаголя: «Поиди въ Муромъ вь свою отчину, а моеа отчины останися». Онъ же того не послуша, но хотяше подъ нимъ и Новгородъ приати, а по земли Ростовской дань поча брати. Поиде же на нь Мьстиславь съ новогородци, и прииде къ Суздалю, а Олегь бѣжа къ Мурому; а ко Мстиславу прииде помочь отъ отца его Володимера Всеволодича, изъ Руси, братъ Вячеславь съ половци. И бысть имъ бои у Суздаля, на Колакши, въ четвертокь 2 недѣли поста; и побѣже Олегь къ Мурому и къ Рѣзаню, з братомъ Ярославомъ, а Мьстиславъ шедъ по немъ и выгна его оттуду, а грады за себе взя; а Олегь иде кь Смоленску, и оттуду смирися з братиею.

Теги: Заключение мира, Князь, Муром, Новгород, Олег Святославич, Половцы, Ростов, Русь, Смоленск, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Река, Суздаль, Изяслав Владимирович, Владимир Всеволодович, Ростовская земля, 1096, 6604, Колокша, Ярослав Святославич, Рязань, Вячеслав Владимирович,

1097

В то же лѣто, зимѣ, побѣди Мьстиславъ с новгородци Олга на Кулатьскѣ, въ великое говѣние.

Теги: Олег Святославич, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Река, Зима, 1097, 6605, Великий пост, Колокша,

В лѣто 6605 [1097]. Приидоша Святополкъ и Владимеръ, и Давыдъ Игоревичь, и Василко Ростиславичь, и Давыдъ Святославичь, и братъ его Олегъ, и сняшася у Любча на устроение мира, и глаголаше къ себѣ, ркуще: «Почто губимъ землю Рускую, сами на ся котору дѣюще? А половци землю нашу несуть разно и ради суть, еже межи нами рать. Да нынѣ отселе имемся по единъ умъ и по едино сердце и блюдемъ землю Рускую. Кождо да держить оттчину свою: Святополкъ Киевъ, Изяславъ, Володимерь Всеволожь, Давыдъ и Олегъ, и Ярославъ, Святославъ, а имъ же раздавалъ Всеволодъ грады, Давыду Володимеръ, Ростиславичема: Перемышль Володареви и Василкови Теребовль. И на томъ целоваша кресть: "Да аще отселе кто на кого будеть, то на того будемъ вси и крестъ честныи, и вся земля Руская». И целовавше, поидоша въсвояси. И прииде Святополкъ съ Давыдомъ къ Киеву, и ради бывше людие вси, но токмо дияволъ печален бяше о любви ихъ. И влѣзе сатана нѣкоторым мужемъ, и почаша глаголати къ Давыдови Игоревичи, ркуще тако: «Яко Владимеръ есть сложился с Василкомъ на Святополка и на тя». Давыдъ же, вѣруя лживымъ словесемъ, нача глаголати на Василка, глаголя: «Кто есть убилъ брата твоего Ярополка, а нынѣ мыслить на мя и на тя, и сложился есть с Володимеромъ? Да промышляи о своеи головѣ!» Святополкъ же смятеся умомъ, рече: «Егда есть се правда ли будеть или лжа?» И рече Святополкъ къ Давыдови: «Да аще право глаголеши, Богъ ти буди послухъ. Аще ли завистию молвиши, да Богъ будеть за тѣмъ!» Святополкъ же сжалися по братѣ своемъ и о себѣ помышляти нача, егда се право будет, и я вѣру Давыдови, и прельсти Давыдъ Святополка, начаста думати о Василкѣ, а Василко сего не вѣдааше, ни Володимеръ. И нача Давыдъ глаголаати: «Аще не имѣве Василка, то ни тебѣ княжения в Киевѣ, ни мнѣ в Володимерѣ». И послуша его Святополкъ. И прииде Василько, перевезеся на Выдобычь, и иде поклонитися святому Михаилу в монастырь, и ужина ту, а товары своя на Рудици постави. Вечеру же бывшу, присла Святополкъ, рече къ Василку: «Не ходи от именинъ моихъ». Василко же не хотѣ: «Не могу ждати, брате, егда будеть рать на дому». И присла к нему Давыдъ: «Не ходи, брате, не ослушаися брата стареишаго». И не хотѣ Василко ждати именинъ Святополчих. И рече Давыдъ Святополку: «Видиши ли? Не слушаетъ тебе, а ходя подъ твоею рукою. Аще ти отъидеть въ свою землю, и ты узриши, что ти не заиметь ли городовъ твоихъ, да помянеши мене. Но призови его к себе и ими его, и даи же мнѣ». И послуша его Святополкъ и посла по Василка, глаголя: «Аще не хощеши ждати именинъ, да прииди ко мнѣ, целуеши мя и посидимъ вси съ Давыдомъ». Василко же обѣщася приити, неведыи на себе льсти. Василько же, всѣд на конь, поѣха, устрете и Василка дѣцькы его и поведа ему, глаголя: «Не ходи, княже, хотять тебе убити». И рече Василко в себе: «Межи нами крестъ. Не иму сему вѣры, и воля Господня да будеть». И приѣде Василко на дворъ Святополчь. И срѣтоша и Давыдъ, и потом Святополкъ, и сѣдоша. И нача Святополкъ глаголаати: «Буди, брате, до именинъ». И рече Василко: «Нелзѣ ми остати, уже есмь и товары отпустилъ прочь». Давыдъ же сѣдяаше, а жестоко сердце имяаше, аки нѣмъ сѣдяаше. И рече Святополкъ: «Завтракаи, брате». Он же обѣщася: «Воля твоя да будеть». И Святополкъ и Давыдъ идоста вонъ, и повелѣста Василка сковати въ двои желѣза, и устроиша сторожи. И заутра Святополкъ созва боляре свои и кияны, и поведа имъ, еже ему глаголалъ Давыдъ на Василька: «Брата ти уби и на тя свѣщася со Владимеромъ, хощеть тя убити и грады твоя заяти». И рѣша людие: «Тебѣ, княже, достоить блюсти своея главы. Да аще право будеть молвилъ Давыдъ, да прииметь Василко казнь. Аще ли неправду будеть глаголалъ Давыдъ, да прииметь от Бога и отвѣщаеть предъ Богомъ». И начаша глаголати игумени честнии и попи Святополку: «Не истинна се есть на Василка, но лжа». Давыдъ, увѣдавъ, нача Святополка поущати на ослепление Василка: «Аще сего пустиши, то ни тебѣ княжити, ни мнѣ». А Святополкъ же хотяаше пустити Василка, но Давыдъ же не хотяаше, блюдеся Василка. И ведоша Василка ис Киева къ Бѣлугороду, а от Киева вдале 10 веръстъ, и введоша его въ гридницю окована. И узрѣ Василко торчина, ножь остряща, и разумѣвъ, яко хотять его слѣпити, и въспи къ Богу, съ плачемъ глаголя: «Господи Исусе Христе, сыне Божии. Ты вѣси, что есмь своеи братьи не измѣнилъ ничто же!». И се влезоша послании Святополкомъ и Давыдомъ Сновидъ Изечевичь, конюхъ Святополчь, и Дмитръ, конюхъ Давыдовъ, и посласта коверъ, и яста Василка и не можаста, и въскочиста ина два, и накинуста на Василька двѣ дьскы, и едва утолиста с нужею Василька, и положиста въ знакъ, и выняста у Василка очеса. И от тоя нужа бысть, яко мертвъ. И везоша и в Володимерь. И бысть на мосту на Въздвиженьском, на торговищи, и сняша с Василька срачицю кроваву, и даша и мыти попадьи. И начаша попадья плакати велми, и очютися Василко, и рече: «Гдѣ се есмь?» И нача просити воды, и даша ему пити. Он же рече: «Где есть моя сорочка? Да бых в тои сорочкѣ и смерть приялъ, кровавѣ сорочкѣ». И привезоша и в Володимерь Василка, и прииде Давыдъ, акы нѣчто уловъ уловивъ, и утѣшился, и велѣ его стрещи 30 мужемъ. Вълодимеръ же, слышавъ, яко ятъ бысть Василко и ослѣпленъ, ужасеся и плакася горко: «Сего не бывало бысть в Рускои земли ни при дѣдех наших, ни при отцѣхъ наших сего зла». И ту абие посла къ Давыду и Олгови Святославичема, глаголя: «Поидете къ Городьцю, да исправимъ се зло въ Рускои земли в насъ, братьи, о Василкѣ. Да сего что не исправимъ, да то болшее зло в насъ въстанетъ, и начнеть брат брата закалати, и погыбнеть земля Руская, и врази наши половци тому радуются, что в насъ, в руских князѣх, промежи зло чинится. И землю Рускую възмуть». Се слышавъ, Давыдъ и Олегъ печални быста велми и плакастася зѣло, ркуще: «Яко сего не бывало в родѣ нашемъ». Ту абие събравше воя, и приидоста къ Володимеру, Володимеру стоящу в бору с вои. И Володимеръ же, и Давыдъ, и Олегъ послаша къ Святополку мужи своя, глаголюще: «Что сие зло створилъ еси? Ввергълъ еси ножь в ны и ослѣпилъ еси Василька. Аще бы ти кая вина была на нь, обличилъ бы еси предъ нами, и упрѣвы его, то бы створилъ еси на нь. А нынеча коя его вина? Яви намъ». И рече Святополкъ: «Яко повѣдал ми Давыдъ Игоревичь, яко "Василко брата ти Ярополка убилъ и тебе хощеть убити, и грады заяти и волости, и ротѣ заходили с Владимеромъ, яко сѣсти Владимеру в Киевѣ, а Василкови въ Володимерѣ". А неволя ми своея главы не блюсти. А не язъ его слѣпилъ, но Давыдъ и велъ к себѣ». И рѣша мужи Владимерови и Давыдови и Олгови: «Извѣта о семъ не имѣи, яко Давыдъ есть слѣпилъ. Не въ Давыдовѣ городѣ ятъ бысть и ослепленъ, но в твоемъ ятъ и ослепленъ». И се имъ глаголющимъ, и разидошася разно. Наутрия же хотящимъ чресъ Днѣпръ ити на Святополка, Святополкъ же хотя выбѣгнути ис Киева, и не даша ему кияне, но послаша Всеволожию и митрополита Николу къ Володимеру, глаголюще ему: «Молимся, княже, тебѣ и братома твоима. Не мозите межи себе погубити земли Руския, иже бѣша стяжали дѣди ваши и отци ваши трудомъ великимъ и храбростию, побарающе по Рустѣи земли, и иныя земли приискывааху. А вы хощете промежи себе погубити землю Рускую». Всеволожа и митрополитъ приидоста къ Володимеру, молистася ему и поведаста молбу киянъ, яко створити миръ и блюсти земли Рускыя, и брань имѣти с погаными. Се слышавъ Владимеръ и, въсплакася, рече: «Поистиннѣ дѣди наши и отци наши блюли земли Рускыя, а мы хощемъ погубити». И преклонися на молбу княгинину, чтяше бо акы матерь и не ослушаяся ея ни в чем же, таче же и святительскыи чинъ чтяше велми и не ослушаяся его, акы отца, и приимъ молбу ихъ, и прииде Всеволожа и митрополитъ къ Киеву, и повѣда вся рѣчи Святополку и кияномъ, яко миръ будеть. И умиришася на семь, что Святополку Давыда иняти или проженути его, и крестъ целоваша. Васильку сущу въ Володимирѣ, и прииде великыи постъ, и нача слыти: идеть Владимеръ и Святополкъ на Давыда на Игоревича. И Давыдъ посла къ Василкови: «Пошли мужи свои къ Володимеру и Святополку, чтобы на мя не ходили. А вдам ти которои городъ любъ, любо Всеволожь, любо Пшель или Перемысль. И рече Василко: «Азъ положу упование на Бога, а тебѣ не мщю. Но слышу, что хощеть мя Давыдъ выдати ляхомъ. То се мало ли ся насытилъ моея крове, а се хощеть боле насытитися, оже мя дасть. Азъ бо ляхомъ много зла створилъ и хотѣлъ есмь мьстити и мьстити ляхомъ за Рускую землю. Но се повѣдаю ти по истиннѣ, яко дасть ми се Богъ за мое възвышение, и низложи мя Богъ». И посла Василко къ Владимеру и Святополку: «Мене ради крови не проливаите». И възвратишася въспять и Владимеръ, и Святополкъ. И по семъ же приходящу Велику дни, и поиде Давыдъ Игоревичь приняти Василкову власть, И устрѣте и Володарь, брать Василковъ, у Бужеска, и не смѣяше Давыдъ стати противу Володарю и затворися в Бужескѣ. И Володарь оступилъ градъ, и нача Володарь молвити: «Почто, зло створивъ, не каешися? Да уже помянися, колико еси зла створилъ». Давыдъ же нача на Святополка извѣтъ творити, глаголя: «Сице створилося ци въ моемъ градѣ. Азъ сам ся боялъ, аще быша и мене яли и створили тако же. Неволя ми было пристати къ совѣту Святополчю, ходяи в руку его». И рече Володарь: «Нынѣ пусти брата моего, и сътворю с тобою миръ». И радъ бысть Давыдъ, посла по Василка, и приведъ, Володареви его дасть. И створиша миръ, и разыдошася, и прииде Василко, и сѣде Теребовли, а Давыдъ Володимерю. И наставши веснѣ, прииде Володарь и Василко на Давыда, и Давыдъ затворися в Володимери. И онѣма же ставшима около города Всеволожа, и взяста копиемъ град, и зажгоста, и выбѣгоша людие от огня. И повелѣ Василько вся жещи, и створи мщение на людех неповинныхъ. По сем же приидоста къ Володимерю, и Давыдъ затворися въ градѣ, и оступиша и, глаголюще. И посласта володимерьцемъ, глаголюще: «Не приидоховѣ на градъ вашь, ни на васъ, но на врагы своя, Туряка и Лазаря, и Василя. Тѣ бо суть намолвили Давыда, и тѣхъ есть послушалъ Давыдъ и створи се зло. Да аще хощете за сихъ битися, да во се мы готовы, аще ли выдаите врагы наша». И гражане, се слышавше, рекоша Давыдови: «Выдаи мужи сия». И жаль бо бѣ Давыду мужеи тѣхъ велми и не по волѣ выдасть Туряка, Лазаря, Василя, и растрѣляша Васильковичи, и сотворивъ миръ, отъидоша. Се же второе мьщение створи, его же не бяше лѣпо творити. Святополку же обѣщавшуся прогнати Давыда, и поиде къ Берестию къ ляхомъ. И се слышав, Давыдъ иде в Ляхи къ Володиславу, ища помощи. Ляхове же обѣщася ему помагати и взяша у него злата 50 гривенъ, и ркуще: «Поиди с нама на Святополка, и ту смирим тя съ Святополкомъ». И послуша ихъ, и иде с ними къ Берестию с Володиславомъ, и ста Святополкъ въ градѣ, а ляхове на Бугу. И сносися Святополкъ рѣчми съ ляхи, и дасть имъ дары многы на Давыда. И рече Володиславъ Давыдови: «Не послушаеть мене Святополкъ. Да иди опять въспять». И иде Давыдъ къ Володимерю, а Святополкъ съвѣть створи с ляхи и поиде Пиньску; посла по воя и прииде къ Дорогобужу, и дожда ту вои своихъ, и поиде на Давыда къ граду. И Давыдъ затворися въ градѣ, чая помощи от нихъ. «Мы тебѣ поможемъ на Святополка». И солгаша ему, емлюще у Давыда злато. Святополкъ же оступи градъ и стоя 7 недѣль. И поча Давыдъ молитися: «Пусти мя изъ града». Святополкъ же обѣщася ему, и целоваше крестъ межи собою, и изыде изъ града. А на другое лѣто совокупишася князи, Святополкъ и Володимеръ, Давыдъ, и Олегъ, призваша к себѣ Давыда Игоревича по съвѣту и не даша ему Володимеря, но даша ему Дорогобужь. В немъ и умре Давыдъ Игоревичь. А Святополкъ прия Володимерь и посади в нем сына своего Ярослава.

Теги: Владимир Волынский, Володарь Ростиславич, Волынский, Всеволод Ярославич, Заключение мира, Киев, Киевский, Князь, Митрополит, Монастырь, Новгород-Северский, Олег Святославич, Перемышль, Половцы, Русь, Святополк Изяславич, Смерть князя, Церковь, Черниговский, Боярин, Брест (Берестие), Западный Буг, Киевляне, Король, Любеч, Муромский, Польский, Польша, Поляки, Река, Торчин, Владимир Всеволодович, Весна, Давыд Игоревич, Перемышльский, Михаила Архангела, Давыд Святославич, 1097, 6605, Василько Ростиславич, Теребовльский, Дорогобуж, Ярослав Святославич, Выдубичи, Выдубицкий, Рудици, Белгород Южный, Сновид Изечивич, Конюх, Дмитр, Воздвиженский, Мост, Николай, Всеволож, Перемиль, Шеполь, Пасха, Буска (Бужеск), Владимирцы (волынские), Туряк, Лазарь, Василь, Владислав II Герман, Пинск, Ярослав Святополчич,

Въ лѣто 6605 [1097]. Снидошася вся братиа у Любча на устроение мира, князь великии Святополкь, и Володимерь Манамахъ, и Давыдъ Игоревичь Ярославича, Василко Ростиславичь, Володаревь братъ, и Святославича два, Давыдь и Олегь, и рекоша: «Почто губимъ землю Рускую, межи себе творячи которы и брани великие? а половци землю нашу несутъ разно и пусту чинятъ». И цѣловаша кресть, яко быти имъ всѣмъ за одинь, а дръжатися комуждо отчины своея, а въ чюжее не въступатися; и оттолѣ разыдошася князь великии Святыиполкь къ Киеву, а съ нимъ Давыдъ Игоревичь и Василко Ростиславичь; и яша ту Василка князъ великии Святополкь и Давыдъ Игоревичь, и ведше въ Бѣльгородъ ослѣпиша его, и оттолѣ везоша его къ Володмерю Залѣзькому, и ту его посадиша; и повелѣ Давыдъ стрещи его 30 мужемъ; ищи сего подлинно инде въ лѣтописцѣ. Слышавъ же се Володимерь Манамахъ, нача тужити о семъ и плакати, и посла по Святославичи, по Давыда и по Олга, и хотяше поити на великого князя Святополка. А князь великии начатъ извѣтъ творити на Давыда Игоревича, рече: «Яко тъй мнѣ повѣдалъ; яко хощетъ тя убити Василко, а грады твоа взяти себѣ, а сложился есть съ Володимеромъ; и язъ своеа головы блюлъ, а слѣпилъ его Давыдъ, а не язъ». Онѣмъ же въсхотѣвшимъ на него за Днѣпрь, Святополкь же въсхотѣ бѣжати, и не даша ему киане; а къ Володимеру послаша съ молбою матерь его, Всеволожу княгиню, и митрополита Николу. Князь же Володимерь послушаихъ, и рече имъ: «Аще се все зло сътвориль Давыдъ, то шедъ князь великии Святополкь ими его, или прожени, а мы кровопролитиа не хотимъ». Князь же великии сице обѣщася, и тако мирь сътвориша. Князь великии Святополкь Изяславичь съ Володимеромъ Всеволодичемъ Манамахомъ хотѣша ити на Давыда Игоревича про Василка, онъ же посла къ Василку, глаголя: «Пошли кь братии, да бы на мя не ходили; азъ ти дамъ градъ, кои хощеши». Онъ же посла къ нимъ, рекъ: «Мене ради, братие, крови не проливаите». Они же възвратишася. Тое же весны Давыдъ Игоревичь поиде о Велицѣ дни, хотя прияти власть Василькову, и срѣте его Володимеръ Ростиславичь, братъ Василковь, у Бужска, и не смѣ Давыдъ стати противу ему, и затворися въ Бужскѣ; и ту Давыдъ отпусти Василка, дасть его брату его Володарю Ростиславичу, и сѣде Василко въ Теребовли, а Давыдъ иде къ Володимеру Велиньскому. Тои же весны Василко и Володимерь Ростиславичи идоша на Давыда Игоревича, Давыдъ же затворися вь Володимери; они же взяста градъ Всеволожь, и зажгоста его, а людеи иссѣкоша. Посемь же приидоша къ Володимерю, и оступивше его, и начаша просити Туряка, Лазаря и Василя, яко тѣ намолвили Давыда на ослѣпление Василково; и выда ихъ Давыдъ и не хотя, они же повѣсиша ихъ и разстрѣляша, и мирь въземше отъидоша. Того же лѣта погорѣ онь поль, а въ 3 день дѣтинець згорѣ городъ; и Лукину чадь избыша.

Теги: Владимир, Владимир Волынский, Володарь Ростиславич, Заключение мира, Киев, Киевский, Митрополит, Олег Святославич, Половцы, Русь, Святополк Изяславич, Боярин, Днепр, Киевляне, Княгиня, Любеч, Река, Владимир Всеволодович, Весна, Давыд Игоревич, Давыд Святославич, 1097, 6605, Ослепление князя, Василько Ростиславич, Пожар, Белгород Южный, Николай, Всеволож, Пасха, Буска (Бужеск), Туряк, Лазарь, Василь, Мономахиня, Лука,

1099

Въ лѣто 6607 [1099]. Князь великии Святополкь иде на Давыда Игоревича, онъ же бѣжа въ Ляхы, и тамо дасть Володиславу 50 гривень злата, хотя отъ него помощи; а князь великии такоже посла дары многы. Ляхове же отпустиша, льстяще Давыду: «Аще на тя поидетъ, мы ти поможемъ». Онъ же шедь сѣде Володимери, а князь великии прииде на него, и стоа седмь недѣль, Давыдъ же, умоливъ его, выиде изъ града Володимера въ Червень; а князъ великии внииде въ градъ Володимерь въ Великую суботу. Прогнавь же князь великии Святополкь Изяславичь Давыда Игоревича, и хотѣ ити на Василка и Володимера Ростиславичевъ, они же слышавше идоша противу ему. Егда бо шелъ Святополкь на Давыда, тогда къ нимъ кресть цѣлова, глаголя: «Иду на Давыда, а съ вами миръ имѣти хощу и любовь». и преступивь крестное цѣлованіе, надѣяся на множество вои. Съступившимъ же ся обѣма полкомъ, и Василко възвыси честный кресть, глаголя: «Сего еси цѣловалъ». И мнози же видѣша кресть надъ Василкомъ на облацѣ възвысившеся велми. И одолѣша Ростиславичи Святополку, и не гнаша по немъ, и осташа на межи. А князь великии Святополкь бѣжа къ Володимерю, а съ нимь сынове его Мьстиславъ и Ярославъ, и Ярославъ сынь Ярополчь брата его, и Святоша Давыдовичь Святославича; и посади князь великии Святополкь сына своего Мьстислава въ Володимерѣ, а сына Ярослава посла по угры. Въ то же время прииде Давыдь Ростиславичь изъ Ляховь, и посади княгиню свою у брата у Володаря, а самъ иде въ Половцѣ. Ярославъ Святополчичь прииде къ Перемышлю, и воева подъ нимъ съ угры съ королемъ Колманомъ и з бискупи, и сташа по Вагру около Перемышля; а Володарь Ростиславичь затворися въ градѣ. А братъ его Давыдъ срѣте Боняка, и воротися съ нимъ, и въ ночи Бонякь провы волческы, и противь его мнози вльци отвышася, и рече Бонякь Давыду: «Побѣда будетъ на угры заутра». Бысть же з Бонякомъ 300 половець, а з Давыдомь 100, и раздѣли ихъ на три полки, поиде на угры; и пусти изгономъ Алтонопу съ 50 человѣкъ напередъ, а Давыда постави подъ стягомъ въ полкь 300 человѣкъ, а самъ раздѣлися на двѣ части, по 50 на сторону. Угры же исполчившеся стояху, бѣ же ихь сто тысячь, и сташа полки промежь себе далече. Альтонопа же пригнавь кь прьвой заставѣ, и пусти на нихъ по стрѣлѣ, и побѣже, а они по нихъ погнаша; яко миноваху Боняка, онъ же нача въ тылъ сѣщи ихъ, Альтонопа противу и обратися, и тако избыша ихъ, а прочимь того невѣдущимъ. И такоже и прочаа полкы избыша, повабливающи за собою; и избиша ихъ многое множьство, и бискупа ихъ Тупана убиша, а инии въ Вагру и въ Сану истопоша, и погнаша по нихъ два дни; бѣ же ихъ тогда изгыбло всѣхь 40,000. Ярославець же Святополчичь бѣжа въ Ляхы, а Давыдь Игоревичь иде ис Червеня къ Володимерю на Мстислава Святополчича, онъ же затворися въ градѣ, и ту устрѣлиша его съ забралы, и тако умре. А на Давыда пріиде ту Святоша Давыдовичь Черниговского, а съ нимь Путятя, а Давыду спящу въ полдень, и внезаапу начаша сѣщи вои его; Давыдъ же бѣжалъ въ Половци, и срѣтеся сь Бонякомъ, и воротився прииде на Святошу къ Луцьску, и сътвори Святоша съ нимъ мирь, и иде кь отцу, кь Чернигову, къ Давыду Святославичу, а Давыдъ внииде въ градь Луческь, и оттуду иде къ Володимерю, и сѣде въ немъ, 6608 [1100], а во Новогородскомъ 601[1093] постави .

Теги: Владимир Волынский, Володарь Ростиславич, Епископ, Заключение мира, Перемышль, Половцы, Святополк Изяславич, Убийство князя, Чернигов, Король, Польский, Польша, Поляки, Река, Давыд Игоревич, Луцк, Давыд Святославич, 1093, 6601, Василько Ростиславич, 1100, 6608, Путята Вышатич, Хан, Половецкий, Владислав II Герман, Ярослав Святополчич, 1099, 6607, Боняк, Червень, Великая суббота, Мстислав Святополчич, Ярослав Ярополчич, Венгры, Половецкая земля, Кальман I Книжник, Венгерский, Алтоноп, Половец, Тупан, Вагра, Сана, Святослав Давыдович (Николай Святоша),

1103

В лѣто 6611 [1103]. Идоша вся братья князи рускыя земля на половцѣ, на Сутень, и побѣдиша я, князя ихъ и имѣние заяша.

Теги: Половцы, Русь, Река, 1103, 6611, Сутень,

Въ лѣто 6611 [1103]. Князь великии Михайло Святополкь, и Володимерь Манамахъ, и Давыдъ Святославичь, и Давыдъ Всеславичь, и Мьстиславь, Игоревь внукь Ярославича, Ярополкь Володимеречъ Манамаховъ идоша на половци за Сутень; и ту прьвое убиша въ сторожехь Альтонопу, и потомъ ступишася половци, и поможе Богъ княземъ рускымь; и убиша ту единехъ князей 20 числомъ, а имѣние ихь взяша.

Теги: Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Святополк Изяславич, Смерть, Черниговский, Полоцкий, Река, Владимир Всеволодович, Давыд Святославич, 1103, 6611, Ярополк Владимирович, Сутень,

1106

В лѣто 6614 [1106]. Избиша половци на Дунаи.

Теги: Половцы, Река, 1106, 6614, Дунай,

Въ лѣто 6614 [1106]. Князь великы Михайло Святополкь, и Володимеръ Всеволодичь Манамахъ, и Олегь Святославичь, Мъстиславь, Святославь, Ярополкь и Вячеславь идоша на половци, на Дунай, и побиша ихъ; и убиша Таза, Бонякова брата, и иныхъ многыхъ, а иныхъ много поимаша.

Теги: Киевский, Князь, Новгород-Северский, Олег Святославич, Переяславский, Половцы, Святополк Изяславич, Смерть, Река, Владимир Всеволодович, Хан, Половецкий, Боняк, 1106, 6614, Дунай, Таз,

1109

В лѣто 6617 [1109]. Бысть вода велика въ Днѣпрѣ, и въ Деснѣ, и въ Прѣпятѣ.

Теги: Днепр, Река, Десна, Припять, 1109, 6617,

Въ лѣто 6617 [1109]. Бысть вода велика въ Днѣпрѣ, и въ Деснѣ, и въ Припеты.

Теги: Днепр, Река, Десна, Припять, 1109, 6617,

1111

Въ лѣто 6619 [1111]. Князъ великый Святополкь, и Володимерь Манамахъ, и Давыдъ Святославичь съ сыномъ Ростиславомь, и Давыдъ Игоревичь, Всеволодъ и Святославь Олговичи, Ярославь Святополчичь, Мьстиславь и Арополкь Володимеричи Манамаховы, и просто вся земля Рускаа, кийждо съ своею сплою, идоша на Половци, и поимаша грады ихъ Шаруканъ и Зугровъ по Дону. Слышавъ же сие Половци поидоша противу имь, и побѣдиша ихъ Русь, марта 24, на потоцѣ Дегеявъ. Пакы же, вь 27 марта же, прииде многое множество Половець, тмы тмами; и поможе Богъ Рускымъ княземь.

Теги: Волынский, Киевский, Князь, Новгородский, Переяславский, Половцы, Русь, Черниговский, Мстислав Владимирович, Река, Владимир Всеволодович, Давыд Игоревич, Давыд Святославич, Ярослав Святополчич, Святополк Изяславич (Михаил), Половецкая земля, Ярополк Владимирович, Всеволод Ольгович, Святослав Ольгович, 1111, 6619, Шарукань, Сугров, Ростислав Давыдович, 27 марта, 24 марта, Дегея,

1112

В лѣт(о) 6620 [1112]. Поидоша на половци рустии князи Владимеръ, С(вя)тополкъ, Ярославъ С(вя)тополчь, Д(а)в(ы)дъ и Владимеръ с ними, и приидоша къ граду Шаруканю. И выидоша из града, и поклонишася княземъ рускымъ, вынесше рыбы и вино. И заутра пришедше къ Сугробу, зажгоша и, и русь ступишася с половци битися на потоцѣ Дегѣя марта 24, и побѣдиша князи половцевъ, и въздаша хвалу б(о)гу. Наставшу же понедѣлнику страстныя недѣли, пакы иноплеменници собрашася в полкы своя, выступиша, яко поровеь велиции и тмами тмы и оступиша полкы рускыя. И посла помощь б(о)гъ рускымъ княземъ агг(е)ла, и сразишася полци половецьстии первое с полкомъ рускымъ, и трѣснуша, акы громъ, и сразишася челома. И быс(ть) брань люта межи има, и падааху обои. И поступи Владимеръ с полки своими, а Д(а)в(ы)дъ съ своими, и възрѣвше половци, и вдаша плещи свои на побѣгъ, и падааху пред полкомъ Володимеримъ, невидимоэ бьеми агг(е)ломъ, яко се видяаху мнози ч(е)л(ове)ци, и главы летяаху невидимо стинаеми на землю. И побѣдиша я на рецѣ Салници, и взяша все богатество ихъ, а инѣх самѣх поимаша, и въспросиша ихъ: «Како васъ толика сила не могосте противитися, но въскорѣ побѣгосте». Они же рѣша: «Како можемъ с вами битися, а друзии верху васъ ѣздяху въ оружии свѣтлѣ и страшнѣ, иже помагахуть вамъ». Токмо се суть агг(е)ли, от б(о)га послани помагати кр(е)стьяномъ. Се бо агг(е)лъ вложилъ въ с(е)рдце Владимеру Манамаху поустити братию свою на иноплеменникы.

Теги: Волынский, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Страстная неделя, Черниговский, Понедельник, Река, Владимир Всеволодович, Давыд Святославич, Ярослав Святополчич, Святополк Изяславич (Михаил), Половецкая земля, Владимир Давыдович, Шарукань, 24 марта, 6620, 1112, Дегея, Сальница,

1125

В то же лѣто бяше буря велика с градом, и хоромы раздра, стада и скотины, и с божьниць волны содра, и скотины нолна у Волхово, а другыя одва переимаша живы.

Теги: Река, 6633, 1125, Волхов,

В лѣто 6633 [1125] Бысть буря велика с градомъ, и хоромы раздра, стада и скотины олно в Волхов въгна, а иныа одва переяша живы.

Теги: Река, 6633, 1125, Волхов,

Того же лѣта бысть буря велика съ градомъ въ Новѣгородѣ, и хоромы подра и церкви, и скоты истопи въ Вльховѣ, а иныа одва переимаша живы.

Теги: Новгород, Река, 6633, 1125, Волхов,

1127

В том же лѣтѣ вода бяше велика въ Волховѣ, а снѣгъ лежа до Яковля дни; а на осенъ поби морозъ все обилье; и бысть голод чресъ зиму, рожь осминка по полугривнѣ.

Теги: Река, Память, Волхов, 1127, 6635, Якова,

Того же лѣта вода велика бысть въ Волховѣ, а снѣгь бяше тогда до Яковля дни, а на осень поби морозъ верешь всю и озимици; и бысть голодъ черезъ зиму, ржи осминка по полъгривнѣ.

Теги: Река, Осень, Зима, Память, Волхов, 1127, 6635, Голод, Иакова,

1128

В то же лѣто вода бысть велика въ Волховѣ, и хоромъ много разъноси. И князь Полочькыи Борисъ Всеслалич умре; и Завидъ Дмитрович посадникъ новгородчькыи умре.

Теги: Борис Всеславич, Князь, Посадник, Смерть, Смерть князя, Полоцкий, Река, Волхов, 1128, 6636, Завид Дмитрович,

Того же лѣта вода велика, бяше въ Вльховѣ и хоромь много разноси.

Теги: Река, Волхов, 1128, 6636,

1134

Того же лѣта ходи Всеволод с новгородци, хотя брата своего посадити в Суждалѣ, и воротишася на Дубнѣ опять; и на том же пути отъяша посадничьство у Петрилѣ и даша Иванкови Павловичю. А Изяславъ иде къ Кыеву; и раздрася вся земля Руская.

Теги: Киев, Князь, Новгородский, Посадник, Русь, Новгородцы, Река, Суздаль, Туровский, 1134, 6642, Всеволод Мстиславич, Петрила Микульчич, Иванко Павлович, Изяслав Мстиславич, Дубна,

Того же лѣта ходи Всеволодъ съ новогородци кь Суздалю, хотя брата своего посадити на Суждалѣ; и воротишася з Дубны, а Изяславь иде кь Киеву. Тогда отъяша посадничьство у Петрила и даша Ивану. И раздрася вся земля Рускаа.

Теги: Киев, Киевский, Князь, Новгородский, Русь, Река, Суздаль, 1134, 6642, Всеволод Мстиславич, Петрила Микульчич, Иванко Павлович, Изяслав Мстиславич, Дубна,

1136

Того же лѣта бишася Олговичи с Володимеричи, бѣша съ Олговичи половци, и побѣгоша половци, и погнаша по них Володимеровичи, сѣкуще я. В то же время Олговичи переяша стягъ Ярополчь. Сии же иссѣкоша поганыя, възвратишася на полчище и впадоша в руцѣ Олговичемъ. Тогда же яша Олговичи бояръ много, и тысяцькаго Давыда Яруновича, и Станислава Добраго Дутьковича, а внукъ Владимерь и Василко Мариинъ убиенъ ту, а Володимеричи приидоша Киеву, Ярополкъ, Юрьи, Андрѣи, а Олговичи Чернигову. И послаша по половци, и почаша воевати по Сулѣ, и бысть пагуба велика посуляномъ. Ярополкъ совокупи вои мнози, ростовци, полочаны, смоляняне, угра, галичанъ, берендѣевъ бѣ 30000, кияне, переяславци, туровичи, и бысть множество вои, и поиде къ Чернигову. Черниговци же въспиша къ Всеволоду, гл(аголю)ще: «Мыслиши бѣжати в Половци, да к чему ся увернешь. Луче остани своего высокоумия и проси мира. Вѣмы, яко не хощеть Ярополкъ пролити крови крестьяньскыя: милосердъ есть и смиренъ Бога ради. Тои бо съблюдаеть Рускую землю». И Всеволодъ же то слышавъ, яко вниде вся, и посласта с покорениемъ и с поклономъ. И прия молбу его Ярополкъ, и створи миръ, и дары взя многы, и возвратися, и вои отпусти вся. А Олговичи взяша Треполь и Халѣпъ.

Теги: Воевода, Киев, Киевский, Князь, Переяславский, Половцы, Полочане, Русь, Чернигов, Черниговский, Киевляне, Река, Ростовский, Треполь, Черниговцы, Тысяцкий, Ростовцы, Смоляне, Андрей Владимирович, Ярополк Владимирович, Юрий Владимирович, Всеволод Ольгович, Ольговичи, Сула, 6644, 1136, Владимировичи, Давыд Ярунович, Станислав Тудкович Добрый, Василько Маричич, Югорчане, Галичане, Берендеи, Переяславцы, Туровцы, Халеп,

1137

В то же лѣто прииде князь Мьстиславич Всеволод въ Плесковъ, хотя сѣсти в Новѣгородѣ опять на столѣ своем, позванъ отаи новгородчкыми мужи и плесковици, приятели его: «поиди, княже, тебе хотять опять». И яко услышано бысть се, яко Всеволод Плесковѣ с братом Святополкомъ, и мятежь бысть великъ в Новѣгородѣ: не въсхотѣша людье Всеволода; и побѣгоша друзии къ Всеволоду Плескову, и взяша на розъграбление домы их, Костянтинъ, Нѣжатинъ, инѣхъ много, и еще же ищуще то, кто Всеволоду прияеть боляръ, то имаша на них с полторѣ тысяцѣ гривенъ, и даша купцѣ крутитися на воину; досягоша и не виноватых. Потом же Святославъ Олговиць совокупи всю землю Новгородчкую, и брата своего Глѣбька, куряны с Половци, идоша на Плесковъ прогонити Всеволода. И не покорѣшася плесковици имъ, ни выгнаша от себе князя, но бяхуть ся устреглѣ, засѣклѣ осѣкы всѣ; и сдумавше князь и людье на пути, въспятившеся на Дубровнѣ, и еще рекше: «не проливаите крови съ своею братьею, неглѣ богъ како управит своимъ промысломъ».

Теги: Новгород, Половцы, Боярин, Новгородская земля, Новгородцы, Река, Псков, Всеволод Мстиславич, Святослав Ольгович, 1137, 6645, Константин Микульчич, Святополк Мстиславич, Мятеж, Глеб Ольгович, Дубровна, Псковичи, Нежата Твердятич,

В лѣто 6645. Прииде князь Всеволод Мстиславлич въ Псков, хотя сѣсти в Новѣградѣ опять на столѣ, позванъ отаи новогороцкими мужи и псковичи, Жирятою и приатели его, ркуще: Поиди, княже, хотят тя опять. И услышано бысть се, яко Всеволод въ Псковѣ з братом Святоплъком, и мятеж бысть велик в Новѣграде; не въсхотѣшя людие Всеволода, и инии побѣгошя къ Всеволоду въ Псков, и взяша на разграбление домы их, Констянтин Нѣжатин и иных много, и еще же ищуще, то кто Всеволоду приает боляръ, то имашя на них куны с полуторы тысящи гривну, и дашя купцемь крутитися на воину, но сягоша и невиноватых. Потом же Святослав Олгович съвокупи всю землю Новгородскую и брата своего Глѣбка, куряны с половци, идошя на Псков прогонити Всеволода. И не покоришася псковичи им, и выгнашя от себе князя, но бяху устрегли, засѣкли осѣки вси. И сдумавше князь и людие на путь, въспятившеся на Дубровнѣ, и еще рекше: Не проливаите крови с своею братиею, негли Богъ како управит своим промыслом.

Теги: Киевский, Новгород, Новгородский, Половцы, Боярин, Новгородская земля, Новгородцы, Река, Жирята, Псков, Всеволод Мстиславич, Святослав Ольгович, 1137, 6645, Константин Микульчич, Святополк Мстиславич, Мятеж, Глеб Ольгович, Дубровна, Псковичи, Нежата Твердятич, Куряне,

Тогои жо льта прьидь князе Всьволод Мьстиславич въ Пьсковъ, хотя сьсти во Новѣградѣ опять на столѣ своемъ, позваю отаи новогородскими мужи и пльсковичи, Жирятою, приятьли его: «Поиди княжеэ, опять тьбь хотять». Яко услышанъ быс(ть) си, яко Всьволод въ Пьсковѣ съ братомъ С(вя)тополкомъ, и мятьжь быс(ть) вьликъ в Новѣгородѣ, нь восхотьша людие Всьволода и побѣгоша ови къ Всьволоду въ Песковъ, и взяшя на разъграбльние домы ихъ, Къстянтинъ Бьжатинъл и иныхъ много. И ещо жо ищущи того, кто Всьволоду приятьнъ бояръ, поимаше на них куны по полуторѣ тысячи гривенъ и даша купцемъ крутитися на воину; носягоша и невиноватых. Потом же С(вя)тославъ Олговичь совокупи всю землю Новогородьскую и брата своего Глѣбка куряны с половци, идоша на Пьсковъ прогонити Всеволода. И не покоришася пьсковичи имъ, и выгнаша от себе князя, но бяхуть устерегли, засѣкли осѣки всѣ. И здумавше князь и вси людие на пути въспятившися, на Дубровнѣ, и еще рекше: «Не проливаите крови съ своею братьею, негли б(о)гъ како управить своимъ промышлениемъ».

Теги: Новгород, Половцы, Боярин, Новгородская земля, Новгородцы, Река, Жирята, Псков, Всеволод Мстиславич, Святослав Ольгович, 1137, 6645, Константин Микульчич, Святополк Мстиславич, Мятеж, Глеб Ольгович, Дубровна, Псковичи, Нежата Твердятич,

1138

И пакы в то же лѣто слашася по Юрга Володимириця Суздалю; а въ 23 того же мѣсяца положиша людье: солгаша бо, яко Святополкъ у города со плесковици; и выступиша весь град къ Синилищю, и не бысть ничтоже, а Святославлюю прияша в Новѣгородѣ с лучьшими мужи, а самого Святослава яша на пути смолнянѣ и стрѣжаху его на Смядынѣ в манастырѣ, якоже и жену его в Новѣгородѣ у святои Варварѣ в манастырѣ, ждущу Ярополку оправы съ Всеволодкомъ.

Теги: Киевский, Князь, Монастырь, Новгород, Княгиня, Река, Смядынь, Суздаль, Смоляне, Ярополк Владимирович, Юрий Владимирович, Всеволод Ольгович, Святослав Ольгович, Святополк Мстиславич, 6646, 1138, Псковичи, 23 апреля, Варвары,

Того же лѣта послаша по Юриа Володимерича Долгорукого, онъ же дасть имъ сына своего Ростислава, изъ Суждаля, княжити. Идущу же ему къ нимъ, въ то время пополошишася людие, сългаша бо, яко Святополкь у города съ Плесковичи; и высунушася весь городъ кь Силнищу, и не бысть ничтоже. Тогда же Новогородци смиришася съ Плесковичи. А Святославу бѣжащу изъ Новагорода, яша его на пути Смолняне, и стрежаху его на Смядинѣ въ манастыри, а княгиню его приаша въ Новѣгородѣ съ лучшими людми; а Святослава ведоша вь Киевь къ Ярополку. И Всеволодъ Олговичь приведе Половци, и нача воевати по Сулѣ, и слыша яко ять бысть братъ его Святославь, и хотѣ ити кь Киеву; а великому киязю тогда Ярополку многы воа съвокупившу, онъ же вьзвратися кь Чернигову, и князь великий поиде на нь кь Чернигову. Всеволодъ же посла къ нему смирениемь и (съ) мольбою и з дары; князь же великий Ярополкь приа молбу его, и сътвори съ нимъ мирь, и воа распусти.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Половцы, Чернигов, Княгиня, Новгородцы, Река, Смядынь, Суздаль, Смоляне, Ярополк Владимирович, Юрий Владимирович, Всеволод Ольгович, Святослав Ольгович, Святополк Мстиславич, 6646, 1138, Ростислав Юрьевич, Сула, Псковичи, Синилище,

1143

В лѣто 6651 [1143]. Стоя вся осенъ дождева, от Госпожина дни до Корочюна, тепло, дождь; и бысть вода велика велми въ Волховѣ, и повсюду сѣно и дрова рознесе, озеро [морози], и бысть морозъ нощи, и изълома вѣтръ, и внесе въ Волхово, и поломи мостъ, а 4 городнѣ безъ вѣсти занесе.

Теги: Новгород, Река, Мост, Волхов, 1143, 6651, Наводнение,

Въ лѣто 6651 [1143]. Стоя вся осень дождевна, отъ Госпожина дни до Карачина , тепло, дождь, и вода велика въ Волховѣ, сѣно и дрова рознесе; озеро излома вѣтрь, и выломи мостъ, а 4 городни б(езъ) знадбѣ снесе.

Теги: Новгород, Река, Осень, Мост, Волхов, 1143, 6651, Наводнение,

1144

В лѣто 6652 [1144]. Дѣлаша мостъ весь чресъ Волхово, по сторонѣ ветхаго, новъ весь.

Теги: Река, Мост, Волхов, 1144, 6652,

1147

Въ лѣто 6655 [1147]. Преставися Ивань Юриевичь, Февраля 20 день; и вземше тѣло его братиа его Борись и Глѣбь, идоста кь отцу къ Суждалю; а Святославъ иде верхь по Оцѣ, и ста на усть Поротвы въ Любыньскѣ.

Теги: Смерть князя, Ока, Река, Суздаль, Святослав Ольгович, 1147, 6655, Иван Юрьевич, 20 февраля, Борис Юрьевич, Глеб Юрьевич, Протва, Любыньск,

Того же лѣта Юрий посла кь Святославу сына своего Глѣба, и приидоша къ нему Половци; онъ же зая всѣ (грады): Вятичи, и Брянець, Обловескь, Девягорескь, и до Воробины по Деснѣ, и Домагощи, и прииде кь Мченьску, и поиде кь Хрому на Изяслава Давыдовича. И ту угониша его послы отъ Володымера Давыдовича и отъ Святослава Всеволодича, и цѣловаша къ нему крестъ, яко быти имъ всѣмъ за одинь. Пришедше Давыдовичи кь Чернигову, послаша лестию къ великому князю Изяславу Мьстиславичю, глаголюще: «Святославь изяль власть нашу Вятичи; поидевѣ на нь». А Святославь Всеволодичь пришедъ въ Киевь къ великому князю Изяславу, любяше бо его Изяславъ, и ту отпросися у него кь Чернигову, кь Давыдовичемь, и съвъкупльшеся послаша второе къ великому князю Изяславу, глаголюще: «хотѣлъ еси ити на Юриа и на Святослава, та поиди нынѣ». Князь великий же съзва бояре Киевския и дружину, и рече имь: «хощу ити съ Давыдовичи на Юриа и Святослава Олговича, со братомъ Ростиславомъ, и (съ) Смолняны и съ Новогородци; поидите вы со мною?» И рѣша ему Киане: «не ходи, княже, на своего стрыа на Юриа; Олговычемь вѣры не имы, а въ путь съ ними не ходи; аще ли хощеши, мы на Володимере племя не можемъ рукы подняты, аще ли на Олговича, то и з дѣтми идемь.» Онъ же не послуша ихь, но рече: «Да кто хощетъ, тотъ поидетъ со мною». И поиде самъ. И посла напередъ себе въ Черниговь Улѣба; Улѣбъ же увѣда, яко сложилися Олговичи, великого князя Изяслава зовутъ лестию, хотяще его убити, и бѣжа назадъ къ нему, и стрѣте его на Супои, и сказа ему лесть Чръниговскыхъ князей, яко цѣловали крестъ Святославу, а кь Юргию послали, а его убити хотятъ. Онъ же възвратися, а къ нимъ посолъ свой посла, и обличи лесть ихь и мысль злую. Посла же князь великий и къ брату своему Ростиславу, являа ему се, а веля ему ити къ себѣ въ Киевь. Посла же и къ брату своему Володимеру, и къ митрополиту и кь Киапомъ, се же повѣдая, и Кианомъ глаголя: «якоже вы ся, братие, обѣщавалися на Олговичи, то нынѣ приспѣ время; потягните, братиа, по мнѣ на крестопреступниковъ.» Они же рѣша: «ради есмы по князи своемъ и з дѣтми; но сего блюдемся, яко прежде сего было при великомъ князи Изяславѣ Ярославичи, высѣкше Всеслава посадиша на столѣ; а се нынѣ върогь князя нашего и нашь, Игорь, не въ порубѣ, но въ манастыри святаго Феодора.» И възвышеся вси людие, поидоша убити Игоря. Володимиръ же Мьстиславичь рече имъ: «братие и дружино! сего братъ мой, а вашь князь великий, не приказалъ къ вамъ; но поидите противъ врагь его, а Игоря сторожеве блудутъ.» Такоже и митрополитъ (возбраняше имъ), и Лазарь тисяцкий. Они же не послушавше тако поидоша въ манастырь святаго Феодора, а оному на обѣднѣ стоящу, симъ же къ манастыру идущимъ, Володимерь погна по нихъ, да не дасть имъ Игоря, и не успѣ; а они емше его извлекоша изъ церкве, биюще и пхающе. Володимеръ же стрѣте ихъ вь вратѣхъ манастырскыхь, и ту скочи съ коня, и паде на Игора, да не дасть имъ убити его; людие же самохотяще убити его, а Володимеръ вьведе его въ дворъ матере своеа; людие же врата выломльше у двора и сѣни о немъ разбиша, и съвлекше его съ сѣней , и убиша его, и въ единой свиткѣ, поцѣпивше ужемъ за нозѣ, влекше, покинуша его на торговищи. Володимеръ же пославь повелѣ похоронити тѣло его; и положень бысть вь церкви святаго Семиона. На ту же осень ходи Святополкь Мьстиславичь съ Новогородци и съ всею областию на Юргиа, на Суждаль; и воротишася у Новаго Торгу въ роспутие.

Теги: Киев, Киевский, Митрополит, Монах, Новгород, Погребение князя, Половцы, Ростислав Всеволодович, Смерть князя, Церковь, Чернигов, Киевляне, Новгородская земля, Новгородцы, Река, Суздаль, Улеб, Тысяцкий, Лазарь, Юрий Владимирович, Изяслав Мстиславич, Святослав Ольгович, Ольговичи, Святополк Мстиславич, Мятеж, Изяслав Давыдович, Новый Торг, Владимир Давыдович, Десна, Святослав Всеволодович, Игорь Ольгович, 1147, 6655, Бабин (Бабий) торжок, Владимир Мстиславич, Климент (Клим) Смолятич, Вятичи, Глеб Юрьевич, Федоровский, Симеоновский,

1148

Того же (лѣта) слышавь князь великий Изяславъ Мъстиславичь, поиде и з братомъ Володимеромъ, и съ всѣми вои своими; и отъ Вячеслава прииде ему помочь изъ Володимеря. Дошедшимъ же имь Чръныи Могылы, и ту прииде къ нему братъ его Ростиславь Мьстиславичь (съ) Съмолняны и съ множествомъ вой, и оттолѣ поидоша съ нимъ къ Сулѣ. Они же слышавше поидоша оттолѣ кь Глѣблю, и кь Всеволожу и кь Чернигову; Изяславъ же, братъ его, слышавъ то, поиде за ними, и пришедъ кь Всеволожю, взяша его. Тоже слышавше прочіи грады, Унѣжь, и Бѣлавежа и Бохмачь, и побѣгоша къ Чернигову, и иныи мнози грады; и постигше же взяша три тыя грады, а прочии уйдоша, а грады зажгоша, а Глѣбльци отбишася. И поидоша оттуду х Киеву, и оттуду Ростиславъ иде кь Смоленьску; Олгови(чи) же и Давыдовичи послаша, Брягинь повоеваша. Глѣбъ же Юриевичь шедъ заятъ Градокъ отца своего, и ту прииде на нь князь великий Изяславь, онъ же убоявся и доби ему челомъ, и кресть цѣловавъ възвратися кь Киеву; Глѣбь же посла кь Давыдичемъ, рекъ: «по неволѣ есми цѣловалъ великому князю Изяславу, а съ вами хощу за одинь быти одинако.»

Теги: Киев, Смоленск, Чернигов, Река, Городец, Всеволож, Смоляне, Вячеслав Владимирович, Изяслав Мстиславич, Ольговичи, Сула, Ростислав Мстиславич, Владимир Мстиславич, Глеб Юрьевич, Давыдовичи, 1148, 6656, Чёрная могила, Глебль, Унеж (Нежин, Уненеж), Белая Вежа, Бохмач (Бахмач), Брягин,

1149

Въ лѣто 6657 [1149]. Романъ Ростиславичь женися у Святослава Олговича. Тоя же зимы поиде князь великий Изяславъ на своего дядю Юргиа Володимерича Долгорукого, къ Суждалю и къ Ростову, за Новогородскую обиду, а съ нимъ братъ его Ростиславъ сь Смоляны, и Новогородци, и Пьсковичи и Корѣляне; и сьвъкупишася на Волзѣ, на усть Медвѣдици, и оттуду послаша кь Юргию; онъ же ни ихъ посла отпусти, ни своего посла. И оттолѣ поидоша кь Снятину , и къ Углечу и къ Молозѣ, и много воеваша людей Юриевыхъ, даже и до Ярославля, по Волзѣ; и взяша 6 городовъ, и воюючи и жгучи. А Давыдовичи и Олговичи, починивъ срокъ снятися съ ними у Медвѣдици, и не доидоша, но стояху въ Вятичехъ, ожидаючи, что учинится межи ихъ съ Юриемъ, уже бо и веснѣ приспѣвши, и Мьстиславичи възвратишася, роспутия для, еще же и кони ихъ похромоша. Князь великий же Изяславъ, взявъ полону 7000 головъ, иде къ Новогороду, и оттуду къ Смоленску, къ брату, и ту веснова, и иде кь Киеву.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Ростов, Смоленск, Волга, Новгородцы, Река, Суздаль, Смоляне, Юрий Владимирович, Изяслав Мстиславич, Святослав Ольгович, Ольговичи, Ростислав Мстиславич, Псковичи, Корела, Вятичи, Давыдовичи, 1149, 6657, Роман Ростиславич, Медведица (приток Волги), Снятин, Углич, Молога, Мстиславичи,