Летописи

Выбранные теги: Очистить

Смоленск,


Новгородская первая младшего извода

Новгородская Карамзинская

Софийская первая летопись

Тверская летопись

1015

Святополкъ оканныи помысли в себѣ, рекъ: «Се, уже убих Бориса; како бы погубити Глѣба». Приимъ Каиновъ смыслъ, съ вѣстью посла къ Глѣбу, глаголя сице: «поиди вборзѣ, отець тя зовет, и нездравить ти велми». Глѣбъ же въборзѣ въсѣдъ на конѣ, с маломъ дружины поиде: бѣ бо послушливъ отцу и любимъ отчемь. И пришедшю ему на Волгу на конѣ, и потъчеся конь во рвѣ, и наломи ногы мало; и прииде къ Смоленьску, и поиде от Смоленьска, и яко близъ бѣ мѣсто строино, и ста на рѣкы на Смядынѣ в кораблици. В се же время пришла бѣ вѣсть къ Ярославу от Передславы о отни смерти, и посла Ярославъ къ Глѣбу, глаголя: «отець ти умерлъ. а брат ти убиенъ от Святополка». Се слышавъ Глѣбъ, възьпи съ слезами, плачася по отци, паче же и о братѣ, и нача молитися съ слезами, глаголя: «увы мнѣ, господи, луче бы ми умрети съ братомъ, нежели жити на свѣтѣ семъ прелестьнѣмъ. Аще бо быхъ, драгыи мои брате, видѣлъ бы есмь лице твое аггельское, то и селика постиже мя; уне ми бѣ с тобою умрети, господине мои; нынѣ же азъ что сътворю, умиленныи и очюжденныи от твоея доброты и от отца моего многыя доброты. О, честнѣишии мои господине и драгыи брате, аще еси деръзновение получилъ у господа, моли о моемъ унынии, дабы и азъ сподобленъ былъ ту же страсть прияти и с тобою жити, неже въ свѣтѣ семъ прелестьнѣмъ». И сице ему стенющю и плачющю и въздыхающю, слезами омачающю, и часто бога призывающе, приспѣша внезапу, послании от Святополка злыя слугы. Святыи же шедши въ кораблецѣ, и срѣтоша усть рѣкы Смядынѣ; тогда оканныи оступиша в корабли. Поваръ же Глѣбовъ, именемь Торчинъ, иземь ножь, зарѣза Глѣба вборзѣ, яко агня незлобиво, мѣсяца септября въ 5 день; и принесеся жерътва чиста, и възиде на небесныя обители къ господу, и узри желаемаго си брата, и въсприяста вѣнца нетлѣнныя. Оканныи же убиица възратишася, и приидоша [къ] пославшему я. Яко сказаша Святополку, яко: «Створихомъ повелѣная тобою»; си слышавъ, възвеселися душею и сердцемь. И убиену же Глѣбови и повержену на мѣстѣ пусти межи двѣма колодама, якоже рече Давыдъ: «хранить господь вся кости ихъ, ни едина же от них не скрушится»; и сему убо святому лежащу долго время, и не оста в невѣдѣнии и небрежении отинуд пребыти, нь показа, овогда видѣша столпъ огненъ, овогда же свѣща горяща; и пакы пѣниа аггельская слышаху мимоходяще гостие, инѣи же, яко и ловы дѣюще и пасуще. Сиа же слышаще и видяще, не бы памяти ни единому же их о възыскании телесе святого; ясно бо вси вѣдаху, яко въ Смоленьскѣ убиенъ, нь не вѣдяху, кде положенъ. Тогда помянуша, яко видѣша и свѣт велии в пустѣ мѣстѣ, и свѣща горяща; и то слышавше, послаша искатъ телесе святого съ честными кресты, и налѣзоша его, идѣже бяху видѣли. И привезъше и, и положиша его в Вышегородѣ, идеже лежит тѣло блаженаго Бориса, раскопавше землю, и тако положиша блаженое и святое тѣло, якоже бѣ лѣпо и честно.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Киевский, Князь, Монастырь, Муром, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1015, 5 сентября, 6523, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Давид, Израильский, Каин, Княгиня, Муромский, Повар, Понедельник, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Торчин, Ярослав Владимирович, Бориса и Глеба, Отмичский, Тьма,

О убиении Глѣбовѣ. Святополкъ же окаанныи помысли в себѣ, рек: «Се, убих Бориса, како бы убити Глѣба?» Приим помыслъ Каинов, с лестию посла к Глѣбу, глаголя сице: «Поеди вборзѣ, отець тя зовет, нездравит бо велми». Глѣбъ же вборзѣ сѣд на конь, с малою дружиною поиде, бѣ бо послушлив отцу. И пришедъшу ему на Волгу, на поли потчеся конь въ рвѣ и наломи ногу мало; и приде к Смоленску и поиде от Смоленска, зрѣимо, и ста на Мядынѣ в корабльци. В се же время пришла бѣ вѣсть къ Ярославу от Передславы, сестры его, о отни смерти, и посла Ярослав к Глѣбу, глаголя: Не ходи, отець ти умерл, а брат ти убиен от Святоплъка. Се слышав Глѣбь, възпи съ слезами, плачяся по отци, паче же и по братѣ, и нача молитися съ слезами, глаголя: Увы мнѣ, Господи, луче бы ми умрети з братом, нежели жити на свѣтѣ сем; аще бо бых, брате мои, видѣлъ лице твое ангелское, умерлъ бых с тобою; то и селика постиже мя; уне ми бѣ с тобою умрети, господине мои, нынѣ же что створю азъ умиленыи, и очюжденыи от твоеа доброты? Нынѣ же что ради остах аз единь? Где суть словеса твоя, еже глагола мнѣ, брате мои любимыи? Нынѣ же не услышу тихаго твоего наказаниа; да аще еси получилъ дръзновение у Бога, молися о мнѣ, да и аз бых ту же страсть приялъ; луче бы ми с тобою жити, неже в свѣтѣ семь прелестнем. И сице ему молящуся съ слезами, стенющу, и плачющу, и въздыхающу, и часто Бога призывающу, се внезапу придошя посланнии от Святоплъка злыя слугы на погубление Глѣба; святыи же ехашя в корабльци, и срѣтоша и усть рѣкы Смядыни. Тогда окааннии оступишя корабли, и ту абие яшя корабль Глѣбов, и обнажиша оружия; и отроци Глѣбови унышя; окаанныи же посланныи Горясѣръ повелѣ вборзѣ зарѣзати Глѣба; поваръ же Глѣбов, именемь Торчинъ, вынзе ножь, зарѣза Глѣба месяца сентября 5 день. И принесеся, яко агнець непороченъ, на жертву Богови, в воню благоуханиа, жрътва словеснаа. И приа вѣнець вшед, въ небесныа обители к Господу, и узрѣ желаемаго брата своего, и радовашеся с ним неизреченною радостию, и въсприаста вѣнця нетлѣнныа, юже улучиста братолюбием своимь. Се коль добро и коль красно, еже жити братии вкупѣ! Окааннии же убиици възвратишяся вспять, яко же рече Давидъ: «Да възвратятся грѣшници въ адъ». Онѣм же прошедшим и исповѣдавшемь Святоплъку, яко «Сътворихом повелѣное тобою». Он же се слышавъ, възнесеся сердце его бльма, не вѣдыи Давида глаголюща: «Что ся хвалиши о злобѣ, силне? Безаконие в сь день умысли языкь твои». Глѣбу же убьену бывшу и повръжену на брезѣ межи двѣма кладами, якоже рече Давидъ: «Схранит Господь вся кости их, едина же от них не скрушится». И сему убо святому лежащу долго время, и не оста в невѣдѣнии и в небрежении отинудь пребыти, но показа овогда стлъпъ огнянъ, овогда свѣща горяща; и пакы пѣниа ангелскаа слышаху мимо ходящии гостие, инии же яко и ловы дѣюще и пасуще. Се же слышаще и видяще, не бысть памяти ни единому же их о взискании телеси святого, ясно бо вси, ведяху, яко в Смоленстѣ убиень, но не вѣдяху, где положенъ. Тогда помянущя, яко видѣшя свѣт и свѣща в пустыни, и то слышавше послашя искати телеси святого съ честными кресты, и налѣзошя, идѣже бяху видѣли. По сем же вземше и везошя, и привезше и раскопавше землю, и тако положиша, идеже лежит тѣло брата его блаженаго Бориса, якоже бѣ лѣпо и честно, съвокуплена тѣлом и душею у Владыкы всѣх царя, пребывающи в радости бесконечнѣи, в свѣтѣ неизреченнѣмь, подающе цѣлебныа дары Рускои земли, и инѣм приходящимь страннымь с вѣрою даета исцѣление: хромымь ходити, слѣпым прозрѣние, болящим цѣлбы, окованым разрѣшение, темницямь отвръзение, печалнымъ утѣха, напаствованнымь избавление, не ста заступника Рускои земли, свѣтилника сиающа, и молящася выну къ Владыцѣ о своих людехъ. Тѣмь же и мы длъжни есмы хвалити достоино страстотерпця Христова, еже исцѣление подаета приходящим к вамъ с вѣрою и любовию. Радуитася небеснаа жителя, въплоти ангела быста, единомысленаа служителя, верста единообразна, святымъ единодушна, тѣмь стражущимь всѣмь исцѣление подаета. Радуитася Борисе и Глѣбе богомудраа, яко потока точита от кладязя воды живоносныа, исцѣлениа истѣкают вѣрнымь людемь. Радуитася, лукаваго змиа поправше, свѣтозарная явистася яко свѣтилѣ, озаряюща всю землю Рускую всегда, тму отганяюща, являющася вѣрою неуклонною. Радуитася, недрѣманное око, стяжавшя, душа на съвръшение Божие святых заповеди приимше сердцемь своимъ, блаженаа. Радуитася, брата вкупѣ в мѣстех свѣтозарных, в селех небесных, в славѣ неувядающеи, еяже подстоянию сподобистася. Радуитася, Божиими свѣтлостьми явѣ облистаеми, всего мира обиходита, бѣсы отгоняща, недугы исцѣляюща, свѣтилника предобраа, заступника теплая съ Господемь божествными лучами ражжизаеми выну, добляа страстника, душя просвѣщающа вѣрным людемь; възвысила бо есть ваю светоноснаа любовь, тѣмы красных всѣх наслѣдоваста, въ небесномъ житии, славу и раискую пищу, и свѣторазумныа и красныа радости. Радуитася, яко вся напаяюща сердца, горести и болезни отгоняща, страсти злыа исцѣляюща, каплями кровными святыми очернивша багряницу, преславнаа, ту же красноносяща, съ Христомь царствуета, всегда молящася за новыа люди христианскыа и сродникы своя; земля бо благословися ваю кровми, и мощми лежаща. Духомъ Божествным просвѣщаема, в неиже съ мученикы, яко мученика за люди своя молитася. Радуитася, свѣтлѣи звѣздѣ, заутра въсходящиа. Но христолюбивыа страстотерпця и заступника нашя, покорита поганыа под нозѣ княземь нашимъ, молящеся къ Владыцѣ Богу нашему, и мирнѣ пребывати в совокуплении и въ здравии, избавляюще от усобныа рати и от пронырства диаволя, сподобита же и нас, поющихъ ваю честное тръжество въ вся вѣкы до скончаниа.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Княжна, Князь, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, 1015, 6523, Борис Владимирович, Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Муромский, Повар, Предслава Владимировна, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Торчин, Ярослав Владимирович,

И не доселе годѣ устави убииство окаанныи Святополкъ, но и на болшая неистовяся, начатъ простиратися, и яко видѣся желание сердца своего улучи, абие не въспомяну злаго своего убииства и многаго соблажнения, и ни поне мало на покаяние въсклонися, но ту абие вниде въ сердце его сатана и начатъ пострѣкати вящьшая и горьшая сдѣяти, и множаишая убииства. И глаголааше бо въ души своеи окаанныи: «Что створю? Аще бо доселе оставлю дѣло убииства моего, то двоего имамъ чаяти: яко аще слышать мя братия моя, иже варивше, въздадять ми и горши сихъ, аще ли не сице, да ижденут мя. И княжение мое прииметь инъ, и въ дворѣхъ моихъ не будеть живущаго, зане его же господь възлюби, азъ погнахъ и къ болѣзни язву приложихъ. Приложу убо безаконие къ безаконию, обаче грѣхъ матери моея не очистить ми ся и с праведными не напишуся, но да потреблюся от книгъ животныхъ»; яко же и бысть, еже последи скажемъ, нынѣ же нѣсть время, но на предълежащее възвратимся. И си на умѣ си положивъ злыи совѣтникъ дияволъ посла по блаженаго Глѣба, рекъ: «Прииди въборзѣ! Отець тя зоветь и не здравить велми». Он же въборзѣ и въ малѣ боляръ всѣдъ на конь, поѣде, и пришедъ на Волгу, на полѣ подъчеся под нимъ конь во рвѣ, и наломи ногу мало. И яко прииде къ Смоленьску, и поиде от Смоленьска, яко зрѣимо едино, и ста на Смядинѣ в кораблеци. И в се время пришла бѣ вѣсть от Предъславы сестры къ Ярославу о отца его смерти, и присла Ярославъ къ Глѣбу, глаголя: «Не ходи, брате! Отець твои умре, а братъ ти убитъ от Святополка». И си слышавъ, блаженыи въспи плачемъ великымъ и горькымъ, и печалию сердечною, и сице глаголааше: «Увы мнѣ, господи мои! О двою плачюся и стеню, двою сѣтованию сѣтую и тужду! Увы мнѣ, господи мои! Плачюся по отцѣ, плачю же ся паче и зѣло отчаяхся по тебѣ, брате мои Борисе! Како прободенъ еси! Како безъ милости прочее смерти предася! Како не от врага, но от своего брата пагубу въсприялъ еси! Увы мнѣ! Уне бы ми с тобою умрети, неже уединену и усирену от тебе в семъ житии пожити. Азъ мняхъ въ житии лице твое узрѣти аггельское, то се велика туга постиже мя! Уне бо ми, господине мои, с тобою умрети! Нынѣ же что створю, умиленъ и отчюжденъ твоея доброты и отца моего многаго разума? О милыи мои господине брате! Аще еси получилъ дерзновение у господа, моли о моемь уныньи, да быхъ и язъ сподобленъ былъ ту же страсть прияти и с тобою жити, неже въ свѣтѣ семь прелестнѣмъ». Сице ему стенющу и плачющу, и слезами землю мочящу, съ въздыханиемъ часто бога призывающу, приспѣша внезаапу посланнии от Святополка злыя его слугы и немилостивии кровопиици, братоненавидници люты, зѣло сверѣпа звѣря душю имуща. Святыи же поиде в кораблици, и усрѣтоша и усть Смядины. И яко узрѣ ихъ, възрадовася душею, они же узрѣвше и, омрачаахуся и гребяаху к нему, сии же целование творяаше прияти от нихъ. И яко быша равно пловуще, начаша скакати злии они в лодию его, обнажены меча имуще в рукаахъ, блещаашеся, акы вода. И абие всѣмъ весла из рукъ испадоша, и вси от страха омертвѣша. И се видѣвъ, блаженыи разумѣ, яко хотять убити, възрѣвъ к нимъ умиленныма очима и слезами лице свое умывая, скрушенымъ сердцемъ и смиренымъ разумомъ, и частымъ въздыханиемъ, весь слезами разливаяся, а тѣломъ утерпая, жалостно гласъ испущааше: «Не дѣите мене, братья милая и драгая! Не дѣите мене, ничто же вы зла створша, господье мои! Не брезете мене! Кую бо обиду створихъ брату моему и вамъ, братие. О, господье мои! Аще ли кая обида, ведете мя къ князю вашему и къ моему господину и брату! Помилуите юность мою, господье мои! Вы ми будете господье мои, и азъ вамъ рабъ. Не пожнѣте мене от жития незрѣла! Не пожнѣте класа, не уже созрѣвша на млеко! Безлобие носяще, не порѣжете лозы, не до конца възрастъшия, а плодъ имущея. Молю вы ся и мил ся дѣю. Убоитеся рекшаго усты апостольскы: "Не дѣти бываите умы, незлобием же младеньствуите, а умы свершены бываите". Азъ, братие, незлобиемъ и възрастомъ младеньствую! Се нынѣ есть убииство, но сырорѣзание! Что зло створихъ? Свидѣтельствуите ми, и не жалю си. Аще ли крови моея насытитися хощете, то уже в руку вы есмь, братие, и брату моему, вашему князю!». Они же ни поне единаго словесе постыдѣшася, ни мыслию приклонишася, но яко же сверепии звѣрие нападоша и тако въсхитиша и. Он же, видѣвъ, яко не внемлют словесе его, начатъ глаголати сице: «Спасися, милыи мои отче, господине Василие! Спасися, мати, госпоже моя! Спасися, брате Борисе мучениче, старѣишино уности моея! Спасися и ты, брате поспѣшителю Ярославе! Спасися и ты, брате враже Святополче! Спаситеся и вы, братье и дружино! И вси спаситеся! Уже бо не имамъ васъ видѣти в житии семь, зане разлучаемъ есмь от васъ нужею». И глаголааше, плачася: «Василие, господине отче мои! Приклони ухо твое и услыши гласъ мои! Призри и виждь приключешееся чаду твоему, како без вины закалаемъ есмъ! Увы мнѣ! Слыши небо и внуши земле! И ты, Борисе брате, услыши гласъ мои. Отца моего Василия призвахъ, и не послуша мене. Вижь скорбь сердца моего и язву душа моея! Вижь течение слезъ моихъ, акы рѣку! И никто же не внемлеть ми! Но ты убо помяни и помолися о мнѣ къ общему всѣхъ владыцѣ, яко имѣя дерзновение и предъстоя у престола его». И начатъ молитися сице: «Боже щедрыи и премилостивыи боже! Слезъ моихъ не премолчи, но умилися на мое уныние и виждь съкрушение сердца моего! Се бо закалаемъ есмъ, не вѣмь, что ради или за которую обиду, азъ не свѣмъ, ты вѣси, господи мои. Вѣм тя, рекша къ своимъ апостоломъ, яко "за имя мое мене ради възложать на вы рукы, и предани будете родомъ и другомъ, и братъ брата предасть на смерть, и умертвять вы имени моего ради". И пакы: "В терпѣнии вашемь стяжите душа ваша". И виждь, господи, и суди: се готова душе моя предъ тобою, господи! И тебѣ славу всылаемъ, отцю и сыну и святому духу и нынѣ, и присно, и в вѣкы вѣкомъ. Аминь». Таже възрѣвъ к нимъ, умиленымъ и измолькишимъ гласомъ рече: «То уже приступлеше, скончаите, на нь же естя послани». Тогда окааннии Горясѣръ повелѣ зарѣзати и въскорѣ. Поваръ же Глѣбовъ, именемъ Торчин, иземъ ножь, и имъ блаженаго заклаи, акы агня незлобиво, месяця септебря 5, въ день понеделникъ. И принесеся господеви жертва чиста и благоугодна. И взыде в небесныя обители къ господу и узрѣ желаемаго си брата, и въсприяста вѣнца небесныя нетлѣнныя, его же и въжеласта, и възрадовастася радостию неизреченною, иже улучиста братолюбиемъ своимъ. Се коль добро и коль красно, еже жити братии въкупѣ! Оканнии же они убиици възвратишася и приидоша къ пославшему я окаянному Святополку. Яко же рече Давидъ: «Да възвратятся грѣшници въ адъ и вси языци, забывающеи бога». И пакы: «Оружие извлекоша грѣшници и напрягоша лукъ заклати правыя сердцемъ. И оружия ихъ вниде въ сердца ихъ и луци ихъ, съкрушатся, яко грѣшници погыбнуть; исчезающе, яко дымъ исчезнуть». И яко сказаша Святополку, яко «створихомъ повелѣнное тобою». И си слышавъ, возвеселися душею и възнесеся сердцемъ. И събысться реченное пророкомъ Давидомъ: «Что ся хвалиши въ злобѣ, силне и безаконие? Весь день неправду умысли языкъ твои! Възлюбилъ еси злобу паче благостыня, неправду, неже глаголати правду. Възлюбилъ еси вся глаголы потопныя и языкъ велерѣчивъ. Сего ради богъ разрушить тя до конца, въстергнеть тя и преселить тя от села твоего и корень твои от земля живущихъ». Яко же рече Соломонъ: «Азъ вашеи погибели посмѣюся, яко радуюся, егда грядеть на вы пагуба. Тѣмъ же снѣдять дому своего плоды и своея нечистоты насытятся». И убиену же бывшу Глѣбу, и повержену на пустѣ межи двѣма колодама, и господь не оставляет своихъ рабъ, яко же рече Давидъ: «Сохранить господь вся кости ихъ, и ни едина же от нихъ не скрушится». И сему убо святому лежащу длъго время, и не остави в невидѣньи и в небрежении оттинудь пребывати, но показа богъ, овогда убо видѣша столпъ огнянъ, овогда свѣща горяща, и пакы пѣния аггелъ слышааху, мимоходяще гостие, инии же, яко ловы дѣюще и скоты пасуще, се слышааще, аще и видяаще, не бысть памяти ни единому ихъ о взыскании телеси святого, дондеже не терпя Ярославъ сего злаго убииства, движеся на братоубиицю оного, окаяннаго Святополка, и брани многы с нимъ съставивъ, и всегда пособиемъ божиимъ и поспѣшениемъ святою побѣдивъ, елико брани составивъ с нимъ, посрамленъ и побѣжденъ възвращаашеся.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1015, 5 сентября, 6523, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Израильский, Муромский, Повар, Понедельник, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Соломон, Торчин, Ярослав Владимирович,

1016

Убиение Глѣбово, брата Борисова, сына Владимера, Муромского. И не доселѣ годѣ устави убииство окаанныи Святополкь, но и на болшаа неистовяся начатъ простиратися, и яко видѣ себе желание сердца своего получивша, абіе не въспомяну злаго своего убииства и многаго съблажнения, и ни поне мало на покаание въсклонися; но ту абие вьниде въ сердце его сатана, и начатъ подьстрѣкати его вящьшаа и горшаа съдѣати, и множаиша убииства. И глаголаше бо въ души своеи окаанныи: «Аще бо доселѣ оставлю дѣло убииства моего, то двоего имамъ чаяти: яко услышатъ мя братиа моя, иже варивше мя вьздадятъ ми горша сихъ; аще ли не сице, то ижденутъ мя, и княженіе мое пріиметь инь, и въ дворѣхь моихъ не будеть живущаго; зане егоже Господь възлюби, азъ погнахъ, и кь болѣзни язву преложихъ, приложу убо безаконіе кь безаконію, обаче грѣхъ матере моеа не очиститъ ми ся и сь праведными не напишуся, но да потреблюся отъ книгь животныхъ.» Якоже и бысть, еже послѣди скажемъ; нынѣ же, нѣсть время, но на предлежащее възвратимся. И сиа на умѣ си положивь злыи сьвѣтникь диаволовь, посла по блаженнаго Глѣба въ Муромъ, рекь: «поиди въборзѣ, отецъ тя зоветъ и не здравитъ бо велми.» Онъ же вборзѣ и вмалѣ болярь въсѣдь на конь поиде; и пришедшу ему на Волгу, на усть рѣки Тъми, на поли подчеся подъ нимъ конь во рвѣ, и надломи ему ногу мало; и на томъ мѣстѣ нынѣ манастырь Бориса и Глѣба, зовомыи Втомичіи; онъ же всѣдъ въ насадъ, поиде Волгою, и яко пріиде кь Смоленску и поиде отъ Смоленска въ кораблеци, яко зрѣимо едино, и ста на Смядыни; и въ се время приславь къ нему Ярославъ, глаголя: «не ходи, брате, отець нашь умре, а братъ твои убитъ отъ Святополка». И яко сиа услыша блаженнии, възопи плачемъ великымъ и горкымь и печалию сердечною, и сице глаголаше: «увы мнѣ, Господи мои Отче! о двою плачуся, и двоимъ сѣтованиемь сѣтую и тужу; увы мнѣ, Господи мои! плачуся по отцѣ, плачу же ся паче и зѣло отчаяхся по тебѣ, брате мои и господине Борисе, како прободень еси? како безъ милости прочее смерти предася? како не отъ врага, но отъ своего брата пагубу въсприялъ еси? увѣ мнѣ! уне ми бяше съ тобою умрети, нежели уединену и усирену отъ тебе въ семъ житии пожити. Азъ мняхъ въ житии семъ аггелское твое лице узрѣти, то селика туга постиже мя; нынѣ же что сътворю, умиленъ и отчюжень отъ твоеа доброты и отца моего многаго разума? О милыи мои брате и господине! аще еси получиль дръзновение у Господа, моли оу моемъ унынии, да быхъ и азъ подоблень былъ туже страсть приати и съ тобою жити, неже въ свѣтѣ семъ прелестнѣмь и суетнымъ». Сице ему стенющу и плачущу, и слезами землю мочащу, и съ въздыханиемь часто Бога призывающу, и се вънезаапу приспѣша посланнии отъ Святополка злыа его слугы и немилостивіи кровопивици, братоненавидци лютии зѣло, сверѣпаго звѣря душу имуще; святыи же поиде въ кораблеци, и срѣтошася устьи Смядыни, и яко узрѣ ихъ, радовашеся душею; они же узрѣвше омрачаахуся, и гребяху къ нему, сии же мняшеся цѣлование приати отъ нихь. И яко быша равно пловуще, начаша скакати злии они въ лодію его, обнажени меча имуще въ рукахъ блещащася акы вода; и абие всѣмъ весла изъ рукь испадоша, и вси отъ страха омрьтвѣша. И се видѣвъ блаженныи, разумѣ яко хотятъ его убити, възрѣвь къ нимъ умиленныма очима, и слезами лице свое омываа, съкрушеннымъ сердцемь и смиренымъ разумомъ и частымъ въздыханіемь, весь слезами разливаася, а тѣломъ утръпаа, жалостнои гласъ испущааше, сице глаголя: «не дѣите мене, братиа моа милаа и драгаа, не дѣите мене, господые мои, аще ли каа обида, ничтоже вы зла сътворихъ, не брезѣте мене; кую бо обиду сътворихъ брату моему и вамъ, братіе и господые мои? аще ли каа обида, ведѣте мя кь князю вашему и къ моему господину и брату; помилуите юность мою, господые мои; вы ми будете господье, а азъ вамъ рабь; не пожнѣте мене отъ житиа незрѣла, не пожнѣте класа не уже съзрѣвша, но млеко безлобиа носяща, не порѣжите лозы не до конца възрастьши, а плодъ имуща. Молю вы ся и миль ся дѣю, убоитеся рекшаго усты апостолскы: не дѣти бываите умы, незлобиемъ же младенствуите, а умы сьврьшены бываите; азъ, братие, незлобиемь и възрастомъ младеньствую; се нынѣ нѣсть убіиство, но сырорѣзаніе. Что зло сътворихь, свѣдительствуите ми, и нежалую си? Аще ли крове моеа насытитися хощете, то уже въ руку вы есмь, братие, и брату моему вашему князю». Они же ни по единого словесе не постыдѣшася, ни мыслию приклонишася, но якоже сверѣпии звѣрие нападоша, и тако въсхытиша его. Онъ же видѣвъ, яко не вънемлютъ словесе его, начатъ глаголати сице: «Спасиися милыи мои господине, отче Василие! спасися мати, госпоже моа! спасися брате Борисе мучениче, старѣишино уности моеа! спасися и ты брате поспѣшителю Ярославлю! Спасися и ты, брате, и враже Святополче! Спаситеся и ви братие и дружино, и вси спаситеся! Уже бо не имамъ васъ видѣти въ житии семъ, зане разлучаемъ есмь отъ васъ нужею». И глаголаше плачася: «Василие, господине мои отче! Приклони ухо твое и услыши гласъ мои, призрпии виждь приключьшаяся чаду твоему, како безъ вины закалаемъ есмь; увы мнѣ! Слыши небо и внуши земле; и ты, Борисе, брате услыши гласъ мои; отца моего Василиа призвахъ, и не послуша мене; виждь скрьбь сердца моего и язву душа моеа, виждь течение слезъ моихь акы рѣку, и никтоже не внемлеть ми; но ты убо помяни и помолися о мнѣ кь общему всѣхь Владыцѣ, яко имѣа дръзновение и предстоа у престола его». И начатъ молитися сице: «Боже щедрыи, и премилостивыи Боже! слезъ моихъ не премльчи, но умилися на мое уныніе и виждъ съкрушеніе сердца моего, се бо закалаемь есмь не вѣмъ что ради, или за которую обиду азъ не свѣмъ; ты вѣси, Господи мои! вѣмъ тя, рекша къ своимъ апостоломъ: яко за имя мое, мене ради възложатъ на вы рукы и предани будете родомъ и другомъ, и братъ брата предасть на смерть, и умрътвятъ вы имени моего ради; и пакы: въ трьпени вашемъ стяжите душа ваша. И виждь Господи и суди; се готова душа моа предъ тобою, Господи, и тебѣ славу възсылаемъ, Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ, аминь». Таче възрѣвь къ нимъ, умиленымъ, измолкшимъ гласомъ рече: «то уже приступльше кончаите, на не же есте послани.» Тогда окаанныи Горясѣрь повелѣ зарѣзати въскорѣ. Поваръ же Глѣбовъ, именемъ Торчинь, иземъ ножь, и имъ блаженнаго и закла его, акы агня незлобиво, въ лѣто 6524 [1016], мѣсяца сентября въ 5 день, индикта 14, круга слънечнаго 7, а луннаго 7, алфа 1, граница и законныа рукы 27, епакты 1, фимилиосъ 20, въ день понедѣлникъ. И принесеся Господеви жрьтва чиста и благоугодна; и възыиде въ небесныа обители кь Богу, и узрѣ желаемаго си брата, и въспріаста въкупѣ вѣнца небесныа и нетленныа, егоже и въжеласта, и възрадовастася радостію неизреченною, юже улучиста братолюбіемь своимъ. Якоже рече Давыдь: се коль добро и коль красно еже жити братии въкупѣ! Окааннии же они убиици възвратишася, и приидоша кь пославшему ихь окаанному Святополку; якоже рече Давыдь: да възвратятся грѣшници въ адъ, и вси языци забывающеи Бога; и пакы: оружие извлекоша грѣшници, и напрягоша лукъ заклаты правыа сердцемь, и оружиа ихъ въниидуть въ сердца ихъ, и луци ихь съкрушатся, яко грѣшници погыбнуть, исчезающе яко дымъ исчезоша. И яко сказаша Святополку: «Яко сътворихомъ повелѣнное тобою», и си слышавь окаанныи, възвеселися душею и възнесеся сердцемь. И събыстся реченыое пророкомь Давыдомъ: что ся хвалиши, о злобѣ, силныи? и безаконие весь день и неправду умысли языкь твои; възлюбиль еси злобу паче благостыню, и неправду неже глаголати правду; възлюбилъ еси вся глаголы потопныа и языкъ лестивь: сего ради Богъ раздрушитъ тя до конца, въстръгнетъ тя и преселитъ тя отъ села твоего, и корень твои отъ земля живущихъ. Якоже рече Соломонь: азъ вашеи погыбели посмѣюся, яко радуюся, яко грядетъ на вы пагуба; тѣмже снѣдятъ дому своего плоды, и своеа нечистоты насытятся.

Теги: Библейский персонаж, Киевский, Князь, Монастырь, Муром, Смерть князя, Смоленск, Убийство князя, Царь, 1016, 5 сентября, 6524, Борис Владимирович, Владимир Святославич (Василий), Волга, Глеб Владимирович, Горясер, Давид, Израильский, Муромский, Повар, Понедельник, Река, Ростовский, Святополк Владимирович, Смядынь, Соломон, Торчин, Ярослав Владимирович, Бориса и Глеба, Отмичский, Тьма,

1019

И нача въпрашати Ярославъ о телеси святую, како или гдѣ положена еста. И о святѣмь Борисѣ повѣдаша ему, яко въ Вышегородѣ положенъ есть. И о святѣмъ Глѣбѣ не вси сведяаху, яко въ Смоленьсцѣ убиенъ есть, и тогда сказааша ему, яже слышааше от преходящихъ оттуду, како видѣша свѣтъ и свѣща в пустѣ мѣстѣ. И то слышавъ, Ярославъ посла на взыскание къ Смоленьску презвитеры, рече, яко «тои есть мои братъ». И обрѣтоша и, идеже бяше видѣли, и шедъ съ кресты честно и съ свѣщами мнозѣми, и с кандилы, и вложеше и в карабль, и привезъше, и положиша и въ Вышегородѣ, идеже лежить тѣло преблаженнаго Бориса. И раскапавше землю, и ту положиша, и недоумѣюще, яко же бѣ лѣпо и честно. Се же пречюдно и дивно, и памяти достоино, како и колико лѣтъ лежа тѣло святого, то же невреждено пребысть ни от единаго плотоядца, ни бяше почернѣло, яко же бо имать обычаи телеса мертвыхъ, но свѣтло и красно, и цѣло, и благу воню имуще, тако богу сохраншу своего страдалца тѣло, и не вѣдяаху мнози ту лежащу святую страстотерпца телесе. Но, яко же рече господь: «Не можеть градъ укрытися, верху горы стоя, ни свѣщи, вжегше, спудомъ покрываютъ, но на свѣтилѣ поставляютъ, да свѣтить темныя». Тако и сия святая, прослави я свѣтити в мѣрѣ и премногыми чюдесы сияти в Рускои великои странѣ, идеже множество стражущих спасении бываютъ от честную раку Бориса и Глѣба.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Князь, Погребение князя, Русь, Смоленск, Царь, 1019, 6527, Борис Владимирович, Глеб Владимирович, Давыд, Израильский, Муромский, Ростовский, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович,

О възысканiи тѣла святаго Глѣба, князя Муромьскаго. Убиену же бывшу Глѣбови и повръжену на пустѣ мѣстѣ межи двѣма колодома, и Господь не оставляетъ своихъ рабь; якоже рече Давыдъ: съхранитъ Господь вся кости ихь, ни едина же отъ нихъ не съкрушится. И сему убо святому лежащу долго время, и не остави его Господь въ невѣденіи и въ небрежении отинудъ пребывати; но показа Богъ мимоходящимъ гостиемь, овогда убо видѣша стлъпь огнень, овогда же свѣща горящаа, и пакы пѣниа аггелска слышааху мимоходяще гостіе, иніи же ловы дѣющеи и скоты пасущеи. Се слышааше и видяще, не бысть памяты ни единому ихь о вьзысканіи тѣлесе святаго, дондеже не трьпя Ярославь злаго сего убииства, движеся на братоубиицу оного окааннаго Святополка; и браны многы съ нимъ съставивъ, и всегда пособіемь Божіемъ и поспѣшеніемъ святою побѣдивъ: елико брани съставивь съ нимъ, посрамлень и побѣжень отбѣгааше, дондеже бѣжа погибе, якоже выше рѣхомъ. Ярославъ же начать въпрашати о тѣлесехъ святою: «како или где положена еста?» И о святѣмъ Борисѣ повѣдаша ему, яко въ Вышегородѣ положень есть, а о святѣмъ Глѣбѣ вси вѣдяху, яко во Смоленьсцѣ убіень есть, но невѣдяху, где положень есть; и тогда сказаша ему, яже слышаша отъ приходящихъ оттуду, како видѣша свѣтъ и свѣща въ пустѣ мѣстѣ. И то слышавъ Ярославъ, посла на възысканіе ко Смоленску прозвытеры, рече: «Яко тои есть мои братъ». И обрѣтоша его, идеже бяху видѣли, и шедше съ кресты честно, и съ свѣщами мнозѣми и кадилы, и вложивше въ корабль, и привезоша и, положиша его въ Вышегородѣ, идеже лежить тѣло преблаженнаго Бориса; и раскопавше землю, ту положиша его, недоумѣюще бо еще, якоже бѣ лѣпо и честно. Се же пречюдно и дивно и памяти достоино, како и колико лѣть лежало тѣло святаго Глѣба, то же неврежденно пребысть ни отъ единого плотоядныхъ звѣріи, или птиць, или гадь, не бяше почернѣло, якоже бо имать обычаи тѣлеса мертвыхь, но свѣтло, и красно, и цѣло, и благовоню имуще; тако бо Богу съхраншу своего страдалца тѣло. И не вѣдяху мнози ту лежащу святую страстотрьпцу тѣлесе; но якоже рече Господь: не можетъ градъ укрытися врьху горы стоа, ни свѣщи въжегши спудомъ покрывають, но на свѣтилѣ поставляютъ, да свѣтитъ темныа; тако и си святаа: прослави а Господь свѣтити въ мирѣ, и премногыми чюдесы сиати въ великои Русскои земли, идеже множество страждущихъ спасени бываютъ отъ святою и всечестною раку святыхъ страстотрьпець Бориса и Глѣба.

Теги: Библейский персонаж, Вышгород, Князь, Русь, Смоленск, Царь, 1019, 6527, Борис Владимирович, Глеб Владимирович, Давыд, Муромский, Ростовский, Святополк Владимирович, Ярослав Владимирович, Иудейский,

1057

В лѣто 6565 [1057]. Преставися Вячеславъ, сынъ Ярославль, въ Смоленьскѣ; и посади Игоря въ Смоленьскѣ, а изъ Володимиря выведше.

Теги: Вокняжение, Волынский, Князь, Смерть князя, Смоленск, Вячеслав Ярославич, Игорь Ярославич, 1057, 6565,

В лѣто 6565 [1057]. Преставися Вячеслав сынь Ярославль в Смоленстѣ, и посадишя Игоря, из Володимеря выведше.

Теги: Владимир Волынский, Вокняжение, Волынский, Князь, Смерть князя, Смоленск, Вячеслав Ярославич, Игорь Ярославич, 1057, 6565,

1067

В лѣто 6575 [1067]. Заратися Всеславъ, сынъ Брячиславль, Полотьскыи, зая Новгород. Ярославици же трие, Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ совокупиша воя, идоша на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ, и прииде Мѣньску, и мѣнянѣ затворишася въ градѣ. Сиа же братьа взяша Мѣнескъ, исѣкоша мужи, а жены и дѣти взяша на щитъ; и поидоша к Немѣзи, мѣсяца марта въ 3 день, и бяше снѣгъ великъ, и поидоша противъ себѣ, и бысть сѣча зла, и мнози падоша; и одолѣша Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, а Всеславъ бѣжа. Посемъ же, мѣсяца июля въ 10 день, Изяславъ, Святославъ, Всеволод цѣловаша крестъ честныи ко Всеславу, рекше ему: «Прииди к намъ, яко не створим ти зла». Онъ же, надѣяся о цѣловании креста, приихавши в лодьи чресъ Днепръ. Изяславу же в шатеръ преди идущу, Всеславу по немь идущу, тако Всеслава яша на Рши у Смоленьска, преступивше крестъ. Изяславъ же приведе Всеслава Кыеву и всади его в порубъ съ двѣима сынъма.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Переяславский, Святослав Ярославич, Смоленск, Черниговский, Днепр, Полоцкий, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, 3 марта, 10 июля, Оршица,

В лѣто 6575 [1077]. Заратися Всеслав, сынь Брячиславль, Полотскыи и зая Новгород до Неревского конца и пожже; и поимав все у святѣи Софии, и паникадила, и колоколы, и отъиде. И Ярославичи же трие, Изяслав, Святослав, Всеволод, совокупивше вои, идошя на Всеслава, зимѣ сущи велицѣ. И приидошя к Менску, и меняне затворишася в градѣ. Си же взяше Каменескъ и изсѣкошя мужи, а жены и дѣти дашя на щит, и поидошя к Немизѣ, и Всеслав поиде противу. И съвокупишяся обои на Немизѣ марта въ 3 день, бѣ бо снѣг велик, и поидоша противу собѣ; и бысть сѣча, мнози падошя; и одолѣ Изяслав, и Святослав, и Всеволодъ, а Всеслав побѣже. По сем же, месяца июня 10, Изяслав, и Святослав, и Всеволод цѣловаше крестъ къ Всеславу, ркуще ему: Прииди к нам, яко не створим ти зла. Он же надѣяся о цѣлованьи креста, преѣха в лодьи чрез Днепръ, Изяславу же в шатеръ предъидущу, Всеславу же по нем идущу, и яша Всеслава на Рши у Смоленска, преступивше крестъ. И приведе Изяслав Всеслава к Киеву, всади и в порубь с двѣма сынома.

Теги: Всеволод Ярославич, Изяслав Ярославич, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Переяславский, Святослав Ярославич, Смоленск, Черниговский, Днепр, Полоцкий, Река, Зима, Всеслав Брячиславич, 1067, 6575, Минск, Минчане, Немига, 3 марта, 10 июля, Оршица,

1078

Убиение Глѣбово писано въ Киевьскомъ в шестое. Того же лѣта убиенъ бысть Глѣбъ Святославичь в Заволочии маия 30 и положенъ бысть в Черниговѣ за Святымь Спасомъ. Сѣде Всеволодъ опять на столѣ в Киевѣ и посади сына своего Владимера в Черниговѣ, а Ярополка в Володимерѣ, а Святополку сѣдящу Изяславичю в Новѣгородѣ, а Ярополку въ Вышегородѣ, а Володимеру въ Смоленьсцѣ.

Теги: 1078, 30 мая, 6587, Вокняжение, Вышгород, Вышгородский, Глеб Святославич, Заволочие, Киев, Киевский, Князь, Новгород, Новгородский, Погребение князя, Святополк Изяславич, Смоленск, Ссылка, Убийство князя, Чернигов, Черниговский, Ярополк Всеволодович, Ярополк Изяславич, Владимир Всеволодович,

1095

В лѣто 6603 [1095]. Иде Святополкъ и Володимирь на Давыда къ Смоленьску, и даша Давыду Новъгород.

Теги: Новгород, Святополк Изяславич, Смоленск, Владимир Всеволодович, Давыд Святославич, 1095, 6603,

Того же лѣта изходяще, иде Давыдь Святославличь из Новаграда к Смоленску; новгородци же идошя к Ростову по Мстислава Володимиричя и, поимъи, ведошя и к Новуграду.

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Ростов, Смоленск, Черниговский, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Давыд Святославич, 1095, 6603,

В лѣто 6603 [1095]. Идоша половци на Грекы з Девегеневичемъ и воеваша грекы. А царь греческыи Девгенича ослѣпи. Половци приидоша за Рось и Юриевъ зажгоша тощь, а Юрьевци съ епискупомъ Мариномъ, прибѣгъше, сѣдоша на Видичевѣ холму въ градѣ Святополчѣ и за Саковчемъ. Иде Святополкъ и Володимеръ на Давыда Святославича къ Смоленьску и даша Новъгородъ Давыду. И отъиде князь Давыдъ Смоленьску, и новогородьци приведоша изъ Ростова князя Мьстислава Володимерича.

Теги: Византия, Епископ, Киевский, Князь, Новгород, Половцы, Ростов, Святополк Изяславич, Смоленск, Черниговский, Юрьевский, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Река, Владимир Всеволодович, Рось, Давыд Святославич, Марин, 1095, 6603, Греки, Девгенич, Хан, Половецкий, Юрьев (Белая церковь), Юрьевцы (белоцерковцы), Видичев холм, Саков,

Въ лѣто 6603 [1095]. Князь великии Святополкь и Володимеръ Манамахъ идоша на Давыда Святославича кь Смоленску, и вдаша ему Новогородъ.

Теги: Киевский, Князь, Новгород, Святополк Изяславич, Смоленск, Смоленский, Черниговский, Владимир Всеволодович, Давыд Святославич, 1095, 6603,

Того же лѣта Давыдъ Святославичь, братъ Олговь, иде изъ Новагорода кь Смоленьску; и Новогородци послаша по Мстислава Володимерича Манамахова въ Ростовь, и иде кь нимъ. А Изяславь Володимеричь Манамашь иде изъ Курска къ Мурому, и приаша его муромци.

Теги: Муром, Новгород, Олег Святославич, Ростов, Смоленск, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Изяслав Владимирович, Давыд Святославич, 1095, 6603, Муромцы, Курск,

1096

Въ лѣто 6604 [1096]. Князь великии Святополкь и Володимерь Всеволодичь послаша кь Олгу Святославичу въ Черниговъ, зовущи его кь Кіеву, хотящи положити межи себе порядъ предъ кианы; онъ же не вьсхотѣ ити къ нимъ, възбоявся. И поидоша на него ратию кь Чернигову, онъ же выбѣжа вь Стародубъ, и пришедше оступиша его въ градѣ, и стояша 33 днеи; онъ же изнемогь, вьсхотѣ мира, и даша ему миръ, ркуще: «Иди кь брату Давыду, кь Смоленьску, и съ нимь прииди къ Киеву, и тамо управу положимъ». Тогда Бунякь воева у Киева; а Олга не прияша смолняне, и иде къ Мурому.

Теги: Заключение мира, Киев, Муром, Олег Святославич, Святополк Изяславич, Смоленск, Чернигов, Киевляне, Владимир Всеволодович, Давыд Святославич, 1096, 6604, Хан, Половецкий, Стародуб, Боняк, Смоляне,

Того же лѣта князь великии Святополкь и Володимеръ побиша половець у Переяславля; ту же убиша Торканя князя, тестя Святополча. Пакы второе пріиде Бонякь къ Кіеву, и многа зла сътвори, и манастырь Печерскый пограби, а черньци изсѣче, и многы люди изсѣче и поплѣни. Олегь же Святославичь оть Смоленска поимъ воа, иде къ Мурому; и выиде противъ его Изяславъ Володимеричь, и бысть имъ бой, и ту убіень бысть Изяславь Володимеровичь Манамаховъ; а Олегъ сѣде въ Муромѣ , и поима ростовци, и суздалци, и бѣлозерци, и покова ихь, а самъ шедъ взя Суздаль и Ростовь.

Теги: Киев, Киево-Печерский, Киевский, Князь, Монастырь, Муром, Олег Святославич, Переяславль Южный, Переяславский, Ростов, Святополк Изяславич, Смоленск, Суздаль, Изяслав Владимирович, Владимир Всеволодович, 1096, 6604, Хан, Половецкий, Ростовцы, Торкань, Боняк, Суздальцы, Белоозерцы,

Бои на Колакшѣ. Слышавъ же то Мьстиславь Володимеричь Манамаховь въ Новѣгородѣ, что Олегь Святославичь, дядя его, брата его Изяслава уби, а Муромъ взя, и Суздаль и Ростовь его отчину, и посла къ нему изъ Новогорода, глаголя: «Поиди въ Муромъ вь свою отчину, а моеа отчины останися». Онъ же того не послуша, но хотяше подъ нимъ и Новгородъ приати, а по земли Ростовской дань поча брати. Поиде же на нь Мьстиславь съ новогородци, и прииде къ Суздалю, а Олегь бѣжа къ Мурому; а ко Мстиславу прииде помочь отъ отца его Володимера Всеволодича, изъ Руси, братъ Вячеславь съ половци. И бысть имъ бои у Суздаля, на Колакши, въ четвертокь 2 недѣли поста; и побѣже Олегь къ Мурому и къ Рѣзаню, з братомъ Ярославомъ, а Мьстиславъ шедъ по немъ и выгна его оттуду, а грады за себе взя; а Олегь иде кь Смоленску, и оттуду смирися з братиею.

Теги: Заключение мира, Князь, Муром, Новгород, Олег Святославич, Половцы, Ростов, Русь, Смоленск, Мстислав Владимирович, Новгородцы, Река, Суздаль, Изяслав Владимирович, Владимир Всеволодович, Ростовская земля, 1096, 6604, Колокша, Ярослав Святославич, Рязань, Вячеслав Владимирович,

1100

В лѣто 608 [1100]. Володимиръ князь Манамах заложи церковь святыа Богородица в Смоленсцѣ, марта 7, на Средохрестие.

Теги: Киевский, Князь, Смоленск, Церковь, Владимир Всеволодович, Закладка, 1100, 6608, Успения Богородицы, Средокрестная неделя, 7 марта,

1101

Того же лѣта заложи Володимерь Манамахъ въ Смоленсцѣ церковь святую Богородицу, епископью.

Теги: Князь, Переяславский, Смоленск, Церковь, Владимир Всеволодович, Закладка, Успения Богородицы, 1101, 6609,

1111

Тогда же погорѣ Подолье Кыевѣ, и Черниговъ, и Смолнескъ, и Новъгород.

Теги: Киев, Новгород, Смоленск, Чернигов, Пожар, 1111, 6619,

Того же лѣта погорѣ Подолье въ Киевѣ, и Черниговъ, и Смоленескь и Новогородъ.

Теги: Киев, Новгород, Смоленск, Чернигов, Пожар, 1111, 6619,

1112

Тогда погорѣ Подолие Киева, и в Черниговѣ, и Смоленескъ, и Новъгородъ.

Теги: Киев, Новгород, Смоленск, Чернигов, Пожар, 6620, 1112,

1127

Тѣмъ повелѣ ити къ Изяславу и Всеволоду Олговичю, и повелѣ ити с братьию своею на Стрежевъ къ Борисову. И сына своего Изяслава изъ Туреска посла на Логожескъ, а Ростислава изъ Смоленьска посла на Дрьютескъ, и повоеваша ихъ.

Теги: Дрютск, Киевский, Князь, Смоленск, Смоленский, Черниговский, Изяслав Владимирович, Туров, Туровский, Изяслав Мстиславич, Всеволод Ольгович, Ростислав Мстиславич, 1127, 6635, Стрежев, Борисов, Логойск,

1139

В лѣто 6647 [1139]. Прииде князь Юрги из Суздаля къ Смоленьску и зваше новгородцовъ на Киевъ на Всеволодка, и не слушаша его. И тогда бѣжа Ростиславъ къ Смоленьску къ отцю изъ Новагорода, септября въ 1, сѣдѣвъ лѣто и 4 мѣсяци; и разгнѣвася Юрги, идя опять къ Суздалю и взя Новыи торгъ. И послаша новгородци къ Киеву по Святослава по Олговица, заходивше ротѣ; и бѣ мятежь в Новѣгородѣ, а Святослава долго не бяше.

Теги: Новгород, Смоленск, Новгородцы, Суздаль, Юрий Владимирович, Всеволод Мстиславич, Святослав Ольгович, Мятеж, 6647, 1139, Ростислав Юрьевич, Новый Торг, 1 сентября,

В лѣто 6647. Приде князь Юрьи из Суздаля к Смоленску, и зваше новгородцев на Киев на Всеволодка, и не слушашя его. И тогда бѣжа Ростислав к Смоленску къ отцу из Новаграда, сѣдѣв лѣто и 4 месяци. И разгнѣвася Юрьи и иде опять к Суждалю и взя Новыи Торгъ. И послашя новгородци к Киеву по Святослава Олговича, заходивше ротѣ; и бѣ мятеж в Новѣградѣ, а Святослава длъго не бяше.

Теги: Новгород, Смоленск, Новгородцы, Суздаль, Юрий Владимирович, Святослав Ольгович, Мятеж, 6647, 1139, Ростислав Юрьевич, Новый Торг,

В лѣто 6647. Прииде князь Юрьи изъ Суждаля Смоленьску и зваше новогородець на Киевъ на Всеволодька. И не послушаашем его. И тогда бѣжа Ростиславъ Смоленьску къ о(т)цю из Новагорода, сидивъ лѣто и 4 м(е)с(я)ци. И разгнѣвався Юрьи, иде опять къ Суждалю и взя и Новы Торгъ. И послаша новогородьци къ Киеву по С(вя)тослава Олговича, заходивше ротѣ, и бѣ мятежь в Новѣгородѣ, а С(вя)тослава длъго не бяшеть, и вниде С(вя)тославъ Олговичь в Новъгородъ и сѣде на столѣ, и нача замышляти на володимеричи, хотя дръжати самъ с своею братьею всю землю, и искаше под ними отчины ихъ. Они же м(о)л(и)твою родитель своихъ не дашася въ обиду. Кияномъ же и митрополиту не любо быс(ть) се. И посла Всеволода Переяславлю къ Андрѣю Володимеричю, рекъ: «Иди Курьску княжит(и)». Он же рече: «Луче умр(е)ти съ дружиною своею на отчинѣ, ниже Курьское княжение». Всеволодън же посла на ны съ полкы брата своего С(вя)тослава, и усрѣтоша и Андрѣева дружина, и биша полкы его, а С(вя)тославъ бѣжа, а они гонишася до Коряня, а у Малотина миръ взяша.

Теги: Вокняжение, Киев, Новгород, Переяславль Южный, Смоленск, Новгородцы, Суздаль, Курск, Андрей Владимирович, Юрий Владимирович, Всеволод Ольгович, Святослав Ольгович, Мятеж, 6647, 1139, Ростислав Юрьевич, Новый Торг,

КНЯЖЕНИЕ ВСЕВОЛОДА ОЛГОВА СЫНА СВЯТОСЛАВИЧА. Въ лѣто 6647 [1139]. Слышавь Юрий Манамаховичь Долгорукий, яко Всево(лодъ) сѣдитъ въ Киевѣ, а брата его Вячеслава согна, поиде изъ Суждаля кь Смоленьску. И посла къ Новогородцомъ, зовя ихъ со събою на Всеволода Олговича; он(и) же не послушаша его, а сына его Ростислава выслаша отъ себе. Тогда Ростиславь прибѣже кь отцу, кь Смоленску, сѣдивъ Новѣгородѣ лѣто и 4 мѣсяцѣ. Юрий же разгнѣвася на нихъ, поиде опять кь Суждалю; и идя взя Новый Торгь, и иде къ Суждалю А Новогородци послаша кь Киеву, (къ) великому князю Всеволоду, просящи у него брата его Святослава опять; онъ же обѣщася, и не посла тогда, заводи же Новогородцивъ ротѣ. Бѣ же мятежь въ Новѣгородѣ, а Святослава долго не бяше. Князь же великий Всеволодъ Олговичь зачатъ замышляти на Володимеричи и на Мьстиславичи, хотя всю землю дрьжати з братиею, надѣяся на множество вой: искаше подъ Андреемь Володимеричемъ Переяславля, а подъ Ростиславомъ Мьстиславичемъ Смоленьска, а подъ Изяславомъ Мьстиславичемъ Володимеря. И приведъ брата своего Святослава ис Курска, и поиде на Андрѣа кь Переславлю, и послакъ нему, рекь: «иди кь Курс(к)у.» Андрей же рече: «лучши здѣ и умру, а къ Курс(к)у не иду.» Посла же на него князъ великий Всеволодъ брата своего Святослава; Андрей же выиде противъ его, и поби его, наутриа же миръ сътвориша. Новогородци же послаша второе къ великому князю Всеволоду, просяще у него брата Святослава, а дѣти своя въ закладъ прислаша; и пусти его къ нимъ.

Теги: Киев, Новгород, Переяславль Южный, Смоленск, Новгородцы, Суздаль, Курск, Вячеслав Владимирович, Андрей Владимирович, Юрий Владимирович, Изяслав Мстиславич, Всеволод Ольгович, Святослав Ольгович, Мятеж, 1139, Ростислав Юрьевич, 6648, Изгнание князя, Новый Торг, Ростислав Мстиславич,

1142

Того же лѣта Вячеславь Володимеричь иде княжити въ Переяславль, а (къ) Турову иде Святославь Всеволодичь; а Игорь въсхотѣ себѣ Переяславля, и поиде на Вячеслава, и прииде кь Вячеславу вь помочь брата его сынь Изяславь Мьстиславичь, а Ростиславь шедъ изъ Смоленьска взя четыре городы Игоревы, онъ же послышевъ отъиде отъ Переяславля. А Вячеславъ дасть Переяславль Изяславу, а самъ иде къ Турову; а Святославъ Всеволодичь иде къ Володимерю.

Теги: Владимир, Переяславль Южный, Смоленск, Туров, Вячеслав Владимирович, Туровский, Изяслав Мстиславич, Ростислав Юрьевич, 1142, 6650, Святослав Всеволодович, Игорь Ольгович,

1145

В то же лѣто заложиша церковь камену на Смядинѣ, Бориса и Глѣба, въ Смолнескѣ.

Теги: Смоленск, Церковь, Смядынь, Бориса и Глеба, Заложение, 6653, 1145,

Того же лѣта заложиша церковь каменну на Смядынѣ Бориса и Глѣба, въ Смоленъску.

Теги: Смоленск, Церковь, Смядынь, Бориса и Глеба, Заложение, 6653, 1145,

1147

О МОСКВИ. Того же лѣта князь Юрий взя Новый Торгь и Мьсту повоева, а Святославу Олговичу повелѣ Смоленскую волость воевати; онъ же възя Люди, Голядъ и прочая волости воева. Потомъ же повелѣ ему Юрий приити къ себѣ на Москву, онъ же прииде къ нему сь сыномъ своимъ Олгомъ и съ Володимеромъ Святославичемъ, и ту Юрий много чти, вои даривъ, отпусти; онъ же иде къ Нериньскому.

Теги: Киев, Олег Святославич, Смоленск, Владимир Святославич, Основание, Юрий Владимирович, Святослав Ольгович, Новый Торг, 1147, 6655, Голядь, Москва,

1148

Того же (лѣта) слышавь князь великий Изяславъ Мъстиславичь, поиде и з братомъ Володимеромъ, и съ всѣми вои своими; и отъ Вячеслава прииде ему помочь изъ Володимеря. Дошедшимъ же имь Чръныи Могылы, и ту прииде къ нему братъ его Ростиславь Мьстиславичь (съ) Съмолняны и съ множествомъ вой, и оттолѣ поидоша съ нимъ къ Сулѣ. Они же слышавше поидоша оттолѣ кь Глѣблю, и кь Всеволожу и кь Чернигову; Изяславъ же, братъ его, слышавъ то, поиде за ними, и пришедъ кь Всеволожю, взяша его. Тоже слышавше прочіи грады, Унѣжь, и Бѣлавежа и Бохмачь, и побѣгоша къ Чернигову, и иныи мнози грады; и постигше же взяша три тыя грады, а прочии уйдоша, а грады зажгоша, а Глѣбльци отбишася. И поидоша оттуду х Киеву, и оттуду Ростиславъ иде кь Смоленьску; Олгови(чи) же и Давыдовичи послаша, Брягинь повоеваша. Глѣбъ же Юриевичь шедъ заятъ Градокъ отца своего, и ту прииде на нь князь великий Изяславь, онъ же убоявся и доби ему челомъ, и кресть цѣловавъ възвратися кь Киеву; Глѣбь же посла кь Давыдичемъ, рекъ: «по неволѣ есми цѣловалъ великому князю Изяславу, а съ вами хощу за одинь быти одинако.»

Теги: Киев, Смоленск, Чернигов, Река, Городец, Всеволож, Смоляне, Вячеслав Владимирович, Изяслав Мстиславич, Ольговичи, Сула, Ростислав Мстиславич, Владимир Мстиславич, Глеб Юрьевич, Давыдовичи, 1148, 6656, Чёрная могила, Глебль, Унеж (Нежин, Уненеж), Белая Вежа, Бохмач (Бахмач), Брягин,

Тоя же зими князь великий Изяславь бывъ въ Смоленскѣ , у брата Ростислава, и оттуду прииде къ Новогороду; Новогородци же жаловашася ему на Юриа о Новомъ Торгу и о томъ, что съ ними миру не управитъ; опъ же пожалова о томъ и иде кь Киеву.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Смоленск, Новгородцы, Юрий Владимирович, Изяслав Мстиславич, Новый Торг, Ростислав Мстиславич, 1148, 6656,

1149

Въ лѣто 6657 [1149]. Романъ Ростиславичь женися у Святослава Олговича. Тоя же зимы поиде князь великий Изяславъ на своего дядю Юргиа Володимерича Долгорукого, къ Суждалю и къ Ростову, за Новогородскую обиду, а съ нимъ братъ его Ростиславъ сь Смоляны, и Новогородци, и Пьсковичи и Корѣляне; и сьвъкупишася на Волзѣ, на усть Медвѣдици, и оттуду послаша кь Юргию; онъ же ни ихъ посла отпусти, ни своего посла. И оттолѣ поидоша кь Снятину , и къ Углечу и къ Молозѣ, и много воеваша людей Юриевыхъ, даже и до Ярославля, по Волзѣ; и взяша 6 городовъ, и воюючи и жгучи. А Давыдовичи и Олговичи, починивъ срокъ снятися съ ними у Медвѣдици, и не доидоша, но стояху въ Вятичехъ, ожидаючи, что учинится межи ихъ съ Юриемъ, уже бо и веснѣ приспѣвши, и Мьстиславичи възвратишася, роспутия для, еще же и кони ихъ похромоша. Князь великий же Изяславъ, взявъ полону 7000 головъ, иде къ Новогороду, и оттуду къ Смоленску, къ брату, и ту веснова, и иде кь Киеву.

Теги: Киев, Киевский, Новгород, Ростов, Смоленск, Волга, Новгородцы, Река, Суздаль, Смоляне, Юрий Владимирович, Изяслав Мстиславич, Святослав Ольгович, Ольговичи, Ростислав Мстиславич, Псковичи, Корела, Вятичи, Давыдовичи, 1149, 6657, Роман Ростиславич, Медведица (приток Волги), Снятин, Углич, Молога, Мстиславичи,